Про ведьм, котят и холода 304

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Флэш, Легенды Завтрашнего Дня (кроссовер)

Автор оригинала:
Gemenice
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/4807283/chapters/11004800

Пэйринг и персонажи:
Леонард Снарт/Барри Аллен, Бартоломью "Барри" Аллен, Леонард Снарт, Мик Рори, Лиза Снарт
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Флафф, AU
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Итак, правило номер один? Никогда не связывайся с ведьмами.

Или история, в которой Барри превращают в котенка, а Лен не может оставить этот маленький комок шерсти одного под дождем.

Посвящение:
Kotokoshka и Mary Nevskaya, если вы не против.
Благодаря вашим работам я почувствовала магию Колдфлэша, которая просто захватила меня в плен. Спасибо <3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
31 октября 2017, 08:00
Примечания:
Пинки Пай – одна из главных пони в популярном многосерийном мультфильме «Май литл пони».
Дамбо – слоненок с большими ушами из одноименного диснеевского мультика.
Гордон Рамзи - знаменитый британский шеф-повар, ведущий кулинарных телешоу (например, "Адская кухня").
Хорошо, правило номер один? Никогда не связывайся с ведьмами. И не важно, на чьей они стороне, Барри понял, что если разозлить их, то они становятся… ну, изобретательными. Да, это то самое слово.

Очень изобретательными, потому что это первый раз в его жизни, когда Барри превращают в котенка. В чертова котенка, стоящего у дороги и промокающего насквозь. И Барри не может вымолвить ни слова о своем злоключении, потому что каждая попытка заканчивалась слабым мяуканьем, а судя по тому, насколько визгливо и пронзительно это звучало, Барри понял, что он именно котенок, а не взрослый кот. Ну, разбитое стекло рядом с мусорным баком тоже помогло ему определить это. Барри задумался, неужели Затанна посчитала, что сделать из него рыжего котенка будет весело.

Видимо, ей действительно показалось это забавным, судя по гоготу, с которым ведьма уходила восвояси. И все только потому, что Барри, возможно, предположил, что «магия», которую она использовала, не была магией как таковой, а всего лишь неизвестной новой технологией.

Ошибка. Огромная, просто громадная ошибка. Все казалось таким большим, что Барри пришлось отскочить в сторону, избегая людей, которые чуть ли не затоптали его, и он задумался. Неужели люди такие слепые?! Или настолько торопятся?! Хоть бы смотрели, куда…

Пара ботинок остановилась напротив Барри, и он нахмурился, размышляя, почему они кажутся такими знакомыми.

- Хэй, малыш.

И такой же знакомый голос. Когда человек наклонился, глаза Барри расширились, его шерстка вздыбилась, и он зашипел, отпрыгивая назад, только после этого понимая, что он лишился еще и скорости (спасибо тебе, Затанна, он больше никогда не свяжется с незнакомыми людьми только потому, что они спасли его зад парой секунд ранее, и уж тем более не с ней, в не зависимости от того, насколько плохой будет ситуация. Больше. Ни разу. В жизни.). Он зашипел еще раз, когда Снарт нагнулся к нему. Его маленькая лапка вскинулась до того, как он осознал, что делает, царапая протянутую руку, которая оказалась неожиданно слишком близко, и он услышал, как Снарт громко вздохнул. Мужчина протянул руки быстрее, чем Барри смог заметить движение – к чему он точно не привык, - и его быстренько подняли в воздух прямо на уровень лица Снарта.

Вот оно, Барри абсолютно уверен. Снарт не убил его, когда он был Флэшем, супергероем. Он просто убьет его, пока он всего лишь котенок, посмевший цапнуть его. М-да. Какой жалкий конец.

Только Снарт не сделал это. Наоборот, он прижал Барри к груди так сильно, что тот не смог пошевелиться, и снял парку, заворачивая Барри в нее и, вау, в ней так тепло. Барри даже не заметил, что его трясло. Он чихнул, его головка наткнулась на грудь Снарта, и мужчина улыбнулся ему.

- Не болей. Теперь все хорошо. Мы согреем и высушим тебя, - сказал Снарт и фыркнул. – Ну, настолько, насколько это будет возможным, учитывая, что ты промок, как утонувшая крыса, - и лааадно, это был какой-то инстинкт котенка или что-то вроде того, потому что он мяукнул, обидевшись на сравнение с крысой. Снарт кивнул. – Да, ты прав. Я живу недалеко отсюда, не волнуйся. Я не оставлю тебя здесь одного. Я знаю, каково это, быть одному против всего мира. Но, эй, знаешь… становится проще, когда тебе есть, куда идти.

Снарт даже не посмотрел на него, неся в одному богу известное место и продолжая говорить. Барри подумал, что, возможно, он должен обратить внимание на дорогу. Может, он найдет что-то полезное, что можно будет использовать позже, когда они снова будут сражаться, потому что НЕТ, Барри ни за что не останется котенком. Но что-то было в голосе Снарта, что действовало, как валерьянка на кошек, потому что крошечная (на данный момент) грудь Барри очень громко замурчала, его глазки прикрылись, а мордочка уткнулась в теплое тело Снарта.

Что ж, Барри нужен план, и первым пунктом этого плана будет просохнуть и согреться. Он подумает о Затанне и Снарте чуть позже.

***

- Он отвратителен, - женский голос пробился в сознание Барри, и он потянулся в теплом коконе, в который был завернут, его коготки наткнулись на колени…

Стоп. Когти. Он открыл глаза, уставившись на руки, а, точнее говоря, на лапки. Ладно, не сон. Конечно, это не было обычным сном, не с его удачей. Маленький зевок вырвался из него, и он тряхнул головой, прежде чем осмотреться вокруг. Он больше не был на улице под дождем. Хотя сидеть в одной комнате со Снартами и Рори было не лучше. Вообще-то, Барри казалось, что подхватить пневмонию было бы безопаснее.

- Это котенок, - раздался голос Снарта, и Барри поднял взгляд на него, замечая, как тот закатывает глаза. – Ты думаешь, что все котята отвратительны.

- Именно, - ответила Лиза со своего места напротив Снарта, который держал Барри, все еще завернутым в парку. – Как они могут быть такими противными, пока маленькие, а потом становиться более-менее приличными, вырастая? Они даже не похожи на собак.

И да, Барри зашипел на это заявление, потому что, серьезно, кто называет котят отвратительными? В этот момент на его голову опустилась рука, почесывая за ушками.

- Если мы собираемся оставить его, надо дать ему имя, - продолжила Лиза и легонько тыкнула в него пальцем, за что получила лапой по руке. – Кто это хотя бы? Мальчик или девочка? Мы же назовем ее Пинки Пай, если это будет девочка? – спросила она с волнением в глазах, и что? Если Снарты будут называть его «Пинки Пай», он выцарапает им глаза. Очень медленно и после того, как воспользуется туалетом. Или ладно, знаете. Выследит их и засунет в тюрьму, когда снова будет собой, а не маленьким комком шерсти.

Но ход его мыслей прервали, когда Снарт перевернул его и растянул ноги в стороны… и о, черт. Окей, Барри говорил Фелисити, что временами представлял, каково это, когда подобное делает парень, но он точно не имел в виду СНАРТА, и ни в коем случае он не собирался делать это, пока принадлежал животному миру!

А потом Снарт ткнул ему чуть ниже живота, и Барри выпустил шокированное «мяу» и, если бы коты только могли краснеть, уверен, он сейчас горел бы под всем этим мехом.

- Довольно трудно сказать, когда он такой маленький, - сказал Снарт, его пальцы массировали снизу, и Барри дернулся в его руках, потому что, эй, это чертовски СТРАННО, - и слишком рано говорить, есть ли у него член. Но, кажется, я вижу его яйца, так что это скорее маленький кот, - продолжил Снарт, прежде чем опустить его обратно на парку.

Барри зыркнул и плотно уселся на задницу, подальше от досягаемости Снарта, чувствуя себя… оскверненным. Ну… новый день, новый опыт.

Лиза протянула руку и погладила его по голове.

- Не переживай, «малыш», твой пенис еще вырастет. Так бывает со всеми мальчиками твоего возраста, не правда ли, Ленни? – спросила Лиза, глядя на брата, сияя, как солнышко, пока Снарт смотрел на нее поистине замораживающим взглядом.

- Ха-ха. Ты такая смешная.

Лиза кивнула.

- И я знаю это, дорогой братик. Так как мы его назовем? Том, Джерри? Дамбо?

Барри прижал ушки к голове, потому что что, Дамбо?! Его уши не такие большие!

- Кажется, ему не нравится ничего из предложенного, - хихикнула Лиза, и Лен закатил глаза.

- А ты удивлена? Возможно, назвать его «Скарлет» будет лучше.

Лиза хлопнула в ладоши и поднялась.

- Тогда Скарлет, - кивнула она, и было что-то еще в ее лице и в последующем стоне ее брата, что Барри определенно просмотрел – что-то помимо того, что Снарты не упускали возможность его унизить в любой подходящий момент. – Я принесу Скарлет немного молока.

- Коты не переваривают молоко, - Барри почти забыл, что Рори тоже был здесь. Он повернул голову, смотря на человека, опирающегося на стойку и играющегося со своей пушкой. – Так что если вы не хотите, чтобы ваш «Скарлет» заблевал все вокруг, я предлагаю вам дать ему сливок, - Лиза пожала плечами и прошла к холодильнику, доставая сливки, которые Рори добавляет в свой кофе каждое утро. Она уже почти положила их перед Барри, когда Рори снова заговорил:

- Не прямиком из холодильника. Они слишком холодные для него.

- Боже, кошки такие привередливые, - сказала Лиза, ставя сливки на стойку. – Откуда ты знаешь столько всего об уходе за котами?

- Оттуда же, откуда я знаю, как готовить – и лучше, чем вы оба, должен сказать, - произнес Рори, поднимая брови и смотря на Лизу.

- Справедливо, - она пожала плечами и села на место, оборачиваясь к мужчине в семье Снартов. Хотя Барри иногда казалось, что не у одного Леонарда в семье были яйца.

- Так что там со спасательной операцией? – спросила она, и Барри нахмурился. Спасение? Какое еще спасение? Он мысленно простонал и начал раздражаться. Они что, собираются вызволить какого-то преступника и пополнить свою шайку или что-то вроде того? Это определенно полезная информация для команды Флэша, они должны знать, к чему готовиться.

- Его там не было, - сказал Снарт и опустил руку на спину Барри, мягко поглаживая.

- Что?

- Не «что». Я пришел на место, но его уже и след простыл. Никаких признаков драки, только полиция, забравшая тех парней, так что, наверное, он уже ушел. Мы получили ложную информацию.

- Но это не может быть…

- Значит, это не вся история, не знаю, - пожал плечами Снарт. – Смысл в том, что его там не было, а это значит, что он по крайней мере в полном порядке. Видимо, наша помощь никому не нужна, - закончил он с маленьким вздохом и закатил глаза. – Не смотри на меня так. Я говорил, что это глупо. Не я герой в этой истории.

И, что ж, о чем бы ни шла речь, Барри был согласен с ЭТИМ. Снарт был очень далек от геройства со всеми его ограблениями банков. И он точно не выглядел, как герой, даже после того, как забрал Барри – хорошо, не его, а бездомного котенка, - к Снартам, где он, возможно, уберег его от смерти. Он не выглядел героем, но был куда более человечным.

- Я собираюсь поспать, - сказал Холод (потому что так его зовут, Барри, Капитан Холод, человек, который может убить других людей, оказавшихся просто в поле его зрения, не «спасатель котят») и поднялся, подхватывая Барри и поворачиваясь, собираясь выйти из кухни. Голос Рори остановил его в дверном проеме.

- Не только герои заслуживают счастья, Ленни.

Капитан Холод застыл - и, эй, Барри уверен, Снарт был бы в восторге от этого каламбура – и пожал плечами.

- Скажи это героям.

Сердце Барри сковало льдом от голоса, которым Снарт произнес это, и он уставился на него, пока Снарт нес его в комнату. Что было глупо, потому что он не должен чувствовать… вину, не за это. Никто не забирал у Снарта счастье, даже не планировал, но были определенные правила на то, чтобы быть счастливым. Это не просто социальные или моральные нормы, но и то, что «герои» пытались уберечь. Убийства людей (хотя Снарт не делал это больше, так что нельзя принимать данный пункт во внимание как основной аргумент) и ограбления банков не то, что сделает кого-то счастливым! Один человек не должен ощущать счастье за счет других. Так что Снарт не имеет права заставлять Барри чувствовать себя так. Будто это он забрал у Снарта саму возможность, обрекая его на одиночество.

Но у него не было много времени подумать об этом, потому что в следующий момент его посадили в коробку с кошачьим наполнителем и… нет. Ни за какие коврижки.

- Давай, - сказал Снарт и повел рукой. – Если твой мочевой пузырь настолько же мал, как твой член, уверен, тебе это нужно.

Ох, Барри чувствовал себя оскверненным до этого? Ага, это прекрасное чувство вернулось вновь. Снарт что, реально думает, что он будет писать при нем?

… ожидающий взгляд на его лице говорил именно об этом. И сейчас, когда Барри начал раздумывать, он понял, что ему действительно нужно справить нужду, но делать это, пока Снарт смотрит на него так… Может, он сможет потерпеть, пока Снарт не заснет, а потом сделает свои дела, это точно будет не настолько унизительно.

Но, видимо, у его маленького тельца были совсем другие планы, когда его лапки начали шариться в наполнителе, делая небольшую ямку. Он посмотрел вниз и… ладно, видимо, он не знал, насколько сильно ему это было нужно. Но он хотя бы повернулся спиной к Снарту.

- Хороший мальчик, - протянул Снарт, когда Барри закопал свой позор в кучке наполнителя и выскочил из коробки, или, точнее сказать, выпал из коробки, потому что его крошечные ножки не слушались его в такой спешке. Барри тряхнул лапками, пытаясь избавиться от застрявшего наполнителя.

Его похвалили за поход в туалет. Вау, Барри даже не уверен, делала ли это его мама в детстве, но он точно не собирался гордиться этим в его нынешнем возрасте.

И быть поднятым руками Снарта, уложенным на кровать и прижатым к нему, вероятно, станет последней сумасшедшей вещью, произошедшей с Барри сегодня.

Тем более, если учесть, что последняя его сознательная мысль была о том, что от Снарта пахло довольно приятно. Почти как дома.

***

Следующие несколько дней были… странными, за отсутствием лучшего слова (и Барри начинал ненавидеть это слово от такого частого использования), но как еще Барри мог обозвать всю сложившуюся ситуацию? Смущающей? Возможно. Новой? Определенно. Выбивающей из колеи? Конечно, но кто бы не был сбит с толку, окажись он однажды превращенным в котенка.

Но слово «странно» подходило лучше всего под определение того, что супергерой, обращенный в котенка, обитает в доме Снартов-Рори. Его жизнь вблизи врагов была также очень показательной и заставила его пересмотреть свои взгляды. Потому что он видел, как Снарт, просыпаясь, ворчал и дулся с отпечатком подушки на щеке, готовил завтрак для всех и подогревал сливки для котенка – всегда свежие, в не зависимости от того, сколько Барри оставлял в миске, моя ее и готовя еду для него (и да, он ел из миски, так что еще одно слово, которым можно было описать неделю, - это, несомненно, «унижающая»). Он также клал в миску Барри мясо, потому что тот просто смотрел на него своим пристальным взглядом (и умолял, ладно; в итоге ему удалось добиться отклика: он надавливал лапкой на руку Снарта, пока тот ел, потому что кошачья еда была просто отвратительной, а когда Лиза попыталась накормить его сырой курицей, его чуть не стошнило. Поэтому слово «тревожащая» тоже неплохо подойдет для описания недели.). А после он убирал Баррин наполнитель, и, Боже, это было настолько странно и смешно, Барри не мог дождаться момента, когда сможет сказать Циско, что Капитан Холод убирал его дерьмо. Если у него вообще будет шанс поделиться этим.

Довольно часто раздавались крики «Господи, Лиза, ты уже два часа тусуешься в ванне!» от Лена (от чего Барри фыркал со своего места, потому что, хах, забавно, ты-то проводишь там примерно столько же времени, но ее хотя бы оправдывает макияж), «Оу, заткнись, королева драмы, прошло всего пятнадцать минут, Ленни!» от Лизы и уточнение «Полчаса» от Мика.

А еще Барри начал в своей голове называть Негодяев по именам, но никто не имеет права обвинять его. Он - чертов супергеройский котенок во вражеском логове, так что это, наверное, что-то вроде первых проявлений Стокгольмского синдрома.

Обеды и ужины для них троих (четверых) готовил Мик.. Рори, чем он и занимался большую часть времени (слава Богу), а затем они смотрели ужасающие передачи:

- Черт, я хочу замуж за Гордона Рамзи!

- Ставлю на то, что он гей.

- У него жена и дети!

- И что?

- … Лееееееенни, ты точно должен выйти за Рамзи!

И некоторые серии Барри смотрел с ними (которые, как правило, Лиза заставляла Ле.. Снарта и Рори смотреть с ней. В эти моменты Барри сидел на коленях Л.. Снарта, пуская коготки в его ноги каждый раз, когда происходило что-то захватывающее).

Это было так по-домашнему, спокойно и тепло, как в настоящей семье, и это начало путать мысли Барри. Потому что это ощущалось слишком хорошо. И казалось, будто он был не против, чтобы все оставалось именно так. Он посмеивался (что звучало так, будто он подавился своей собственной шерстью, из-за чего Снарты смотрели на него, будто он собирался родить чужого, а Мик говорил, что не собирается прибираться за бродячими котами - что было грубо, если вы спросите его, он не бродяжка) от многочисленных комментариев семейки, что, определенно, показывало их привязанность друг к другу. Все те спокойные моменты, когда Лен и Мик чистили свои пушки, напевая под нос песенки (которые были скорее жалким набором каламбуров из песен Ваниллы Айс, хотя, Барри должен отметить, было забавно, когда Мик сказал Лену, что он должен спеть «Let it go»), или когда он лежал на кровати Снарта, позволяя сильным и на удивление теплым рукам гладить себя по спине. Но тут он обычно чувствовал себя не в своей тарелке, потому что это чаще происходило после того, как Лен сидел за компьютером (разговаривал по телефону/читал на нем что-то, что Барри не мог увидеть), что неизменно заканчивалось раздраженным Снартом, откидывающим телефон и ругающимся себе под нос.

Довольно часто Лен шел к сестре или к Рори, спрашивая про того таинственного злодея, которого он собирался спасти в самый первый день Барриного… визита. Барри семенил за ним, его маленькие лапки пытались поспевать за ним в ногу, потому что какой бы ни была информация (он надеялся на что-то новенькое) про их организацию, он должен был знать, что они планировали. Это было бы полезно в долгосрочной перспективе. Но они не часто об этом говорили.

Брови Лизы вопросительно поднимались и, после отрицательного покачивания головы от брата, она выпускала «Ох, Ленни», прежде чем втянуть его в теплые объятия, на которые Лен пару мгновений делал вид, будто не хочет их, однако потом медленно поднимал руки и обнимал сестру в ответ, прикрывая глаза. Барри в это время смотрел на них с пола.

- Я уверена, что он будет в порядке. Знаешь, он не похож на твой тип парней. От него довольно трудно избавиться, и ты знаешь это лучше всех, - сказала она, Лен отодвинулся и кивнул, присаживаясь на место.

- Знаю, просто… - практически прорычал Лен, прежде чем почти бесшумно вздохнуть. – У тебя нет никаких новостей?

- Ты же знаешь, я бы сразу пришла к тебе, будь у меня что-то.

- У Мика?

- Ленни…

- Я знаю, знаю. Он бы тоже сообщил, - сказал Лен, выдохнул и откинулся на диван, опираясь головой на изголовье и прикусывая щеку изнутри. – Просто… даже они не знают, где он. А у них есть чертовы жучки на его одежде! Блять, да я уверен, что они засунули чип ему в задницу или что-то подобное, но до сих пор не могут его найти? Люди не пропадают просто так! Наши парни тоже не видели его, - он сделал глубокий вдох и покачал головой. – А учитывая, кто этот пацан, то будет сложно его найти, даже если он останется один на всем белом свете. Что, если он был слишком самоуверенным, и кто-то его схватил? Что, если я просто не был достаточно быстрым? Вся эта муть с защитой на расстоянии не очень хорошо работает.

Лиза нахмурилась и похлопала брата по руке.

- Хоть я и согласна, что этот парень… влетает в различные неприятности, он еще и до жути везучий. Да и ты сам сказал, что на месте не было признаков борьбы, когда осматривался там. И я сомневаюсь, что кто-то попробует навредить ему. Почти все знают, что их будет ждать, когда ты узнаешь об этом, - заметила она. – До сих пор ходят слухи о том, что ты сделал с Бумерангом. В нашем бизнесе новости расходятся быстро.

И, вау. Барри слышал о драке Капитана Холода и Капитана Бумеранга, но он не обращал на это особого внимания, думая, что они просто не поделили деньги. Плюс он тогда сам был довольно сильно подкошен сражением с Зеркальным Мастером и Капитаном Бумерангом, которые решили объединиться, и это было совсем не весело. Но теперь оказывается, что за той дракой между Капитанами стоял парень?

- Именно. У нас тоже есть враги, Лиз, - сказал Лен и нахмурился. – Что, если это моя вина? – это было произнесено тем же тоном, которым он говорил про счастье в самый первый день пребывания Барри в этом доме. Он моргнул. Это звучало… сломлено. Обеспокоенно. Это напомнило ему тот раз, когда Эдди говорил, что Айрис зла на него, и каким отчаянным он был, желая все исправить.

- Тогда мы надерем задницу тем, кто за этим стоит, и заставим их заплатить, - сказала Лиза, и в этот момент ее голос был полон льда, Лен мог гордиться ею. – Но пока все ищут его, Ленни. И не только наши парни, но и полиция, его семья, друзья.

- А ты знаешь этих ребят, - произнес Мик, заходя в комнату. – Ты говоришь, что что-то невозможно, и они тут же доказывают, как сильно ты ошибался.

Барри улыбнулся себе, потому что кто этот парень? Он должно быть счастливчик. Барри по себе знал, какого это иметь отличную семью и потрясающих друзей. Тех, кто был рядом с ним, несмотря ни на что, и…

… и он пропал на прошлой неделе. Конечно же все переживают. Отец, Джо, Айрис, Эдди, Циско, Кейтлин, Фелисити, конечно они подключили Фелисити, а значит, и всех остальных, и тогда что, черт возьми, здесь делал Барри? Игрался в кота для Снарта, даже не пытаясь вернуться в свое окружение? К своей семье? Это… это выбило его из колеи. Он забыл обо всех и обо всем, потому что он так погряз во всем этом. Что бы они сказали, узнай, что Барри даже не попытался вернуться к ним, даже не подумал прийти и попросить их о помощи. Они бы нашли способ ему помочь, они умные, он должен идти и…

Но то, как выглядел Снарт, уткнувшись головой в ладони и опираясь локтями на колени… Барри так хотел подойти к нему, прижаться, убрать это выражение с его лица, сделать хоть что-нибудь.

Поэтому Барри сделал то, что сделал. Он убежал.

Он выбежал из комнаты, из дома, подальше от Снартов и…

- Скарлет! – голос был столь отчаянным, испуганным, что лапки Барри остановились, а голова медленно обернулась к Снарту, возможно потому, что он услышал свое имя. В этот момент выехала машина, и все, что Барри увидел, это свет автомобильных фар. Он успел только проговорить в своей голове «вот дерьмо», прежде чем все произошло слишком быстро.

Какой-то момент Барри думал, что это конец для него, что он будет просто размазанным пятном котенка на дороге, и никто не узнает об этом. Но затем он услышал знакомый звук пушки Холода, и земля под Барри заледенела, его лапки разъехались, и он плюхнулся на задницу. Секундой позже его схватил Леонард, проскользивший по образовавшемуся льду, а машина, сигналя, пролетела в паре дюймах от них.

И неожиданно Барри все осознал, будучи прижатым к теплой груди Снарта. Снарта, который единственный заметил маленького мокрого котенка на темной улице. Несмотря на то, что тот поцарапал его, все равно взял домой, укачивая в своей куртке, пока сам промокал и замерзал под продолжающимся дождем. Снарт, который не отступится, пока не убедится, что его сестра счастлива, который будет петь в душе, ужасно, просто чтобы пораздражать своего лучшего друга. Который может купить ужин на улице, а потом провести весь вечер, делая вид, что приготовил его сам, заставляя посмеиваться сестру и покачивать головой Мика с пониманием во взгляде. Снарт, который постоянно выдавал ужасные каламбуры и проводил часы, собирая и разбирая свое оружие, который грабил магазин или банк в другой части города, чтобы потом купить продуктов для семьи, живущей напротив дома Снартов-Рори, или давал им свободное укрытие, потому что мать проводила весь день на работе, а двое детей были одни и выглядели очень голодными. Снарт, который всегда выглядел хладнокровным и незаинтересованным, но прямо сейчас его глаза были расширены от паники, а из процарапанной тротуаром раны стекала струйка крови, потому что этот идиот выбежал на дорогу, чтобы спасти жизнь глупого, крошечного котенка, рискуя собственной.

- Скарлет, ты в порядке?

Снарт, который совсем недавно не думал дважды, прежде чем убить кого-то, если ему это было нужно. Снарт, который похищал и пытал его друзей, заставлял их смотреть, как пытают их семью, просто чтобы получить нужную ему информацию.

- Скарлет?

Снарт, который был врагом Барри, но который не казался им больше.

- Скарлет?

Будто весь его мир рухнул бы, случись с ним что-нибудь.

- Мя-яу, - протянул Барри и потянулся ближе к Леонарду, прижимаясь мордочкой к его щеке, мурча и массируя лапками грудь Лена.

- О Господи, Скарлет, - выдохнул Лен, обнимая Барри, и тот закрыл глаза. – Не делай так больше. Если выкинешь что-то настолько же сумасшедшее, я надену на тебя ошейник с током.

И Барри очень хотел фыркнуть и сказать, что что бы Лен ни собирался сделать, было уже поздно, потому что Барри уже совершил самый невероятный поступок из всех возможных. Потому что, пока он был заперт в теле котенка, он влюбился в Леонарда-черт-возьми-Снарта, в Капитана Холода, в злодея Централ Сити. Который был братом и другом. Который был уже влюблен в какого-то парня, связанного с криминалом и которого пытался так долго найти. Которого Барри и сам будет искать, когда станет собой снова, потому что он должен защищать город.

А пока он дрожал, и его дрожь не была вызвана холодом (или, точнее, не тем, который зовется с большой буквы Х), а теплые объятия Лена совсем не помогали остановить ее. Он ничего не ел и не пил, когда Лен поставил перед ним миску, стоило им вернуться внутрь, и впервые он не пошел спать на подушке Лена, когда мужчина отправился в кровать.

Он не спал этой ночью вообще.

***

Когда первый шок и замешательство прошли (и страх, громадный страх), Барри решил, что это было даже смешно (и парадоксально). Всю свою жизнь он думал, что то, что он чувствует к Айрис, было любовью, и да, конечно это ею и было. Потому что Барри любил ее и сделает что угодно ради нее, и один вид ее улыбки делал весь мир Барри более значимым, и он желал ей только счастья. Но то, что он чувствует к Леонарду Снарту, ощущалось совсем иначе.

Его мозг не прекращал работать, когда он видел, как Лен входил в комнату, вообще-то, все было как раз наоборот: он будто начинал работать на нон-стопе. Он не хотел ничего делать, только смотреть на Лена, как это иногда бывало и с Айрис, но с Леном Барри разрывался между желаниями выцарапать ему глаза или толкнуть его к ближайшей стене и целовать до тех пор, пока не исчезнет этот взгляд у мужчины, пока не заставит его хоть раз показать эмоции, хоть какие-то, помимо холодной незаинтересованности. Но, кажется, он не сможет предпринять ничего из этого в ближайшем будущем. Он также не ждал, что Снарт в один прекрасный момент станет идеальным, нет, он все еще был преступником, и Барри не был настолько глупым, чтобы думать, что тот вдруг решит пересмотреть свои взгляды на жизнь. И смысл весь в том, что Барри до сих пор считает его каламбуры раздражающими и глупыми, он знает, что Снарт не прекратит свои «негодяйские» делишки и не начнет жизнь добропорядочного гражданина Централ Сити, но чувствовал себя… свободнее. Потому что поначалу он переживал, что эти чувства изменят его мнение. Заставят принять сторону Снарта. Но теперь он чувствовал, что все гораздо сложнее. Барри не думал, что он откажется от того, кто он есть, ради Лена (как временами готов был сделать для Айрис) и сможет при этом остаться самим собой.

Если бы только Снарт уже не был влюблен в какого-то пропавшего парня. Момент, из-за которого вариант, включающий когти и чьи-то глаза, кажется более приемлемым в его ситуации.

***

Через какое-то время (вообще-то, уже на следующий день) Барри понял, что, возможно, он немножко ошибался.

- Давай же, возьми трубку… - Барри зевнул, отказываясь разлеплять глаза, его сознание все еще пребывало в чудесном мире сновидений, где вместо лапок у него были руки, которые он мог использовать для довольно-таки приятных вещей. Например, пробегаться ими вдоль груди Лена, немного ниже к…

- Скарлет, ты идиот, это уже не смешно, - и да, Барри согласен, это вообще не смешно. Чем это он заслужил подобные оскорбления посреди ночи? Да и вообще в любое время? Он же не нассал Снарту в кровать, несмотря на то, что у него были мысли сделать это, стоило подумать о Снарте и другом парне, занимающимися всякими непотребствами в ней. И он в этом обвинял исключительно свои безумные кошачьи инстинкты, а не ребячество и ревность, конечно же нет.

- Просто, прошу, Барри, будь в порядке, - тихо и отчаянно прошептал Лен, и Барри вздохнул. Он определенно не мог взять трубку и сказать Снарту, что все хорошо, потому что он чертов кот и…

Барри распахнул глаза. Снарт не сказал «Скарлет». Он сказал «Барри». Как он только мог быть таким дураком? Это было прямо перед его глазами, все это время. Боже, он был таким рассеянным.

Он вскарабкался на кровать и подошел к Снарту, надавливая лапками на его грудь, прежде чем приблизиться мордочкой к его лицу и прикоснуться ртом и носиком к губам Снарта на секунду. Даже если это все, что может получить Барри, он согласен. Потому что он нравится Снарту, не какой-то рандомный преступник из Централ Сити. И Барри будет доволен и…

Его голова закружилась. Он упал на кровать, хватаясь за нее, потому что было так больно, больно, больно, а потом неожиданно все прошло, и Барри остался в покое.

Ну, в таком покое, который был только возможен, учитывая звук включенной криопушки, направленной на него, и глаза Барри резко открылись, он уселся и уставился на Лена.

Уставился на Лена без необходимости задирать голову. Сердце Барри сумасшедше забилось в груди, и он опустил взгляд на свои руки, живот, ноги и… очень голого себя, но он снова стал собой и…

- Какого черта.

Да. Злобно выглядящий Снарт в комнате.

- Мужик, ты не можешь говорить «прошу, будь в порядке, Барри», а в следующее мгновение наводить на меня свою пушку, - сказал Барри, фыркая на Лена, который, кстати, поднял пушку и прижал ее к голове Барри, явно не соглашаясь с ним. О-оу. – Я могу объяснить. Но это прозвучит невероятно и займет довольно много времени.

- Я только что видел, как мой кот превратился в парня, которого я ищу уже около полутора недель. Не думаю, что тебе стоит переживать о невероятности истории.

Ладно, он мог объяснить. Барри сделал глубокий вдох и начал рассказ.

Когда он закончил, Лен опустил оружие на прикроватную тумбочку и отклонился назад, опираясь головой на стену позади себя и поднимая брови.

- Ну и?

- Что «ну и»?

- У тебя же выбор из двух вариантов, помнишь, - когда Барри непонимающе нахмурился, Лен закатил глаза. – Поцеловать меня или выцарапать мои глаза. Ты действительно временами идиот, не так ли? Серьезно, Скарлет, я… - именно в этот момент Барри решил, что услышал уже достаточно, спасибо большое. Что бы там Лен ни собирался сказать, это может подождать. Он быстро придвинулся, замечая, что к нему вернулась его скорость (ГОСПОДИ ДА), и поцеловал его, не давая вырваться больше ничему, кроме стонов.

Хотя не один Капитан Холод стонал, когда рука Лена грязно использовала тот факт, что Барри был до сих пор голым, и опустилась между их телами, сжимая и проводя по всей длине. Бедра Барри сжали его с двух сторон в ответ, потому что да, пожалуйста, еще, и Лену точно придется забрать обратно тот комментарий, что у Барри нет члена, потому что он держал в своих руках довольно твердое доказательство обратного. И кого волнует, что он говорил это о котенке. Барри бы ТАК припомнил ему это попозже. Ох, да, гораздо позже.

Бонус



- Так, давай уточним, - сказал Лен, когда они сидели в кровати на следующий день и Барри рассказывал свою историю еще раз, потому что Лен продолжал задавать вопросы. – Ведьма превратила тебя в котенка, не говоря, как обратить заклинание? А потом ты поцеловал меня и превратился обратно? Что-то вроде «поцелуя истинной любви», снимающего проклятие?

Глаза Барри расширились, и он поднялся с кровати.

- Мне надо идти.

- Но…

Он не хотел пока это слышать, поэтому прижался в быстром поцелуе к губам Лена.

- Я вернусь, обещаю. Это не конец. Мне просто надо рассказать остальным, что я в порядке, и спросить кое-что у одного человека. Просто чтобы быть уверенным.

- Но…

- Клянусь, я вернусь, Лен, - сказал он на пути к дверям, намереваясь просто выбежать из дома и…

- Не то чтобы я не ценил это, но, думаю, тебе надо надеть что-нибудь для начала. Или, знаешь, не стоит, если ты хочешь, чтобы все видели твое достоинство, я не против, - медленно протянул Лен со своего места, и Барри сверкнул, надевая одежду Снарта, прежде чем убежать.

И остановиться только найдя Затанну.

- Поцелуй истинной любви? Серьезно? – спросил Барри, упирая руки в бока. – Ты не смогла придумать ничего получше? – и, ох, это означает, что Снарт его истинная любовь, и Барри еще попсихует насчет этого позже.

- Что? – спросила девушка, и Барри простонал.

- Ты знаешь что! Ты была плохой ведьмой и превратила меня в котенка до тех пор, пока я не получил бы поцелуй от другого, но сработало бы это только с поцелуем истинной любви! – тихо прошипел он.

Затанна закатила глаза.

- Окей, для начала? Я не ведьма, а маг. Ауу, ты вообще видел мой костюм? С каких пор ведьмы носят подобное? - фыркнула она, покрутившись на месте. – Во-вторых, - продолжила она, остановившись на месте, - что ты вообще думаешь? Что ты в «Красавице и чудовище»? – спросила Затанна, и, когда Барри уставился на нее, закатила глаза. – Нет! Никакого поцелуя истинной любви!

- Но проклятие…

- Заклинание просто изжило себя. У всех заклинаний есть свой срок действия. Ты хоть представляешь, сколько сил займет удерживать заклинание веки вечные или пока кто-то не найдет свою истинную любовь и не поцелует его, будучи даже не человеком? Не многим нравится зоофилия. Маг может даже умереть от такого сильного истощения сил. Ну серьезно, - она закатила глаза и развернулась, бормоча, как сильно некоторым спидстерам не достает пары необходимых извилин, и оставляя Барри позади с мыслями о том, какой же он идиот.

… и Барри был уверен, что каким-то образом Снарт узнает об этом и просто лопнет от смеха. О Господи.


#Уголок переводчика

Спасибо, что прочитали! Надеюсь, этот фик немного поднял вам настроение (потому что в такие холода, что творятся сейчас за окном, просто необходимо немного тепла)
Пожалуйста, напишите хоть пару слов, мне важно знать ваше мнение ^^
Всем удачного дня! ❤
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.