Don't worry, I will protect you 83

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Вольтрон: Легендарный защитник

Пэйринг и персонажи:
Широ/Кит, Аллура, Кит, Лэнс, Пидж, Широ, Ханк, Коран, Мэтт
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 17 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Детектив Драма Насилие ООС Первый раз

Награды от читателей:
 
Описание:
Отныне, каждый день Широ превращался в нервотрёпку. В его обязанности входило защищать какого-то нервного пацана, который-то толком свою жизнь и не ценил. Кит Когане — рок-звезда, заядлый курильщик, за плечами которого три попытки суицида и на данный момент, один маньяк на хвосте. Лучшего набора придумать и нельзя.

Посвящение:
Фэндому VLD и своим раздолбайтронам.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Писал, писал и выписал спустя неделю фееричной жопы с нехваткой времени и сном по 5 часов. Пишу детектив с неумелыми попытками сцен перестрелок, потому что НЕ умею. Ставлю ООС, потому что характеры в этой АУ подпортились. Всё это влияние фильма "Телохранитель" с Уитни Хьюстон. Вверяю это в ваши руки, просьба тапками не кидаться. Аккуратнее, жёстко скачу по событиям.
Паблик — https://vk.com/darknessneko
19 ноября 2017, 19:15
      Каждый день Широ думал о том, почему он вообще согласился на такую работу. Каждый чертов день он просыпался в холодном поту от одного и того же кошмара, мучающего его на протяжении последнего года, и ещё минут десять не мог успокоиться. Он сжимал одеяло в руках и стискивал зубы, потому что можно было уже забыть, можно было уже перестать корить себя за тот случай.       Боже, Широ, ты не виноват.       Каждое его утро так и сквозило рутиной и фальшью. Широ делал себе сэндвичи и кофе, надевал, как обычно, идеально выглаженную белую рубашку, затягивал потуже галстук и шел на работу. В душный офис, где его встречали поддельно-доброжелательными улыбками, где его ждало место с табличкой «Специалист Такаши Широгане». Этот клочок картона в стекле иногда казался ему якорем, который Широ сам себе повесил на шею и медленно, но верно шел ко дну. Но он привык. Всё это приелось, въелось в мозг и прицепилось там как супер-клей к его рабочему столу.       Каждый день Широ успокаивал себя тем, что так будет лучше. Он убеждал себя, что на данный момент жизнь прекрасна, и просить о большем он и не смеет.       В один из самых обычных дней телефон на рабочем столе Такаши зазвонил, и всё бы ничего, это можно было бы считать деловым звонком, если бы не тон, которым изначально произнесли его имя. Его искали для совершенно другой работы и настаивали на встрече. Девушка на другом конце провода была взволнованна, может быть даже напугана, и Широ колебался. Он долго молчал и тяжело дышал в трубку, его съедали сомнения, и здравый смысл кричал и просил его остановиться…, но Широ согласился. Такаши добровольно согласился на встречу со странной незнакомкой, звонившей на его рабочий номер. Безумие.       Если это очередное испытание для его нервной системы, то он не доживёт до премии.       Тем же вечером мужчина встретился с этой загадочной девушкой в одном спокойном кафе недалеко от центра города. Она представилась как Аллура и объяснила, что профессиональная помощь нужна не ей, а солисту одной музыкальной группы в которой она работает менеджером.  — Как вы нашли меня? Данные о том, что я работал в такой сфере были уничтожены, — Широ, откровенно говоря, не нравился этот разговор, ему вообще не нравилось, что кто-то что-то знал о его прошлом.  — Семья Холт помогла мне выйти на вас.       Холт? Такаши чуть было не подавился кофе. Эти люди сами гарантировали ему полную секретность, а теперь он узнаёт о том, что они дали его данные вот этой блондиночке. Здесь либо был подвох, либо он рехнулся.  — Послушайте, это не может быть…  — Человек, который нуждается в вашей помощи, имеет отношение к этой семье, — девушка перебила его. — Мне, точнее нам, известно, что всё это должно сохраниться в строжайшей секретности. Не переживайте, никто не узнает о том, чем вы занимались и имели ли вы какое-то отношение к этой группе.  — Ладно, допустим, — Широ сцепил руки в замок. — Но почему именно я? Если вы были у Холтов, то вам известна и обратная сторона медали.  — Вы не были виновны. В любом случае, нам будет очень трудно найти ещё одного человека, который сможет так же ответственно отнестись к своей работе. Подумайте над моим предложением, деньгами вас не обидят. Если всё же решитесь, приходите в субботу в 16:00 в Главный концертный зал.       Широ, ты опять наступаешь на одни и те же грабли.       Главный концертный зал в тот день был заполнен людьми перед какой-то очень важной репетицией. Женщины в масках, накрашенные мужчины и музыканты с инструментами разных форм и расцветок. Всё это сливалось в одну большую кашу, и каким чудом он нашёл нужную ему гримерку, знал только сам дьявол. Как только он открыл дверь, на него тут же обратил своё внимание рыжеволосый мужчина с густыми усами.  — Сегодня никаких интервью, молодой человек! — он уже воинственно направился к Такаши.  — Я пришёл по просьбе Аллуры.  — Моей ассистентки? — мужчина притормозил и удивлённо вскинул бровь.  — Полагаю, что так, — Широ стоял в дверях и чувствовал себя по-идиотски.  — Если это ты, тот самый Широгане, который собирается быть телохранителем Кита, то проходи.  — Телохранитель кого…       В этот самый момент его сзади грубо толкнули. И хоть Широ и был в отличной физической форме и широк в плечах, неожиданные толчки всё же остаются неожиданными.  — Коран, что это за гора мышц стоит посреди прохода и не даёт пройти в гримерку? — послышался голос только что вошедшего парня.  — Это, возможно, телохранитель Кита, Лэнс, — ответил мужчина с усами и странно посмотрел на Широ.  — С каких пор нашей принцессе в доспехах понадобился телохранитель?  — Инициатива Аллуры.       Такаши уже собирался уходить, и ушёл бы, если бы спустя пару секунд после последнего сказанного слова не вошёл парень. Это была ядерная смесь вырвиглазного красного цвета и чёрной подводки. Он был зол, и эту злость можно было ощутить в радиусе нескольких километров от него, следом за ним практически влетела та самая девушка-блондинка.  — В следующий раз, скажи Рою, что если он опять налажает со светом, то одним сломаным прожектором не обойдётся.  — Кит, тебе не стоит…  — Это кто? — резкое и твёрдое обращение в сторону Широ.  — О, Широгане, вы пришли. Кит, это Такаши Широгане, человек, который как никто лучше защитит тебя. Парень с замашками нервного эмо-подростка лишь хмыкнул, и, достав из заднего кармана джинс сигареты, быстрым шагом вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.  — Извините, он на нервах…       Широ было откровенно говоря насрать, кто на каких нервах, иметь дело с импульсивными подростками-переростками он не хотел, тем более когда они не знают что такое уважение, и когда ему не объяснили в чем суть дела. И он действительно собирался уходить, но та же девушка его остановила. Она пообещала всё рассказать, убедила, что Широ поймёт зачем он здесь.       После десятой показанной записки с угрозами и пожеланиями смерти, мужчина понял, что дело принимает серьёзный оборот. Буквы были вырезаны из газеты и наклеены на бумагу — никакого почерка, никаких следов. Также он узнал о том, что во время одного из концертов, в гримерке нашли без сознания одного из стилистов. Чутьё Широ подсказывало ему, что на этот раз он действительно либо тронется умом, либо спасёт человека.

***

      Отныне, каждый день Широ превращался в нервотрёпку. В его обязанности входило защищать какого-то нервного пацана, который-то толком свою жизнь и не ценил. Кит Когане — рок-звезда, заядлый курильщик, за плечами которого три попытки суицида, и на данный момент один маньяк на хвосте. Лучшего набора придумать и нельзя, только что наркотиками не балуется, но и это надо было проверить. А самое интересное, что общего он имел с семьёй сенатора? Очень много вопросов, на которые ему не давали ответа.       Такаши Широгане удивлялся, как ещё Кита этот маньяк ночью не прирезал. Ведь дом, в котором жил он и периодически его долбанутая группа «Universe’s defenders», защищён был только стенами. Также парнишка вёл исключительно разгульный образ жизни: пьянки, вечеринки, концерты в каких-то подозрительных клубах. Нет, серьёзно, это могло довести Широ до белого каления. Вся эта безответственность, небрежность в отношении собственной жизни раздражала неимоверно. Неужели было непонятно, что если Кита будут защищать хоть сто человек профессиональной охраны, они всё равно ничем не помогут, пока он сам не задумается о ценности своего существования. Такаши пытался увидеть смысл своего пребывания рядом с ним, но убедился что его нет.  — Разрывайте контракт со мной.  — Широ, он просто ещё не осознал до конца всю серьёзность. Он пытается убежать от самого себя…  — Я не психолог, и я не могу защитить человека, который боится сам себя. Когда закончатся эти гонки, игрища, или что там у него, тогда мы сможем нормально поговорить, — Широ накинул пиджак и серьёзно посмотрел на Аллуру. — А до тех пор я не буду играть роль няньки.       Прошла неделя с того дня, как мужчина ушёл из того притона дикой молодости, тихо закрыв дверь. Неделю он отсиживался дома и пытался привести мысли в порядок. За его пребывание там, Киту пришла ещё одна записка, похлеще чем все остальные — в ней фигурировали угрозы сексуального характера, и общее мнение Широ, Аллуры и Корана (мужчины с усами) сошлось на том, чтобы не говорить Киту о ней. И в тот момент, когда все начало становиться только хуже, Широ просто взял и ушёл. Его всегда называли добрым человеком, который не бросит других в беде, он и сам себя таким считал, а тут получается, что нет, ни черта. Проблема в том, что Такаши боялся, боялся опять не справиться, особенно когда его клиент пускает все на самотёк и выказывает пренебрежение к его методам работы. Это было то самое состояние, когда в тебе плещется отчаяние со злостью, и опускаются руки. Широ не знал как поступить, что сделать.       Кит был ярким, если даже не искрящимся на сцене. Его охватывала агония. На самом же деле, многим людям встречающим его в реальности, казалось что он либо раздражителен, либо апатичен. Но близкие к нему знали, что это лишь защитная реакция, что в нём хватает настоящих, положительных эмоций, но только на песни и выступления. Ханк и Лэнс — ребята из группы, знали его с самого детства, поэтому им были привычны все эти срывы и заскоки, но после появления записок Кит прошёл точку кипения и начал успокаивать себя шумом и алкоголем. Он был безутешен, копался в прошлом и выкуривал сигарету за сигаретой, невзирая на обеспокоенные и осуждающие взгляды. Он хотел забыться пока это всё не закончится.  — А где же мой защитничек? — спросил Кит, заходя в комнату после очередной вечеринки и снимая клипсу с уха. От него несло перегаром, — Где же светлый воин, что спасёт меня от свирепого дракона? Вся команда молча смотрела на него.  — Что? — тишина. — Он ушёл? Да?  — Кит, тебе стоит…  — Во-первых, я ничего менять не собираюсь, во-вторых, пусть катится к черту со своими камерами и мерами предосторожности! Всем будет лучше, если меня уже наконец грохнут.       Когане шумно завалился на диван и всем своим видом показал, что продолжать разговор не намерен. В наступившей тишине было слышно, как Лэнс тихо ругнулся.       Прошло полторы недели, как Широ снова пытался вернуться к нормальной жизни. Плохо получалось, потому что кошмары дополнились непонятной тревожностью, под глазами залегли неплохие такие синяки, и всё его состояние показывало крайнюю усталость. Утром он обнаружил, что забыл купить молоко вечером, и пришлось идти в магазин. Широко зевая, Такаши стоял перед стеллажом и пытался сообразить какое же ему нужно: с однопроцентной жирностью или с двухпроцентной. Из размышлений его вырвал бодрый мужской голос.  — Выглядишь неважно.  — Мэтт? — Широ удивлённо посмотрел на говорящего.  — Здравствуй, Такаши, — Мэттью Холт радостно ему улыбался в 8 утра в круглосуточном магазине, — Давай подвезу до дома.  — Мэтт, какими судьбами? Как ты? Сказать что Широ был рад видеть своего давнего друга, не сказать ничего. Они не виделись с того самого дня и мужчина был рад что с Мэттью всё в порядке. Правда.  — Да так, заехал на недельку к родителям, с сестрёнкой повидаться, к тебе заскочить.  — Как там Кэти?  — Широ, — Мэтт не мог не заметить, как менялся голос друга, когда тот произносил имя его сестры. — С ней всё хорошо. И если ты до сих пор коришь себя за тот случай, то слово тебе даю, я тебя сейчас ударю, потому что только благодаря тебе Кэти жива и здорова, — голос парня за рулём стал серьёзным.  — Я…я.  — Это не даёт тебе работать с Китом?       Широ ненавидел и был благодарен Мэтту за его проницательность. Этот парниша всегда знал, что творится у него на душе, какие сомнения его терзают, и может поэтому он был его лучшим другом. Так или иначе, Такаши рассказал ему всё: о кошмарах, и об ужасном поведении и образе жизни Кита. Мэтт молча его слушал всю дорогу до дома. Когда Широ закончил, они уже подъезжали.  — Кит парень с очень непростым детством. Ты, скорее всего, задавался вопросом какое отношение мы имеем к нему, так вот, практически прямое. Мальчиком он был жертвой домашнего насилия, и Холт, как одна из влиятельнейших семей, взяла его под свою опеку, — Мэтт закурил. — Только никто не должен был об этом знать, поэтому ни ты, ни кто-либо другой не были в курсе его существования. Он действительно талантлив в музыке, поэтому как только он закончил школу, отец сделал всё, чтобы он смог поступить и учиться в лучшей консерватории. Кит с отличием отучился первый год, затем подписал выгодный контракт, основал свою группу и стал знаменитостью. Только прошлое всё так же сильно донимает его воспоминаниями об извращенце-отце, а буквально полгода назад, он узнал что его мать погибла. Два месяца назад ему начали приходить эти письма, и мы не смогли это проигнорировать.  — И решили связаться со мной через Аллуру? — закончил за Мэтта Широ.  — В точку.       Широ сидел в машине и пытался переварить всё, что только что услышал. Голова начинала болеть, и он устало потёр виски. Всё же это дело принимало серьёзный оборот — за человеком с таким непростым прошлым не будут гнаться психически больные фанаты. Его смерти хотел кто-то опаснее. Гораздо опаснее. Мэтт затушил сигарету.  — Спорим, что сколько ты ни был на его концертах, а в роли зрителя не видел его выступлений? Дааа, ты пропустил нечто ошеломляющее, — парень выбросил окурок в окно. — Я советую тебе пересмотреть своё отношение к нему, Широ. Тебя никто не заставляет, мы всегда сможем найти другого специалиста, но только вот тебе мы можем полностью доверять. Ты человек, который прекрасно понимает других, и да, я знаю что задача телохранителя только в том, чтобы обеспечить безопасность клиента, но всё же… вы сможете найти общий язык. Он хороший парень, просто ему очень тяжело. Сегодня в 20:00 у него концерт в «Леопарде», я заеду за тобой в 19:30. Хотя бы просто посмотри, на что он способен.  — Спасибо, Мэтт, я подумаю…  — Ты не подумаешь, Такаши Широгане, ты возьмёшь и поедешь со мной, — Мэтт настойчиво посмотрел на него, — Тебе не помешает немного развеяться.  — Ладно, хорошо. Широ было проще согласиться, чем на больную голову спорить с Мэттью. Он знал, что если тому что-то надо, он этого добьётся. Боже, он всегда был такой занозой в заднице?  — А, и кстати, если увидишь мою сестрёнку, не говори что её братец балуется сигаретами.  — Мэтт, если ты серьёзно думаешь, что она ничего не знает, то ты сильно ошибаешься.       Тем же вечером Широ впервые надел одну из своих парадных рубашек. Раньше у него как-то не было повода: на работе он не появлялся на корпоративах, не ходил ни на какие вечеринки или в клубы. С его первой работой было опасно иметь какие-то личные отношения, а когда он начал работать в офисе, то не почувствовал в этом потребности. Просто жил жизнью холостяка-домоседа и вполне был этим доволен. Никаких неожиданностей, никаких неприятностей, только спокойствие и иллюзия уюта. И что-то ему подсказывало, что на концерте Кита всё это покатится по наклонной, а своему чутью Широ привык доверять.       Мэтт был у его дома ровно в 19:30, при параде и с широкой улыбкой. Когда Широ вышел из дома, он аж присвистнул.  — Такаши, я тебя в последний раз в таком прикиде видел на пьянке после выпускного.  — Мэтт…  — Ладно-ладно, понял, не вспоминаем тот вечер, когда ты полез ко мне ц…  — Мэттью Холт!  — Хорошо-хорошо.       Пока они ехали до нужного клуба, Мэтт рассказал как дерьмово работать на правительство, что всё это полнейший бред, и лучше бы он действительно стал космонавтом. Честно говоря, Широ бы тоже не отказался отправиться в космос. Ну так, знаете, улететь и не вернуться больше никогда на эту Землю, подальше от проблем и подозрительных личностей, открывать новые галактики, хоть это и не вписывалось в его план спокойной и одинокой жизни. Вместо этого он пошёл по тропе своей детской мечты — защищать других. Он задумался, и до конца поездки говорил только Мэтт.       «Леопард» встретил их неоновыми огнями, безумной толпой людей и широкой барной стойкой. Глаза болели от количества ярких цветов, было сложно дышать из-за жара танцующих тел и сосредоточиться на чём-то в таком шуме. Широ привык всё всегда держать на контроле, но пока они нашли свободные места, он думал что ему действительно станет плохо в этой бешеной толкучке.  — Два мартини.  — Мэтт, что ты делаешь?  — Расслабься, ты же не на работе.  — Зато ты за рулём и вооб…       «Встречайте на сцене группу, что сведёт вас с ума! Universe’s defenders!» — объявил парень в зелёной косухе и с шухером на голове. Мгновенно всё помещение наполнилось восторженными криками и Широ замолчал, понял, что здесь сейчас действительно что-то будет. А ещё в его голове мелькнула мысль о том, что Киту надо быть намного осторожнее, если он выступает перед подобной публикой — почти все были в неадекватном состоянии и пьяном угаре. И как бы мужчина не говорил себе, что он не на работе, что ему нужно расслабиться, он всё равно внимательно следил за тем, что происходит как на сцене, так и в зале. Издержки профессии, да, только вот раньше это состояние настороженности не было таким сильным. Он определённо что-то чувствовал.       На сцене ребята начинали разогреваться и уже только этим они завели толпу. Кит был для людей внизу сродни Богу: они хотели коснуться его, поймать его взгляд, а некоторые и сделать кое-что погрязнее на его светлый лик. Но это не отменяло того, что всех их сюда привело его творчество. Под его песни плакали, под его песни верили в себя, но самое главное — под его песни жили. Кит отдавал всего себя музыке, всю душу вкладывая текст, не оставляя себе ничего. Он растрачивался и видел в себе лишь зияющую пустоту, и только публика, только концерты заполняли это пространство криками и аплодисментами. Так он научился жить — он променял учебу на славу, а спокойствие на адреналин и был доволен. Кит хотел сгореть дотла в самом рассвете этой жизни, взять от мира всё и оставить себя ему на растерзание. Иронично, но он боялся смерти. Его до чертиков пугали эти гребаные письма с угрозами, но показать этого он не мог из-за собственной дурости. Кит пытался заглушить, запить, закурить страх, но его нервы сдавали, и перед каждым выступлением дрожали пальцы. От осознания того, что где-то в толпе мог быть человек, который так неистово желает его смерти, становилось дурно. Но сегодня, ему отчего-то стало всё равно. Может потому, что единственный человек способный его защитить не увидел смысла в существовании Кита, а может потому, что он сам этого не разглядел. Такие мысли лишь отвлекали, и он отбросил их, потом с этим разберётся. Самым важным сейчас были не его дурацкие замашки, а сцена, мелодия и публика. Сцена. Мелодия. Публика.       Начало песни уже будоражило сознание, слова находили приют в каждом сердце слушателя. Феерично, ярко, мощно — такими словами Широ мог описать это безумие, что с ним творила эта музыка. На работе он никогда не вслушивался, был словно в вакууме, но сейчас всё было по-другому. Он смотрел на Кита и не видел раздражения и безразличия, Широ видел мольбу, это было как крик о помощи. В песне все маски спадали, и истинные эмоции и чувства захватывали исполнителя. Живо, красочно, красиво — этих слов недостаточно. На сцене Когане завораживал, это было правдой.  — Я смотрю, тебе понравилось, — сказал Мэтт отвлекая Широ от выступления.  — Да, это… это…  — Даже не пытайся, ничего не получится, — хмыкнул его лучший друг и потянулся к своему бокалу.       Такаши собирался снова отдать всё своё внимание музыке, но посмотрев на зал заметил, что настроение несколько поменялось. Люди под впечатлением будто стали агрессивнее. Они действительно обезумели и не отдавали себе отчета в то, что делают. Широ начал быстро анализировать ситуацию: вот Кит и его группа, сцена небольшая, и, если кто захочет, то без проблем залезет на неё, а вот толпа беснующихся людей и мигающее табло сверху над сценой. Стоп, мигающее табло? Это было подозрительно, оно мигало слишком часто и резко, складывалось ощущение, что кто-то пытался повредить контакты, но что-то сделать с ними можно только если добраться до крепления, на котором держится табло.       Широ, ты чертов параноик и пожалеешь об этом.       — Мэтт, мне нужно чтобы ты сейчас же вышел и подогнал машину к чёрному входу.  — Такаши, ты серьёзно думаешь, что я знаю где здесь чёрный вход?  — Мэттью, сейчас же! — закричал Широ на фоне общего шума и Мэтт тут же сорвался с места.       Действовать надо быстро, мешкать некогда. Самым главным было пробраться к сцене и как можно скорее. Широ надеялся, что успеет. Надеялся на то, что это не паранойя и не заскоки его воспалённого мозга. Что ему, в конце концов, всё это не казалось. Путь до сцены при большом желании и его физической подготовке займёт около трёх минут. Чёрный вход должен находиться за кулисами на расстоянии примерно двух минут быстрого темпа, так как зал был небольшой. Пять минут и Кит Когане останется в живых. Пять чертовых минут есть у Широ, и на второй из них из табло начали сыпаться искры. Это было хорошо спланировано — люди снизу в таком состоянии ничего не заметят, солист, вошедший в свой собственный астрал тоже не видит, что у него происходит над головой. Чёрт, чёрт. Это должно закончиться хорошо.       Кит допевал пятую песню из их нового альбома. Он чувствовал себя на высоте, ему было хорошо, просто замечательно. Он давал волю самому себе и совершенно ничего не видел, кроме как яркого света софитов и не слышал ничего, кроме стука крови в своих ушах и воя публики. Драйв, экстаз, наслаждение. На последних словах ему казалось, что свет стал ярче. Оставалась одна строчка, музыка стихала, и вдруг он чётко услышал пронзительный крик.  — Кит! — Широ вскочил на сцену и бросился на него, падая и уводя за собой в сторону.       Кит Когане не понял, что произошло. В один миг, он увидел ослепительно яркие огни, а в другой он уже лежал на полу сцены и видел, как с грохотом и скрежетом падает повреждённое табло. Прямо на то место, где он стоял пару секунд назад. Он мог быть там. Пару секунд назад. Его сердце ушло в пятки, тело охватило оцепенение. Ещё бы чуть-чуть, какую-то малость. Кит не слышал, что кричал ему Такаши, он впился взглядом в одно место и не мог перестать смотреть. Пульс отдавался в его ушах, медленно приходило осознание того, что он жив. Его уносили, подальше, от вмиг испуганной и восторженной толпы. В голове Кита была лишь одна мысль — жив. Он не помнил как оказался в машине Мэтта, не помнил, как по его щекам внезапно потекли слезы от страха и шока, не помнил, как его пытался отрезвить пощёчинами Ханк. Единственное что осталось в его памяти — это сильные руки Широ, держащие его на протяжении всего пути до дома.       Кит сидел на диване в доме Холтов и дрожал. Мэтт не находил себе места, ходил кругами по комнате и кого-то постоянно вызванивал, Лэнс с Ханком пытались связаться с Кораном и отменить следующие три концерта, а Широ старался как можно быстрее всё объяснить хозяевам дома. После такого откровенного покушения было опасно возвращаться к Киту, это понимали все, но осознать такое когда в гостиную вваливается группа молодых людей, один из которых в истерике, а другой нетрезвый, было сложно. Миссис Холт была в ужасе от всего услышанного, женщине стало нехорошо и она поспешила подняться на второй этаж. Когда комната напоминала пчелиный улей из-за шума голосов и непрерывных звонков, по лестнице вниз сбежала девушка.  — Мэтт, Широ, что здесь происходит?! — Кэти растерянно смотрела на всех присутствующих в комнате. — Я… я заснула над учебниками, а когда проснулась, мама… Мэтт… клуб, ты, Широ…  — Кэти, всё хорошо, все живы, — начал было объяснять Такаши, но как только девушка заметила кто сидит рядом с ним…       Не описать, насколько печальным стал её взгляд. В нём было всё: и грусть, и боль, и тоска. Кит был ей как второй брат, был лучшим другом, и Кэти действительно считала его ещё одним членом семьи. Никто, ни её брат, ни родители не приняли Когане так же быстро как она. И сейчас, увидев его в таком состоянии, она поняла достаточно. Эта чуткость, это понимание, с которым она обняла Кита, заставило его шумно выдохнуть. Впервые за всё время, он осознал, как же долго он её не видел. А ведь обещал навещать, рассказывать забавные истории, связанные с учебой, научить играть её на гитаре и обязательно помогать ей с опытами. А в итоге как ушёл, так и не появился ни разу в этом доме. Кит забыл, как ценил это, и ко всему прочему ему стало стыдно. Это жгучее чувство вины смешалось с так и не успокоившимся страхом, и Когане отчаянно хотел, чтобы это прекратилось. Чтобы он перестал чувствовать это всё, и к нему пришло облегчение. Но он был живым человеком, и невозможным было просто взять и погасить весь этот пожар внутри него.  — Кит, тебе не стоит молчать, если ты чего-то боишься.       Всё так просто, легко. Действительно, можно было уже давно это признать и не скрывать, но Кит никогда не считал нужным принимать свои страхи. Сегодня он понял, к чему может привести такое безразличие. Кит больше не сможет скрываться за иллюзией пофигистичного засранца.       Он аккуратно приобнял девушку, и она услышала тихое «спасибо, Пидж».       Было решено переждать неделю у семьи Холт, пока Широ ставил систему защиты в доме Кита. После случившегося Широгане не смог оставить это просто так, он чувствовал свою ответственность за этого парня. Конечно, у него свои тараканы в голове, но он не был тем, за кого себя выдавал. Широ был уверен в этом. У Кита очень много граней, с которыми большинство сталкиваются и не решаются идти дальше, но Такаши знал, там что-то есть. Что-то, что заставляет других людей оставаться с ним, поддерживать и дарить свою любовь. Пока что мужчина знал только то, что Кит был очень талантлив, а так же нуждался в помощи. В его помощи, как человека, который сможет его защитить. Наверное поход в этот клуб открыл глаза не только Киту.       — Сегодня установили тепловые датчики и камеры с внешней стороны здания. Внутри будем после обыска, мало ли кто за эти несколько дней там мог побывать, — Широ рассказывал Киту примерный план того, каким образом его жильё станет безопаснее. — Потом останется только проверить, как всё работает, и можно будет возвращаться, — Такаши положил листок со схемой здания на стол.  — Хорошо… — Кит сидел ссутулившись в кресле.       Он плохо спал после той ночи в клубе и выглядел, мягко говоря, не очень. Его тревожили выводы, к которым он пришёл, и назвать своё состояние стабильным никак не мог. К сигаретам он за всё это время даже не притронулся. Широ было не лучше, ему требовалось в кратчайшие сроки обезопасить существование Кита настолько, насколько это вообще было возможно. И вот они сидели вдвоём, оба уставшие, оба невыспавшиеся, с нервами, натянутыми как струна.  — Скажи, ты же презираешь меня, да? — начал Кит, слегка насмешливым тоном. — Ну конечно презираешь. За мой образ жизни, за моё притворство, за глупость и слёзы, ведь так, Широ? — парень хмыкнул и посмотрел прямо на мужчину.  — Я не имею права презирать клиента.  — Даже если твой клиент шлюха и добивался славы не вылезая из постелей всяких папиков, как говорят многие? Даже так? — он явно давил на Широ.  — Кит, я не понимаю к чему…  — Ответь! Ты тоже так считаешь, ты веришь этому? — Может быть Кит и хотел выглядеть угрожающе, но его голос дрогнул, и это было похоже на то, что он умолял. Умолял об ответе и мольба эта граничила с истерикой.  — Нет, Кит, я так не считаю.       Широ старался быть мягче. Он действительно старался вложить в эти слова именно это значение.       Кит резко встал из кресла и вышел прочь из комнаты. Когане готов был зарыдать в голос и ему нужно было немедленно уйти, чтобы не видеть это уверенное лицо. Чтобы погасить в себе хоть малейшую радость от услышанного.       Широ шумно выдохнул и откинулся в кресле. Зачем он влез в это?

***

      После возвращения в уже намного более безопасный дом, всё затихло. Записки перестали приходить, камеры не фиксировали ничего подозрительного, да и Широ был на порядок спокойнее, но ничего не убирал, а иногда следил за клиентом бдительнее обычного. Киту было трудно, но он упорно старался жить в этом тоталитарном режиме. Где-то его что-то неимоверно раздражало, где-то просто терпеть было невыносимо…, но он терпел. Он доверил свою жизнь Широ, и ничего плохого после этого не произошло — значит всё, что делал Такаши, было правильным. Кит так же смирился с тем фактом, что всюду за ним следует Широ. Какая бы ни была это вечеринка или приём, или банальный поход за покупками — везде с ним. Всюду и всегда с дружелюбной улыбкой на лице. В любой другой ситуации он бы сказал, что это выражение лица его выбешивает, но на улыбающегося Широ было приятно смотреть. А может это было из-за того, что после длительных самокопаний Кит всё-таки принял какую-то свою часть, и теперь, в этом мире он готов был видеть больше хорошего.       После того неудачного концерта, Коран перекроил весь график выступлений. Он не поддавался ни на какие уговоры и твёрдо стоял на своём — жизнь дороже денег. Мужчина знал, что это подрывает все планы на год, что после всего этого придётся крутиться как белка в колесе, но рисковать ребятами он не мог. Он относился к Киту, Ханку и Лэнсу как к своим родным сыновьям. И только когда Широ убедил его, что ситуация более-менее стабильная, Коран не отказался дать один концерт.       — Окей, это было просто мега горячо сегодня. Кит, воздержание идёт тебе на пользу. Парни сидели в гримёрке после очередного выступления.  — Лэнс, прекрати говорить о концерте так, будто это постельная сцена, — попросил Ханк.  — Да все сегодня почувствовали это. Ты видел публику? А особенно ту красотку в розовом топе, которая расплакалась на моих рифах, я бы показал ей намного больше…  — Лэнс! — в оба голоса воскликнули Ханк и Широ.  — Что? В моём возрасте это совершенно нормально, я не скрываю своих желаний, а вот Маллет, по-моему, даже на свидание никогда и не ходил.  — Это не твоё дело, МакКлейн, — сердито огрызнулся Кит.  — Какие Киту свидания когда постоянно рядом с ним Широ? Да и с кем? — поддержал Когане Ханк.  — Хэй, Широ, а ты не был бы против сходить с Китом на свидание? — внезапно спросил Лэнс, поворачиваясь к мужчине.  — Эм… я  — Лэнс, ты можешь хоть когда-то не пороть всякую чушь? — Кит был явно раздражён и недоволен поднявшейся темой. —… я бы мог, если он действительно в этом нуждается, — закончил Широ.  — Наша принцесса идёт на свидание с прекрасным принцем!       Спустя пару секунд после сказанного в Лэнса прилетела расческа и послышалось смачное ругательство.       Сколько бы Кит не упирался, а куда-то сходить отдохнуть без навязчивых глаз камер и шума хотелось. Парень всё чаще спрашивал себя, кто потянул Лэнса за его чертов язык, что он предложил такое? Широ не был для Кита близким человеком, он даже не знал действительно ли Такаши гей или мужчина ему одолжение сделает, что сходит с ним на свидание. Пф, бред. Такие как Такаши Широгане должны быть примерными семьянинами и радоваться мелким пузатым детишкам, а не заглядываться на задницы всяких пареньков. Но тем не менее, эта мысль не давала Киту покоя.       Коран опять что-то намудрил с расписанием, потому что в одном концертном зале нашли пакет с марихуаной. «А если там лежало это, то может быть и кое-что похуже.» — утверждал мужчина, переставляя выступления группы. Киту надоело сидеть дома, в самом деле, ну сколько можно просто сидеть в четырёх стенах? Было сильное желание даже просто… погулять? Ведь все вечеринки в пьяном угаре накрылись медным тазом, да и не влекло к ним больше, не было больше смысла прятать там свои страхи, когда они вылезли наружу. И в этот момент Кит понял, что сделает очень большую глупость.  — Собирайся, мы идём на свидание.  — Что? — Широ сидел на кухне и пил кофе, пролистывая последние новости на планшете.  — Я говорю, что ты сейчас идёшь, переодеваешься во что-то менее официальное, и мы идём гулять или что там ещё делают все эти сопливые сладкие парочки? — объяснял парень, открывая холодильник.  — Кит, ты уверен? — осторожно спросил Широ.  — Я не собираюсь торчать тут ещё более получаса, так что-либо мы идём на свидание, либо ты не справляешься со своей работой.       И всё же Широ не понимал, зачем он подписался на это.       Как выяснилось, из них двоих на свидании в своей жизни был только Широ и то, как он признался, не очень удачном. Сначала было очень неловко, они не могли определиться с местом куда пойти и что вообще дальше делать. Широ предложил прогуляться по городскому парку и шаг за шагом, слово за слово, неловкость пропала, и между ними воцарилась приятная атмосфера. Они угадывали названия деревьев и Кит улыбался на каждую неуверенную попытку Широ пошутить по какому-либо поводу, кормили уток на пруду, и одна из них щипала Такаши за рукав и громко крякала, когда он давал кусочек хлеба не ей, а вот Кита выбрали маленькие утята, которые буквально облепили его со всех сторон. Это было весело и Когане впервые почувствовал такую лёгкость в общении с кем-то, он действительно не думал о том, что есть люди, для которых его популярность это не главное.       После долгой прогулки было решено зайти куда-нибудь перекусить. Был вечер, и в городе уже начинали загораться первые фонари, вывески и фары автомобилей. В выбранном Широ кафе играла приятная музыка, и не было большого количества людей. Они с Китом обсуждали новую песню для группы, и парень открыл для себя, что Широ очень хорошо разбирается в музыке. Такаши же заметил, насколько интересным и приятным собеседником может быть Кит. Он был внимательным и хорошим слушателем и очень многое знал. А ещё Когане был милым и привлекательным молодым человеком.  — Кит, давай потанцуем? — Широ кивнул на парочки людей, спокойно танцующих в соседнем зале. Парень чуть было не подавился чаем, — У нас всё же классическое свидание.       Танцевать с кем-то для Кита было чем-то новым. Он несмело двигался под музыку, боясь лишний раз сделать что-то не так.  — Всё хорошо, ты можешь просто подойти ближе ко мне и я поведу.  — Вот так? — Кит подошёл вплотную и положил свою голову на грудь Такаши. Он видел, что так обычно делали, поэтому решил, что это не будет ошибкой.  — Можно и так, — неловко произнёс Широ.       Это был самый смущающий момент — совместный танец. Простой, спокойный, но как много он значил на этом внезапном первом свидании. Кит слышал стук чужого сердца, чувствовал крепкое мужское тело под своими пальцами и мерно покачивался, ведомый его владельцем. Широ ощущал чужое дыхание на своей рубашке и тонкое стройное тело в своих руках, и это было приятно, ведь он никогда раньше не испытывал чего-то подобного.       Домой они шли по большей части в тишине, перекидывались парочкой фраз и больше ничего, но это молчание было уютным. Каждый из них понимал, что день был насыщенным на эмоции и впечатления для обоих. Широ думал о том, какими же разными иногда бывают люди, Кит же просто пытался успокоиться после танца. Эта лёгкая сладостная дрожь не проходила, и парень старался запомнить всё как можно детальнее. Он действительно сходил на это чёртово свидание, но ни о чем не жалел. Кит шёл и был где-то далеко в своих мыслях, из раздумий его вывел детский хохот и яркий свет — бенгальские огни в руках маленького мальчика, что нёсся им навстречу. Когане был взрослым человеком, он понимал, что эта палочка вряд ли навредит ему, но когда ребёнок был уже очень рядом с ним и пробежал мимо размахивая огоньком, Кит чуть ли не отпрыгнул в сторону от маленьких искорок. Опять вспомнилась сцена и это огромное табло. Воспоминания нахлынули огромной волной страха, и парень был готов провалиться в эту тёмную пучину из пережитого ужаса.  — Хэй, Кит, Кит, очнись, — Широ держал его за плечи и легонько встряхнул, Кит тут же будто проснулся. — С тобой всё в порядке?  — А? Д-да, всё нормально, Широ, это просто…  — Кит, — мужчина смотрел прямо на него и говорил практически шёпотом. — Чтобы ни случилось, я всегда смогу защитить тебя, обещаю. Доверься мне, ты можешь сделать это для меня?  — Могу, — твёрдо сказал Кит.  — Хорошо, тогда просто закрой глаза и вспомни что-то радостное.       И Кит закрыл, но первое что подкинуло сознание был сегодняшний день. Он вспоминал тех прелестных уток, вкусный кофе и… Стоп, что-то легонько коснулось его лба? Когане моментально открыл глаза и увидел зардевшегося Широ перед собой.  — Мне тебя научить целоваться?  — Что? Кит, пост…       Но в следующую секунду Широ не смог вымолвить ни слова, потому что Кит резко притянул его к себе. И, о Боже, этот парень действительно крышесносно целовался. Где он этому научился?       Домой они буквально ввалились, задыхаясь от спешки и мимолётных поцелуев, путались в обуви и чуть не завалили вешалку в прихожей. Широ хотел остановить это безумие, но Кит держался за него как за спасительный круг, и в каждом касании сквозило почти жалостливое «не отталкивай», и мужчина поддался. Широ задал всего один вопрос.  — Ты уверен?       А затем… Затем настоящий коктейль удовольствия, страсти и искреннего желания. Когане был горячим, отзывчивым, жадным до ласки и смотрел на Широ так, будто всего, чего он хотел в жизни, был этот человек — не только физически, в любом плане. Кит действительно отдавался, его тело говорило за него: то, как он смущался, как двигался и отзывался на прикосновения. «Я вверяю себя тебе» — такие слова «слышал» Такаши. Его пронизывала эта чуткость, нежность, он сходил с ума от этого.       Позже ночью Широ понял, что этого человека он готов защищать всю свою жизнь.       Кит впервые за несколько дней выспался, он потянулся и лениво открыл глаза. Широ сидел на краю кровати и смотрел в окно, в его голове роились мрачные мысли. С утра на кухне лежала записка с указанием места и времени назначаемой встречи, записи с камер были удалены. Такаши грустно улыбнулся Киту.       Все были взбудоражены. Никто не ожидал, почти после месяца затишья, такого неприятного сюрприза. Было ясно как день, что это ловушка, но только благодаря ей можно было выйти на того, кто за всем этим стоит и этот кто-то отлично это понимал, судя по выбранному месту. Людное, очень людное — огромный торговый центр. Если что-то пойдёт не так, этот подонок мог скрыться в толпе, но самое главное, что никто не знал что он хотел от Кита, что хотел с ним сделать. Широ ходил из угла в угол, пытаясь понять что здесь сделать, как не позволить чему-то плохому случиться. Единственное что им оставалось — придумать максимально надежный план, использовать Кита как приманку и выйти на преследователя.       План пришлось составлять в кратчайшие сроки — встреча была назначена на следующий же день. У них была банка кофе, координаты места и пара огнестрелов. Последнее где-то достал Широ и настоял на том, чтобы все знали как этим пользоваться. Как ни странно, когда встал вопрос, кто займётся техническим вопросом, то вызвалась Кэти. Мало кто знал, но эта девчонка умела многое, даже некоторые хакеры такого не знали. Она попросила называть её Пидж и принялась разбираться с жучками, которые должны были помочь им отследить Кита, в случае чего. Лэнс был ещё одним человеком, — кроме Широ, — который умел обращаться с огнестрельным оружием. На удивлённые взгляды всех, ответил что пару лет назад баловался. Как так можно было «баловаться», что Широ после проверки назвал его профессиональным стрелком — никто не знал. Ханк помогал Пидж, Аллура с Кораном изучали план здания и составляли пути отступления в случае, если Киту удастся это сделать. Широ же следил абсолютно за всем и при этом иногда улыбался Киту, в надежде что всё будет хорошо. Парень в этом кипише не находил себе места, он сидел на диване, будто лишний, он думал об это всём, о том, что ничего просто так не заканчивается, и спокойная жизнь ему снится, даже единственная хорошая вещь, случившаяся с ним, была связана с этим преследователем. От напряжения в комнате начинала болеть голова, и он решил выйти проветриться на улицу, там он хотя бы не будет видеть этих виноватых улыбок Широ. Первый человек, который ему понравился втянут во всякое дерьмо из-за самого Кита, замечательно. Нужно было срочно покурить, создать себе иллюзию избавления от страха. Нагруженный переживаниями и другими мрачными мыслями парень бесшумно вышел из комнаты. В это же время Корану с Аллурой понадобилась помощь Широ, и никто не заметил, что диван опустел.       Кит не знал, из-за больной это головы было или просто потому что он идиот, но свою ошибку он осознал довольно поздно — в городском парке. В такой ситуации он просто взял и вышел из дома, без охраны, без Широ. В парке не было людей, и Кит тут же ощутил этот липкий страх, эту беспомощность. Нет, нет и ещё раз нет, он не должен паниковать. Ему просто надо добраться обратно домой, это не сложно и всё будет хорошо. Он собрался с мыслями, успокоился, развернулся и пошёл обратно к дому, но с каждым шагом страх все сильнее обволакивал его. Казалось, он растекается у него под ногами чёрной пропастью. Уже на выходе из парка он увидел парня с длинными белыми волосами, тот приветственно ему улыбался и направлялся явно к Киту. Страх дышал ему в спину, пропасть разверзлась.  — Добрый день, замечательная погода, не так ли?       А дальше была темнота.       Кита хватились спустя 10 минут после его ухода. Широ был просто вне себя — как так можно?! Как это случилось?! Такаши проверил в доме, выбежал на улицу в надежде, что Кит где-то неподалёку, но нет. Его не было. Не было. И сознание этого отозвалось тягучей болью в груди Широ, потерянностью. Он ощущал, как из его жизни будто пытаются что-то вытащить, вырвать и оставить его с пустым местом. Широ уже хотел прочесывать весь город, когда Пидж его остановила.  — На Ките есть жучок, мы сможем его найти.  — Что? Как? Ты ведь только их собрала.  — Но ещё раньше я собрала другой и прикрепила его к той футболке, в который сидел Кит. Ещё тем вечером.       Широ никогда не сомневался что сестрёнка Мэтта просто гений.       Местоположение Кита менялось практически каждые 15 минут, чтобы действительно что-то сделать, им нужно было дождаться когда эта зелёная точка перестанет двигаться, а они уже исколесили половину города, держась на безопасном расстоянии. Если вы думаете, что это всё было как в лучших детективных фильмах, то вы ошибаетесь. Все 5 человек (Коран остался дома с запасным планом действий и рацией) умещались в крохотной машине Лэнса, потому что у неё единственной были затонированные стёкла. Как объяснил владелец — тоже побаловался. Было тесно и неудобно, но Пидж всё равно как-то смогла уместиться там с ноутбуком и ещё какими-то непонятными устройствами, которые Лэнс назвал «шпионские штучки». И это могло бы даже походить на какое-то подобие спокойствия, но не для Широ — он был весь на нервах и то сжимал, то разжимал руль. Он не знал, что могло произойти с Китом и это тревожило его больше всего. Мужчина корил себя за такую невнимательность, черт, если случится что-то как в тот раз, он никогда себя не простит.  — Широ, третий квартал отсюда, огромный тёмный особняк.       Это означало, что Кит остановился.       Особняк был какой-то смесью стилей, было в нём что-то от готики, что-то от эклектики. Смотрелось это всё красиво. Ужасно красиво. Только Кит этого не видел — ему завязали глаза. Его куда-то вели, он помнил, что они поднимались по ступенькам, только на всём их пути лестниц было несколько. Кит пытался запоминать хоть примерный маршрут, но в темноте это было сложно, мысли путались. Он также не слышал посторонних звуков и ничего не ощущал кроме рук, грубо держащих его. Когда его посадили, он не ощутил ни холода металла, ни режущей спинки деревянного потрепанного стула, это было… кресло? Руки начали затекать. Когда ему развязали глаза, он увидел перед собой того самого блондина.  — Ну здравствуй, младший братишка, — Кит молчал и весь напрягся от этих слов. — Что же, ты наверное не понимаешь о чем я, не так ли? — Кит правда сидел в кресле, прямо напротив этого странного парня с хищной ухмылкой. Их разделял лишь только стол, массивный, скорее всего из дорого сорта дерева, потому что буквально всё в этой комнате кричало строгой роскошью. — Начнём с того, что я — твой старший брат. Да, в это сложно поверить, но мужчина, который издевался над тобой всё детство не был твоим настоящим отцом, — слова словно нож резанули Кита, что это всё значит?! — Наш отец занимает очень высокое положение в некоторых кругах, а ты здесь только потому, что мешаешь ему одним своим существованием. Конечно, всё это жестоко и несправедливо, но ничего не поделаешь. В первый раз тебе повезло, поэтому нам пришлось взять самую младшую из Холтов, чтобы хоть что-то узнать, но какая жалость, они ничего не захотели нам говорить, поэтому бедную девочку пришлось немного помучать, — к растерянности примешался жгучий гнев, и Кит смотрел на него глазами полными ненависти, как же ему хотелось хорошенько его чем-то приложить, парень в дорогом костюме лишь улыбнулся шире.  — Так это ты издевался над Кэти?!  — Невежливо кричать на того, кто может в любой момент тебя убить, младший братишка Кит, — это было угрозой. — Понимаешь, дело в том, что ты пережиток прошлого нашего отца. Можно сказать, его роковая ошибка, ты — доказательство его связи с той женщиной, твоей матерью. И если тебя не устранить, то все планы отца полетят коту под хвост. А ради своего дела отец может пойти далеко. Ты сообразительный, всё понимаешь, — блондин встал из-за стола и неспеша начал ходить по комнате. — Второй раз можно назвать чудом, хотя это было бы слишком грязное убийство для моего брата, но твоя известность ставит всё под прицел. Запомни одно — залечь на дно не получится, уже поздно, Кит Когане, — он подошёл и наклонился к нему, и эти длинные белые как змеи волосы касались Кита, и это показалось ему омерзительным. — Слишком поздно.  — Иди к черту, — резко, быстро.  — Кажется, ты плохо понимаешь, — «братец» схватил его за подбородок и заставил посмотреть на себя, заглядывая в горящие ненавистью и презрением глаза. — Но ничего, времени достаточно, я смогу повторить. Акша, Эзор, вы знаете что делать. Только ковёр сильно не пачкайте.       Смеркалось. Машина стояла чуть подальше от особняка.  — Пидж, что там? — спросил Широ.  — Я смогла получить данные с их камер слежения. В здании очень много комнат, оно будто разбито на какие-то блоки. Кит находится на третьем этаже, охраны нет, я вас проведу, главное не потеряйте передатчик. Связь с Кораном налажена, он получил данные.  — Стоп-стоп, мы серьёзно просто возьмём и пойдём туда?! — Ханк сидел в обнимку с некоторыми «штучками», которые могли понадобиться Пидж.  — Да, Кит сейчас там и с ним могут сделать всё что угодно, нам нельзя просто так прохлаждаться здесь, Ханк. Все помнят как обращаться с огнестрельным оружием? — спросил Широ оборачиваясь, все кивнули. — Хорошо. В машине остаются Пидж и Аллура. Все остальные со мной. Широ уже собирался выходить из машины, но Пидж остановила его.  — Широ, позаботься о Ките. Слова наполненные тревогой и надеждой, так раньше просили его защищать её саму.  — Обязательно, Кэти, обязательно.       А перед глазами Широ видел лишь одно — девочка, с дулом пистолета у виска и дорожками слёз на щеках, неприкрытый страх, паника, подрагивающие руки, и ужас, ужас был всем, что чувствовал ребёнок. Затем полгода сеансов у психолога, пачки снотворного — чтобы кошмары не снились.       Один раз он уже ошибся, такого больше не повторится. Только не с Китом.       Особняк встретил их тишиной и зажженными свечами, как в старину. Сейчас их не волновала ни красота интерьера, ни дорогие вещи. Тишина была подозрительной, она будто вобрала в себя что-то, и оно должно было вот-вот выплеснуться с громким звуком. Лэнс чётко знал, что за ними следят, он чувствовал это каждой клеточкой своего тела, Ханку стало нехорошо от дурного предчувствия, Широ слушал, он был в напряжении и слышал каждый шорох в этой комнате. Сейчас, слева. Широ выстрелил.  — Лэнс, Ханк, сзади!       Парни, несмотря на неожиданность, быстро сообразили. Два выстрела. Темная тень мелькнула на лестничном пролёте впереди.       Никто из них не понял, что же это было на первом этаже, но каждый знал что там кто-то был. Парни разделились, на случай если кто-то появится в доме кроме них.  — Сейчас направо, массивная дверь, — раздавался голос Пидж в передатчике Широ, — Там нет камер, я не знаю сколько там может быть людей, будь осторожен.  — Спасибо, Пидж.       Широ, держа оружие наготове, открыл дверь. Кит был связан, побит, без сознания. Широгане обрадовался уже тому, что парень жив, но жгучее чувство самоненависти съедало его при одном взгляде на эти синяки, ссадины и кровоподтёки. Такаши обещал, но не сдержал своего обещания — он не смог обеспечить безопасность клиента. Но Кит был для него больше, чем просто клиент. Широ не смог защитить важного для него человека по собственной невнимательности, и если с ним ещё что-то случится…       Кит был не один, рядом с креслом стоял высокий блондин.       — Вот мы и встретились снова.  — Ты?! — Широ узнал в нём того, кто стоял за похищением Кэти Холт. Блондин никогда не марал руки, лишь отдавал приказы. Его так и не нашли по ходу того следствия, за решётку посадили лишь исполнителя. Широ был зол, мало того, что это был кошмар его прошлого, так он теперь протянул свои склизкие лапы к Киту.  — Давно не виделись, Такаши Широгане.  — Отпусти Кита, Лотор, — пистолет был направлен прямо на блондина, — И всё будет хорошо.  — Ты не в том положении, чтобы что-то приказывать. — второй пистолет был уже напротив Широ, — Тем мальчишкам я бы тоже не советовал сопротивляться, мои леди очень ласково с ними поговорят.       Черт знает чем бы это закончилось, если бы спустя 3 выстрела не раздались звуки сирены. В тех местах, где находились Широ, Лэнс и Ханк не было камер, и отделка этих комнат не давала возможности связаться по передатчику. Так как? Коран. Он получил данные, тут же прикинул план, по которому будет действовать Широ, а затем рассчитал время, за которое это всё можно было бы сделать. У них была одна лишняя минута, и Коран подключил полицию.       Как только Лотор услышал звуки сирен, он схватил Кита и приставил к его виску пистолет. Парень приоткрыл глаза, его тело было будто ватное. Перед собой Кит видел Широ, взволнованного и со страхом смотрящего на него. Он пришёл за ним, хотел спасти…, но холод у виска прервал эту мимолётную радость. Кит провалился в ту пропасть и она показала ему самый главный его страх — смерть. И сейчас она насмешливо хмыкнула у него над ухом, в лице его старшего брата. Кит знал, знал что Широ обещал его защитить. Он просил в него верить. В этот момент Кит усердно пытался схватиться за эту тонкую нить и выбраться из пропасти, и с каждой мыслью, каждым воспоминанием, она крепла.       — Настоятельно рекомендую не дёргаться, — пистолет сильнее вжался в голову Кита.       Широ видел это всё раньше, всё повторялось, только сейчас было страшнее. Мандраж, ярость, страх, руки мелко подрагивали. С Китом не должно ничего случиться. Не должно, и Такаши не позволит.       Широ выстрелил. Лотор не успел ничего сделать, пуля попала ему в ногу и он не смог устоять, заваливаясь на колено. В комнате раздался крик и звук второго выстрела. В этот момент в комнату ворвались полицейские и тут же окружили Лотора. Такаши подбежал к Киту, подхватил его. По щекам Когане текли слезы, он испугался до чертиков. Опять его отделяли какие-то секунды от смерти, опять его спас Широ. Он прижался к нему, дрожа и беззвучно плача. Ему было всё равно на следы побоев, на то, как они болят. Он хотел чувствовать себя в безопасности, а это чувство посещало его только с Широ.  — Кит, всё хорошо, всё закончилось. Никто тебе не навредит, Кит. Я здесь, с тобой, — Широ пытался привести парня в чувство, но тот лишь сильнее прижимался к нему.       Кит пытался спрятаться ото всех в объятиях Такаши.       На улице их встретили Лэнс с Ханком, парни были слегка потрепанные, но живые. Они давали показания. Пидж ничего не спрашивали и не говорила, она лишь с благодарностью смотрела на Широ. Она знала, что если он рядом с Китом, то всё будет хорошо.       — Широ, я.я.  — Ты жив, Кит, ты в безопасности, всё закончилось, — мужчина успокаивающе гладил его по спине. Кит хотел взять его за руку, но Широ немного отвёл её в сторону.  — Широ?..  — Всё в порядке.       Кит задрал рукав его тёмной рубашки, на ладони парня остались красные следы. По руке Широ струйками текла алая кровь и капала на тёмный асфальт.  — Врач! Врача сюда!       Они лежали в одной палате: Кит с несколькими сломаным рёбрами и большим количеством ссадин, Широ с простреленной рукой.  — Хэй, смотрите кто тут, лучшая криминальная парочка? — в дверях стоял Лэнс с пакетом апельсинов.  — Лэ-э-энс, — послышались многозначительные голоса сзади.       Ребята пришли проведать их, принесли кучу фруктов, а Коран испёк свой фирменный пирог «взрыв Юпитера». Лэнс за свой длинный язык получил апельсином в лоб от Кита, Широ только посмеивался, глядя на это всё. Кит впервые за долгое время снова смог вернуться к жизни без страхов. Ему больше не нужны были душные вечеринки и едкие сигареты. У него были друзья, семья и любимый человек и он решил, что не обязательно сгорать ради этой жизни, если она даёт тебе возможность светить ради других.       Лотора посадили за решётку, его отец же смог каким-то образом улизнуть, но его бизнес сильно пострадал, на этом дело и закрыли. Группа «Universe’s Defenders» приобрела ещё большую популярность, выпустила пару новых синглов. А Широ… Он вернулся к офисной работе после этого шумного скандала, но теперь, приходя с работы он встречал гитарные рифы и парня с чёрной подводкой в красной футболке вырвиглазного цвета. Такаши Широгане смог отпустить прошлое и стать настоящим телохранителем лишь для одного человека — Кита Когане, рок-звезды, бывшего курильщика и любителя плюшевых бегемотов.
Примечания:
/Заркона лишили бы родительских прав/
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: