Save +463

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Durarara!!

Основные персонажи:
Изая Орихара, Шизуо Хейваджима
Пэйринг:
Шизуо, Изая
Рейтинг:
R
Жанры:
Hurt/comfort
Предупреждения:
OOC, Элементы слэша
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
по заявке: спасти Изаю от изнасилования

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Название придумано от балды, в принципе, лучше вообще без него.
ООС поставлен по причине неверия автора в такую ситуацию, что само по себе странно)
20 февраля 2013, 22:02
Боковое зрение Шизуо никогда не подводило, и не заметить происходящего в темном переулке он не смог. Трое уродов и их жертва. Один заламывал руки, сцепив запястья и согнув локти за спиной парнишки одной рукой, а другой ухватив его за подбородок, то ли заставляя смотреть, что с ним делали остальные ублюдки, то ли извращаясь в ласке. А те двое старательно стаскивали с жертвы штаны. Вернее, стаскивал один, а второй держал ноги усиленно брыкающегося парня.
- Давайте быстрее, чего возитесь? Видите, как он извелся, так уж нас хочет! – подстегивал остальных насильников держащий руки. Он сидел прямо на асфальте, уложив руки и голову парня к себе на бедра.
Пальцы Шизуо привычно смяли сигарету, несмотря на то, что его все-таки сложно было назвать защитником униженных и оскорбленных. Но…
Не узнать куртку с белым мехом, задранную чуть ли не до горла было невозможно.
Шизуо еще несколько секунд оторопело понаблюдал за открывшейся ему картиной. Неужто блоха и сделать ничего не может? Тускло блеснуло лезвие его ножа в нескольких метрах от копошившихся мужчин.
Спасать его теперь, что ли? Или, может, лучше дать возможность ему прочувствовать ответную людскую любовь? Вдруг ему понравится? Ведь не кричал кровосос совсем, рот-то ему никто не закрывал. Только пытался вырваться, надо сказать, совершенно бесполезно дрыгаясь и извиваясь в чужих руках.
А, может, ему уже нравилось?..
Шизуо неверяще посмотрел на оголенный вздрагивающий живот, углядел даже каплю пота, скатившуюся по виску, тонкую линию сжатых губ, остановил взгляд на чуть выпирающих тазобедренных костях. Изая вдруг выгнулся дугой, резко вздохнув. А те двое глумливо заржали.
Шизуо не было видно, что точно творили с Орихарой, но по двигающейся руке одного из подонков и вздрагивающим бедрам Изаи все и так было понятно.
- Давай, растяни его пошире, - пошло облизываясь, проблеял держащий руки Изаи и закрыл своей ладонью его рот.
Глаза Орихары были плотно сомкнуты, да и дергаться он перестал.
«Спасать», - подумал Шизуо. Плевать, что это блоха.
Первым отлетел тот, кто посмел засунуть свои пальцы, куда не следует. При том отлетел так, что перемахнул стену высотой в три этажа. Второй сразу же встретился с кирпичной кладкой и встать уже не смог. Последний же, стремительно отпустивший Изаю, поспешно пытался покинуть злополучный переулок. Шизуо метнул его в мусорный контейнер.
Хевайджима был уверен, что, когда он обернется, Изая точно будет весь собран, разве что нож на него не направит. Но Орихара все также лежал голой задницей на асфальте, часто дыша. Глаза его были закрыты, уголки губ дергались. Шизуо подумал, что если бы он сейчас еще и улыбнулся в такой ситуации, то Шизуо бы его сам изнасиловал и убил. Точно.
- Эй, блоха, вставай, что разлегся? Продолжения хочешь? – Шизуо приподнял его за капюшон, тут же вздергивая за руку. Однако ноги Изаю явно не держали. Он почти повис на своем спасителе и уткнулся ему в плечо.
- Я думал, что ты пройдешь мимо, - голос его звучал хрипло и слегка дрожал. Такой его почти испуганный тембр нравился Шизуо в разы больше, чем обычный.
- Так ты меня заметил?
- Сразу же.
- Подумал, что лучше быть изнасилованным, чем привлечь внимание врага?
- Решил, что тебе доставит удовольствие мое унижение.
- Я не такой гад, как ты, - Шизуо в душе удивлялся, как он смог проговорить с ним так долго, и еще ни разу не вспылить. Такой Изая почему-то не вызывал его ярости.
- Давай уже одевайся и вали отсюда, - он прислонил до сих пор висевшего на нем Орихару к стене, намереваясь закурить, но тот начал сползать вниз.
Мда. Ярость он, конечно, не вызывал, но такой его вид тоже раздражал. Слишком неправильный Изая. Какая-то раздавленная блоха. Нет, раздавленный человек. Впервые Шизуо подумал об информаторе в таком русле. Что у него тоже могут быть слабые места и что он эти слабые места может продемонстрировать. Черт! Да после попытки группового изнасилования любой бы сдал! Кому бы понравилось, как чьи-то грязные пальцы лезут тебе в зад?! А давнишний враг имеет возможность понаблюдать за твоим унижением. Кого угодно заставило бы сопли пускать. Выругавшись, Шизуо схватил его за плечо и рывком натянул до сих пор болтавшиеся между колен брюки с нижним бельем, ловко застегнул пуговицу и запахнул его куртку.
Орихара сопли, конечно, не пускал, но и на обычного себя походил мало. Казалось, что он так и собирался сидеть в этом переулке, пока раскиданные Шизуо насильники не пришли бы в себя. Движения его рук были невозможно замедлены, когда он вслед за Хевайджимой поправил свою одежду, а глаза пугающе пусты.
Шизуо раздраженно сплюнул. Ему ведь должно было вообще плевать на состояние блохи, нет, Орихары. Но… но что-то мешало ему вот так вот бросить того здесь. Чуть злясь на себя, Шизуо подхватил его за талию и потащил из проулка, по пути ловким движением подняв нож Изаи и засунув его в карман куртки, изо всех сил умоляя себя об этом не пожалеть.
Он никогда не мог и предположить, что Орихара Изая будет сидеть на его кухне и пить холодное молоко. Шизуо, конечно, понимал, что лучше бы ему выпить чего покрепче, но в доме было только молоко.
- Ляжешь здесь, - Шизуо ткнул пальцем в старенький диван с не одной прожженной дырой в обивке.
Изая на это не прореагировал почти никак.
- А можно мне в душ? – лишь тихонько спросил он.
Шизуо поморщился. Не нравилась ему эта ситуация, ох, как не нравилась. Хотя совершенно естественно было первым делом смыть с себя прикосновения тех грязных скотов.
- Надеюсь, ты там захлебнешься.
Изая лишь пожал плечами, вызывая у Шизуо новый приступ раздражения. Определенно, такой Орихара не нравился ему, словно без своей ухмылочки и маньячного блеска в глазах он уже не был Орихарой.
Следить и дальше за состоянием своего «гостя» он посчитал излишним и ушел в спальню, пытаясь не замечать, как нервно дергалась бровь.
Его разбудили прикосновения ледяных рук. Спросонья Шизуо дернулся так, что приложился о деревянную спинку кровати. А потом вспомнил, что сегодняшнюю ночь ненавистная блоха проводит у него. Замерз он там, что ли?
Меж тем, Изая прижимался все сильнее, пока наконец не уткнулся носом в грудь и затих, лишь мелко вздрагивая.
Это было приятно.
Нет, совсем не приятно! Не собирался же он показывать ему еще слабости?! Шизуо замер, не понимая, как он должен реагировать на такое проявление чувств. «Каких еще чувств?!» - он помотал головой. Выкинуть из постели и желательно из квартиры. Тогда зачем, спрашивается, он его сюда притащил? Наконец он несмело положил ладонь на худое плечо. Тот почти сразу перестал дрожать, но голову из-под одеяла не вытаскивал, все также продолжая утыкаться в Хевайджиму.
- Ты все еще любишь людей, Изая? – почему ему вдруг стало интересно, Шизуо сказать не смог бы.
Изая молчал так долго, что казалось, будто он уже давно расслабился и спит. Но все же Шизуо расслышал его приглушенный голос.
- Уже чуточку меньше.
Говорить с ним больше не хотелось. Как не хотелось больше гоняться за ним с целью размазать по стенке. И это огорчало. Словно Изая потерял что-то важное в его глазах, показав, что он обычный человек. А Шизуо ничего не хотел менять в их отношениях. Разочарованно выдохнув, он закрыл глаза, вновь погружаясь в сон, так и не выгнав Изаю из своей кровати.
Проснулся он уже один. На секунду ему подумалось, что Орихара Изая в его квартире, в его постели, униженный и растоптанный, лишь привиделся ему. Никаких следов присутствия блохи в своем доме Шизуо не находил. Он задумчиво обошел квартиру, пока не остановился в прихожей. Обрывки обоев свисали со стены. Изодранная острым лезвием бумага гласила:
- Спасибо, Шизу-тян!
Ха-ха, вот ведь он дурак – решил, что их отношения могут измениться. Шизуо захотелось треснуть себя по лбу. Нет, прежде ему хотелось прибить блоху!
Привычный вопль разнесся по Икебукуро.
- Изаааааая!

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.