Холодного рока угнетенный свидетель +6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье» (кроссовер)

Основные персонажи:
Финрод (Фелагунд, Финдарато, Артафиндэ, Инголдо, Атандил, Ном), Финрод Фелагунд (Финдарато, Инголдо, Инглор)
Пэйринг:
Финрод
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он обрек на гибель многих, хоть и спасся сам. Но их голоса и лица навсегда остались в памяти, призывая уйти с ними. Что ж, им осталось ждать недолго, пусть и никто не скажет ему заранее, кем он станет пред троном дня.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Финрод не может забыть те тяжелые дни, проведенные на леднике.

Написано на летнюю Фандомную битву для команды fandom JRRT 2017.
19 октября 2017, 15:35
      Холод. Он проникал под кожу, покрывал невесомым саваном инея саму фэа, замораживал любые мысли, любую надежду.
      Эльф окинул взглядом длинную процессию, медленно продвигающуюся через бескрайнюю пустошь, изрезанную вздымающимися к темному небу клыками торосов. Они шли медленно — но один лишь Эру знал, каких усилий стоило поддержание даже такого темпа. Спотыкаясь обледеневшими, плохо сгибающимися ногами, они пробирались сквозь вздыбленные льды; для каждого идущего любой шаг мог стать последним в жизни, и огонь надежды угасал даже в самых стойких сердцах.
      Проклятые души в проклятом месте.
      Скрежещущий Лёд. Это место не должно было существовать.
      И он был одним из тех, кто повел их сюда; одним из тех, кто обрек десятки на гибель.
      На его глазах его родичи теряли волю к жизни. Лица их были бледно-синего оттенка, а отрешенный взгляд пугал. Они молча падали на лёд, больше не вставая. Руки были покрыты кровавыми пузырями, а язвы, образующиеся на их местах, как только кто-то неосторожным движением вскрывал тонкую кожицу кровавого пузыря, обещали страшные шрамы. Эльфы падали и поднимались, срывая ногти об острые грани камней холодного огня, оставляя на них лоскуты распоротой кожи. Лица многих походили больше на скелеты, обтянутые кожей, а некогда блестящие волосы свалялись и висели бесполезной серой массой, покрытой серебристым инеем.
      Каждый неосторожный шаг мог привести к гибели, если пластины льда расходились, навеки погребая в ледяной толще тела.
      Ноги некоторых подкашивались, и руки, не в силах удержать вес тела, подламывались, роняя эльфов на острые выступы льда, что вспарывали грудную клетку, ломая ребра и разрывая легкие.
      Алая эльфийская кровь извращенно-прекрасно смотрелась вовеки замерзшей в кристаллах льда, пронзая саму белоснежную суть, переплетая свою древнюю энергию вечно юных существ с застывшими в вечностях водами. Она навеки останется в этих снегах.

***



      — Король Фелагунд!
      Он резко обернулся на голос.
      Холодный пот лился градом, а его рубаха была насквозь мокрой. Широко распахнутые глаза смотрели в дверной проём. Эльф сидел на кровати, и грудь его высоко вздымалась, как после жаркой битвы или быстрого бега. Сон. Всего лишь сон. Ужас холода ушёл в прошлое — теперь он правитель собственных земель. Хэлкараксэ. Вздыбленные Льды навсегда остались в прошлом, запертые в его памяти, уступили место размеренной жизни в сокрытом королевстве.
      — Государь! — голос стал настойчивее.
      — Я слушаю, Алкор, — Финрод провел по лицу ладонью, стирая ледяную влагу.
      — На границе наших земель мы поймали смертного. Он назвался сыном Барахира и желает говорить с вами.
      — Что ж... Отведите его в тронный зал, я скоро буду...

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.