Перевод

Что значит имя? 595

Yamete переводчик
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Очень странные дела

Автор оригинала:
wordsarelifealways
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/12535288

Пэйринг и персонажи:
Одиннадцать/Майк Уилер, Одиннадцать, Майк Уилер
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Романтика Флафф

Награды от читателей:
 
Описание:
Прошло две недели, и Оди решает поделиться с Майком своим настоящим именем.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания переводчика:
«Роза пахнет розой, хоть розой назови её, хоть нет».
Уильям Шекспир
30 октября 2017, 16:17
      Была тихая дождливая ночь, когда она сказала ему. Они вместе ютились под самым мягким одеялом, смотрели кино, и тепло между ними напоминало им обоим, что всё это реально: наконец они снова вместе.       Около двух недель прошло с тех пор, как они впервые увидели друг друга после долгой разлуки, и когда Майк не учился в школе, он, вне всякого сомнения, прятался с ней в хижине Хоппера. Однажды они смогут пойти на учёбу вместе, ну а пока она готова ждать его целыми днями, зная, что в конце концов он всё равно вернётся к ней.       Иногда он приходил с компанией, и они «несли чушь»; эту фразу Макс объяснила ей однажды вечером, когда все они не были заняты ничем, кроме разговоров о школе, домашней работе и совершенно обыденных вещах, как нормальные дети. Но сегодня здесь находились только она и Майк.       Эти ночи были её любимыми.       После того, как врата удалось закрыть, первые несколько дней они с Майком проводили наедине. И хотя истощение было слишком велико, чтобы сделать что-то, кроме как лежать рядом и слушать его разговоры, она наслаждалась ими больше, чем всем остальным, что только смогла припомнить. В основном он говорил о том, что успело произойти за то время, пока она жила в вынужденном укрытии, но абсолютно всё сказанное им приводило её в восторг.       Взамен ей хотелось поделиться чем-то о себе; хотелось заинтересовать Майка, а не вогнать в тоску. Она глубоко вздохнула и посмотрела на него. Её щека опиралась на его худое плечо.        — Майк? — Она ненавидела то, как слабо звучал её голос, но как бы тихо она ни говорила, он всегда слышал. После долгих лет молчания она всё ещё удивлялась тому, как он умудрялся её расслышать.       — Да, Оди? — Он взглянул на неё своими карими глазами, полными беспокойства.       Время пришло.       — Джейн, — просто сказала она. Она понятия не имела, с чего начать свои объяснения и как рассказать ему о том, что узнала, но собственное имя казалось ей чем-то простым.       — Что? — Майк в замешательстве нахмурил брови, и она не смогла не улыбнуться.       — Джейн, — повторила она, положив руку себе на грудь.       — Ты узнала своё настоящее имя? — Лицо Майка озарилось осознанием, и радость в его глазах согрела её сердце.       — Да. Джейн. Моя мама — Терри Айвз. Я встретилась с ней, — сообщила она, нервно завозившись с одеялом.       — Не может быть! — Майк выглядел взволнованным, и это заставляло её чувствовать, как в груди переворачивается сердце. — Она была такой, как ты? — с любопытством спросил он, и что-то внутри сжалось от нахлынувших воспоминаний.       — Да. Но плохие люди тоже причиняли ей боль, на самом деле плохие. — Её глаза защипало, когда в памяти возникла мама, сидящая в кресле-качалке и шепчущая одни и те же слова снова и снова. Знающая, что в её голове заключён ключ к поиску дочери, который никто понять не в состоянии.       — Ох. — Казалось, Майк ощутил её грусть, а потому обнял ещё крепче.       — Теперь у меня есть свидетельство о рождении, — тихонько шепнула она ему в шею, запинаясь в словах, которые Хоппер сказал ей, когда показал тот маленький клочок бумаги. — Говорит Джейн Хоппер, приём, — добавила она, слабо улыбнувшись своему новому имени. Всё это напоминало ей две переплетающиеся жизни; Джейн: жизнь, которую у неё похитили, и Хоппер: жизнь, которую она создала для себя вместе с людьми, что не обязаны были ей помогать, но всё же помогли.       Майк немного отодвинулся и посмотрел ей прямо в лицо, но она не поняла причины столь неожиданного внимания. Ничего такого они не ели, а потому совершенно точно дело было не в том, что она испачкалась.       — Джейн... — задумчиво произнёс он, не отрывая взгляда, и она ощутила нечто странное, будто что-то в животе сорвалось и упало вниз. Майк назвал её по имени. Настоящему имени.       — Джейн, — кивнула она, крепко держась за его руку.       — Так, значит, теперь мне следует называть тебя так? — спросил он, слегка наклонив голову набок.       И разве это не то, о чём стоило подумать? Теперь у неё был выбор. Она больше не 011; у неё было своё собственное имя, и она могла быть тем, кем захочет.       — Меня зовут Джейн, — нерешительно начала она, — но мне нравится, когда ты называешь меня Оди. — Она смутилась от этого признания, но всё же улыбнулась, и Майк в качестве поддержки улыбнулся ей в ответ.        — Мне тоже нравится называть тебя Оди. — Он обнял её, прижав к себе сильнее, и они снова умостились на диване. Прежде чем успокоиться, Майк поспешил убедиться, что ей хватает одеяла.       — Мы просто скажем людям, что это твоё второе имя. Оди или Дина, ну, или что-то в этом роде, — наконец решил он, ласково играя с её кудрями.       — Хорошо, — согласилась она, прижимаясь ближе.       Помимо Хоппера и Джойс — а теперь ещё и Майка — никто не знал её нового имени, а потому все продолжали называть её Одиннадцать или Оди. Не имело значения, зовут ли её Одиннадцать — ведь это имя она носила большую часть жизни, — но имя «Оди» стало для неё чем-то особенным.       «Джейн» было именем, данным матерью, которую она никогда не знала. Именем, связанным с жизнью, которую ей не довелось прожить. «Одиннадцать» было номером, назначенным правительственной лабораторией, которую волновали её способности, а не она сама. Но «Оди» было тем именем, которое дал ей Майк, когда хотел, чтобы она чувствовала себя в безопасности, прячась тогда в его подвале.       Оди была той девочкой, в которую она превратилась, получив возможность стать чем-то большим, чем обычная лабораторная крыса. Оди была личностью, которую она создала для себя при помощи Майка и его друзей, и она не была уверена, что способна со всем этим расстаться.       «Джейн» может быть именем в свидетельстве о рождении, но «Оди» было тем именем, которое Майк шептал, когда они лежали вместе. Тем именем, которым звали её друзья, когда пытались привлечь её внимание. И тем именем, которое Хоппер пробормотал ей в волосы, заключив в своих больших медвежьих объятьях после того, как она заставила его волноваться.       «Оди» было тем, кем она являлась для своей семьи, и её удивило то, как много всё это значит, когда увидела своё свидетельство о рождении и прочитала на нём совершенно другое имя.       — Эй, Оди? — прошептал Майк, прерывая её мысли.       — Да? — послышался ответный шёпот.        — Пусть даже, скорей всего, я не буду так тебя называть, я всё равно рад, что ты знаешь, кто ты и откуда. — Когда она подняла взгляд, то увидела румянец на веснушчатом лице Майка, и это заставило её улыбнуться самой себе. Как и она, иногда Майк предпринимал попытки сказать то, что так хотелось сказать.       — Спасибо. Я тоже. — Она положила голову ему на плечо и успокоилась.       Независимо от того, как её зовут, она знала, что её семья — включая маму и тётю Бекки — всегда будет рядом.       Так или иначе, разве имя что-то значит?