Белый шоколад 11

Murphy88 автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Бесстыжие (Бесстыдники)

Пэйринг и персонажи:
Йен Галлагер/Микки Милкович, Иен Клейтон Галлагер, Микки Милкович
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER

Награды от читателей:
 
Описание:
Маленькие истории из жизни

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

По левую сторону

9 декабря 2017, 23:45
Микки ждет в коридоре. Он ждет, чтобы увидеться с ним, наконец-то обнять. Да господи, он ждет, чтобы просто знать, что все хорошо. Открывается дверь, выходит врач. Сказать, что всё хорошо нельзя, всё обстояло слишком плохо, это была последняя стадия, от которой излечиться, ну в принципе невозможно, потребуются многие годы. Милкович смотрит в никуда после столь «приятных новостей» —Вы можете с ним увидеться, если вы пришли за этим, то скоро он выйдет. Подождите немного. — Ладно.- Микки в отчаянии, он не может потерять его навсегда. Микки сам рухнет, если его не будет, просто исчезнет, ему нет жизни без Иена. Милкович полюбил его больше себя и больше своей жизни. Об этом никто и подумать не мог, но так случилось. Это необратимый процесс. Этому нельзя противостоять. Никогда. Вот Галлагер выходит. Бледная кожа, измученный вид, пустой отречённый взгляд. Иен не видит, куда он идет, зачем вообще его выпустили. Странная одежда желтого цвета совсем не шла ему. Галлагер идет, встречается глазами с Милковичем, застывает на месте, не может пошевелиться, сглатывает ком в горле, а потом выдавливает из себя еле заметную улыбку. Микк улыбается, не верит, что сейчас происходит. Один только вид любимого выводит из себя. Милкович переживает, думает, что это может быть последний раз, когда он видит улыбающегося Галлагера. — Эй иди сюда.- подходит и обнимает своего рыжика. Иен прижимается ближе к теплому родному телу, чувствует себя в безопаности от этих иголок, колес, успокоительных. — Как ты а? — Микки не отпускает от себя его. —Всё плохо, Микки, я ухожу, постепенно, но я пропадаю. Мне просто заебало это место, это всё, надоели эти врачи, утверждающие, что все наладится. Ничего уже не наладится. Я слышал диагноз. Биполярное расстройство, Микки, его сложно вылечить. Я думал, что это всё просто стресс. Что все это пройдет, но в глубине души я знал, что так и будет. Со мной опасно. — Да плевать мне, что опасно. Я помню, что ты сказал мне, что ты такой, тебя не надо изменять, что ты это ты. После этого ты сказал, что все кончено. И я понял, что больше не хочу делать так, как говорят другие. Я люблю тебя таким, какой ты есть, Иен. Дааа знаю, что это звучит как блять, сука ненавижу эти все нежности, но я люблю тебя. — Я тоже люблю тебя, Микки, и хочу этого всегда, но меня уже не изменить понимаешь, я буду таким всегда. Неуравновешенный психопат, который может убить во сне. — Мне плевать, ты знал это? Лучше умру от твоих рук, чем от кого-то еще… Лучше тебя я буду видеть последним чем кого-либо еще. Ты понял меня? Да блять что опять не так? Я мало для тебя делаю, что ты не хочешь дать мне взамен свою любовь. — уже выходил из себя Милкович, но пытался кое-как держать себя в руках.  — Нет, Микк, я не это имел ввиду. Просто ты даёшь мне все, но я не даю ничего взамен тебе.  — Да блять опять ты за своё. Мне и не надо ничего от тебя. Только сука будь нормальным, не страдай херней, пей таблетки, лечись и приезжай домой. Ты можешь жить у меня, если хочешь, а если хочешь, то вообще можем уехать куда-нибудь. Светлана останется, мы будем к ней приезжать. Только бля стань уже нормальным. Только это я и прошу у тебя. Это много?  — Нет, Микки, это немного, только я не уверен, что смогу стать прежним. Не уверен.- сел на лавочку и опустил голову вниз. Да что вообще происходит. Микки Милкович изливает буквально всю душу ему, а он еще что-то не знает. Где это видано, чтобы гопник с района, которого никогда ничего не интересовало кроме грабежа, драк, наркоты и всякой хуеты будет признаваться в своих чувствах.  — Ладно, думаю ночи тебе хватит, чтобы разобраться в своей ёбаной голове. Завтра я приеду за тобой утром и увезу отсюда. Я увезу тебя отсюда слышишь? — обнял и провел рукой по спине.  — Да, Микк, я буду ждать тебя. Надеюсь, что всё будет нормально.  — Да, я тоже на это надеюсь, ладно пока. Держись тут и себя в руках держи. Ёбу не давай.- Микки с осторожностью осмотрел Галлагера и направился к выходу. Как же он хотел сейчас уже забрать его к себе, выпить пива, сделать то, что делали раньше. Да господи это уже не повторится. Йен изменился в худшую сторону и может выбросить любой закидон, повторить опыт работника в стриптиз клубе для геев черт возьми. Богатые старые пидоры отдадут немалые деньги, чтобы полюбоваться на блять просто невъебенно ахуительное тело Галлагера. Но никому оно не принадлежит больше кроме Милковича. Никогда больше не будет принадлежать. Это его и точка. Это территория, за прикосновение к которой любой будет лежать с переломанными костями на тротуаре. Микки вернулся к себе, открыл банку пива и плюхнулся на диван, обдумывая завтрашний день и, уже представляя, как будет заводить своего рыжика в дом, готовить ему еду, заставлять пить эти ёбаные лекарства. Для него это самое лучшее теперь, что может быть.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.