О магии и котах 99

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Клэр Кассандра «Сумеречные охотники / Орудия смерти», Сумеречные охотники (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Магнус Бейн/Александр Гидеон Лайтвуд
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 18 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Счастливый финал Магический реализм Волшебники / Волшебницы Домашние животные Романтика Повседневность AU ER Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Председатель Мяо мог позволить себе спать где угодно, когда угодно и на ком угодно. Не то что бы Алека это волновало. Совсем нет. Ни капельки. Это же кот Магнуса. Алек не мог не любить кота Магнуса.
А ещё Председатель линяет.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Что-то старое, ещё из января 2018 года.

Камбэк, сучки
10 января 2019, 20:06
      По щеке прошлось что-то мягкое и тёплое. Алек сморщился и попытался отодвинуться, но лень придавила как следует, и он просто дёрнул рукой. Касание повторилось ещё раз, теперь уже по всему лицу. Алек открыл глаза и наткнулся на другие, с вытянутым узким зрачком.       — Магнус, что ты…       Он поленился договаривать и закрыл глаза, пытаясь урвать ещё немного сна. Солнце светило откуда-то со спины, и… Магнус что, отрастил бороду?       — О боже, Председатель, — простонал Алек, отталкивая пушистую задницу кота от своего лица и отплёвываясь от шерсти. — Уйди… нет… ну нет…       Мяо забрался ему на грудь и плюхнулся всем весом, подбирая под себя нелепые длинные лапы. И заурчал. Ну конечно. Алек обречённо закрыл глаза, понимая, что через минуту весь покроется этой шерстью. И как только Магнус живёт с этим?       — Магнус? — позвал Алек, приподнимаясь на локте. Мага в спальне не было. Председатель обиженно спрыгнул на кровать рядом, принимаясь укоризненно смотреть на него. Или Алеку казалось. Коты могут смотреть укоризненно? Это последствия жизни с магом? — Не суди меня, шерстяная задница, — буркнул Алек, натягивая футболку. Штаны вообще обнаружились у шкафа, и он нехотя вылез из одеяла, чувствуя коготки Председателя, впивающиеся в плечо. Дрянной линяющий кошак почему-то полюбил кататься на нём. Или считал, что его царственную тушку должны носить на руках. Собственно, Магнус этим и занимался.       Лофт, погружённый в тишину, был привычным явлением, но обычно работал убавленный телевизор, разрывался от звонков вибрирующий телефон, и где-нибудь ошивался сам маг, каждый раз находя себе всё более и более неожиданное занятие. Алек неторопясь заглянул в ванную, умылся, надеясь хоть водой согнать кота с плеча (да как же, слезет он), побывал на кухне, в библиотеке и выбрался на веранду, оглядывая никогда не засыпающий город. Мяо тихо мурлыкнул и куснул его за ухо, призывая продолжить поиски хозяина.       Магнус обнаружился в своём кабинете, в распахнутой расшитой рубашке, наверняка в первых же попавшихся штанах, с торчащими во все стороны волосами и босой. Он склонился над столом (то есть Алек думал, что это стол скрывается под свалкой книг) и что-то бормотал себе под нос. Алек подпер плечом дверной косяк и скрестил руки на груди. Магнус вскинулся и с книгой в одной руке и какой-то своей магической загогулиной из искр в другой поравнялся с ним (ладно, с ними, пушистая задница), всё ещё что-то бормоча и не поднимая головы. Алек улыбнулся и ухватил его за локоть, останавливая, но маг, кажется, не отразил этого и очнулся только после мазнувшего поцелуя в щеку и сгрёбших в объятия рук.       — Доброе утро, — улыбнулся он, закрывая книгу. Загогулина из магии тут же исчезла.       — Я помешал? — спросил Алек, не выдерживая и зарываясь носом в торчащие вихры. Ему нравилось (дико, до ужаса льстило), что Магнус позволяет себе быть таким рядом с ним. Сонным, чуть потерянным во времени, взлохмаченным и, кажется, до одури счастливым. — Председатель посчитал нужным разбудить меня, сев мне на лицо.       Магнус тихо фыркнул от сдерживаемого смеха и, повернув голову, ткнулся носом в нос кота. Мяо требовательно мяукнул.       — Какой же ты милый, Председатель, — Магнус аккуратно отцепил все четыре лапы от футболки Алека и прижал кота к груди, почесывая между ушей. Алеку хотелось растечься лужицей от всей этой ленивой идиллии и вида растрёпанного мага. — Александр кормил тебя? Нет? Какой ужасный нефилим!       — Эй! — Алек шутливо надулся, следуя за магом на кухню, где кот получил двойную порцию дорогущей еды, а сам Магнус сполз на стул и снова уставился в книгу. — Ты вообще когда в последний раз спал?       Он пришёл к магу вчера утром и застал его чуть менее несоображающим, чем сейчас. Магнус поднял голову и уставился на него.       — Я не помню?       Алек нахмурился.       — Слишком много работы, — выдохнул Магнус, одним незаметным движением наколдовывая им кофе.       Алек молча сел напротив и уставился на руки мага, между которых снова появлялась синяя загогулина и спустя пару минут исчезала, а Магнус чертыхался себе под нос и читал страницу заново.       — Тебе надо поспать, — жестче, чем хотел, сказал Алек спустя полчаса неудачных попыток и ещё более помятого вида мага. Магнус покачал головой, и он встал, закрывая книгу и отодвигая на другой край стола.       — Александр, ты не…       Магнус был на удивление лёгким, и ничего не стоило донести его, пусть и брыкающегося, до спальни и опустить поперёк кровати. Алек лёг рядом, притянул к себе смирившегося мага и уткнулся носом в пропахшие старыми книгами и магией волосы.       — Спи.       Магнус вздохнул, поворочался и затих, шумно дыша ему куда-то в шею. Алек закрыл глаза и почти снова уснул, как вдруг маг выпутался из его объятий и сел.       — Я не хочу спать, — возразил он с упрямством четырёхлетнего ребёнка. Алек закатил глаза и не дал ему встать, обхватывая поперёк груди.       — Ты себя в зеркало видел? — прошептал он в ухо мага, внутренне поражаясь, как по-детски может вести себя четырёхсотлетний полудемон. — Когда первый клиент?       — Через пятнадцать минут, дорогой, — отозвался Магнус, пока у Алека мозги от нежности в кашу расплывались. Это чувство захлёстывало его с головой, и он, каждый раз поддаваясь, принимался тискать мага. — Эй-эй, полегче, — рассмеялся Магнус.       — Ты не хочешь, чтобы я тебя обнимал?       — Не было такого, – тут же сдал позиции маг. — Но у тебя десять минут, Александр.       Целых десять минут, которые можно просидеть так, стискивая фыркающего от щекотки Магнуса и дыша ему в затылок. Целых десять минут, и Алек бы всё отдал, чтобы они растянулись на вечность. У них было слишком мало времени.       В дверь постучали, и Магнус встал, щелчком пальцев приводя себя в привычный напыщенный образ.       — Подождёшь здесь? — обернулся он. — А то некоторые мои клиенты пугаются сурового Охотника за моей спиной.       Алек не сдержал улыбки и откинулся на спину, разглядывая потолок. За закрытой дверью слышался истеричный мужской голос и ругательства Магнуса. Что-то с грохотом упало. Алек подскочил, распахивая дверь.       — Вон, — ледяным голосом сказал Магнус, выглядя так, будто прямо сейчас превратится в собственного отца.       Алек окинул взглядом такого же выряженного мужчину с прилизанными светлыми волосами и нахмурился.       — Ты пожалеешь, глупый колдун, что вообще связался со мной, — прошипел клиент, лица которого было не видно. Он ещё что-то говорил, лицо Магнуса приобретало непередаваемое выражение ярости, и Алек почему-то решил вмешаться.       — Эй, — громко прервал он проклятия и обещания смерти. — Кажется, тебе сказали выметаться.       — Ты ещё кто? — мужчина широко распахнул глаза и облизнулся раздвоенным змеиным языком.       Магнус сорвался, едва заметным движением пальцев подвесил мага в воздухе и приблизил к себе, чуть ли не выплёвывая слова:       — Это не твоё дело, Элиот, тебе сказано убираться вон. Ноги твоей больше не будет в Нью-Йорке, как и любой другой части тела.       Элиот влетел лицом в дверь, выкрикнул какие-то проклятия и исчез. Алек закатил глаза и поспешно сгрёб Верховного мага Бруклина, обхватывая обеими руками.       — Они меня раздражают, — не упустил возможности пожаловаться Магнус. — Отменю остальные встречи.       — И что там насчёт завтрака? — спросил Алек. — А то я не Мяо и свои же ноги грызть не могу.       Магнус рассмеялся.

***

      — Терпеть не могу котов, — буркнул Алек, вытаскивая шерсть из куска пиццы. — Особенно линяющих котов.       Магнус, развалившийся рядом на диване, только вниз головой и закинув ноги на спинку, перестал щёлкать пультом и приподнялся на локте.       — Мне обидеться?       — Нет, не нужно.       Алек неловко ткнулся губами в его губы и почти сразу отстранился, потому что Магнус наказан за то, что не согласился поспать. А это значит, что ему ничего не перепадёт. Алек надеялся выдержать. Маг, засиявший ребёнком, которому подарили огромный дом-батут, снова переключил внимание на телевизор, попал на новостной канал и принялся читать ему слова вверх ногами с бегущей строки. Учитывая то, что бежала она для него ещё и не в ту сторону, он быстро бросил это занятие и начал едко комментировать действия примитивных на экране. Алек знал, что когда маг долго не спал, у него портилось настроение, но срываться он предпочитал на ком-то, не являющимся Алеком.       — …Александр, ты видишь его? Даже я смог бы лучше успокоить жителей того района с бешеной собакой, — ворчал Магнус, потихоньку скатываясь с дивана, отчего и без того едва застегнутая рубашка сползла с живота. Кажется, Алек забыл, чем занимался до этого, рассматривая ровную загорелую кожу и небольшую впадинку вместо отсутствующего пупка. — Ему совсем не идёт эта стрижка, — продолжал Магнус, будто и не замечая пристального взгляда. Или правда не замечая, Алек как-то не догадался посмотреть магу в лицо, машинально смахивая с носа осевшую откуда-то шерсть. — И цвет волос, да… Дьявол, он что, косит под Самюэля?!       Алек бросил быстрый взгляд на экран, где похожий на Саймона парень с выражением крайнего ужаса на лице рассказывал о вломившихся в его квартиру грабителях, потом посмотрел на Магнуса, доверчиво открывшего шею, свесив голову с дивана, медленно оглядел цепочки и расшитую разноцветными нитками рубашку. Склонился над голым животом и легко дунул. Магнус, до этого лежавший расслабленно, с воплем подскочил и слетел с дивана на пол, ошарашенно уставившись на нефилима. Алек давился смехом и едва сдерживался, чтобы не расхохотаться в голос, потому что маг не выносил щекотку.       — Ты не посмеешь, — заявил Магнус, отползая от него подальше. — Плохой Александр.       Алек дёрнул бровью. Магнус сглотнул. Выглядел он ещё больше взъерошенным. Алек одним плавным движением поднялся на ноги, не переставая смотреть в жёлтые глаза напротив (у него ушла куча времени, чтобы упросить мага не прятаться).       — Александр, — предпринял ещё одну попытку Магнус (он почему-то напрочь забывал о магии в подобные моменты) и активнее запятился, упираясь спиной в подоконник.       — Да? — поторопил Алек, медленно наступая. Ему до ужаса нравилось нависать над магом, заставляя того запрокидывать голову. Он даже сутулиться переставал, быть выше Магнуса было правильным.       — Отойди, — Магнус вскинул руки и каким-то образом умудрился залезть на подоконник, прижимаясь к стеклу.       Алек встал между его ног, упираясь руками по обе стороны от плеч и зная, что стекло выдержало бы даже удар Иззи в её любимых туфлях. Магнус как-то сдулся и сполз ниже, уставившись ему куда-то в шею.       — Я передумал тебя щекотать, — сообщил ему Алек.       Целовать Магнуса — это как очертя голову прыгнуть в пламя на какой-нибудь самой жаркой сковороде ада. Как добровольно шагнуть вниз с Эмпайр-стейт-билдинг. Целовать Магнуса значило подписать самому себе смертный приговор, потому что Алек готов был умереть ради этих моментов.       — Ты красивый, — выдохнул Алек, заставляя глаза напротив перестать жмуриться и сверкнуть золотом. — Ангел, какой же ты красивый.       Кажется, Магнус окончательно одурел от происходящего, хватая его за футболку и утягивая в новый поцелуй. Алека бросало в дрожь от того, что Магнус позволял ему вести, разрывать оставшиеся пуговицы на рубашке и касаться, касаться, касаться, куда только руки дотянутся, вылизывать доверчиво подставленную шею, прикусывать ключицы и ловить губами стоны.       Алек сходил с ума. Магнус, кажется, давно уже всё.       — Телефон, — прохрипел маг, выгибаясь чуть ли не до хруста позвоночника. — Александр… постой…       — Плевать, — отмахнулся Алек, дёргая заевшую молнию на его штанах.       — Нет, он… мой, — Магнус чудом сумел переместить себе в руку мобильник и тупо уставился на экран. — Твоя сестра?       — Ну так ответь, — выдохнул Алек, оставляя краснеющее пятно на чужой шее и чуть натягивая цепочки.       Магнус содрогнулся, но на звонок ответил, откидывая голову назад и явно пытаясь собраться с мыслями. Алек мысленно пообещал не позволить ему этого.       — Вишенка? Я немного… занят, — выдавил маг почти своим обычным голосом, пока Алек, ехидно усмехаясь себе под нос, стягивал с него штаны. — Да, твой брат… да… Рядом, – Магнус даже кивнул, правда тут же зажал себе рот свободной рукой и едва не поперхнулся стоном. — Нет, ему тоже… некогда.       Алек фыркнул, услышав полное какого-то странного восторга «Даже слышать не хочу!».       — Где… демон? — продолжал Магнус, стараясь не смотреть никуда, кроме своего потолка. Лайтвуд знал, что если маг посмотрит на него, то не сможет сказать ни слова. — Убили? А я тут… я тут причём? Какие ещё носки? Дорогая, ты… О-ох, — выдавил маг, пытаясь удержать телефон в ослабевших пальцах. — Нет, он не может говорить… у него… рот занят.       Вопли Изабель, содержащие в себе нечто среднее между «Вы идиоты», «Ты мне всё расскажешь» и «Ангел, стыдно даже мне!» наверняка слышал весь Институт.       — Мы придём, — снова заговорил Магнус, когда прекратил бессмысленно смотреть перед собой, и тут же, не сдержавшись, выругался так бесстыдно, что Изабель сбросила вызов.       Алек сидел на кровати, лениво читал с полсотни сообщений, которые ему успела отправить сестра, слушал сопение мага и совершенно не хотел никуда идти. Магнус лежал рядом, всё в тех же застегнутых только на пуговицу брюках и распахнутой рубашке, раскидав руки в стороны и сделав вид, что наконец-то спит.       — Им нужен портал в Лондонский Институт, — пробормотал Алек, прекрасно зная, что его услышат.       Магнус страдальчески что-то простонал и перекатился на живот. Алек шлепнул его по заднице, выслушивая ворчание о наглых Охотниках, и поймал непереводимый взгляд Председателя.       — Магнус, — позвал Алек, вынуждая мага разлепить глаза и обернуться. — Почему твой кот смотрит на меня так, будто готов сожрать?       — Потому что ты забыл его покормить? — Магнус с трудом сел, и теперь стало видно, что он держится лишь на чистом упрямстве.       — Он ел уже три раза, — ответил Алек, недовольно глядя на сонное лицо напротив. — Вот скажи, почему ты не спишь?       — Предпочитаю смотреть на тебя, чем сны, — без раздумий выдал маг, пытаясь состроить самое невинное выражение лица. Алек почувствовал, что невольно краснеет.       — У нас еще два часа в запасе, — взмолился он, обхватывая Магнуса рукой и роняя обратно на кровать. — А ты выглядишь как Джейс после…       — Мне достаточно одного его имени, чтобы захотеть спать и не выглядеть как он, — тут же скривился Магнус, устраиваясь у него под боком. — Фу…       Алек с облегчением выдохнул, заводя будильник и кидая телефон куда-то за голову. Радовало только то, что Магнус уснул сразу.

***

      Проснувшись от раздавшегося под ухом писка, Алек обнаружил, что погребён под заползшим на него магом. И придавлен сверху довольной шерстяной мордой Мяо, который свесился с плеча хозяина. Руки не чувствовались, он сдвинул телефон головой подальше и попытался выбраться. Оказалось, не чувствовал он всё тело. Председатель, гнусно ухмыляясь (это чёртов кот, где он этому научился?!), осторожно прошёлся по лохматому затылку мага и на пробу залепил Алеку лапой в нос.       — Облезлый дармоед, — прошипел ему в усы Алек.       Лапа вдавилась в щеку, другая попробовала потоптаться по подбородку, устроилась на лбу, и кот плюхнулся животом ему на лицо. Алек попытался вдохнуть, краем сознания отразил, что Мяо пахнет кошачьим наполнителем, и мысленно составил завещание. Этот кот когда-нибудь угробит его.       — Слезь! — выплюнул Алек вместе с кошачьей шерстью куда-то в заднюю коленку коту, если у котов вообще есть коленки, и застонал. — Магнус! Магнус, проснись!       Правую руку нещадно кололо, он поднял её, едва координируя движения, и, согнув под вовсе уж ненормальным углом, похлопал мага где-то в районе плеча, начиная задыхаться.       — Магнус!       Кошачье пузо заглушало все звуки, но маг вяло зашевелился, пытаясь не свалиться с него, потом вдруг замер, а через мгновение Алек услышал тихий сдавленный смех, медленно переходящий в истерику.       — Я умираю, — глухо сообщил он бурчащему животу Председателя и уже с трудом вдохнул. Магнус смеялся в голос, почти подвывая, и от этого самому становилось смешно, но все конечности ещё не обрели способность нормально двигаться и воздуха и так было в обрез. — Мог бы и посочувствовать. Я, вообще-то, любил тебя и твоего кошака. До этого момента.       Магнус, вовсе не думая успокаиваться, скатился с него и осторожно отцепил кошачьи лапы, забирая Мяо на руки. Алек уставился в непонятную картину на потолке, негнущейся рукой вытащил изо рта шерсть и дёрнул левой ногой, которую кололо от бедра до пальцев.       — Перестань смеяться надо мной.       Маг всхлипнул в подушку и с трудом успокоился, вытягивая из виска золотистый виток и превращая его в фотографию. Алек уставился на себя и кота, распластавшегося блином сверху, растопырив все четыре лапы и хвост. Вид у обоих был донельзя глупый, и он невольно улыбнулся.       — Я сохраню это, — хриплым со сна голосом сообщил ему Магнус, тут же вставляя в появившуюся в руке рамку. — Да, Председатель? Ты голоден?       — И почему обо мне так не заботятся? — спросил у потолка Алек, откровенно дуясь на кота. — Я недостаточно пушистый и слишком большой?       Магнус навис над ним с довольной улыбкой и, пробормотав между смазанными поцелуями нечто среднее между «люблю тебя» и «какой ты милый», вскочил на ноги, наконец-то выключая надрывающийся будильник и сообщая, что им скоро пора выходить. Алек в этот момент простил бы ему всё.       Они успели заскочить в какой-то магазинчик, решив прогуляться до Института. Алек на ходу жевал малость резиновый сэндвич и запивал совершенно отвратительной колой, но других напитков не нашлось, а Магнус внезапно захотел поиграть в "выживай как примитивный". То есть попросту позабыл, что кофе мог призвать в любой момент, рассказывал какую-то глупую историю про глупый спор с глупым Рагнором и вертел головой, словно ребёнок, впервые оказавшийся в центре Нью-Йорка.       — И вообще, как бы ты без меня тогда? — под конец своей необоснованной тирады возмутился Магнус.       Алек швырнул опустевший стакан в урну и отряхнул руки. Задумался. Магнус тут же за эту отряхнутую руку его схватил, будто всю жизнь только этим и занимался — Держал Его За Руку. Алек огляделся по сторонам, потом вспомнил, что их не видно, и немного расслабился. Ему почему-то всё ещё было страшно что-либо делать на публику. Не стыдно, а страшно, что не поймут, не примут, не…       — Извини, — вдруг сказал Магнус, чуть ослабив хватку. Алек сам обхватил его ладонь. — Нас всё равно не видно, и я подумал…       Он совсем стих, что-то бормоча под нос, и весь будто разом посерел. Алек пару секунд осознавал, а потом затащил мага в удачно подвернувшийся закоулок. Магнус делал всё для него. Алек вполне мог пожертвовать своими идиотскими страхами.       — Убери невидимость, — попросил он, чувствуя, как в животе всё сжалось от неожиданного предвкушения.       Магнус, удивлённо распахнув глаза, щёлкнул пальцами. Алек выдохнул, крепко стискивая его ладонь и решительно вливаясь в поток спешащих людей. Ему казалось, что оборачиваются все, но на них посмотрело едва ли с десяток людей за весь квартал, маг перебирал ногами где-то сзади, и Алек замедлил ход.       — Александр, зачем ты… — тут же набросился на него маг, едва поравнявшись.       — Я хочу, — твёрдо произнёс он. — Мне надоело прятаться, и я вижу, что тебе тяжело даётся мириться с моими заскоками.       Всю оставшуюся дорогу до Института Магнус смотрел только на него.

***

      Втихую свалить из Института ему не дала Иззи. Схватила за рукав и возмущённо поджала губы. Магнуса она тоже остановила, предусмотрительно задвинув себе за спину. Алек понял, что так просто ему не отделаться.       — У тебя нет времени даже на любимую сестру? — накинулась на него Изабель, пока Магнус невозмутимо поправлял расшитые рукава рубашки и глазел по сторонам (будто он чего-то тут не видел!). — Ты даже не сказал, что здесь! Джейс с тобой успел поговорить, Клэри тоже, даже Саймон! Да что там, тебя даже мама перехватить успела!       — Иззи, — попробовал прервать её Алек, но сестра сурово нахмурилась.       — Я просто хочу поговорить с братом, пока у него не занят рот.       До Алека дошло только после того, как Магнус от хохота сполз по стене, бормоча что-то о жутких женщинах. Иззи едва сдерживала себя, чтобы точно так же не рассмеяться на весь этаж, и Алек почувствовал, как медленно заливается краской.       — Магнус, у тебя истерика? — поинтересовалась Иззи, присев рядом с магом. — О Разиэль, Алек, что ты сделал с Верховным магом Бруклина?       — Я не могу заставить его лечь спать, — признался Алек, ероша волосы.       — И правда, как же ты его уговоришь с занятым ртом? — пробормотала Изабель, и Магнус почти жалобно всхлипнул, уже не в силах смеяться. — А если серьёзно, почему ты меня избегаешь? — нахмурилась она, когда маг успокоился и отошёл к окну, чтобы «вали дышать свежим воздухом, я не позволю парню моего брата выглядеть так».       — Я не избегаю, и я правда тебя искал, — Алек поджал губы. — Но мама сказала, что тебя отправили в Идрис.       — Что? — Иззи уставилась на него, как если бы увидела Валентина. — Но зачем ей врать?       — Что опять творится у них с отцом? Я думал, она приняла Магнуса.       — Так ведь и было, вспомни, они общались на прошлой неделе целых четыре часа и не поубивали друг друга, — покивала Изабель. — Мама даже улыбалась!       — Иногда мне кажется, что она просто притворяется, а на самом деле ненавидит меня так сильно, что готова задушить собственными руками, — прошептал Алек, и от своих слов сделалось тошно.       — Братишка, — вздохнула сестра, — ты же знаешь маму. Я понимаю, как тебе важно получить её одобрение, но просто не слушай гадости, которые она говорит о вас с Магнусом. Я всегда тебя поддержу. Джейс тоже. Уверена, что и Клэри — она втихую восхищается тобой! — и даже Саймон, хоть его мнение тебе нужно в последнюю очередь. Они с Клэри постоянно трещат о Магнусе Люку, так что…       — Из, я… — перебил её Алек, но осекся, внезапно осознавая, что пыталась донести ему Иззи.       — Просто знай, что у тебя есть мы. Мы все.       Алек глубоко вдохнул и обнял её, проводя рукой по гладким волосам.       — Спасибо, — шепнул он в тёмную макушку.       Внезапно он почувствовал тепло третьего человека, и Магнус тоже прижался к ним, разбавляя мрачную одежду Охотников своей яркостью.       — Хэй, я понимаю, что это семейные обнимашки и всё такое, но вы слишком грустные, — улыбнулся он, попеременно заглядывая в их лица. — Алек, твоя сестра права, ты не один.       Алек не сдержал глупой улыбки, ошарашенный такой внезапной поддержкой.       — Конечно я права, а как же иначе, — возмутилась Изабель, пока он пытался собраться с мыслями и хоть что-то ответить.       — Ну не скажи, — с готовностью возразил Магнус. — Иногда ты говоришь глупости, дорогая.       — Я? Глупости?!       — Правда-правда! В жизни не слышал ничего глупее, как, например, когда мы…       Алек медленно вдохнул, так же медленно выдохнул и попытался внушить себе, что нельзя хотеть заткнуть кляпом двух любимых больше жизни людей. Даже если они вели себя хуже детей.       — …Это не было глупостью!       — Ещё какой!       — Эй, может, вы перестанете кричать на весь… — попытался вмешаться он, чуть растаскивая Магнуса и Изабель в стороны.       — Александр, скажи ей, что это было глупо!       — Алек, он врёт! — одновременно с магом крикнула сестра, и оба требовательно уставились на него.       — Эм… Глупо — это ваш спор сейчас, — нашёлся он. — Пожалуйста, прекратите. Магнус, пойдем домой.       — «Магнус, пойдём домой», — довольно повторила за ним Изабель, хитро улыбаясь. — Уже считаешь домом лофт мага, большой брат?       Алек вспыхнул и ответил ей сердитым взглядом, разворачиваясь и почти волоча мага за собой. Иззи рассмеялась, даже не думая обижаться.       — Вы оба такие милые! — крикнула она им вслед. — Алек, навещай нас почаще, тут скучно без твоего занудства!       — До встречи, вишенка! — ответил ей Магнус, выворачиваясь из крепкой хватки.       — Я позвоню завтра, Алек, — донеслось уже у самой двери. — Постарайся, чтобы у тебя не был занят рот!       — Отвратительная шутка! — Алек хлопнул дверью, вылетая на улицу под смех мага и чувствуя, что никогда в жизни ещё так не краснел.

***

      Магнус вырубился в кресле почти сразу после их возвращения и короткого переругивания, в результате которого вроде бы и обиделся, но при этом остался неприлично довольным. Алек подозревал, что маг попросту придуривается и пытается растормошить его. А ещё Алек подозревал, что эти попытки оправдываются, потому что он стал гораздо раскрепощённее, настойчивее в их отношениях — Ангел, ещё год назад он бы рассмеялся, скажи ему кто об этих "отношениях", — и, кажется, Магнусу нравилось, когда он активничал. Это было странно. Потому что Алеку казалось нелепым всё, что он делал, но неосмысленный взгляд золотых глаз и то, как Магнуса от этого откровенно вело, говорили сами за себя.       Он нравится Магнусу.       Алек выдохнул и попытался как-то смириться с этим. Он просто не мог нравиться кому-то настолько волшебному, как Магнус, но это было так и всё ещё совершенно выбивало его из колеи.       Магнус его любит.       Это звучало настолько же страшно, насколько приятно — (до дрожи в коленях откровенно) — и всё ещё непривычно.       Он любит Магнуса.       И это смущало его даже в мыслях. Алек осознавал это будто во сне, потому что это всё просто не могло быть правдой. Серьёзно, что в нём мог найти Магнус? Такой открытый, яркий, порывистый и бесстыдный, волшебный Магнус?       Алек невольно оглянулся на мага, который каким-то невообразимым способом разметался в кресле. От одного взгляда на подобную позу начинало ломить спину. Но это же Магнус, великолепный и невозможный?       — Да, Председатель, кажется, мою самооценку сейчас доедает демон-перевёртыш за ближайшим углом, — буркнул он в пушистое ухо невесть как оказавшегося на подоконнике кота.       Мяо мурлыкнул и потёрся мордой о стекло.       — Вот хоть ты скажи, как твой хозяин вообще меня заметил? Нет, правда, глупый комок шерсти, я начал таращиться в зеркало чуть ли не по часу и совершенно не понимаю, что во мне такого красивого. Ты понимаешь?       Мяо залепил ему лапой в нос.       — Психолог из тебя хуже некуда, — перехватил пушистую лапу на повторном ударе Алек. — И прекрати линять на мою одежду, лицо, глаза и вообще вокруг меня. Я скоро твоей же шерстью обрасту. И не смотри на меня так!       Председатель обиженно мяукнул и спрыгнул на пол, запрыгивая уже на мага и демонстративно устраивая на том пушистую задницу. Магнус даже не пошевелился.       — Предатели, — тихо фыркнул Алек в пустоту и побрёл на кухню в надежде найти что-нибудь съедобное, а не кошачий корм.       Через пятнадцать минут он уже торчал в ближайшем супермаркете с полной тележкой. Ещё через десять довольно смотрел на заполненный холодильник (Магнус как-то сказал, что купил его только чтобы завесить магнитиками). Мяо сидел рядом на полу и тоже смотрел. Алек наклонился, чтобы поднять кота, но внезапно зазвонил телефон, и ему пришлось ответить.       — Да, Из? — спросил он, предчувствуя что-то нехорошее. И оказался прав, запоминая адрес, где сестра и парабатай с рыжей не справлялись с демонами. — Сейчас буду.       Было недалеко, и он не стал будить Магнуса ради портала, набросал пару строк на скомканном чеке и оставил на столе, выбегая из лофта.

***

      — Александр, ты меня слышишь?       Алек отстраненно кивнул, мечтая поскорее смыть с себя кровь демонов и завалиться спать. Желательно, конечно, к Магнусу, но в последнее время он и так пренебрегает своими обязанностями, что вообще непозволительно.       — Алек?       — Угу, — невпопад кивнул он, скользя скучающим взглядом по матери.       Та покачала головой и, приподнявшись, взлохматила ему волосы. Алек вздрогнул и уставился на неё, не привыкший к ласке от женщины, давшей ему жизнь.       — Я понимаю, что ты хочешь быть не здесь, но заседание с делегацией из Идриса требует твоего присутствия, — вздохнула она. И, явно пересиливая себя, спросила: — Как там… Магнус?       — Должен был спать, — честно ответил Алек. — А… где отец?       Мариз едва заметно скривила губы, и он кивнул, не дожидаясь ответа.       — Я пойду переоденусь, — бросил он, разворачиваясь и уходя в сторону своей комнаты. Позади послышался судорожный вздох матери.       В конце концов он не обязан её жалеть. Это был её выбор. Зато можно ненавидеть отца за измену. Внутри что-то ворчало на подобные эгоистичные мысли, но Алек не обращал на это внимание. У него есть право на свою жизнь. Пусть недолгую, но — он сделает всё для этого — счастливую.       Собрание прошло шумно, но скучно. Честно себе признавшись, что ничерта не запомнил из высокопоставленных речей остальных, Алек с чистой совестью удалился в комнату и почти сразу уснул, вымотанный волнением за Магнуса, битвой с демонами и этим ненужным совещанием.       Его разбудила мать, гораздо позже того времени, чем он привык просыпаться сам. Алек, ничего не понимая, неторопливо оделся и вышел в коридор, глядя на почему-то взволнованную Мариз.       — Через полчаса меня ждут в Идрисе? — удивлённо напомнил он. — Что-то случилось?       — Я тебя прикрою, — решительно сказала Мариз.       Алек насторожился.       — Не смешно.       Мать слабо улыбнулась ему. Положила руку на плечо, сжала и отступила на шаг. Алек, всё ещё сомневающийся в происходящем и вообще в том, не подменили ли ему мать, сделал пару шагов в сторону выхода. Обернулся.       — Если ты пытаешься наладить отношения после всего этого… — он выдохнул и удивлённо признался: — То у тебя получается?       — Надеюсь, ещё не поздно, — смелее улыбнулась Мариз и решительно подтолкнула его. — Мне жаль. За всё, что было, Алек.       Алек кивнул. Потом ещё раз, увереннее. А он и не заметил — Мариз в последнее время будто выпрямилась, помолодела. Смягчилась. Приняла его. Развернулась и степенно зашагала в противоположную сторону. Алек вышел на улицу.       Прогулка до лофта мага получилась длинной, ему нужно было всё обдумать. Собственные сомнения, внезапное решение матери. Вообще всё. Поэтому он замер, обнаружив себя перед знакомыми дверями. Магия послушно пропустила его, и Алек окунулся в звучание незатейливой, но веселой мелодии. Из библиотеки вывернул Магнус, кружащийся в такт музыке с котом на руках. На нём была лёгкая рубашка и чёрные джинсы, едва держащиеся на бёдрах. А ещё он беззвучно шевелил губами, подпевая неслышимой песне.       — Здравствуй, Александр, — улыбнулся он, не отрываясь, впрочем, от морды кота. — Всё хорошо? Мне казалось, сегодня ты занят, раз так неожиданно сбежал.       — Да… Да, всё в порядке, — пробормотал он, пытаясь понять, обижен маг или же нет. И тут же брякнул: — Ты обижаешься?       — Совсем немного, — повернулся к нему Магнус. — И мне нужны примирительные обнимашки, потому что один эгоистичный красавчик мог бы сделать это и без моей просьбы.       Алек усмехнулся, обнимая его и утыкаясь губами куда-то в висок. В нос тут же забилась шерсть.       — Какой же он кретин, раз не сделал этого.       Магнус согласно промычал что-то неразборчивое и отстранился.       — Мы с Мяо приготовили пиццу, — заговорщически прошептал он. — И что это творится с твоей строгой матерью? Буквально месяц назад она меня не переносила, а сегодня утром позвонила и сказала, что ты придёшь.       — Сам гадаю, — пожал плечами Алек, невольно залипая на разноцветные прядки перед собой. — Мне кажется, или ты какой-то…       Магнус заинтересованно обернулся.       — Какой-то… — попытался сформулировать мысль Алек. — Не Магнус?       Магнус оскорбился. Драматично поджал губы и скрестил руки на груди.       — Мне всего лишь не хватило ночи, чтобы выспаться.       Алек мысленно застонал, глядя на хохлящегося мага. Это выглядело бы смешно, не будь ему так страшно, что Магнус мог по-настоящему обидеться. «Пары ссорятся, Алек, — весело произнёс Магнус в его голове, — и это нормально». Он выдохнул, почти лихорадочно пытаясь придумать, как убрать напряжение и недовольный вид издевающегося мага.       — Что ж, — протянул Магнус, сверкая кошачьими глазами. — Думаю, что нам…       Он не договорил и удивлённо охнул, когда Алек впечатал его в стену рядом с уродливой картиной и поцеловал.       — Договаривай, — прохрипел он, чудовищным усилием воли останавливая себя.       Магнус уставился на него, пытаясь вспомнить разговор, и Алек завис, будто впервые разглядывая его лицо.       — Думаю, что всё остальное подождёт, — выдохнул Магнус, притягивая его обратно за ворот футболки.       Кажется, Алек окончательно помешался на нём. Где-то целую вечность назад.

***

      — Они идиоты, — уверенно повторил Алек в десятый раз за пять минут фильма. — Как ты можешь это смотреть?       Магнус, устроивший голову у него на коленях и что-то лениво таскающий из глубокой миски, в которую намешал всего, что больше походило на чипсы, фыркнул. Алек запустил пальцы в цветные пряди и почувствовал, как маг замер, будто боясь его спугнуть.       — Это история о плохо закончившейся любви, дорогой, — пробормотал он, когда Алек увлёкся и соорудил невообразимое гнездо у него на голове. — Здесь должно быть всё плохо.       — Да у них вполне могло всё наладиться, ни у одного нет позади какого-то долга перед Конклавом, кучи демонов и недолгой жизни, — не подумав, брякнул Алек.       Магнус ощутимо напрягся, но промолчал. Алек поджал губы.       — Прости.       — За что ты извиняешься, Александр?       — Я такой идиот, — вдохновенно признался он. — Правда. Прости.       Магнус повернул голову и улыбнулся.       — Мой глупый нефилим, иногда ты такой глупый, — усмехнулся маг. — Я найду решение. Обещаю. Но сперва ответь мне, тебя это беспокоит?       Пройдёт буквально двадцать лет и (о, если он, конечно, не умрёт раньше) появится седина, он будет неумолимо стареть, а Магнус останется вечно молодым. Магнус будет всегда. Алек когда-нибудь умрёт. Естественно его это беспокоит.       — Терпеть не могу твоё задумчивое лицо, дорогой.       — Эй, — возмутился Алек, пытаясь ухватиться за новый разговор и перестать думать в нерадужном направлении. — Тебе не нравится моё лицо?       Но Магнус уже отвернулся и уставился в экран, настолько натурально делая вид, что ему интересна реклама газонокосилок, что Алек почти поверил в это. В то, что магу интересны газонокосилки. А не в то, что его лицо кому-то не нравится. То есть это вполне могло быть правдой, например, Рафаэлю не нравится его лицо. Или ему не нравится вообще всё? Рафаэлю вообще хоть что-то нравится? Может, ему бы были интересны газонокосилки. Как Магнусу.       О чём он вообще думает?       — Оу, — обронил Магнус, ёзгаясь у него на коленях. — Знаешь, вообще-то я думал, что твой девиз — это «Что я только что натворил?», а не «О чём я вообще думаю?».       — Вон из моей головы, Магнус, — сурово сказал Алек, понимая, что почти смеётся. — Я что, настолько часто задаю этот вопрос?       — Мне показалось, вся твоя жизнь — этот вопрос, — честно ответил Магнус. — Взять хотя бы свадьбу.       — Какую ещё свадьбу? — нахмурился Алек. — Мы были у кого-то на свадьбе, и я этого не помню? Ты опять спаивал меня?       Магнус засмеялся так, что грохнулся с дивана на пушистый ковёр. До Алека начало доходить. Действительно. Он просто сорвал собственную свадьбу, поцеловав нежить, а потом задал этот же самый вопрос. Удивительно, что Магнус запомнил. Нет, удивительно, что сам Алек забыл.       Они не заметили, когда кончился фильм, название которого Алек так и не вспомнил, и началось кулинарное шоу. Магнус, не думая подниматься, щелчком пальцев сдвинул низкий столик к стене и развалился на полу, уставившись на парня в фартуке с таким видом, будто ничего важнее в мире не было. Алек признался себе, что парень довольно хорош (но он и блестки со щеки мага не стоил).       — Эй, Магнус.       Маг чуть повернул голову, кося глазами на экран. Алек снова запустил руку в его волосы и вздохнул. Когда Магнус вот так делал — он даже не понимал, как это — "так", — Алек почему-то терялся и чувствовал себя лишним.       И тут Председатель Мяо запрыгнул ему на колени, понюхал торчащие разноцветные пряди на хозяйской голове, потоптался и лёг, начиная недовольно урчать. Мяо мог урчать довольно, недовольно и злобно. Алек каким-то десятым чувством понимал оттенок мурлыканья (Ангел, он серьёзно сейчас это сказал?). Магнус, не дождавшись вопроса, полностью развернулся к парню на экране и снова принялся делать это своё "так", от которого Алек ощущал себя ненужным.       — Да.       — Что да? — отозвался маг.       — Да, меня это беспокоит, — выдохнул Алек, отвечая на подзабытый вопрос. — То, что ты будешь жить вечно, а я могу умереть буквально завтра же. Меня беспокоит то, что ты можешь устать, или тебе надоест, или ещё что-то, отчего ты меня бросишь.       — Алек…       — Вдруг это происходит прямо сейчас, а я просто настолько слеп, что не замечаю? Магнус, я вообще ничего не замечаю рядом с тобой и…       Он судорожно выдохнул в цветастую макушку прижавшегося к нему мага.       — Послушай, Александр, — раздалось ему в шею, — я понимаю, что при такой уверенности мои слова мало что значат, но подумай сам — разве я бы срывался в Институт по каждому пустяку, не боясь, что с тобой что-то случится? Я терплю блондинку и бисквитика с её дружком-Шелдоном, неуемное любопытство твоей сестры, нападки и ненависть твоих родителей, и при этом ты хочешь сказать, что я просто возьму и брошу тебя?       Алек обнял его так крепко, как только смог, желая прирасти и остаться рядом навсегда. Как вообще можно было сомневаться в Магнусе?       — Магнус, я… извини…       — Глупый мой нефилим, — прошептал Магнус. — Глупый, но такой любимый.

***

      — Отлично, — проворчал Алек, обнаруживая себя на пушистом ковре и с задницей Председателя перед лицом.       Кот даже ухом не повёл, продолжая сопеть себе в пушистый хвост. Алек приподнял голову и огляделся в поисках мага. Просыпаться одному, тем более на полу, было странно. Не обнаружив вокруг даже светящихся огоньков, он поднялся на ноги, пытаясь поправить рукой вздыбившиеся волосы, и обошёл лофт.       — Магнус? — неуверенно позвал он, надеясь, что всё ещё не знает о каком-то тайном месте, где может отсиживаться маг. — Магнус, ты здесь?       Позади послышалось недовольное мяуканье. Алек обернулся и нахмурился под осуждающим кошачьим взглядом. Коты не должны уметь так делать. Но Мяо раздражённо мыркнул, и Алеку пришлось поднять его на руки и перенести в кресло. Он провёл рукой по длинной мягкой шерсти, увернулся от когтистой лапы и тут же обнаружил летающую вокруг шерсть.       — Ах ты, дрянная линяющая задница! — проворчал Алек, отряхивая руку от клочка шерсти. — Побрею тебя налысо. Или уговорю Магнуса, что мне нравятся сфинксы.       Мяо выдал какую-то длинную непонятную тираду на своём кошачьем, презрительно отвернулся от него и сжался в клубок. Алек встал на ноги и невольно вздрогнул, когда входная дверь с грохотом распахнулась (кошак даже не дёрнулся!). Магнус впорхнул в лофт, осыпая всё вокруг розовыми блёстками и сверкающими искрами магии, схватил его за руки и закружил. У Алека от его счастливого вида в груди защемило.       — Дорогой, собирайся, — пропел Магнус, выпуская его руки и подбегая к Председателю, чтобы погладить. — Через полчаса у нас ужин вдвоём на Эйфелевой башне! Мне не очень нравится то местечко, но вид там довольно красивый, и я хотел бы показать тебе, — он встал, вскидывая руки и случайно запуская в потолок стайку голубых искр. — Ох, я рассказывал тебе, как её строили, эту замечательную башенку? Нет? Не беспокойся, у нас будет куча времени после ужина!       Маг настойчиво подталкивал его в сторону спальни, где жалкую часть гардероба занимали совершенно простые повседневные наряды. Алек засмеялся, не сопротивляясь и послушно вытаскивая из своей кучи чёрные джинсы и рубашку. Он давно перестал стесняться своего внешнего вида. Рядом с Магнусом засверкал бы даже камень из канавы.       — Поторопись, я жду тебя, — маг поцеловал его в висок, привстав на носочки — у Алека сердце ёкнуло.       Он переоделся, всё ещё стараясь разгладить или хотя бы примять торчащие волосы, с сомнением покосился на все странные штуки и баночки, которыми пользовался его парень, и поёжился. Так, его обувь. Он не мог просто так где-то здесь потерять свои ботинки, потому что они тяжёлые и заметные. Хотя как-то он потерял здесь штаны. Магнус всё ещё был главным подозреваемым.       — Магнус, ты не ви… Ох, вот они, — Алек нагнулся, доставая свою обувь из-под упавшей стойки для зонтиков. Без единого зонта, в общем-то.       Маг крутился где-то вокруг кресла с котом, воркуя и обещая не оставлять одного надолго. Алек фыркнул, зашнуровывая левый ботинок на ноге и поправляя на всякий случай короткий клинок. Он невольно улыбался, чувствуя привычное волнение и предвкушение. Магнус из любого их приёма пищи, даже если это были хот-доги из палатки на улице, делал что-то шикарное и незабываемое. Алек выдохнул, услышав тихое хихиканье мага, потянулся к правому ботинку, просунул ногу и вляпался во что-то мокрое. Передёрнувшись, он медленно запустил в ботинок руку и выудил обслюнявленный комок шерсти, чавкнувший в его пальцах. Ангелы, дайте ему сил.       — Я выброшу нашего кота в окно! МАГНУС!