Иногда ссоры говорят о чём-то большем 591

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Сверхъестественное

Автор оригинала:
wiccanslyr
Оригинал:
http://deancas-xmas.livejournal.com/176813.html

Пэйринг и персонажи:
Дин Винчестер/Кастиэль, Дин Винчестер, Роберт Стивен Сингер, Кастиэль, Сэм Винчестер
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Никто точно не знает, когда или почему между Дином и Кастиэлем начались пререкания, но в одном Бобби уверен наверняка: он уже по десять горл этим сыт.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Переведено на Фандомную Битву 2017
16 октября 2017, 20:11
Никто точно не знает, когда или почему начались пререкания, но в одном Бобби уверен наверняка: он уже по десять горл этим сыт.

— К чёрту вас двоих! Когда вы наконец уже возьмёте себя в руки и покончите с этим?! — Бобби наполовину уронил, наполовину швырнул книгу на стол и поднялся. — Если я должен тратить время на выслушивание того, как вы двое постоянно спорите и ноете, как прочно женатая парочка, кому-то придётся что-то с этим сделать — и уж точно не мне!

Дин и Кастиэль прекратили собачиться из-за нужных ингредиентов и одарили друг друга соответственно презрительным и растерянным взглядами, оборачиваясь вслед уходящему Бобби. Тот оглянулся в дверях и снова зарычал:

— Вы, двое дуболомов, доделаете всё сами. Я лучше Сэму помогу на кухне. Никакой крови на полу и ничего не ломать.

И он ушёл.

Кастиэль свёл брови, словно пытаясь решить сложное уравнение, и спустя мгновение снова повернулся к Дину.

— Мы не женаты.

Дин закатил глаза.

— Сам до этого допёр, Эйнштейн?

— Да, — не поняв сарказма, ответил Кас.

— Знаешь, Кас, иногда я начинаю забывать, что ты не человек, а иногда ты открываешь рот — и перья сыплются.

— Я…

— Ай, забудь, — оборвал Дин. — Вернёмся к расследованию, ладно, мистер Буквальность?

Кастиэль чуть сузил глаза, но, когда Дин вернулся к чтению, обратил всё своё внимание к книге у себя на коленях.




— Я пять сотен лет разговаривал на этом языке с королями и воинами, Дин. Мой перевод точен, — уязвлённо сказал Кастиэль, вплотную следуя за Дином к машине, где их уже ждали Бобби и Сэм.

— Да чхать, хоть ты Ною десять заповедей помогал высекать. Твой перевод — отстой!

— Ной строил ковчег по велению Господа перед Великим потопом. Он не…

— Заткнись, Кас! — прорычал Дин, ускоряя шаг. Сэм прикрывал рот ладонью, но это не заглушало его хихиканья. — А тебе что, смешинка в зад попала?

Сэм закусил губу, пытаясь взять себя в руки, опустил ладонь и покачал патлатой головой.

— Ничего, ничего, просто гадал, кто из вас жёнушка, — он едва сумел закончить предложение, снова взорвавшись смехом; к нему присоединился Бобби, ухватившись за его плечо и пытающийся поймать ртом воздух.

— Жёнушки — это женщины. Мы оба мужчины, — Кастиэль казался слегка обеспокоенным, но Сэм и Бобби только пуще расхохотались, показывая на него пальцем. Он повернулся к Дину. — Почему все считают, что мы женаты и что у одного из нас недостаёт детородного органа?

Дин ещё посверлил Бобби и брата взглядом, а потом развернулся на пятках и устремился обратно к дому.

— Стоит ли тревожиться об их здравом уме? — окликнул его Кас, переводя взгляд с него на хохочущих и обратно.



Заря уже занималась, когда Импала наконец прошуршала по асфальту автосвалки: Сэм и Бобби вернулись с охоты. Дверцы машины открылись со скрипом — это было единственное её несовершенство, которое Дин не стал устранять.

Выйдя из машины и закрыв снова скрипнувшую дверь, Бобби крикнул в пустоту:

— Эй, вы двое, мы вернулись. Дин, тащи сюда свой нежный зад.

Мгновение спустя раздалось шуршание крыльев, и неподалёку возник очень сердитый Кастиэль, а рядом с ним — ещё более сердитый Дин, с головы до ног покрытый пузырчатой багровой слизью.

Какое-то время они молчали: Дин словно пытался взглядом просверлить в Касе дырку, а тот делал вид, что не замечает его, глядя прямо перед собой и скрестив руки на груди. Но стоило щёлкнуть дверному замку, как они сорвались.

— Говорил я тебе, что перевод — отстой! — прорычал Дин, входя в дом вслед за остальными.

— Всё с моим переводом было нормально, Дин. Проблема возникла из-за того, что ты меня не слушал, и из-за твоего ужасного произношения.

— Я твоё лицо сейчас произнесу, скотина!

— Я пытался до тебя донести, что святая вода — плохой заменитель священного масла.

— Вообще-то у нас горели сроки, а это масло поди достань! Кроме того, всё сработало!

— Да, ПОСЛЕ того, как я добыл нужный ингредиент! — огрызнулся Кас и тут же замер; по его лицу стало ясно, что он только что проговорился.

К этому времени все уже вошли в гостиную, и Дин развернулся к Касу, приближаясь к нему почти вплотную.

— Так ВОТ почему оно взорвалось, когда я его пырнул?

Вены на шее Дина вздулись.

— Я не мог знать, что такое случится. Если бы ты меня слу…

— НЕ МОГ ЗНАТЬ?! Я больше часа простоял на морозе, покрытый монстрокишками, потому что ты не мог знать?!

— Да, — огрызнулся Кас, как бы ни хотелось ему извиниться. — Я всё ещё не понимаю, почему мы не могли вернуться с Сэмом и Бобби.

— Потому что, Кас, я не хотел заляпать свою машину, вот почему! Будешь должен мне новый… новое всё. — Дина передёрнуло, и его одежда неприятно скрипнула.

— Отлично, — Кас вскинул руки. Он понятия не имел, почему Дин так себя ведёт — и почему это его так раздражает. — Но вини себя за то, что стоял и ждал. Твоя любовь к машине граничит с идолопоклонством, и я ничего не могу с этим поделать.

— Вот даже не СМЕЙ заговаривать о моей машине! — Дин яростно ткнул в Каса пальцем; огромный сгусток сорвался с его руки и приземлился прямёхонько в любимую кружку Бобби. Та покачнулась и не устояла, опрокидываясь от толчка.

Дин так и застыл, глядя, как она, словно в замедленном действии, ненадолго зависла в воздухе, а потом, всё же поддавшись гравитации и обрушившись на пол, упала. Раздался громкий звяк. Дин и Кас уставились на осколки, а издалека уже донеслись тяжёлые шаги.

— Какого лешего здесь происходит? — рявкнул Бобби, ворвавшийся в комнату с дробовиком наготове на случай нападения чудовищ или демонов.

Дин и Кас тут же указали друг на друга:

— ЭТО ОН СДЕЛАЛ!

Бобби зарычал, а потом его взгляд упал на осколки.

— НУ ВСЁ! — проорал он так громко, что и Дин, и Кас вздрогнули. — А ну марш за мной! — Они заколебались, и он снова рявкнул: — ЖИВО!



Дин уставился на захлопнувшуюся за ним тяжёлую металлическую дверь. Он поверить не мог, что Бобби на самом деле запер его в противодемонском бомбоубежище. Вместе с Кастиэлем. Дин и не знал, что ангелов может удержать что-то помимо священного огня. Как долго Бобби это планировал? Заворчав, он без особой злости пнул дверь.

— Они скоро застынут.

— Что? — отозвался Дин — резче, чем собирался.

С виду слегка задетый и озадаченный, Кастиэль всё-таки ответил.

— Брызги того, чем ты покрыт. Скоро они затвердеют. Наверное, тебе стоит раздеться, пока это не случилось.

Окинув себя взглядом, Дин скорчил рожицу.

— Хорошая мысль.

Он осторожно избавился от рубашки и джинсов; к счастью, хотя бы трусы остались чистыми, так что расхаживать совсем голышом ему не пришлось. Это было бы совсем неловко. Бросив одежду в мерзкую кучу у стены, Дин подошёл к крошечной раковине и попытался отмыть лицо и волосы.

Нагнувшись, он с трудом сунул голову под краник; с волосами было непросто: он не видел, что делал, а места для головы под краном было маловато.

Вздохнув, Кастиэль шагнул ближе.

— Давай я помогу, — отодвинув руки Дина, он мягко подтолкнул его, заставляя встать удобнее, и начал проводить пальцами по его волосам.

Даже ему понадобилось несколько минут, чтобы вымыть всю слизь (может быть, это длилось немного дольше, чем могло бы), но он справился, и, хотя ни один из них в этом бы не признался, обоих происходящее нисколько не раздражило.

Закончив, Кастиэль выключил воду и отступил, позволяя Дину выпрямиться.

— Спасибо, — выдавил тот, старательно растирая волосы висящим у раковины полотенцем.

— Я всегда рад оказать любую посильную помощь, — без тени сарказма ответил Кастиэль.

— Угу, ещё бы, — фыркнул Дин, и Кастиэль решил, что больше не будет этого терпеть.

— В чём твоя проблема, Дин?

— Моя проблема — это ты, Кас! Последнее время ты какой-то надутый, и мне это не нравится.

— Возможно, ты предпочёл бы, чтобы вместо меня вернулась Анна? Я слышал, ты нашёл её общество и… помощь… более приятными, чем мои, — наконец высказал то, что снедало его уже недели, Кастиэль.

— Из-за этого ты бесишься? — переспросил Дин, сам не зная, чего в нём сейчас больше — растерянности или недоверия. — Из-за этой древней истории между мной и Анной? Какого чёрта, Кас?

Казалось, Кастиэль не ответит; уголки его губ опустились так сильно, что он почти стал похож на тряпичную куклу. Затем он тяжело шагнул ближе к Дину.

— Я твой ангел, Дин. Не Михаил, не Уриэль и уж точно не Анна! Это я пробил себе путь сквозь ад, я восстал ради тебя, я рисковал всем, кто я есть, своим местом на Небесах — ради тебя. Тебя, Дин. Не ради Сэма, себя, Земли или даже Бога. Ради. Тебя! — Он ненадолго замолчал, пристально глядя Дину в глаза, словно давая ему осознать сказанное. — Я сделал… сделал всё это, только чтобы узнать, что ты охотно вступил в близость с другим ангелом? Да, Дин, да! Я «бешусь» из-за этого!

В других обстоятельствах Дина бы позабавили изображённые им в воздухе кавычки. Сейчас же он только разинул рот и с полминуты молча моргал, глядя на Каса. В его голове теснилось слишком много мыслей, одна из которых была о том, значит ли это то, что он думает. То, что он хотел бы, чтобы это значило.

— Ты… — Дин встряхнулся, — ты хочешь сказать, что хотел бы переспать со мной?

Вместо ответа Кастиэль опустил плечи и со вздохом отвернулся от Дина.

Видеть его таким было непривычно. Шагнув к нему, Дин тихим, почти торжественным шёпотом позвал:

— Кас?

Повисшее молчание казалось ощутимо тяжёлым; в нём словно заключались обещание блаженства и боль разочарования.

Ангел снова вздохнул.

— Может быть, — сказал он, не глядя на Дина. — Это могло бы быть… глубинно.

— Могло бы быть глубинно? — Дин скорчил рожицу. — Без понятия, что это значит вообще.

Кастиэль повернулся к нему и заглянул в глаза.

— Это значит, Дин, что ты для меня больше, нежели просто подопечный. Что ты стал для меня большим, чем друг. Что, — он перевёл дыхание, — мои чувства к тебе глубоки.

— Чувства? — недоверчиво переспросил Дин.

Кастиэль раздражённо зарычал. Ему было достаточно сложно признать свои чувства перед самим собой — это была почти эпическая, даже библейская битва; сложно было признаться вслух. Но Дин Винчестер мог быть разъяряюще бестолков и, разумеется, не мог не сделать всё даже ещё сложнее.

— Это значит, что я люблю тебя, Дин! Что я влюблён в тебя и да, если тебе нужно заняться любовью с ангелом, это должен быть я!

Дин ухмыльнулся.

Кастиэль мгновенно нахмурился, но Дин уже преодолел расстояние между ними, не просто оказавшись к нему вплотную, а почти вжавшись в него.

— Это всё, что я хотел услышать, Кас, — сообщил он, опуская ладонь на его щёку. Мягко подтолкнув его голову к себе, он коснулся его губ своими, и до Каса дошло, что происходит. Когда Дин повторил поцелуй, Кастиэль ответил на него, а к третьему он разомкнул губы и впустил его внутрь.



Солнце уже несколько часов как поднялось. Кастиэль знал это, несмотря на отсутствие окон и дверей. Это означало, что они пробыли взаперти двенадцать часов.

Кастиэля это нимало не заботило. Он полусидел, полулежал рядом с Дином на маленькой койке, глядя, как он спит, и не в силах сдержать восхищение тем, как мирно и спокойно выглядит его возлюбленный. Возлюбленный; подумав так о Дине, он не сдержал улыбки.

— Пялишься на меня, когда я сплю? — сонно пробормотал Дин, не открывая глаз. — Крипота крипотная.

— Я не пялюсь, Дин. Я наблюдаю и восхищаюсь. Мне не нужно спать, и я воспользовался возможностью получить удовольствие.

— Ага, вообще не жутко… — фыркнул Дин, открывая глаза и глядя на прекрасное, пусть и слегка помятое обнажённое тело рядом с собой.

— Полагаю, ты спал хорошо? — поинтересовался Кас, сдержавшись, чтобы не потянуться и не провести рукой по его взъерошенным волосам.

— Неплохо. Кажется, ты меня вымотал, — усмехнулся Дин, приподнимаясь на локте. — Давай посмотрим, как сработает сигнал к побудке.

На этот раз Кастиэль не ощутил неуверенности или растерянности. Он понял, что имел в виду Дин, и был более чем рад подыграть. Они потянулись друг другу и слились в голодном поцелуе; сам того не заметив, Дин очутился на спине с сидящим сверху Касом, поцелуй стал глубже, а желание — сильнее.

Они так потерялись друг в друге, что ни один не услышал, как громко распахнулась дверь, и они отскочили друг от друга, только услышав громовой голос:

— Давно, чёрт побери, пора!

Дин отпрянул от Каса так резко, что ударился головой о стену, а Кастиэль, споткнувшись, сел на чайник. Оба, впрочем, были готовы дать врагу отпор, вот только орал на них не враг, а Бобби.

— Если вы, два балбеса, наигрались с частями тел друг друга, то у нас работы полно! — Бобби пошёл было прочь, но почти сразу развернулся: — И брюки не забудьте надеть! Мне нужно море виски и пара недель, чтобы выбросить из головы вид ангельского члена!