"Ты меня не уважаешь?!" +755

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг или персонажи:
Х\27, Вария
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Стёб
Предупреждения:
BDSM, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За отличный юмор!» от roza_ket
Описание:
Занзас - Тсуне: "А когда трезвый, то, сука, добрым прикидывается"(заявка).

Посвящение:
Автору заявки и LolaBlack :3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Евпатий Коловратий, вот это я упоролась :D
Пришлось немного изменить требования, чтобы не было повтора с шедевром LolaBlack, надеюсь, автор заявки не обидится :3
24 место в жанре "Стёб"

Работа написана по заявке:
17 февраля 2013, 15:37
Тсуна сидел в своем кабинете за массивным деревянным лакированным столом и перебирал бумаги, потихоньку тяжело и обреченно вздыхая. Нет, не было никакой необходимости убирать враждебную семью, и нет, парень совершенно не волновался за хранителей, ведь сейчас, после принятия Савадой титула Десятого босса Вонголы, наступило затишье.

Единственное, что ужасно беспокоило Тсунаеши - это утренний звонок Занзаса.
Да, Вария признала уже ставшего совершеннолетним японца, как истинного наследника и босса, но все же… отношение к нему не сильно-то поменялось. И естественно, что предложение варийца: «Приезжай, выпьем», - очень сильно напрягло шатена. Особенно, если учесть, что тот в жизни и капли в рот не брал.

Небо само собой хотел, было, отказаться, ведь пить с убийцами не самая лучшая идея, но занзасовское: «Мусор, ты что, меня не уважаешь?!», - вырвало тяжелый вздох, полный напряжения. Понятно дело, во что могло вылиться это «не уважаешь» - очередного вооруженного конфликта было попросту не избежать. И потому, скрепя сердце, паренек согласился приехать.

Пятью часами позже…
Тсуна подъезжал к варийскому особняку, сидя за рулем черного BMW. От охраны до сих пор вспыльчивого Гокудеры и вечно смеющегося и выбешивающего Скуалло Ямамото, он предпочел отказаться, но при этом не забыл взять с собой перчатки и, конечно, пилюли.
А еще под пиджаком в кобуре тихо-мирно покоился пистолет.
Так, на всякий случай.

Замок встретил босса Вонголы огромными квадратами освещенных окон, почти пустым от подчиненных ночным двором и приветливо улыбающимся Луссурией, что соблагоизволил встретить паренька у входа.
- О, ты за год стал такой милашкой! - Хранитель солнца вполне искренне начал умиляться над немного вытянувшимся и поднабравшим мускулатуру молодым боссом, - Пойдем, я провожу тебя, - и Тсуна направился вслед за мужчиной.

Они поднялись по лестнице на третий этаж, туда, где знал Вонгола, был кабинет Занзаса. Вовсе было не понятно, чего боялся увидеть там парень.
Однако, на первый взгляд эта «попойка» оказалась не такой страшной.
Да и на второй взгляд тоже.
В кабинете между двумя большими диванами находился стол, где стояли разного вида и цвета бутылки. Вокруг этого великолепия развалились варийцы, один из которых – патлатый – орал на шишикающего, да так, что стекла дрожали.

- Добрый вечер, - поздоровался шатен, смотря на Варию.
- Ши-ши-ши, - Бельфегор, сидящий рядом с подрастающим после снятия проклятия Мармоном, налил малышу в стакан молока, за что получил очередной немалый счет за оскорбление личности.
- Кто пожаловал! Мальчик, тебе пить не рано? – Леви, прищурившись, посмотрел на кареглазого, все еще не простив ему поражения босса.
- Заткнись, мусор, это я его пригласил.
Гроза моментально замолчал, вжавшись в диван, будто пытался превратиться в Леона и слиться с кожаной обивкой.
- Не стой в дверях, - Зан, не поднимая своей пятой чакры Циркулини от большого кресла, жестом пригласил верховного босса в кабинет.

Тсуна осторожно сел прямо напротив главаря убийц и скептически посмотрел на стакан, наполненный приятного цвета янтарной жидкостью.
- Ну, - с удовольствием потянул уже подвыпивший Зан, который и налил это великолепие в стакан, - Пей!
- Это… может, не надо?
- Ши-ши-ши, тебе тоже молока налить?

Тсуна вздохнул, зажмурился и залпом выпил виски. Горло обожгло невероятной болью, отчего на глаза навернулись слезы. Он зажмурился еще сильнее, а чуть погодя закашлялся.
- Хахах, - Занзас разразился грубым хохотом, смотря на эти ужимки, - Ты пить, что, совсем не умеешь?
- Да я, вроде как, и не пил раньше, - прохрипел сквозь слезы Савада, смотря на варийца. Тот лишь с коварной улыбкой протягивал ему очередной стакан.


Сорока минутами позже…
- А-а давайте сыграем в «Я Ни-ик-когда не…»! – Тсуна, пьяно развалившись в своем кресле, затуманенными озорными глазами, смотрел на Варию и хихикал.
- Врооай, откуда ты знаешь такое?!
- Секрет, - паренек зажмурился и приложил к пухлым губкам указательный палец, - Се-е-е-екрет!
Убийцы с опаской посмотрели на него, и все же согласились.

Тридцатью минутами позже…
- Я никогда не видел слона… - Леви, наматывая сопли на кулак и глотая слезы, которые скатывались ему в усы, посмотрел на сидящих вокруг варийцев и Тунца.
- Ты что, в зоопарке не был ни разу?
- Неа, ни разу, - он утер шмыгающий нос.
Все взяли себе по стоящему перед ними стакану с выпивкой и осушили до дна, потому что все они в зоопарках, слава богу, были и слонов видели.
Таким вот глупыми «Я никогда не…» они выдули половину притащенных из варийских погребов бутылок.

- Я никогда не ходил во сне, - Бел сложил руки на груди, и маньячно шишишикая, смотрел на всех.
Леви взял стакан и выпил рюмку водки, что стояла перед ним.
- Ты чо, бродишь по ночам? - Тсуна в афиге похлопал глазами.
- А ты не знал? - Потрошитель перегнулся через стол, наливая новую стопку офицеру, - Он у нас лунатик.
- Ну вас на хрен! Я теперь тут на ночь не останусь, - махнул рукой Тунец, расстегивая верхнюю пуговицу светло-оранжевой рубашки.

- Я никогда не смотрел гей-порно! – Воскликнул Скуалло и тут же посмотрел на Луссурию. Лусс и Леви вздохнули, и, варийское солнце, произнеся: «Врет и не краснеет!», осушил бокал.
Стоп.
Леви?!
- Т-ты что, смотрел гей-порно?! – Несостоявшийся Вонгола от удивления аж рот открыл.
- Простите, босс! - Взмолился Гроза, падая перед Заном на колени и пытаясь поцеловать его белы рученьки.
- Фу-фу, чур меня, чур, педики гребанные, - отмахивался аки баба от насильника Занзас, с ногами забираясь в кресло.
Леви весь в слезах пулей вылетел из кабинета, скрываясь где-то в пустоте полуночных коридоров.
Нихрена себе поворот.

- Саа-авада, ты следующий, давай, жги!
- А я… Я никогда не…хм, - еще больше взъерошенный Тсуна сидел перед столом, забрызганным выпивкой, и, оттянув давящий узел галстука, посмотрел в потолок, - Я никогда не… целовался с Занзасом! - С торжеством выдал он.

Повисла гробовая тишина, и посреди нее раздались глотки и звук соприкосновения рюмки и столешницы.
Охреневшие взгляды упулились на патлатого капитана, что слегка поморщился от чрезмерно быстро выпитого алкоголя.

- Ты…ты спал с Занзасом?! - Луссурия аж подскочил с дивана, уставившись на командира.
- Му-мусор, ты спал со мной?!
- Вроай, ни с кем я не спал! - Взвился тот, доставая не понятно откуда меч и срубая верхушку бутылки какого-то ликера.
- Хорошо! - Обиделось Солнце, - Целовался! А мне не сказал?! Да как ты мог, Скушенька! Ведь это такой прекрасный момент воссоединения любящих сердец! Почему ты не сказал?!
- Да, поч-чему не сказал? И вообще, какого хрена? - Занзас от волнения откупорил очередную бутылку вискаря и влил в себя добрую половину ее содержимого, минуя стакан.
- Да, блядь, почему я должен говорить, Лусс? Моя личная жизнь – моя личная жизнь! - С достоинством высказал блондин.
- Ты-то сам хоть понял, чо сказал?
- Какая к черту личная жизнь? Когда ты это сотворить успел?!- Но босса попросту проигнорировали.
- А сам с Леви втихоря не целовался, нэ?!
- Не было такого! Не было, не было, не было! – Солнце под громкое шишиканье топал ножками и кричал на капитана.
- А Леви вообще в курсе?
- Отвяжитесь, извращенцы, - Луссурия надул губы, - И вообще! Скушенька, значит, спал с…
- НЕ СПАЛ!
-… целовался с боссом, а я нет?!
Тсуна смотрел на все это и, откровенно говоря, ржал. Вот именно, не смеялся, не хихикал, а ржал пьяным гоготом.
- А на бис? - Сквозь слезы выдавил он.
- Не буду!
- Слабо, да? - Подловил Тунец
- Мне? Слабо?! Ох, Савада, Савада! Маленький засранец! - Супербиа выпил для храбрости очередную стопку и, шатающеся-уверенным шагом двинул к креслу босса.
- Отвали от меня, блондинка, - буркнул тот и, ухватив Скуалло за нос, дернул вниз, заставив поцеловаться с деревянным подлокотником, после чего со скучающим видом сполз в полулежащее положение, - Скуууучно, - потянул он, подпирая щеку рукой.
- Ну, может тогда, мне разрешишь с тобой поразвлечься? – Шатен, плавно вставая и хищно скалясь, поглядел на брюнета, распрямляя в руках снятый галстук.
- Я тоже хочу! - Лусс подорвался со своего места, пытаясь подойти к боссу, флегматично взирающему на всю эту суматоху.
- Вроай! Какой? Вы охренели? Вон, все вон!
- Себе заграбастать хочешь? Скушенька! Это не честно!
Тсуна же, преспокойно проигнорировав Лусси и Ску, подошел к Занзасу.
- Эй! – Его грубо поймали за локоть. Но лучше бы варийцы этого не делали…


Семью минутами позже…
Луссурия с криком выбежал из особняка, пытаясь удрать куда подальше и залечить полученные в честном бою (два варийца против Тунца) раны.

Пятью минутами позже…
Из кабинета, вспугивая сидящих на ветвях деревьев за окном птиц, разнесся дикий крик Занзаса «Я НАТУРАААААААЛЛ!!» и громкие, пошлые стоны.

Кто бы ни зашел сейчас в кабинет, несомненно, сильнейшего и ужаснейшего босса Варии, тот моментально бы поседел до состояния цвета волос Скуалло, ведь картина предстала воистину интересная…

Семью минутами ранее…
Тсуна только-только разобрался с мешающими ему сотворить его гаденький замысел варийцами и сейчас стоял в дверном проеме кабинета, смотря на напивающегося с горя от неведения босса.
- Скуалло, Скуалло, - причитал тот, заливая внутрь очередную бутылку дорогого вискаря.
- Я могу рассеять все твои сомнения, - томным шепотом проговорил шатен, снимая с себя пиджак и вытаскивая из кобуры пистолет.
Раздался выстрел. Бутылка, что была поднесена к губам варийского босса, разнеслась в дребезги, а сам он мотнул головой, стряхивая осколки и капли янтарной жидкости, стекающие по испещренному едва заметными шрамами лицу. Капли скрывались в вороте его расстегнутой белой рубашки, скользили по аккуратному накаченному телу, спускаясь на живот.
- Э! - Занзас аж немного протрезвел от такого нахальства и ошарашенно уставился на паренька, - Савада, ты чаво?

Тот уже приблизился к нему вплотную, и горячим влажным язычком оставил мокрый след на лице, спускаясь к ключицам, обводя соски и спускаясь вниз.
- Мусор, ты чего делаешь?! - Занзас схватил кареглазого за вечно лохматую шевелюру и посмотрел тому в лицо. На маленьком аккуратном, почти детском личике, играла улыбка заправского маньяка-насильника, такая, что даже Бельфегор бы, пожалуй, нервно курнул от этого зрелища.
Но японец уже вошел в раж, и потому быстро наматывал вокруг сидящего мужчины круги, приматывая его взявшейся не пойми откуда цепью к креслу.
- Это я в комнату Луссурии заглянул, - пояснил он, доставая откуда-то пару крепких стальных наручников.
- Ты-ты, чего делаешь?! - Но Тунец уже разрывал от нетерпения одежду на брюнете, слегка приспуская его за ноги вниз, сдергивая нижнее белье и, прошелся вверх-вниз по испуганно сникшему члену юрким язычком.
- Мусор…, - предупреждающе начал босс, но тут же осекся, заметив в руках мальчишки большущий вибратор, что тот, с адским блеском в глазах, уже подносил к его девственному анальному проходу.
- Я НАТУРАААААААЛЛ!! - Разнесся по пустым коридорам варийского особняка дикий, достойный по громкости только Скуалло крик, который моментально сорвался на хрип, так как этот ребристый монстр без подготовки, лишь только смоченный лубрикантом, вошел в него на всю длину.
- Ну, как, нравится?! - Но убийца, зайдясь в немом крике и яростно смотря на вроде такого невинного паренька, не ответил
- Ну ладно, сделаем так, чтоб понравилось! - Небо лишь оскалился и нажал на кнопку. Вибрация мгновенно разнеслась по всему телу варийца, будто бы задевая буквально все чувствительные точки внутри его организма.
- Я убью тебя, мелкий…- Занзас сквозь пелену боли и странного даже наслаждения, что сильно его пугало, зло взирал на Вонголу.
- У тебя еще есть силы, чтобы разговаривать? - Савада достал черный шарик на ремешках и, загнав его в рот сопротивляющегося мужчины, из которого теперь доносились лишь пошлое мычание и хрипы, включил вибрацию на полную мощность.

Занзас закрыл глаза, запрокинув голову назад так, что шея захрустела, и от невозможности, начал двигать бедрами, сводя и разводя ноги, лишь бы только избавиться от этого ужасного предмета, распирающего внутренности.
- Может еще и так? - Тсуна обхватил ручками прибор и стал водить его туда-сюда, отчего босс просто зашелся в бессвязном мычании и стонах.
- Неужели, это так круто? - Наследник с непомерным интересом смотрел на брюнета, ломающемуся в неге удовольствия и отвращения, - Я тоже хочу! - Проговорил он, спуская штаны, собирая с его уже воспрявшего от похоти члена смазку и наскоро себя растянув, забрался тому на колени. Два ярких, как угли, глаза посмотрели на мальчишку, пытаясь прожечь насквозь, но тот лишь злорадно выудил откуда-то черную кожаную повязку и, накрыв тому глаза, резко опустился на вздыбленную плоть.

Пошлый стон вырвался из уст Десятого Вонголы, и он на минуту застыл, сидя на коленях варийца. Приятная нега разлилась по телу, прошибая разрядами тока. Он слизнул стекающую из уголка открытого рта мужчины струйку слюны, облизнулся и стал резко садиться на него, то выходя практически полностью, то насаживаясь по самое основание, да так, что пошлые шлепки и трение плоти друга об друга разносилось по кабинету.

- Что ж ты такой невеселый! – Тсуна, выгнувшись назад, не слезая с плоти, схватил штрих со стола и нарисовал на повязке два смешных глаза.

Нескольких минут такого ярого насилия вибратора и Тунца варийский босс не выдержал и кончил в паренька. Вонгола, еще пару раз качнув бедрами, кончил следом.

- Ахрененно, - выдал он и напялил штаны, - А теперь пойдем, покатаемся с лестницы! - Шатен схватил за свободно качающийся конец цепи и поволок тяжелющую ношу за собой.
Но протащить он смог только один лестничный пролет, и, в конце концов, забив на все, двинулся дальше, совершенно забыв про бедного Занзаса и торчащий из него вибратор.

- Кого бы еще осчастливить? - Размышлял Тсуна, идя по коридору, - Все! С сегодняшнего дня буду нести мир и любовь этому миру!

Но вдруг на него из-за угла вышел Леви с закатанными к небу глазами и нес в руках мраморную голову статуи Занзаса.
- Интересно, куда это он? - Подумал Савада, следуя за Грозой.
Тот вышел на середину большого зала, быстро развел костер и, танцуя какой-то неведомый ритуальный танец, стал сжигать статую на костре. Но внезапно проснулся, и с диким криком и слезами полез в костер доставать это подпорченное произведение искусства, после чего добрался до стоящего невдалеке дивана и рухнул в обнимку с головой. Тсуна заботливо потушил костер и тлеющие усы мужчины, ласково улыбнулся и двинулся дальше по коридору.

Следующим он встретил Бельфегора, что рассматривал средневековую картину, на который врач-хирург резал человека.
Минута, и Тсуна все же смог прибавить картине достоверности, прикрепив ножами на место разделываемого шипящего от недовольства принца.

Ску, что на подсознательном уровне, даже несмотря на то, что был мертвецки пьян, вызвал Саваду на поединок, при этом громко вройкая и пытаясь хоть что-то выговорить еле ворочающимся языком.
Но тут Тунец долго церемониться не стал, по-быстрому отобрав у блондина меч, намотал на руку длинную серебристую шевелюру и резанул по ней, отчего у мужчины на голове остался лишь короткий неровный ежик серых торчащих волос. А после со словами «Не стоит благодарности. Я бесплатно подстриг!» Вонгола веселым шагом вышел из особняка.

Ночь встретила Саваду освежающим ветерком, и он вдруг подумал, что пора бы уж возвращаться домой. Да вот только холодно стало, а идти в мокрой рубашке было как-то не комильфо. Но тут на счастье подвернулся Луссурия, и кареглазый, отобрав у Солнца коробочку, вызвал павлина, после чего несчадно ободрал, повтыкал перья себе за пояс брюк, и радостный и довольный, гордо, забыв про машину, направился пешком за пределы варийского особняка, где уснул в лесу под каким-то неказистым деревом.

Семью часами позже…
Яркое солнце пробивалось сквозь крону и светило в лицо маленькому милому пареньку, мирно спящему в окружении веток, листьев, перьев. Притом павлиньих.
Тсуна резко сел и тут же согнулся от боли, почему-то прошившей его нижнюю часть тела. И это не считая того, что болела еще и голова, а во рту катастрофически пересохло.

Но что больше всего поразило Вонголу – так это полнейшая тишина над варийским замком. Заподозрив неладное, он надел перчатки, заглотил пилюлю и взвился вверх, несясь на полной скорости к особняку.
- Луссурия, что случилось?! - Хотел было спросить он, вот только Лу, синхронно завизжав на пару вместе со своим ободранным к херам павлином, скрылся за углом.
- Странно, - Тсуна пожал плечами и забежал в холл. Там, на полу, громогласно храпя, лежал некто непонятный. И только по погнутому явно об чье-то колено мечу и по длинным, лежащим в паре метрах от предполагаемого хозяина, волосам, Небо понял, что это был никто иной, как Супербиа Скуалло.

- Слава богу, что не налысо, - ужаснулся такому зверству Вонгола и, не став будить капитана, полетел дальше на поиски варийцев.

Вот только долго искать не пришлось. Сразу же около входа на лестнице стояло кресло, в котором, держась из последних сил, чтобы не потерять сознание, сидел голый, связанный цепями Занзас, с кляпом во рту, с повязкой на глазах, на которой были нарисованы белые кривые глазенки с девчачьими ресничками, и с чем-то непонятным в попе.
И это что-то еще и, издавая жужжащие звуки, кажется, вибрировало внутри него. Зан уже не мог двигаться от усталости и измождения, живот его был перепачкан белесой жидкостью, а рядом был прикреплен пистолет, на случай, если тот захочет вырваться.

Тсуна покраснел, но тут же быстро подлетел к мужчине, убрал оружие, расстегнул крепления, вытащил вибратор, который с характерным (хотя откуда ему\мне знать?) хлюпаньем вышел из него, снял кляп и развязал глаза. Убийца поморщился от света, подвигал затекшей челюстью и с облегчением вздохнул.
- Занзас! Да кто это так мог с вами поступить?!
Тот злобно воззрился на шатена и выдавил:
- Ты… ты когда трезвый, мусор, то, сука, еще и добрым прикидываешься! – Это были последние слова мужчины перед тем, как он, наконец, смог отключиться.

И тут до растерянного Тсуны, наконец, дошло, кто же был тем самым таинственным мерзавцем, сотворившим это, и паренек вырубился от нахлынувших на него ночных воспоминаний.

Да, пожалуй, все же пить с Варией ему больше не придется….

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.