Быть Богом (Не) Легко 803

DimitrovRoman автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Вариант вселенной NGE, в которой Синдзи - не обычный школьник, а клон Гендо с примесью генов Адама (по аналогии с Рэй). Которого планировали вырастить по программе создания карманной армии послушных суперсолдат SEELE.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

11

28 января 2018, 18:12
      ...              Геофронт, полчаса спустя.              ...Собиралась девушка и вправду недолго: нечего было собирать. Из косметики Мисато по своему обыкновению нанесла на себя самый минимум. С одеждой особо не заморачивалась, надев похожее платье и ту же красную куртку. Хоть она и жаловалась себе мысленно в день нападения ангела и про невыплаченный кредит за свою “ласточку”, и про “последнее” испорченное платье, однако на деле же платьев в шкафу у неё было ещё предостаточно... просто они с её женской точки зрения потеряли “актуальность”. Это с той самой точки зрения, обуславливаемой женской же логикой, из-за которой ещё при, например, битком забитом гардеробе девушкам бывает “нечего надеть” - ведь “фасон этой блузки не подходит к моему педикюру, весь день скрытому туфлями”, или как-то так. Ну а машину всё-таки удалось отчасти провести по страховке, так что даже и с этой стороны жаловаться было особо не на что. Дольше самих сборов пришлось сначала ждать служебную машину, с уже знакомым Синдзи молодым человеком за рулём. Тем самым человеком из числа операторов, который в прошлый раз поджидал наёмника после медучреждения NERV, и который выдал Икари-младшему на руки его пропуск-карточку.       ...Почему машину пришлось ждать, несмотря на то, что Мисато в качестве водителя самолично рулила на ней к бару, где заседал Синдзи? Всё дело в том, что авто к дому Кацураги вёл молчаливый безопасник, знавший дорогу. И он же на этой машине и уехал обратно в Геофронт. С одной стороны - наглость, ведь пусть машина и служебная, но её уже “застолбила” Мисато. С другой - а кто бы тогда сегодня в ней сидел за рулём? Кацураги, которая с явного похмелья? В Японии, как оказалось, с этим весьма строго. Даже несмотря на нависшие дамокловым мечом проблемы гораздо большего масштаба, местные разумные предпочитают самостоятельно следить за собственным соблюдением таких вот мелких правил. Особенности японского менталитета… не то что бы совсем чуждого Синдзи, но вместе с тем не имеющего над ним столь очевидной власти ввиду происхождения и жизненного опыта. Воюя чётко по кем-то придуманным “правилам”, многого не добиться. Только если правила придуманы самим собой - примерно так бы подумал Икари-младший, если бы не был занят другими собственными мыслями, пополам с диалогом с Макотой Хьюга, изредка задающим вопросы со своего водительского сиденья.       Кстати, при меньших общих габаритах, сам по себе молодой человек в опрятной форме оператора NERV, в очках и с причёсанными назад тёмно-коричневыми волосами на вид казался того же возраста что и Синдзи... хоть по факту и был лет на пять старше. Прямая осанка и волевое лицо создавали о нём впечатление человека во всём “правильного”, серьёзного и деятельного. И, как оказалось, знакомого с личностью своего непосредственного командира (Мисато) не понаслышке. Так как сказанное им очень громким шёпотом (якобы не услышанным скривившейся девушкой) пожелание-совет не стать узником легендарной “лени” капитана, было довольно красноречиво. На вопрос о том, мол, тоже ли ему, Макоте, приходится тащить собственного руководителя за плечами после попоек, Хьюга сверкнул поправленными очками, и с серьёзным видом, под хохот Икари-младшего и скрежет зубов Кацураги, сказал лишь два слова: “прачечная. курьер.”              - Приехали, Икари-сан. - Остановив автомобиль в напоминающем ангар гараже Догмы, сказал Макото.              - Можно просто Синдзи. - Ответил пилот Евы-01, одновременно с этим выискивая что-то на стоянке.              - Вы с капитаном - два сапога пара, Икари-сан. - Не поддержал неформальное обращение молодой человек.              - Да-да… пошли уже. - Не стала терпеть дальнейших издевательств над собой Мисато.              Процессия из трёх человек не спеша выбралась из машины, после чего Хьюга торжественно вручил Кацураги ключи от служебного авто, водителем которого ему довелось на краткое время побыть. Подразумевалось, что Мисато сядет за руль уже минимум в обед или даже вечером, когда окончательно придёт в полный порядок, поэтому отказываться от ключей девушка не стала. Синдзи тем временем всё-таки нашёл свой байк, и твёрдой, но быстрой походкой пошёл именно к нему, не обращая внимания на недоумевающие взгляды двух “сопровождающих”.              Подожди меня ещё немного, друг. Хоть мы с тобой и не сможем вдоволь поездить по городу с его перекрытыми там и тут из-за ремонтов улицами, но хотя бы из этой бетонной клетки я тебя выпущу.              ...Проверив собственный мотоцикл на отсутствие новых повреждений, подумал напоследок Синдзи, прежде чем пойти вслед за Кацураги с Хьюгой.              ...              Ещё десяток минут спустя, за которые от группы “отвалился” ушедший по своим делам Макото.              - Мисато, мне сначала к раздевалкам. Туда, куда Кимура, ну этот который техник-помощник Акаги, отнёс мои вещи.              Кацураги, ничего не говоря, остановила одного из парней в лабораторном халате, что как раз за каким-то своим делом пробегал мимо, и потребовала у него расположение нужных раздевалок, закреплённых за техотделом. Заинтересовавшись подобным требованием, Синдзи поинтересовался у Мисато, и узнал интересную деталь: различных раздевалок, залов, буфетов и столовых, в Догме было предостаточно. Причём для каждого отдела, включая безопасников, и даже клининговый персонал. Пирамида, несмотря на полувоенно-полунаучную природу и направление деятельности, проектировалась как гигантское убежище, способное вместить в себя, а также поддерживать нормальную жизнедеятельность с бытом персонала, числом раз в тридцать большим, чем то что есть сейчас. Предполагалось, что к приходу ангелов NERV будут укомплектованы куда как лучше, а каждое отделение “института” будет иметь куда как больше, чем одну-две Евы.       Вот так, за импровизированной экскурсией, которую не получилось совершить в прошлый раз нахождения в данном месте вместе с Мисато, Синдзи и посетил “под ручку” с девушкой чуть ли не все имеющиеся помещения в центральной и нижней Догмах за пару часов. Разумеется, только туда, куда пускали, и что представляло хоть малейший интерес. Под конец даже совсем умаявшаяся Мисато отбросила свой вечный оптимизм и со всей присущей ей в той же степени непосредственностью предложила молодому мужчине пройти всё же сначала в рабочий кабинет (“всё равно сейчас по дороге!”), а затем в тактический зал, где и вызвать “на ковёр” заделавшегося ниндзей и не желающего находиться Кимуру, который, оказывается, ни с кем так и не поделился месторасположением хранилища вещей Икари-младшего. Шкафы всех посещённых раздевалок оказались либо пусты, либо использовались по прямому назначению соответствующим персоналом, закреплённым за ними - это Синдзи каким-то “мистическим” образом определял, зайдя в очередное помещение буквально на пять минут. Мисато, от “нечего делать”, верила его заявлениям… ну или она попросту всё же пыталась отложить своё триумфальное возвращение к ненавистным бумагам как можно подольше, впрочем, под конец, как уже и упоминалось, таки не выдержав бесцельных брожений. Что бы было, если бы пришлось выискивать нужных людей с копиями ключей для каждой из раздевалок и часами потрошить очередную из них - сложно сказать, но провозилась бы парочка из капитана и пилота минимум вплоть до вечера.       Заходили в том числе и в лаборатории. И встретили один раз Акаги. Ну, как, “встретили” - та не отрываясь от экрана что-то промычала, находясь целиком и полностью в своих рассчётах и экспериментах… Подошедший было к монитору Синдзи, увидев раскладку вероятностных графиков, явно относящихся к дефлекции “энергетического луча” тоненькой пластиной металлического отражателя, что продемонстрировала Ева в бою, не делая резких движений или звуков, поспешил отойти подальше. Стало понятно, что Рицуко, дорвавшись до “сверхъестественного”, начала вгрызаться в него зубами, и стоит ей увидеть и осознать присутствие непосредственного участника того самого “практического эксперимента” (а учёные вроде Акаги даже подобный бой воспринимают именно что экспериментом), то кое-кто блондинистый вцепится в Икари-младшего клещом, пока тот не выдаст своих “секретов”. И отговорки типа “занят, нужно заняться бумагами”, или там “мне нужно забрать свои вещи”, не прокатят. Поэтому беспокоить главную учёную по такой мелочи, как местонахождение одного из её лаборантов, не стали. Икари просто покачал Мисато головой, а та как бы и без этого уже знала (неоднократно имев возможность лишний раз убедиться), что в такие моменты от подруги ничего не добьёшься.       Злосчастного Кимуру всё таки пришлось вызывать с помощью громкой связи. Поначалу справедливо посчитавший подобное предложение от Мисато за шутку, Синдзи слегка прифонарел от подобного уровня отсутствия какой-либо дисциплины среди научников, а также неэффективности существующих методов какого-либо контроля персонала. Каким чудом во время непосредственной тревоги и нападения ангела вся эта орава как-то даже организованно работала, было сейчас совершенно непонятно. На вопрос Икари-младшего, почему при имеющихся у NERV суперкомпьютерах, те не могут отследить одного человека сотнями внутренних камер и по логам использования карточки доступа или аккаунта работника, логинящегося на каком-либо из терминалов, Кацураги лишь почесала голову и выдала феноменальную фразу. Мол, такая технология наверняка есть, но в целях секретности, ей мог бы пользоваться разве что командующий с его заместителем. Так как слишком многое можно понять по одному лишь графику работ и маршрутам занятых в определённых делах работников, ключевых для тех или иных проектов.       Кимура прибежал аж через пятнадцать минут. На вопрос о снаряжении Икари-младшего, сначала с гордостью сказал, что “мы как раз в процессе изучения и моделирования, как нам сказала Акаги-сан…”, но вдруг резко захлопнулся, и даже прикрыл рот руками. Недобро переглянувшиеся Мисато с Синдзи потребовали информационной сатисфакции, но лаборант попытался отговориться минимальным допуском секретности, и что требуется разрешение его руководителя. На этом моменте Синдзи по-особенному недобро улыбнулся и стал излучать в сторону парня в лабораторном халате ту самую “жажду убийства”... ну или так показалось Кацураги, которая ранее уже ощутила на себе отношение наёмника к своей экипировке, а сейчас ещё и заметила ставшую обманчиво расслабленной позу молодого мужчины, освободившего и опустившего правую руку на уровень кобуры с револьвером.       Помощник Акаги, хоть и не заметил данную немаловажную деталь, всё равно изрядно струхнул и сбледнул с лица, после чего уже не пытаясь в чём-либо оправдаться, полностью сдал свою руководительницу. По окончанию занимательного рассказа Синдзи полностью успокоился и вид имел в некоторой степени даже флегматичный: подумаешь, решили снять с его куртки и штанов неинтрузивные замеры структуры и габаритов с целью смоделировать заинтересовавший Акаги “композит”... технологию которого, возможно, позже захотят попробовать внедрить в контактные комбинезоны. Для Евангелионов уже по первичным прикидкам броня из таких материалов не подходила из-за недостаточного соотношения “живучести” к занимаемым габаритам, при которых бронепластины имели бы аналогичную текущей прочность. Это Синдзи мог сказать Акаги и сразу, странно что та не спросила… после уточняющего вопроса лаборанту, стало понятно, что главный учёный NERV, словно великовозрастный ребёнок, попросту “играется” с подвернувшейся под нос возможностью. Ну и незанятый персонал занимает. Её первая помощница, Ибуки, как и она сама, заняты уже более важным делом - просчётом и корректировками в моделировании возможностей АТ-поля Ев. Так как то, что показала Ева-01 в бою в эти возможности якобы не укладывается.       А вещи Синдзи, как оказалось, попросту перенесли всем скопом в одну из лабораторий, которую Мисато с молодым мужчиной посчитали бесперспективной в плане как “экскурсии”, так и поиска “пропавшей” экипировки. Кимура довёл пилота с командиром оперативного отдела туда за какие-то пять минут. Внутри, как и ожидалось от увлечённых своим делом людей, вёлся конструктивный научный спор, прерываемый каждый раз по-новой задаваемыми параматрами для обсчёта терминалами, подключёнными к MAGI. Спорили не только о броне Ев, но и о различных аспектах материаловедения вообще, поэтому Мисато почти сразу шёпотом честно призналась Синдзи, что потеряла нить разговора, который из любопытства попыталась подслушать. Сам Икари-младший лишь хмыкнул, так как уже успел оценить вполне себе университетские знания девушки, которая лишь строит из себя “недалёкую”... в половине случаев из того множества, когда ей что-то якобы не понятно. Как понял Синдзи по эмоциям Кацураги, та вполне себе понимала о чём речь, пока научники спорили о практических сторонах применения тех или иных технологий, а также вполне себе внимала в моменты обсуждения нововведений по части биологической “составляющей” робота. Вывод, даже без чистосердечных признаний девушкой о её собственном образовании, молодой мужчина сделал достаточно быстро: Мисато явно прибедняется и, как минимум, закончила биологический университет на неизвестную специализацию. Да ещё и не “простаивала” в плане вычитки передовых научных статей во время службы в армии. В мирные, разумеется, периоды этой самой службы. Прямо, как сам Синдзи, занимавшийся самообразованием между контрактами. Девушка даже, можно сказать, прикладывала к этому делу несколько больше усилий, ведь у неё нет абсолютной памяти и той скорости чтения, что у Икари-младшего… который ко всему прочему в детстве принял в себя и немало гипнопрограмм, касающихся околонаучной и боевой тематики.       Чуть более любопытными, чем очередной из множества засвидетельствованных Мисато споров между научниками, являлись для неё личные вещи пилота, которые тот и не думал как-либо скрытно вынимать из ящика, в котором в свою очередь те в данный момент и находились в этом помещении. “На свет” из штанов, чехлов разгрузки, и карманов куртки, для проверки их наличия были вытащены: разрешение на въезд в Токио-3 и Геофронт, одноразовая и уже аннулированная изначальная карточка пропуска, письмо персонально от командующего, “подписанная” отпечатком губной помадой фотка с несколькими достаточно фривольными надписями, на которой была изображена сама Мисато в коротеньких шортиках и маечке...       На этом предмете из коллекции личных вещей парня, Кацураги едва слышно цыкнула, пытаясь скрыть снова подступающий стыд. Она задумывала данное фото как подколку над обычным несовершеннолетним школьником. И ну никак не ожидала, что Третье Дитя окажется по виду и поведению вполне себе зрелым и, можно сказать, благовоспитанным мужчиной, а не тинейджером.              Да и мозгами Синдзи тоже совершенно не похож на поллюционирующего подростка. Многие на его месте воспользовались бы вчерашней ситуацией в свою пользу, возможно даже не задумываясь о последствиях. А он - нет, и вовсе не из-за недостатка храбрости. Это хорошо - сработаемся. Всё же с реальными детьми мне сложно… по Аске знаю. Не могу себе представить, как бы мне пришлось изворачиваться, нянчясь, например, с забитым и закомплексованным пацаном, как это иногда бывает с детьми, отлученными от родителей. Это был бы кошмар!              Синдзи тем временем продолжил вынимать и раскладывать на стол предметы: расчётная именная карточка VISA, солнцезащитные очки, непонятная маленькая коробочка, какой-то старый проржавевший и простой с виду ключик, не менее старая исцарапанная и потрёпанная гильза-талисман (на цепочке) с выбитым вдоль неё вертикально словом “ELIŠKA”, уже печально знакомый Мисато керамический стилет из одного из ботинок, военного вида мини пульт-брелок с единственной красной кнопкой под предохранителем из прозрачного пластика, иголка с мотком кевларовой нити, “патронташ” с какими-то шприц-тюбиками в твёрдых пластиковых коробках… Из очередного внутреннего кармана Икари-младший даже достал туго скрученный медицинский жгут и упаковку бинтов. А следом за ними, из под приподнятой куртки показался тот самый плеер SDAT в “бронированном” чехле. И в отличие от остальных вещей, которые Синдзи доставал и выкладывал то вообще небрежно, то осторожно но с относительно “ровным” выражением на лице, как в случае с ключиком и гильзой (по последней парень медленно провёл пальцами с некой трудно читаемой грустью), в плеер он вцепился с явным облегчением. Физически насущная необходимость в загрузке в мозг информации, что поделаешь…       Компактная бутановая горелка и крупная пачка сигарет-переростков, которые молодой мужчина на памяти Кацураги курил при встрече и в ангаре Нольпервой, закончили неожиданно длинный список. Девушка тут же нашла для себя множество подтверждений того, что Икари-младший действительно прибыл издалека, да и вообще привычен к длительным путешествиям - разве что “с собой” у него не оказалось предметов личной гигиены… хотя и не факт, что их нет в одной из кофр мотоцикла. Ну а то, что у него наличествуют объекты, не имеющие ни для кого кроме самого парня особой ценности… это вполне естественно для человека, не понаслышке знакомого со смертью. Кацураги, глядя на гильзу, незаметно погладила свой крест: у неё самой (с её точки зрения - к счастью) остались лишь обрывки тех ужасных событий в памяти.       ...Кое-как расфасовав всё обратно по карманам и прочим местам, Синдзи подхватил стопку с вещами и, не прощаясь с техниками-научниками, пошёл на выход. Мисато, не спрашивая ничего, пошла за ним. Однако когда поняла, что он идёт прямиком к ближайшей раздевалке с целью нацепить на себя всю эту привычную ему экипировку, лишь покачала головой, подумала, окликнула молодого мужчину, и сказала что будет ждать его у себя в кабинете. На “экскурсию” оказалось потрачено слишком много времени, а слово “ответственность”, несмотря на своеобразный выстраеваемый Кацураги для посторонних “имидж”, не являлось пустым звуком. Собственно, уже входящий в пустое помещение со шкафчиками, парень лишь вполоборота кивнул девушке и на ходу стал снимать верхнюю одежду, не дожидаясь закрытия двери. Мазнув по его спине вполне спокойным и контролируемым взглядом, полностью отошедшая от утреннего происшествия Мисато ещё раз покачала головой и пошла заниматься своими делами.              Майя Ибуки              ...Акаги-семпай как всегда права. Промежуточные результаты анализа, даже после обработки MAGI, оказались… никакими: они подняли целый пласт новых вопросов и ни капли не приблизили нас к чёткому пониманию процессов. В точке момента R-1 по временному графику АТ поля Ангела и Евангелиона, которые, казалось бы, вошли в единый резонанс с полярной нейтрализацией друг друга, вдруг оба пошли вразнос. Невозможные показатели и 3D-графики интереферирующих источников с преломлениями на ровном месте? Внезапные энергетические скачки с разнообразным сопутствующим спектром излучений? Ерунда какая-то. А уж изменения амплитуды обратного напряжения кенотрона на датчиках активных в те секунды сенсорных массивах G-типа… Аппаратура будто взбесилась и каждый терминал показывал разные значения. Как так?       Жаль, что начальница отправила меня за Синдзи Икари-саном, у меня в мыслях крутится столько вопросов и предложений к семпаю… впрочем, она наверняка сделала это затем же, зачем и отослала младших сотрудников прочь со второстепенным заданием: чтобы мы не мешали ей подумать наедине с MAGI, очередной чашкой кофе и сигаретами. Я заметила, что так её производительность труда на время заметно увеличивается… И нет, я не должна думать, что меня ненадолго отстранили от интересного. Наоборот, у меня важное задание: найти и привести человека, который, возможно, является ключом к разгадке произошедшего. Ах, как жаль, что мы, техники-исследователи, не можем просто взять и сказать “Ангел уничтожен, наша работа выполнена”... после чего сесть и не спеша, основательно подойти к созданию модели-базиса АТ-технологии. Это же самый настоящий прорыв!.. Был бы. Будущее - у нас под носом, нужно лишь только время на то чтобы во всём разобраться. Жаль, что времени как раз и не хватает. Но хоть что-то “урвать” между нападениями можно же? Я уверена, Акаги-семпай думает так же.              - ...Ой! Прошу прощения...              Чувствую, как кровь приливает к лицу. Так… без резких движений, бочком-бочком и... вышла из раздевалки. Фух, кажется, он не заметил. Хм. Ещё и только сейчас поняла, что “отгородилась” от Икари-сана клипбордом, словно щитом(http://samlib.ru/img/d/dimitrow_r_i/bytxbogom-legko/ibuki_blush.jpeg)       Разве я не предупредила вслух, прежде чем войти? Вот что называется, задумалась. Одно хорошо: на посту со мной такого никогда не бывает… в отличие от остальной жизни, чего уж тут самой от себя таить.       Синдзи Икари-сан. Сидит на лавке в раздевалке, с закрытыми глазами.              - ...Икари-сан?              Нет ответа. Он в наушниках сидит, если мне не показалось. Полуголый, в одних штанах. Слушает свой плеер. Моя… кхм-кхм, наша надежда на спасение. Да, пожалуй, именно что “наша” - всего или большей части человечества. Судя по бою, профессионал своего дела... хотя я особо и не разбираюсь в эффективности самих боевых действий, не моя специальность. Но… такой уровень синхронизации! Да с первого раза! Нольпервая будто бы создавалась под него. Возможно ли, что действительно…? Он же сын командующего… нет, вряд ли это так. Синдзи должно было быть год или два от роду, когда Евангелион-01 начинали создавать. А закончили проектировать его и того раньше. Я вообще слышала, что черновые чертежи тестовой Нулевой Евы уже имелись у GEHIRN ещё до Второго Удара.              - О чём задумалась, симпатяга? - Вдруг прозвучало прямо передо мной мужским голосом!              Поднимаю голову, и не успеваю подавить порыв резко отшатнуться. Лицо Икари-сана - в полуметре от меня! Смотрит сверху вниз, в глаза, с любопытством. Зачем он вышел из раздевалки, да ещё и так и не накинув куртку? Вот она у него через плечо висит, массивным кулем. Неужели он меня всё-таки увидел или услышал?              - ...Что это у тебя на клипборде? Это мне? - Поинтересовался пилот.              - Я… э-э-э…              Нужно взять себя в руки… но как я это сделаю, если он снова надвинулся на меня, будто издеваясь над моей робостью перед незнакомцами?! Ой… я снова отодвинулась, однако он опять тут же подошёл и пытается заглянуть в бумаги, которые я прихватила с собой для раздумий по дороге. Я хотела было отойти ещё чуть дальше, уже резче, но… стена! Я припёрта спиной к стене! Точнее, сама себя загнала почти что в угол, пока думала.              - Чотто сумимасен… - Пытаюсь намекнуть ему на то, что он слишком близко… да и голый наполовину!              Ва-а-а… что делать?! Он заслонил прислонённой к стенке рукой мой единственный путь вывернуться из этой неловкой ситуации! У него что, совсем нет чувства личного пространства? Хотя… я слышала от Акаги-семпай, что Синдзи-сан долгое время жил вне Японии… постойте-ка. Эта наша позиция… неужели, тот самый “kabe-don”?! А-а-а! Я не готова к такому! Слишком внезапно!              - Хе-хе, ты так забавно смущаешься… не нужно меня бояться. - Со смешком и лёгкой, едва заметной покровительственной ноткой в голосе, проговорил Икари-младший, одновременно с этим убирая со стенки руку, и мягко забирая у меня ей клипборд с материалами... тем самым открывая вид на моё, наверняка сейчас красное, лицо.              Икари отошёл от меня на шаг, развернулся вполоборота, и ловко вдел в рукава бронекуртки сначала левую руку, затем правую, перекладывая планшетку из одной ладони в другую и не переставая читать графики с какой-то совсем уж невероятной скоростью.       Ох… я уж было подумала себе невесть что. Ну конечно же сын самого командующего не может оказаться каким-нибудь невоспитанным хамом и плейбоем, крадущим первые поцелуи зажатых им в коридоре и совершенно незнакомых ему девушек! А то что не слишком ценит личное пространство… ну так на западе с этим не так строго. Нужно отнестись с пониманием.              - Икари-сан?              - Ты ведь та оператор, что первой внятно отчиталась мне о наличии защиты у летящего Ангела, да? - Вдруг спросил Синдзи, не обратив внимание на мою попытку начать с ним хоть сколь-нибудь формальный разговор, и не отрывая мелькающих из стороны в сторону глаз от принесённых мною с собой материалов. - Майя Ибуки, если я не ошибаюсь.              Надо же, он запомнил. Даже несмотря на весь творившийся тогда хаос. Это даже… приятно.       Красные радужки глаз перевелись с последней прочитанной страницы на меня, и я почувствовала себя… несколько неуютно, наверное? Странное ощущение. Словно меня затягивает в эти глаза. Такие же как у Рэй, но более… агрессивно хищные, что ли? И тем не менее, предельно спокойный голос и уже нормальная дистанция не дают усомниться в его ничуть не угрожающих намерениях. Кивнула головой, не зная как ещё ответить.              - Ты единственная, кто не растерялся в тот момент. Мне это нравится. - С проскальзывающей симпатией по-простому заметил пилот, отдавая мне клипборд.              - Эм… спасибо, наверное? Это моя работа.              Постояли молча. Он - не снимая улыбку с лица, и словно бы задумчиво. Я же… честно говоря, не могу выдавить из себя то, зачем пришла за ним. Точно! Акаги-семпай же его ждёт.              - О как. Уверенность вернулась быстро. - Пробормотал Икари-младший.              - Прошу прощения? - Снова он сбивает меня с толку.              В ответ парень… или мужчина? Он совершенно не выглядит на свои четырнадцать… в общем, в ответ Икари-сан на секунду погасил улыбку, чтобы вскоре расплыться в ней опять, ещё более широкой.              - Прости, Майя… ты ведь не против, если я буду обращаться к тебе по имени? - И тут же, не давая мне возразить, продолжил: - Так вот, Майя, я знаю зачем ты здесь. Передай, пожалуйста, Рицуко-сан, что я зайду позже. Сначала решу все дела с капитаном. В самом крайнем случае это займёт остаток дня, и тогда я зайду к вам завтра.              Я хотела бы уже всерьёз возмутиться его поведением и нежеланием идти со мной по важному делу, как Синдзи-сан снова меня перебил:              - Слушай, а что ты скажешь насчёт совместного ужина где-нибудь в ресторанчике в городе наверху? Отпразднуем отражение атаки Ангела и твою неоценимую помощь в моей с ним борьбе. - Совершенно не смущаясь, огорошил меня этот…!              - Я не могу, у меня работа! - Неужели этот испуганный писк - мой голос?              Нужно взять себя в руки.              - Гхм Икари-сан… вы что, с любой встречной флиртуете, когда выдаётся случай?              Как ни странно, но он задумался! Ох, но я всё же зря с ним так холодно, надо было просто пояснить насколько я занята…              - “Флиртую”? Я бы не назвал это флиртом, но отвечая на твой вопрос… скорее всё же нет, чем да. - Выдал после небольшой паузы пилот. - Видишь ли, Майя… я из той породы людей, что очень ценит редкие глотки мирного времени и возможность ненавязчивой социализации. Да и не знаю я в Токио-3 почти никого, так почему бы мне самому не сделать первый шаг к знакомству с кем-нибудь из местных?              ...В этот момент Икари прикрыл ненадолго глаза, и затем осмотрел меня с ног до головы. Не то чтобы оценивающе… просто запоминая. Но и не равнодушно, а вполне по-доброму.       Вот бы я ещё знала, откуда я в последнем уверена...              - Я думаю, у вас… у тебя найдётся немало других “кандидаток” на роль знакомых.              Это я только что вспомнила про то, что Первое Дитя, Аянами, отрядили учиться в школу. Как раз ради её социализации. Возможно, и Синдзи-сана тоже планируют туда отправить… хотя я совершенно не могу представить его в школьной форме.              - Да ладно тебе. Если я тебе столь неприятен как личность, ты вольна не считать этот совместный ужин чем-то пошлым, вроде свидания. - С ноткой несерьёзной обиды в голосе предложил Икари, после чего продолжил уговаривать: - Я всего лишь хочу узнать, чем сегодня “дышат” токийцы. Какие интересные тут есть места и люди. Как работается в NERV, какие ходят у вас слухи и байки. По твоим рекомендациям, учитывая твой склад характера и решительность, я точно найду для себя что-нибудь занимательное. Не к Акаги или Кацураги же мне с этим идти? Пока из всех вас мне представились лично лишь они две. Но чую я, в их замечательных “думалках” тараканы похлеще чем у многих моих знакомых будут. Плюс, обе “большие начальницы” загружены делами. А даже если и были бы свободны, то ты мне всё же более интересна.              Последнюю фразу Икари-сан сказал мне прямо в лицо и как-то по-особенному. Как-то так, что стало понятно, что он довольно искренен в данный момент… и при этом не подразумевает нечто большее, чем личностно-профессиональный интерес.       От последнего мне одновременно и полегчало… и вместе с тем стало капельку обидно.              - Всё же предпочту отказаться… в этот раз, Икари-сан. Слишком много работы. - И почему у меня такой виноватый голос?              - Ну что ж, нет так нет, Майя. - Поднял руки в шутливой капитуляции Синдзи. - Попробую как-нибудь позже. Может, к тому времени твоё сердце оттает по отношению к одному скромному наёмнику, что жаждет простого человеческого общения…              - А вот это уже точно флирт. - Заметила с укором я, с трудом удерживаясь от появления улыбки на лице.              Вот же… он невозможен! Я чуть не согласилась. Это при том, что Акаги-семпай моя помощь может потребоваться почти что в любой момент суток, пока она находится в лабораториях. Я ведь не могу её подвести и оставить одну? И… и почему мои мысли звучат, как поиск оправдания?              - Я… передам Акаги-семпай, что пока что ты занят. Пожалуйста, Икари-сан, освободись как можно раньше - это важно для научного отдела. А значит, важно и в плане обороноспособности Токио-3!              Пилот с улыбкой пожал плечами, и так ничего и не сказав или пообещав, ушёл. По направлению к офису Кацураги-сан, наверное. Что же, мне тоже нужно идти. То, что Синдзи будет позже, не значит, что и без исследования его взаимодействия с Евангелионом ноль один мне нечего делать.              Майя Ибуки              ***              Синдзи Икари, кабинет Кацураги              - Ну что, готов смотреть документы? - Спокойно спросила у меня Мисато, даже не поднимая на меня со своих бумаг взгляда.              Бедняга. Она даже не обратила внимание на то, что дверь я открыл практически “с ноги”. Видимо, работа совсем её замучила, несмотря на то, что с прихода в кабинет для неё прошло максимум полчаса. Пятнадцать минут сидел, насыщаясь аудиокнигой, пять минут на разговор с милашкой Майей, десять на мой неторопливый шаг от раздевалки сюда. Плюс-минус пару минут на разные погрешности: это лишь когда я собран, могу отсчитывать время, выступая в качестве секундомера… почти. А когда времяпрепровождение приятно (а оно таки было приятным - что с плеером, что с девушкой), то в силу вступает гадская космологическая постоянная “Λ” ёкаева гения-Эйнштейна с его общей (и увы, не доработанной) теорией относительности. То есть, как водится, время, проведённое в уюте, мне кажется меньшим, чем равное ему, но потраченное на какое-нибудь скучное ожидание без возможности поглощения информации. В этом плане я, к сожалению, от людей не слишком отличаюсь.       Гхм. Что Мисато там спросила, ещё раз? “Вы готовы дети?”... хе-хе.              - “Да-а-а Капита-ан…” - Отвечаю, громким шёпотом.              - Что? Не слышу. - Вполне ожидаемо переспросила Мисато, всё ещё “находясь в документах”.              - “Та-ак точно, Капита-ан!” - Повторяю уже погромче, после чего, не дожидаясь реакции наверняка не разбирающейся в “теме” Мисато, требовательно ору в половину дурной мощи своих лёгких, идеально при этом имитируя тембр голоса одного дебильного подвижного рта на статичной картине с одноглазым пиратом и попугаем на его плече: “КТО-О-О-О-О-О-О-О… КТО ПРОЖИВАЕТ НА ДНЕ ГЕОФРОНТА?!”              - А-А-да… м-КХМ-М! - Подавилась воздухом Кацураги... попытавшаяся мне подыграть (да ладно?! Неужели она знакома с этой штатовской малоизвестной мультипликацией девяносто девятого года, которая про эту самую идиотскую жёлтую подводную “губку”?) - Ты чего разорался, Синдзи?! И вообще я из-за тебя только что чуть расстрельную тайну не выдала! И кстати… как это ты только что смог прокричать настолько… непохожим голосом?              Хы. Хм.              - “Непохожим голосом”? - Повторил я за девушкой её собственным тоном, почти неотличимым от оригинала, из-за чего та снова подавилась воздухом и закашлялась.              - К-как?! - Гневно округлила свои зенки подскочившая Кацураги, таращась на меня, словно на врага народа.              - Что “как”? Ты что, никогда не видела телепередачи с людьми, пародирующими голоса и поведение знаменитостей?              ...Кажется, из-за меня Мисато вошла в состояние “kernel panic”. Стоим, молчим. Ладно, зачем терять время? Подхожу к столу и легко нахожу среди прочих секретных и не очень документов папочку, предназначенную для меня. Сцапав её в единоличное пользование, возвращаюсь к гостевому стулу - одному из двух в аскетичном кабинете непривычной к роскоши Кацураги.              - Хватит делать из меня дурочку! Никакие пародисты не могут воспроизвести чужой голос НАСТОЛЬКО хорошо! - Отмерла Мисато, обиженно уставив в меня указательный пальчик.              - Ха-а-а… неужели это единственное, что во мне с твоей точки зрения есть странного? Хотя нет, скорее, для тебя это стало последней каплей, так?              Сказать или нет? А, впрочем, какой смысл делать тайну из того, что всё равно есть у Гендо в виде возможных копий массивов данных, которые таки не удалось уничтожить… судя по результатам. Однако это не означает, что я собираюсь открывать одной любопытной особе душу нараспашку.              - Просто считай это одной из моих особенностей, Мисато.              Похоже, её такой ответ не устроит. Вон как надулась. Эх, женщины…              - ...Я очень хорошо контролирую своё тело. Уверен, ты бы была удивлена, услышав вживую полный спектр возможных тембров и громкостей, на которые способно даже обычное тренированное человеческое горло с его голосовыми связками, если убрать… сдерживающий фактор. В сочетании с моей идеальной памятью, прокрутить в голове услышанную фразу и подстроить под неё голос - не проблема.              ...Говорю я, и тем временем, уже не сильно обращая внимание на вроде бы удовлетворившуюся подобным объяснением Кацураги, листаю документы. Ага… да, это есть. Это тоже. Общая сумма? Неплохо-неплохо… даже лучше, чем я рассчитывал. Видимо, командующий решил не париться с крохоборством и округил итоговое значение в большую сторону. Ну, или я его впечатлил. Скорее, второе. Судя по тому, что я уже успел увидеть в NERV, моему прототипу импонируют профессионалы-одиночки, гении и знатоки своего дела… у которых в головах не протолкнуться от тараканов-аборигенов. Нет, это отнюдь не значит, что эти люди не могут работать в команде, но всё же. Майе я сказал правду: тех уже “знакомых” мне работников паяльника, пробирок и микроскопа (Кимура), а также некоторых работяг из числа операторов и обслуживающего персонала (Макото и подходивший к нам во время “экскурсии” Аоба с парой техников), Рицуко с Мисато представляли мне сами. Никто кроме самих двух “больших начальниц” (как я их метко при Майе назвал), так и не соизволил в эмоциях проявить направленное на меня желание познакомиться поближе. Исключение - некоторый вполне понятный чисто женский интерес со стороны молоденьких девушек, встречаемых в Догме и за её пределами (пара медсестёр в медицинском корпусе). Однако те способны лишь на отведённые взгляды и шушуканье за моей спиной, но никак не на прямые или косвенные намёки с невербальными приглашающими сигналами… не говоря уже о том чтобы самим пойти на первый шаг - это для местных девушек, наверное, вообще за гранью фантастики. Но ладно девушки и женщины, а что мужчины? Тоже сторонятся. И не поймёшь, то ли из-за моего “представления” в боксе Евы-01, то ли из-за того, что я “сын командующего”.       Не очень радужная статистика, честно говоря. Я здесь в том числе и для того, чтобы в перспективе переманить к нам некоторое количество “мозгов”, а то у нас только Кройц с его непризнанной, но золотой головой, да пара новичков, узких специалистов. Нет, мозговитые ребята определённо есть, но они весьма далеки от военных изобретателей, или даже хотя бы от проспекторов военного ноу-хау... Это такие, которые следят за уже существующими в мире, но ещё не внедрёнными, или пока не практичными военными разработками. А это важно, ведь если бы, например, не моё влияние со свежим взглядом на использование миниатюрных бпла дронов в нашей разведке, а также на “композитную” бронь и некоторые другие мелочи, DI так и осталась бы на задворках мировых рейтингов, несмотря на все входящие в неё, прямо скажем, неординарные таланты.       ...И тут вдруг Майя, как приятный глоток чистого воздуха. Похоже, весьма умненькая и решительная девочка… Хм. Девочка? Как ни странно, но девушкой я её мысленно назвать не могу. Несмотря на то, что она явно биологически старше меня, судя по занимаемой должности. Просто она такая миниатюрная, даже ниже Мисато… и эта её невинность с чистейшими эмоциями… никогда ещё не видел, чтобы девушки настолько смущались за малейший заход в их личное пространство. Я “прочёл” в Майе явный интерес по отношению к себе, но как ни странно, он именно что профессиональный и личностный, а не гораздо более логичный в тот момент сексуально-чувственный. Да, она краснела с непривычки видеть вблизи мужское тело, но стоило мне одеться, как сразу пришла в норму. Так что я в ней действительно заинтересован, пожалуй, в первую очередь. Да и душа у неё… сильный, ровный “свет”. Не столь сильный, как у Мисато, но у той - яркие хаотичные “протуберанцы”-блестяшки. Видимо, у многих тут души хоть немного, но активны. Вероятно, влияние Евангелиона с его “светом души”.              - Всё отлично, Мисато. Правда, есть у меня ещё пара вопросов и просьба.              Уже снова зарывшаяся в бумаги, девушка сделала приглашающий жест.              - Вопросы… они будут по автоматизированной защите города, и по местности, где мне придётся сражаться. Хотелось бы поподробнее услышать… в общем-то все ваши имевшиеся до сегодняшнего дня наработки.              Мисато оторвалась от бумаг и вперила в меня серьёзный такой взгляд. По моему мнению он ей не слишком идёт.              - Да, пожалуй… это вполне нормальное требование. У меня под рукой нет подробных карт и характеристик, но я чуть позже скажу кое-кому их тебе выделить. Всё равно мы собирались тебя на неделе начать инструктировать, но уже основательно. По тактикам ведения боя на таких больших машинах, по местности, по вооружению Евангелионов, которое скоро должны привезти в японское отделение NERV… В общем, не переживай за это. Как только всё будет готово к предоставлению тебе данных, я тебе скажу. А что за просьба?              - Хм. Понимаешь, Мисато… я вообще по прибытию в Токио-3 планировал прожить весь или большую часть времени контракта с NERV в каком-нибудь отеле из не слишком дорогих, но и не в клоповнике. Но потом передумал. Думаю, Рэй вы наверняка уже выделили какую-нибудь служебную каморку, но я совершенно не уверен что она способна сама о себе позаботиться. Поэтому-то моим требованием и было, что я её забираю к себе.              Кацураги задумчиво кивнула.              - После некоторых раздумий я всё же решил, что для проживания вместе с Рэй нужно что-нибудь “поосновательнее”, чем пара квартир отельного типа. С личными финансами у меня проблем нет, и я бы даже не обратился к тебе с вопросом о покупке жилья, но тут какое дело. Я краем уха услышал полнейшую дичь о том, что купля квартиры или домика на постоянной основе в Токио-3 требует прохождения неких длительных бюрократических процедур в NERV. Это так?              В действительности узнал об этом только вчера, у старого бармена. И почему команда мне об этом не сказала заранее? Обленились совсем. Нет, я даже сходу могу предположить логику за таким требованием NERV, но...              - Да, Синдзи. - Подтвердила Мисато. - Это связано с полувоенной… эм-м-м… “направленностью” города. Нам нужно знать всё о том, кто и где живёт, чтобы иметь данные о возможности применения тяжёлого вооружения поблизости мест скопления гражданского жилья, а также для проведения некоторых других регулярных профилактических мер безопасности. Мы же не можем подставлять не успевших спрятаться в убежище людей под свой или ответный огонь Ангела, правда? Да и нельзя исключать возможный вандализм или намеренный саботаж военного оборудования, если давать к нему бесконтрольный доступ кому угодно.              Всё ясно. Военщина в любой форме сама по себе потворствует и поощряет строгий учёт с контролем... что, тем не менее, зачастую вовсе не мешает каптёрам втихую вести бизнес по продаже и обмену казённого имущества. Однако военщина у настолько строго относящегося к инструкциям и традициям народа, как японцы, обязана быть помешанной на этом самом учёте с контролем чуть ли не “в квадрате”.              - Я поняла, какую просьбу ты имеешь ввиду. - Потёрла переносицу девушка. - Могу обрадовать: на твоё имя начали оформлять служебную квартиру ещё в момент, когда командующий своей властью присвоил тебе почётный ранг. Хотя… я не уверена, рассчитана ли её вместительность на твой вкус, да ещё и на совместное проживание с Аянами. Надо будет уточнить.              Ну и? В чём подвох?              - Я только за. Особенно если мне дадут её выбрать. Хотя бы по городской карте и по проектным чертежам.              - Гхм. - Задумалась Мисато. - Хорошо. Я отведу тебя к человеку, который у нас этим занимается. На всякий случай. Чтобы полномочий уж точно хватило. Вот только я сейчас “чуточку” занята…              Тут её взгляд стал таким хитрым-хитрым, словно у лисицы, запланировавшей набег на курятник.              - Знаешь, а ведь если бы ты смог мне чуть помочь с бумагами… я бы освободилась пораньше. А значит, и уделила бы твоей просьбе больше времени. - С толстенным намёком “заметила” Кацураги.              Мда. Трудолюбивость и ответственность японской нации воистину не знает границ (это сарказм... хотя почему я сам себе это поясняю?).              - Как ты себе это представляешь? Я понятия не имею, как заполнять и визировать твои документы.              - А, ну это очень просто. - С довольным видом откинулась на спинку стула Мисато. - Пара минут объяснений, и ты уж точно не перепутаешь, где ставить подпись. Благо это не “личная печать”, как в гражданских документах - можешь любую закорючку малевать. Естественно, я выборочно перепроверю то, что важно.              Что ж… за всё приходится платить, и такая вот помощь - не велика цена. Но, честно говоря, я в шоке с её доверчивости и безответственности. Она же не знает меня, как бы, вообще! Мда… подхожу к ней, захватив стул.              ...              Тремя часами спустя.              ...Беру свои слова обратно насчёт доверчивости и безответственности. Умение “включать дурочку” Кацураги прокачала до недостижимых высот, так что даже я ей в тот самый момент поверил. Даже эмоции её не выдали, хотя должны были.       Во-первых, документы у неё были заранее распределены в стопки по степени важности. И спихнула она на меня, придвинув ко мне одним своим непринуждённым движением пару стопок, только лишь действительно неважную мелочёвку, которой по факту должен заведовать какой-нибудь мелкий помощник. Типовые бланки жалоб граждан, у которых пострадало имущество, отчёты рядовых членов оперативного отдела о проведённых работах, и такое прочее. То есть то, на что главе всего отдела реально можно (и на мой взгляд, нужно) было бы забить болт эдакой средней толщины. Видимо, Мисато этим занимается ввиду отсутствия у себя вышеупомянутого мною болта - тяжело быть женщиной-капитаном, и не иметь соответствующие половые причиндалы.       Во-вторых, первую же разобранную мной стопку она тщательно перепроверила лично. Что она сэкономила при этом в плане времени по отношению к тому, как если бы занималась данными бумагами сама и с нуля, я так и не понял. Хотя, может, пару минут и было сэкономлено - у меня нет статистики, на основании которой я бы мог утверждать обратное.       В-третьих (да-да, это до сих пор не всё!), часть отчётов, с выпирающими из их полей жёлтыми закладками/заметками о важности, Мисато у меня “подворовывала”. Ну то есть как… она просила у меня прочитать их и кратко пересказать. Иногда - зачитать вслух полностью. После чего забирала, пробегалась глазами по ключевым пунктам, и таки ставила подпись самолично, попутно делая пометки уже в своей собственной тетради-напоминалке о важных событиях.       ...В общем, я и раньше понимал, что абсолютную бездарность без чувства ответственности и порядка не допустят до высокой командирской должности, но Мисато легко и быстро развеяла все мои сомнения на этот счёт, появившиеся после того как я побывал гостем в её квартире. Стоит также отметить, что документы девушка перебирала едва ли многим дольше, чем я свои - и это с моей-то скоростью чтения! Сказывается опыт, помогающий Мисато пропускать без обдумывания целые пласты ядрёных суконно-канцеляритных нагромождений, вроде “...За счёт реорганизации общего управления рисками, объектно-специализированными по категориям 1-A, 3-B(с), и 4-G/24, было предпринято улучшение эффективности осуществления электронно-вводного волеизъявления на терминальных точках, закреплённых младшим лейтенантом Имярек Такимтотавичем (и.о. заместителя РПСМ) за подотчётным составом второй группы седьмого отделения ГПСРМД первого отдела...”              - Ох… что, уже всё? - Потянувшись и тем самым весьма соблазнительно натянув ткань платья в районе груди, удивилась Кацураги. - ...Засиделись мы. Но зато всю работу сделали! Надо же… из тебя, оказывается, может получиться весьма способный помощник. Не хочешь переквалифицироваться на постоянной основе? Повышение зарплаты я тебе, само собой, выбью.              - Ха. Довольно серьёзное обещание.              Девушка состроила дурашливую физию неискоренимой оптимистки:              - На том и стоим!              - На серьёзных обещаниях? Или на пока непонятно каком их претворении в жизнь? - Не смог не подколоть я слишком уж довольную собой Мисато.              - Ой, да ладно тебе! Когда это ты успел разочароваться в моих обещаниях? Назови хоть раз. - Всё ещё улыбаясь и скрывая тем самым лёгкое раздражение от моих слов, “помахала ручкой” Кацураги.              - ...Вчера ночью. Ты сквозь сон пообещала мне вслух дать возможность “наказать плохую девочку”, если я перестану от тебя “упираться”.              Бедняжка Мисато подавилась воздухом и выпучила на меня свои глазища, ставшие по размеру похожими едва ли не на анимешные.              - Я-а-а.. Я не…              - Это была шутка, Мисато.              Надо же. Почти что физически ощутимая жажда убийства. Ха-ха, нет. Но близко.       Красная кожа лица, слегка вздутые от злости вены на виске, грозный взгляд, сжатые в линию губы, и взгляд, обещающий мне все Кары Небесные… ох, заранее мысленно перед тобой извиняюсь, но я не могу удержать ржач!              - Ха-ха-ха-ха...              - СИ-И-И-НДЗИ-И-И-И!!! - Вот это крик!              Подныриваю под брошенную в меня “слабой” женской ручкой твёрдую папку, и срываюсь к выходу, прямо на ходу уворачиваясь от разнообразных офисных “снарядов”. Вот это она разошлась! Выбегаю, резко захлопываю за собой дверь… и ощущаю, как в неё с той стороны тут же неслабо долбанулось “нечто”, массой примерно равное одной девушке, доведённой до чистейшей ярости. Открываю дверь и вижу на полу лежащую и стонущую Мисато, держащуюся за лоб.              - Си-и-и-ин… засранец ты мелкий! *хнык* У-у-ух больно-то как...              На жалость пробивает? Если да, то это у неё получилось: чувствую себя неловко. Помог подняться, убрал её ладони от лица, осмотрел. Повреждений с виду нет, даже нос не расквасила - видимо, действительно лбом ударилась.              - Голова кружится? В глазах двоится?              - Ох… нет. Вроде бы нет. Бли-и-ин, что это было, а?              ********! Неужели краткосрочная амнезия?! Сотрясение!              - Вот скажи мне, как ты так умеешь моментально выбешивать одной единственной безобидной шуткой?! - Плаксиво “пожаловалась” единственному слушателю, как оказалось, весьма отходчивая Кацураги.              А, нет… вроде бы всё в порядке. Аж от сердца отлегло (опять нет, ведь у меня нет совести. Но полегчало слегка, это да).              - Ты это… присядь, давай. Посмотрим, если боль не уйдёт, то надо бы тебя в больничку занести…              Услышав и проанализировав мои слова, Мисато… ох, снова задумала какую-то хитрость, не иначе. Это если судить по её предвкушающей моське. Что там в эмоциях?... Ах так? Собралась всерьёз давить на жалость, значит?              - Вот только давай без притворства. Это серьёзный вопрос. Обманешь - и тогда в следующий раз проявлять заботу не стану. - Говорю как можно более холодным тоном.              - *Вздох*... хай-хай. - Понурившись, отбросила пришедшие ей в голову мысли девушка.              Сидим, молчим. Точнее, она сидит, а я внимательно за ней слежу.              - Гм… ну, ты прости за шутку. Наверное, она была не слишком уместна…              Готов в очередной раз признать: чувство юмора у меня так себе. Когда смеётся только тот, кто придумал шутку, то она явно не смешная. Мисато тем временем внимательно посмотрела на меня… и, о чудо, улыбнулась!:              - Ха-ха… ну, зато ты отлично меня взбодрил после рабочего дня. Спасибо тебе за это.              Ха.              - Всегда пожалуйста. Обращайся.              Мисато посмотрела на меня с явным подозрением в том, что я над ней издеваюсь. Я же в свою очередь состроил самую безобидную из всех возможных моих физиономий.              - Ох… ладно. Боль прошла. Давай, пойдём уже разберёмся с нашими крючкотворцами из статистико-архитектурного отдела. - Окончательно успокоившись, предложила девушка, после чего добавила: - ...А то, боюсь, процедура эта тоже не слишком уж быстрая.              Прикинув уже проведённое в этом кабинете, и ещё потенциально запланированное к трате на бюрократию время в уме, могу сделать вывод… к Акаги я уже не успеваю никак. Впрочем, и не сильно хотелось, на самом деле. Мисато встала и, не дожидаясь моей реакции, пошла на выход из своего кабинета. Так и не приведя в порядок разбросанные ею же вещи, мда… наверное, устраивание беспорядка - у неё в крови. Что ж, ничего не остаётся, кроме как проследовать за ней. А там уже видно будет.
Реклама: