Всё всегда сбывается, или Рождественские страсти 20

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Элен и ребята

Пэйринг и персонажи:
Элен Жирар, Кристиан «Кри-Кри», Жозе, Лали, Себастьен, Николя Вернье, Джоанна Маккормик
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 19 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Романтика Стёб Флафф Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Говорят, под Новый год,
Что не пожелается,
Всё всегда произойдёт,
Всё всегда сбывается.

Посвящение:
Фф писался как новогодний подарок моей любимой подруге Свете Червяковой.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
С Новым годом и Рождеством, мои дорогие читатели!
22 декабря 2017, 22:01
***       Жозе проснулся, но глаза не открывал. Голова раскалывалась от жуткой боли, в висках стучало, в горле пересохло. Кое-как приоткрыв один глаз, он вдруг вскочил как ужаленный и недоуменно огляделся:       — Где я?       Просторную светлую комнату заливало яркое зимнее солнце. Он огляделся, постанывая от головной боли и проклиная человека, придумавшего коньяк. Он сидел на огромной кровати, убранной бежевым шелковым бельём. Напротив располагался столик с зеркалом, на котором хаотично были разбросаны всевозможные флакончики, тюбики и футляры. Дверка светло-коричневого шкафа, находящегося в углу комнаты, была приоткрыта, и оттуда виднелись развешанные платья.       — Черт! — выругался Жозе и уже громче сказал: — Есть тут кто-нибудь?       Дверь в комнату тут же открылась, и в неё вошла эффектная девушка — блондинка лет тридцати, с голубыми глазами. Её точеная фигура, прикрытая лишь черным кружевным бельём, заставила Жозе приоткрыть рот от удивления.       — Наконец-то проснулся! — прозвучал её мелодичный голос. — Как спалось?       — Не знаю. — прохрипел мужчина. — Дайте воды.       Девушка глазами показала на прикроватную тумбу, которую он сначала не заметил. Проследив за её взглядом, он увидел бутылку минеральной воды. Схватив её, он жадно пил живительную влагу прямо из горлышка. Напившись, вернул бутылку на место и посмотрел на хозяйку комнаты. Она улыбнулась:       — Есть вопросы? Задавай.       Но Жозе не знал, с чего начать. Девушка оказалась догадливой:       — Так ты ничего не помнишь! Ладно, слушай. Мы познакомились в баре…       — Ах, да! Вивьен?       — Верно! Ты надрался так, что даже такси вызвать не мог. А выпытать у тебя адрес, по которому ты живёшь, оказалось ещё сложнее. Поэтому я привезла тебя к себе. Не могла я оставить беспомощного мужчину в баре одного. Да ещё и такого красавца!       Вивьен присела рядом с Жозе и положила руку ему на грудь:       — Ты сразу уснул, а мне так хотелось…       Она поглаживала его, спускаясь все ниже. Тот в недоумении вскочил:       — Что ты делаешь? Н-не надо!       — Какой пугливый! — рассмеялась девушка. — Не бойся меня! Иди, я так хочу сделать тебе приятно.       — Спасибо, конечно, но я не хочу!       Жозе озирался вокруг в поисках своих вещей. Нашёл рубашку и, едва начал её натягивать, Вивьен подскочила к нему:       — Оставь свою одежду! И сними остатки моей!       Мужчина, натянув на себя один рукав рубашки, успел лишь схватить свои туфли и прыгнуть на кровать:       — Оставь меня! Я верен своей женщине!       — У тебя её нет! Ты сам вчера рассказывал, что она живёт в Штатах и до тебя ей нет никакого дела.       Девушка тоже забралась на кровать, но Жозе уже оказался рядом с дверью, возле которой лежали его носки (как они оказались ближе к выходу, чем ботинки, одному Богу известно!). Он подхватил их и выскочил из комнаты. Забыв про похмелье, он мигом огляделся и определил входную дверь. Уже сбегая по лестнице, он услышал голос Вивьен:       — Вернись, Жозе! Я помогу тебе забыть твою американку!       Мужчина остановился на первом этаже, чтобы отдышаться и подумать, что делать дальше. Как только он натянул носки и один ботинок, сверху послышались шаги. Он поднял голову вверх, успев заметить, как в пролёте мелькнула девушка в лиловом коротком халатике. Вивьен!       И Жозе выскочил на улицу в чем был. Он на автомате повернул направо и бросился по бульвару. Прохожие, коих в столь ранний час на улице было уже не мало, шарахались от него, как от чумного. Ещё бы! Довольно помятый мужчина в трусах, распахнутой, явно наспех натянутой, рубашке, обутый в один ботинок и размахивающий вторым, зажатым в руке, в зимнее холодное рождественское утро был так же нелеп, как корова в водолазном костюме на айсберге в Северном Ледовитом океане.       Увидев желтую машину такси, Жозе поднял руку, в которой все ещё держал свой ботинок. Чертыхнувшись, он бросил его на мостовую и снова стал махать, привлекая внимание водителя такси, одновременно пытаясь не глядя обуться. Такси остановилось, и Жозе впрыгнул на заднее сидение, попутно осознавая, как он замёрз. Он назвал адрес дома, где жил вместе со своими друзьями, и молча уставился в окно, разглядывая предпразднично убранный город, готовый к встрече Рождества и Нового года. ***       С раннего утра друзья хлопотали по дому, готовясь к празднованию Рождества. К Элен и Николя присоединился Кристиан, накануне сильно поссорившийся со своей девушкой Фанни и очень переживавший по этому поводу. Он наговорил ей много лишнего, отчего девушка теперь даже видеть его не хотела.        — Вот так! — закончил свой рассказ о ссоре Кристиан. — Я — полнейший идиот!        Николя улыбнулся:        — Это давно уже не новость!        — Перестань! — шикнула на него входящая в гостиную Элен. — Ему и так нелегко.        Нико притянул любимую к себе и поцеловал:        — Чем защищать этого Кри-Кри, лучше поцелуй меня.        Но в гостиной раздался звон разбитого стекла. Супруги обернулись. Кристиан, у ног которого лежала разбитая тарелка, виновато смотрел на друзей:        — Извините…        — Ну что ты! — Элен присела, чтобы собрать осколки. — Это на счастье.       Николя весело расхохотался:        — Какое уж тут счастье, если руки не из того места растут! Мне бы было тяжело так жить!        — Смешно! — буркнул Кристиан, но тут же громко рассмеялся.       Он не мог сказать ни слова, и удивленные этой переменой в настроении друга, Элен и Николя не сводили с него глаз. А тот, неудержимо смеясь, прильнул к окну. Остальные последовали его примеру. И тоже не смогли сдержать смех. По саду в рубашке и трусах бежал Жозе. Когда их друг влетел в дом, хохот сотрясал его стены. Кристиан в истерике припал к оконному стеклу, не в силах оторваться от него, а Элен, упав в кресло, держалась за живот. Николя же, согнувшись от смеха пополам, пытался встретить друга.        — Ну и чего вы ржете? — Жозе явно не разделял веселья друзей. — Лучше денег дайте, мне нужно такси отпустить.        — Мы думали, ты вещами расплатился! — выпалил Кристиан.        — На тебе осталось то, что не пригодилось водителю? — ухватился за эту шутку Николя.        — Клоуны-самоучки! Шутить вы так и не научились! — проворчал Жозе. — Дайте мне денег, наконец, иначе водитель такси заявит на меня в полицию.       Николя вынул из кармана несколько купюр и, все ещё смеясь, протянул их другу:        — Этого хватит?       Тот кивнул и выскочил на улицу, не потрудившись одеться. Это вызвало новый приступ хохота в гостиной.       Когда Жозе вернулся, смех уже поутих. Элен собрала то, что осталось от тарелки, и друзья продолжали украшать стол.        — Да перестань ты трясти тут… — возмутился Николя, улыбаясь. — Короче, иди оденься! Если не во что, можешь взять мои штаны.        — А ты все не уймёшься! — крикнул Жозе, уже поднимаясь по лестнице в свою комнату. — Сейчас дядюшка Жозе приведет себя в порядок и научит тебя шутить, несносный мальчишка! ***        — Вот так! Я нарвался на какую-то сумасшедшую, у которой осталась половина моих вещей, включая телефон и портмоне.       Ребята никак не могли отсмеяться после живописного рассказа друга.        — Я же говорил, что случайные связи тебя погубят! — сквозь смех сказал Кристиан.        — Сам-то давно таким был? — парировал Жозе. — Больше тебе скажу — ты таким и остался, но прибавилась ещё и трусость. Ты боишься Фанни! Или её отца. Или обоих сразу.        — Думай, что говоришь!..        — Прекратите оба! — одернула друзей Элен и посмотрела на Жозе: — А ты не можешь вернуться за своими вещами?       Он пожал плечами:        — Могу, но есть парочка «но». Во-первых, я боюсь эту нимфоманку…        — Посмотрите на него! — тут же отреагировал Кристиан. — А он ещё меня трусом назвал!       -…а во-вторых, — не обратил внимания на реплику друга Жозе. — Сейчас я ловлю себя на мысли, что не помню, где живёт эта Вивьен!        — То есть как это? — удивился Николя. — Ты же ехал в такси, смотрел в окно… Ты Париж не знаешь?        — Знаю, но… Я не могу обьяснить. Я смотрел, но не видел.       Элен достала свой мобильный и протянула другу:        — Позвони на свой телефон. Думаю, она ответит. Все и узнаешь.       Тот с благодарностью посмотрел на неё и взял протянутый телефон.        — Ну так неинтересно! — буркнул Кристиан. — Эта история закончится так же скучно, как и сотни подобных случаев. В век мобильных телефонов в нашей жизни совсем не осталось романтики.        — Эй! — рассмеялся Нико. — Ты бы лучше подумал, как помириться с Фанни, а не сетовал на скуку.       А Жозе снова и снова набирал свой номер, но длинные гудки нескончаемым потоком неслись в его сознание. Он вернул телефон Элен:        — Не отвечает… Что ж, надо ехать искать эту девицу. Вы со мной?       Николя заёрзал на стуле, но, взглянув на жену, уныло ответил:        — Не могу. Надо готовиться к празднику…       Элен, прекрасно зная любимого мужчину, рассмеялась:        — Помогите Жозе, мальчики. Скоро приедут Бене и Джимми, они мне помогут. Да и Лали обещала приехать на помощь. Мы справимся без вас.       Нико просиял и крепко обнял Элен:        — Ты — лучшая! Обожаю тебя!        — Бегите уже! — рассмеялась та. — Времени у вас осталось немного.       Мужчины похватали свои куртки и бросились к машине. ***        — Куда едем? — выруливая на улицу, ведущую в центр Парижа, поинтересовался Николя у сидящего рядом друга.        — Пока прямо, а дальше решим.        — Что именно мы будем искать, если ты ни черта не помнишь? — раздался с заднего сидения голос Кристиана.       Жозе задумчиво озирался по сторонам:        — Кажется, это был небольшой дом, на несколько квартир… Трёхэтажный… Огорожен металлическим кованым забором. Точно! Забор!        — Отменный ориентир! — фыркнул Кристиан. — Ты знаешь, что в Париже сотни таких домов?        — Что вспомнил, то и сказал! — огрызнулся он. — На этом перекрёстке, кажется, налево…       Исколесив добрую половину города, Николя начал поглядывать на часы:        — Мы так Рождество в машине отпразднуем…        — Вот! — завопил Жозе, от чего задремавший сзади Кристиан подскочил, как ужаленный. — Кажется, нашли! Вроде бы здесь я бежал, а там увидел такси…        Припарковав машину, мужчины вышли на улицу. Обошли указанный Жозе дом вокруг, после чего Николя грустно заметил:        — Закрыто…        — Дай телефон!       Жозе снова набрал свой номер, но телефон оказался выключенным.        — Черт! — выругался он, возвращая мобильный Нико. — Наверное, батарея села.        — Что будем делать? — Кристиан зябко кутался в куртку.        — Полезем через забор! Он не такой уж и высокий!       И Жозе тут же поставил ногу на кованое заграждение.        — С ума сошёл? — усомнился Николя в адекватности этой затеи. — Если нас поймают…        — Как-нибудь открестимся! — вошёл в азарт Кристиан. — Полезли!       Оглянувшись вокруг и убедившись, что их никто не видит, мужчины перемахнули через забор и пошли к дому, находившемуся метрах в пятидесяти от них.        — Летом здесь красиво, наверное. — заметил Николя. — Деревья, цветы…        — Наверное. — отозвался Кристиан и вдруг улыбнулся: — Жозе, а ты когда убегал, делал это красиво и достойно? Смотри, вон камера видеонаблюдения. Твой забег по снегу в трусах и одном ботинке могут увидеть миллионы людей! Ты не можешь ударить в грязь лицом!        — Заткнись!        — В следующий раз махни в камеру ботинком! Я буду знать, что ты помнишь меня, купаясь в лучах славы, и передаешь привет своему другу-неудачнику!       Жозе хотел было обложить друга трёхэтажным ругательством, но вдруг Николя шепнул:        — Стойте!       И все трое остановились, как вкопанные. Перед ними стояла женщина преклонных лет, держащая в руках поводок, на котором сидел огромный пёс.        — Кто вы такие и что здесь делаете? — грозно спросила дама.        — Добрый день! Понимаете, мадам, — ответил Николя. — Наш друг сегодня забыл у одной из ваших соседок свои вещи. Мы хотели бы их забрать…       В этот момент пёс негромко зарычал, но этого хватило для того, чтобы у друзей от страха задрожали колени.        — Вы не могли бы убрать отсюда свою собаку? — раздраженно спросил Жозе. — Она мне не нравится!        — Вы ей тоже! — парировала женщина. — Как и мне. Поэтому ведите себя примерно, иначе мой малыш перекусит Вас пополам.        — Ты будешь рождественским поросёнком для собачки, Жозе! — посмеиваясь, шепнул Кристиан.        — А ты, как я погляжу, сегодня в отличной форме!        — Я всегда остроумен!        — Успокойтесь! — шикнул на друзей Николя и посмотрел на женщину: — Так мы можем пройти?       Мадам, усмиряя собаку, спросила:        — В какую квартиру?       Жозе пожал плечами:        — Номера квартиры я не знаю. Её зовут Вивьен.        — Вивьен? — глаза женщины округлились. — Вы уверены?        — Абсолютно! Блондинка…        — Идите! Третий этаж. Квартира там одна.       Мужчины бросились в дом. Вмиг взлетев на третий этаж, они остановились у квартиры.        — Это точно здесь! — обрадованно шепнул Жозе, нажимая на звонок. — Я уверен!       Дверь открылась, и глазам друзей предстала седая старуха лет восьмидесяти со злобным выражением лица, как две капли воды похожая на ведьм из детских книжек. Для полноты образа ей не хватало только метлы. И тогда с неё можно было бы писать портрет ведьмы в седьмом поколении.        — Кто такие? Чего вам нужно?       Друзья давились от смеха, а Жозе недоуменно спросил:        — Вы кто? Мы ищем Вивьен.        — Я — Вивьен! А вы кто такие? Чего приперлись?       Николя и Кристиан прыснули.        — Мы, кажется, ошиблись… — скороговоркой протараторил Жозе и бросился к лестнице.       Мужчины выскочили на улицу, и сдерживаемый ими смех вырвался наружу дружным хохотом.        — Жозе, тебе, кроме этой старушки, все женщины отказали? — смеялся Нико.        — Брось! — тоже решил подколоть друга Кристиан. — Уверен, если снять с неё этот жуткий мешок, который, наверное, она называет платьем, то под ним обнаружится кружевное бельё.        — Да, а если надеть на неё яркий короткий халатик, то она вполне сойдёт за молодую красотку!       Громкий смех снова сотряс воздух. Жозе делал вид, что не обращает внимания на шутки друзей.       А Кристиан продолжал:        — Теперь понятно, почему она тебя отпускать не хотела! У неё же последний мужчина был лет тридцать назад! А тут наш мушкетёр свёл с ума бабулю! Она просто соскучилась по мужскому вниманию, а ты сразу окрестил её нимфоманкой!        — Старость нужно уважать, Жозе! — Николя тоже не сдавал позиций. — А ты сбежал! Нехорошо!        — Я не занимаюсь благотворительностью! — огрызнулся тот.       Уже сидя в машине, ещё улыбаясь и стирая с глаз выступившие от смеха слезы, Кристиан спросил:        — Что будем делать дальше?        — Поедем в бар, где я познакомился с этой…        — Показывай дорогу, геронтофил! — рассмеялся Николя. — Надеюсь, это не дом престарелых! ***       А Элен продолжала подготовку к празднованию Рождества в одиночестве, пока дверь не распахнулась и на пороге не появилась Лали.        — А, это ты! — выглянула она из гостиной. — Проходи!       Лали сняла пальто и прошла в комнату. Опустилась в кресло и, словно не замечая ничего вокруг, тихо сказала:        — Я рассталась с Джоном.        — Что? — у Элен из рук от неожиданности выпала вилка. — Что ты сказала?        — Что слышала. Я ушла от Джона.        — Что случилось? Ты сошла с ума?       Лали улыбнулась:        — Ну как обычно — чуть что, виновата сумасшедшая Лали! Я не сошла с ума. Понимаешь, мне приснился сон…        — Опять?        — Да, опять! Мне снилась Джоанна.        — А при чем здесь Джоанна? Мы не видели ее уже целую вечность!        — Но это не мешает Жозе все ещё сохнуть по ней! — подмигнула Лали. — Но я сейчас не об этом! Джоанна именно при чем! Снится, что она говорит мне: Лали, Джон не достоин тебя! Он давно хочет изменить тебе и изменит накануне Рождества. Уходи от него, ты найдёшь своё счастье, но не с ним.        — Это всего лишь сон…        — Нет! Это знаки! Если бы наяву все это было правдой, а Джоанна знала об этом, она непременно сказала бы мне! А так как рядом её нет, она нашла другой способ предупредить меня! Вот так!        — И ты послушалась…        — Конечно! — с вызовом посмотрела Лали. — У меня нет оснований не доверять одной из моих лучших подруг!        — Это сон! — Элен тщетно пыталась вразумить подругу.       В это время входная дверь снова открылась, и в дом вошли Бенедикт и Джимми, только что прилетевшие с Острова Любви, чтобы отпраздновать с друзьями Рождество. Подруги бросились к ним.       Когда эмоции от долгожданной встречи улеглись и друзья взялись помогать хозяйке дома, Бенедикт задумчиво огляделась:        — Элен, а где ветки омелы?       Та хлопнула себя по лбу:        — Я совсем о них забыла! Нужно доехать до ближайшего рынка и купить несколько штук…        — Не надо! — загадочно подмигнула Лали. — В саду соседнего дома куча этих веток. Лежат прямо на снегу! Я сейчас!        — Лали, не собираешься же ты воровать омелу!        — Собираюсь! — она уже натягивала пальто.        — Джимми съездит за ней! — попыталась отговорить её Бенедикт. — Это же недалеко и не займёт много времени!        — Зато как это скучно! Где ваш дух авантюризма? Девочки, мне нужно отвлечься!       И Лали выскочила за дверь. А Бене в недоумении повернулась к Элен:        — Отвлечься?       Та закатила глаза:        — Эта бестия бросила Джона!        — Что?! — в один голос воскликнули Джимми и Бенедикт.        — Давайте выпьем чаю. Я вам все расскажу. ***       Николя остановил машину на улице, на которой располагались подряд несколько кафе и ресторанов.        — Вон тот бар! — показал Жозе на непримечательное здание с вывеской «Лунная тропа».        — Старушка Вивьен из «Лунной тропы»… — вздохнул, улыбаясь, Кристиан. — Как это романтично!        — Не надоело? — психанул Жозе.        — Нисколько! И ещё долго не надоест!        — Ладно, пошли! — отстегнул ремень безопасности Николя. — Времени у нас все меньше и меньше.       И друзья дружно отправились к бару. Но вход им преградил внушительных размеров охранник:        — Здесь закрытая вечеринка. Пригласительные есть?       Жозе почесал затылок:        — Нам бы только…        — Раз нет пригласительных, не задерживаю. Проходите мимо.       Мужчины отошли, но сдаваться не собирались.        — Там окно приоткрыто! — рассмотрел Кристиан. — Как раз за углом! Пошли? Нико, поможешь нам влезть, а мы попробуем выяснить хоть что-нибудь о его красотке!        — Не нравится мне все это…        — Да брось! — поддержал друга Жозе. — Мне же нужно забрать у этой сумасшедшей хотя бы документы.       И он с Кристианом при помощи Николя открыли окно настежь и, забравшись внутрь, оказались в гримерной для выступающих здесь артистов. К счастью, дверь в бар оказалась открытой, и друзья смело вышли в зал.        — Я поищу вчерашних бармена или официантов, а ты пока сделай вид, что ты здесь не случайно!       И Жозе растворился в толпе празднующих Рождество людей. Кристиан огляделся, ища на всякий случай пути к отступлению. Но перед ним внезапно возник молодой парнишка лет двадцати:        — Привет!        — Привет! — натянуто улыбнулся он. Если это закрытая вечеринка, то, скорее всего, здесь все друг друга знают, а он бросился в глаза.        — Ты тут первый раз?       Парень был вполне дружелюбен, и Крис немного расслабился:        — Да… Сопровождаю друга.        — Могу я тебя чем-нибудь угостить? Меня, кстати, зовут Симон.        — Кристиан. Угощать не нужно, мы ненадолго.        — Очень жаль… — Симон приблизился к нему. — Я хотел бы пообщаться с тобой поближе…       Кристиан отступил, но парень подошёл к нему почти вплотную. Он вжался в стену, а Симон положил руку ему на грудь:        — Оставь мне свой номер телефона. Я обязательно тебе позвоню. Ты очень милый, я не могу просто отпустить тебя…       Кристиана осенило. Закрытая гей-вечеринка! Он выглянул из-за Симона в зал. Так и есть! В поле зрения нет ни одной женщины, прямо напротив целуется пара молодых мужчин. Ему мгновенно стало жарко, по спине пробежала капля холодного пота. Он увидел Жозе, но не мог даже пошевелиться, припертый к стене Симоном.        — Там мой друг… Жозе!       Симон нехотя посторонился, и Кристиан рванул к другу, схватил его за рукав куртки и поволок к выходу:        — Пошли отсюда быстрее!       Но дорогу им преградили несколько парней во главе с Симоном.        — А вы новенькие? — один из парней отстранил Кристиана и подошел к Жозе. — А ты ничего. Хоть и немного староват. Может, познакомимся поближе? Я — Арно.       То опешил и беспомощно взглянул на друга. Крис понял, что нужно «бить врага его же оружием», поэтому подошел к побледневшему другу и нежно взял его под руку, шепнув на ухо:        — Подыгрывай. — И тут же повернулся к Арно. — Видите ли, мы здесь впервые, а оказались тут потому, что вчера мы официально зарегистрировали наши отношения. Правда, милый?       Жозе состроил было гримасу, но Кристиан так сильно сжал его руку, что хватка почувствовалась даже через рукав куртки. Поэтому он с улыбкой повернулся к другу и послал ему воздушный поцелуй:        — Да, любимый. А отметить это знаменательное событие хотели именно здесь, как в лучшем «нашем» заведении Парижа.        — Как это мило! — всплеснул руками Симон и подошёл к мужчинам. — Поздравляем вас! Такая красивая пара! Можно фото с вами? У нас сегодня проходит конкурс, а вы — стопроцентные победители номинации «Пара Рождества»!        — Извините, но мы не можем долго задерживаться, чтобы принять участие в конкурсе. — мило улыбнулся Жозе.        — Да! — подхватил Кристиан. — Сами понимаете, хочется остаться вдвоём…        — Одно только фото, для отчета! — не сдавался Симон. — Ну пожалуйста! А в Новый год с нас бесплатное шампанское для вашей пары. Если, конечно, захотите отметить праздник у нас.        — Хорошо, фото можно.       Невесть откуда взявшийся фотограф защелкал фотоаппаратом. От вспышек у мужчин зарезало глаза, но они исправно позировали, лишь бы быстрее убраться из этого заведения.        — А теперь берём шампанское! — вдруг раздался голос Арно, и в зале раздался звон столовых приборов о бокалы.        — Черт! — тихо выругался Жозе. — Они хотят, чтобы мы поцеловались?        — Если вспомнить наши свадебные традиции — да!       Друзья, замерев, смотрели друг на друга, соображая, как можно избежать поцелуя. В голове был сумбур, и придумать решительно ничего не получалось. Кристиан было приблизился к Жозе, но тот отшатнулся:        — Спятил?! — но, оглянувшись и увидев напротив двух здоровенных охранников, готовых при первой же возможности свернуть им головы за несанкционированный доступ в клуб, виновато улыбнулся: — Просто он уже выпил, а я совсем не пью, поэтому предпочитаю в этих случаях обходиться без поцелуев.        — Жаль… — разочарованно протянул стоявший рядом Симон. — Это были бы великолепные фото! Но можем мы хотя бы стать свидетелями вашего первого супружеского танца.        — Придётся танцевать! — шепнул Кристиан. — Иначе те два амбала сделают из нас отбивные. Ради сохранения своей жизни я готов станцевать с самим чёртом. Ну и с тобой тоже.        — Хорошо. — обречённо кивнул Жозе.       Заиграла музыка, и они, нежно прильнув друг к другу, закружились в медленном танце. Вокруг них стояли парни и, наблюдая за танцем, благодушно улыбались, желая им семейного счастья и любви. Жозе и Кристиан улыбались в ответ и благодарили. Едва музыка стихла, они, извинившись, ринулись к выходу. Выскочив на улицу, не сговариваясь, со всех ног бросились к Николя, стоявшему возле автомобиля.        — Вы чего? — посмотрел он на друзей. — Что такие возбужденные?        — Фу, Нико, не говори мне ничего о возбуждении! — сплюнул Жозе. — Тем более, если рядом Крис.        — Да что случилось?       Кристиан вдруг расхохотался:        — А что, Жозе, боишься не сдержаться и наброситься на меня прямо здесь, да?       И он, смеясь, рассказал Николя о «закрытой вечеринке».        — А где можно фотографии посмотреть? — Нико от смеха с трудом произносил слова. — Мне бы хоть одну, на память! Да и вам для семейного альбома не мешало бы заиметь парочку!        — Поехали! — не разделял веселья друга Жозе. — Обойдусь без документов! Эти поиски ни к чему хорошему не приведут.       Кристиан распахнул перед другом дверь машины:        — Прошу, дорогой!       Жозе, негодуя, замахнулся на него, но тот, смеясь, отскочил:        — Знал бы, что ты такой агрессивный, сто раз подумал бы прежде, чем связать себя с тобой узами брака!        — Лучше заткнись!        — Остынь, детка! Сейчас вернёмся домой, пойдём в душ, я сделаю тебе расслабляющий массаж…        — Крис, не нарывайся!        — Ладно, поехали!       Едва мужчины отъехали от злополучного бара, у Николя зазвонил телефон. Он нажал кнопку ответа, и в машине раздался голос Элен:        — Возвращайтесь, детективы! Вещи Жозе доставили курьером к нам домой. ***       Лали тем временем пробралась в сад соседнего дома. На улице уже смеркалось, и она надеялась остаться незамеченной. Подкравшись к куче веток омелы, она выбрала несколько красивых и пушистых, стряхнула с них снег и, озираясь, отправилась назад, стараясь ступать как можно тише и медленнее, чтобы снег не скрипел под её сапогами. Но едва она подошла к забору, как послышался спокойный мужской голос:        — Девушка!       Лали замерла, прижимая к груди ветки омелы. Она повернула голову вбок, но никого не увидела. Тем не менее, голос раздался снова:        — Омелу можно было просто попросить. Хозяин с удовольствием поделился бы с такой красавицей…       Она вдруг, узнав голос, но не веря своим ушам, резко развернулась, встретившись взглядом с мужчиной… Лали от неожиданности выронила из рук омелу и с её губ слетело тихое «Себастьен».       Себастьен, а это был действительно он, тоже открыл рот от удивления:        — Лали! Как ты здесь оказалась?        — Через забор перелезла…       Мужчина задорно рассмеялся и сгрёб её в свои объятия. Лали всем телом прижалась к некогда любимому мужчине, ощущая его такой знакомый, но давно забытый, запах, тепло его объятий и трепет его сердца.        — Что ты здесь делаешь? — она немного отстранилась и посмотрела Себастьену в глаза.        — Приехал в гости к друзьям. А ты?        — Я тоже! — рассмеялась Лали и махнула рукой в сторону. — Вон в том доме живут Элен, Николя и Жозе.        — Правда?! Сколько раз был здесь, но ни разу не встречал никого из них. Расскажи мне, как ваши дела?        — Все хорошо. Элен и Николя недавно поженились, Жозе одинок, все ждёт, что Джоанна вернётся к нему. Бене и Джимми с дочкой живут на Лав Айленде. Кристиан встречается с молодой девушкой, певицей. Вот как-то так…        — Подожди… — нахмурил брови Себастьен. — Жозе и Джоанна…        — Это долгая история. Если вкратце — они встречались, потом расстались. Джоанна вернулась в Штаты, а Жозе женился на Бене. Но потом понял, что любит Джоанну, а Бенедикт вдруг решила вернуться к Джимми. Они развелись, но Жозе все ещё не признался Джоанне, что любит её. А у неё, кажется, в Нью-Йорке есть мужчина. Вот так…        — Надо же! А… Ты?        — А я сегодня ушла от своего жениха. — рассмеялась Лали.        — Прости…        — Да ничего, это не страшно! И никому неинтересно! Расскажи о себе!        — Да что рассказывать? Работаю, есть девушка, но отношения у нас немного натянутые. Ничего нового.       Лали, чтобы скрыть разочарование, наклонилась за ветками омелы, все ещё лежащими на снегу. Себастьен присел, чтобы помочь ей, но она вырвала у него из рук ветку и встала:        — Спасибо! Мне нужно идти. Если хочешь, заходи в гости. Ребята будут очень рады.        — Может быть…       Лали, не оглядываясь, медленно пошла к выходу, а Себастьен грустно смотрел ей вслед. ***       Праздничный ужин затянулся далеко за полночь. Дружеская атмосфера, царившая в доме Элен и Николя, согревала надёжностью и теплом. Ребята в который раз, собираясь вместе, забывали о своих проблемах и невзгодах, ощущая поддержку и любовь своих друзей. Не хватало только Джоанны. И Джона с Фанни, но, поскольку их вторые половинки Лали и Кристиан веселились до упаду, танцуя безумные танцы на стульях, остальные со временем перестали ощущать их отсутствие.       Только Жозе, уставший от дневных приключений, сидел в кресле, отодвинув его в дальний угол, и наблюдал за веселившимися друзьями из-под прикрытых век. К нему подскочил Кристиан:        — Ну и что ты здесь расселся, как старик? Пошли танцевать!        — Отстань, Крис! Ты мне сегодня за день уже вот где! — и Жозе провёл ребром ладони по горлу.        — Вот она — твоя благодарность! Я помогал тебе, как мог! Прикрывал грудью от гея, кадрившего тебя, а ты… Друг, называется!        — Я благодарен тебе. Но сейчас хочу побыть один.        — Это в Рождество? Слушай, перестань терзать себя мыслями о Джоанне! Или делай что-нибудь, чтобы быть с ней, или живи без неё. Посмотри на меня и Лали! Фанни не берет трубку, а мне что остаётся делать? Жить дальше!        — Уйди, а! — взмолился Жозе.       К ним подошла Лали и протянула ему бокал с шампанским:        — Счастливого Рождества!       Он принял из её рук шампанское, но пить не торопился, вдруг задумавшись.        — Эй! — позвала друга Лали. — Медитируешь?       — Желание загадываю! — огрызнулся Жозе.       Кристиан и Лали рассмеялись.        — Письмо Перу Ноэлю писал?        — Да идите вы!       Жозе поставил бокал на пол и, бросив на друзей злющий взгляд, направился в свою комнату.        — Куда ты? — услышал он голос Николя, но в ответ только махнул рукой.       Не раздеваясь, бросился на свою кровать вниз лицом. Видеть никого не хотелось. Он так надеялся, что Джоанна все-таки бросит свою работу и своего этого (как его?) «Джонни» (да, точно! Вот его!) и приедет на Рождество в Париж. Но эти мечты так и остались мечтами. Он миллион раз порывался сказать ей, что его чувства все так же свежи и сильны, как и в первый день их отношений, а может быть, ещё сильнее, но никак не мог решиться начать этот разговор. В минуты их редких встреч, когда Джоанна приезжала в Париж, Жозе как будто впадал в ступор. Он дружески обнимал её, бегло целовал в щечку, а потом, ночами, сходил с ума от жажды её тела, её любви, её нежности.       Он протянул руку и, не глядя, нащупал на прикроватной тумбе свой мобильник. Приподнявшись на локте, снова набрал номер Джоанны. И снова, как последние несколько часов, телефон был выключен. Жозе начинал беспокоиться, ведь это было так непохоже на неё. Отключить телефон… Как бы не так! Ведь работа требует её внимания двадцать четыре часа в сутки, не взирая на выходные и праздники.       Внизу снова послышались оживленные голоса ребят, от чего Жозе недовольно поморщился. Кажется, выспаться этой ночью ему не дадут. Голоса становились все громче, хлопала входная дверь… И вдруг голос, который он мог узнать из тысячи других, заставил Жозе вскочить с кровати.        — Мой Кри-Кри, дай я тебя обниму! Ты совсем не меняешься! Задать бы тебе хорошую порку! Ты почему девочку морозишь на улице?       Послышался звук открывшейся двери:        — Фанни, иди сюда!       Жозе выскочил из комнаты и кубарем скатился с лестницы прямо в объятия Джоанны.        — Какой мужчина упал мне с неба! — рассмеялась она.       А он заключил любимую в свои объятия, попутно заметив целующихся Кристиана и Фанни. Джоанна нежно коснулась губами его щеки и шепнула:        — Счастливого Рождества!        — Теперь оно самое счастливое!       Друзья снова расселись за столом, несмотря на поздний час.        — Ты, наверное, устала и хочешь отдохнуть? — шепнул Жозе Джоанне, садясь рядом с ней. — Уже четверть второго ночи!        — Нет! Я отдохнула в самолёте. Да и не спать я сюда прилетела, а хорошенько отдохнуть со своей семьёй!       И снова дом наполнился звоном весёлых голосов и бокалов, музыкой и смехом. Вдруг Джоанна повернулась к Жозе:        — Мне вчера Санта Клаус… То есть, Пер Ноэль, рассказал историю одного мужчины, который любит женщину, с которой расстался уже давным-давно, но рассказать ей об этом не решается… Как думаешь, почему?       Жозе поперхнулся шампанским, которое только что пригубил, и несмело взглянул на любимую женщину:        — Наверное… Потому… Что она его не любит!        — А с чего он это мог взять? Он говорил с ней об этом? Она сказала, что не любит его?       Джоанна улыбалась, нежно глядя Жозе в глаза. Тот залпом замахнул шампанское и взял её за руку:        — Пойдем прогуляемся по саду. ***       Они оделись и вышли в морозную декабрьскую ночь. Снег скрипел под ногами, лёгкий ветерок сбрасывал с веток иней. Луна ярко освещала все вокруг, а звезды вдруг стали такими огромными, что, казалось, до них можно запросто дотянуться рукой.       Жозе и Джоанна, держась за руки, молча прошлись по заснеженному саду и вернулись на крыльцо дома. Из дома доносилась музыка и веселые голоса их друзей. Заглянув в бездонные глаза любимой женщины, Жозе обнял её и, отчаянно выдохнув, шепнул:        — Как же я тебя люблю, Джоанна!        — Ну наконец-то! — отозвалась она. В голосе послышалась улыбка. — Я думала, что никогда этого не дождусь!       Они снова замолчали. Жозе никак не мог понять, что его ждёт дальше. А Джоанна немного отстранилась и спросила:        — Почему ты молчал столько времени?        — Я боялся…        — Чего?        — Отказа. Ты ясно дала понять, что у каждого из нас своя жизнь.        — Да… Когда-то я пыталась порвать с прошлым. Выстраивала стену, но ничего не получилось.        — Почему?        — Потому что люблю тебя!       Жозе не верил своему счастью:        — А как же Джон?        — Джон? — вспоминая, о ком идёт речь, Джоанна сдвинула брови. — Ах, Джон! Да нет никакого Джона! Я выдумала его, чтобы Кристиан не тешил себя напрасными надеждами.        — Любимая!..       Жозе коснулся губами её губ, но поцелуй быстро прервался — из-за заснеженных кустов сада вдруг послышался глухой удар и голос Лали:        — Проклятье! Мой зад! Почему здесь так скользко?        — Лали! — Джоанна картинно возмутилась, но не сдержалась и весело рассмеялась. — Чертовка! Ты подслушивала!        — Господи! Ну наконец-то! Ура!       Она бросилась к друзьям и обнимала поочерёдно то одного, то другого:        — Как же я рада за вас, дорогие мои! Как же я вас люблю! Вы — потрясающая пара!       Их счастью, разделенному с друзьями, не было предела. Все снова собрались за праздничным столом и подняли бокалы за Джоанну и Жозе. И только в глазах Лали едва уловимо скользила грусть. Джоанна подсела к подруге и тихо спросила:        — Что у тебя случилось? Почему ты не с Джоном?       Лали долго изливала душу подруге, а когда закончила, та лукаво улыбнулась:        — Ещё не все потеряно. Я же обещала… ***       Утром Джоанну и Жозе разбудил голос Николя:        — Эй, влюбленные! — постучал он в дверь. — Я понимаю, что уснуть сразу у вас не получилось, но пора завтракать! Мы вас ждём!        — Мы уже не спим! — Жозе попытался придать своему голосу бодрость, но ничего не вышло.       Джоанна рассмеялась:        — Будем минут через двадцать. Ваши желудки терпят?        — Не знаю. Постараемся дождаться! Надо бы ещё Лали растормошить.       Послышались удаляющиеся шаги, но Николя тут же снова оказался рядом с дверью спальни Жозе:        — Чуть не забыл: Джоанна, там к тебе пришли!        — Ко мне? — удивилась она.        — Ага! Некая Инес.        — Кто это? — удивлённо вскинул брови Жозе.        — Директор филиала моей компании в Париже! — отозвалась Джоанна уже из ванной комнаты.        — Ни минуты покоя! — проворчал мужчина. — Вообще-то праздник! Ты можешь хотя бы сегодня обойтись без работы?        — Думаю, что Инес приехала не по делам. Я потом тебе всё объясню.       Они действительно вышли в гостиную через двадцать минут.        — Для бурной ночи вы выглядите слишком свежими! — улыбаясь, заметил Джимми.        — Секрет фирмы! — показал ему язык Жозе. — Потом я научу тебя…       Но он не договорил, удивлённо уставившись на девушку, стоявшую около камина. К ней уже подошла Джоанна, и они, обнявшись, о чем-то перешёптывались.        — Что с тобой? — заметил перемену в лице друга Николя. — Привидение увидел?        — Это же… Она! — зашептал тот.        — Кто?        — Вивьен!        — Ты бредишь! Это Инес, она приехала к Джоанне. Судя по тому, что вчера ты был не в себе, полагаю, что и сейчас ты можешь ошибаться, и это вовсе не та девушка.        — Нико, я в своём уме! Говорю тебе, это она!       Друзья замолчали, глядя на подошедших к ним женщин. Вивьен-Инес звонко рассмеялась:        — Жозе, закрой рот!        — Разве вы знакомы? — удивилась Джоанна.        — Да, познакомились в баре накануне Рождества. И ночь провели…        — Замолчи! — взвился Жозе.        — Даже так? — Джоанна не сводила глаз со своего мужчины.        — Я все тебе объясню, любимая! Не здесь. Пойдём.       Он попытался взять Джоанну за руку, но та одернула её. Все затаили дыхание в ожидании бури. Но вдруг она рассмеялась:        — Успокойся! Я пошутила! Я все знаю. А вот для тебя, насколько я понимаю, есть несколько загадок. Инес все расскажет нам за завтраком.       Друзья дружно расселись за столом и принялись за еду, с интересом слушая рассказ красотки Инес. ***        — Значит, так. Начну с самого начала. Мне до чертиков надоело видеть свою подругу Джоанну несчастной. Каждый раз, приезжая в Париж и встречаясь со своими друзьями, она приезжала ко мне и с болью в душе рассказывала о Жозе. Её чувства невозможно было не заметить. Она любила, она безумно страдала, но никак не могла понять, что же он чувствует к ней. В итоге я решила ей помочь, но втайне. Я никак не могла придумать, как я могу узнать о чувствах Жозе, но накануне Рождества случаются чудеса — в баре, где я отдыхала со своими друзьями, я абсолютно случайно встретила возлюбленного своей подруги. Он был уже изрядно пьян, и план действий созрел сам собой. Я подсела к нему, мы познакомились, выпили коньяку, а когда я поняла, что Жозе уже мало что соображает, вызвала такси и повезла в квартиру своей бабушки, которую зовут Вивьен…        — Так, значит, я не ошибся домом? — прищурился Жозе, жуя круассан.        — Нет! — рассмеялась Инес. — У тебя отличная память! Так вот: дома я всеми средствами пыталась соблазнить Жозе. По-моему, если безумно любишь одну женщину, спать с другими уже не захочешь. И Жозе только подтвердил мою теорию! Что я только не делала, но в ответ слышала лишь одно: я не могу, я люблю Джоанну. Проверка была пройдена, но утром я повторила попытку, чтобы, так сказать, закрепить результат. Но он сбежал от меня! Это было очень весело, Жозе! Видел бы ты себя со стороны! Я долго наблюдала за тобой из окна после того, как напугала тебя в подъезде. Ты мог бы побить мировой рекорд по бегу с препятствиями! А потом я заказала билет из Нью-Йорка в Париж на имя мисс Маккормик и позвонила Джоанне. И вуаля — наши влюбленные вместе и, кажется, счастливы!        — Ты — мой Пер Ноэль! — рассмеялась Джоанна и обняла подругу. — Мы очень счастливы, и я безумно благодарна тебе за это!        — Позвольте и я сделаю то же самое! — Жозе вскочил с места и тоже обнял Инес за плечи. — А почему ты имя поменяла?        — Честно говоря, просто обожаю имя Вивьен! Но так удачно сложилось, что это мне помогло избежать встречи с тобой днём. Я ведь едва не расхохоталась, когда моя бабушка сказала, что Вивьен — это она. И я нисколько не пожалела о том, что назвалась её именем! Давно я так не веселилась!       Дом сотрясал безудержный смех, но громче всех хохотали Николя и Кристиан, вспоминая вчерашний день.        — Ах, да, вот ещё что! — Инес встала и принесла из гостиной свою сумку. — Мне тут один знакомый прислал… Вот!       Девушка выудила из недр сумки несколько фотоснимков и передала их Джоанне:        — Это я не знаю, как комментировать. Тут уже разбирайтесь без меня.       Джоанна, взглянув на первую фотографию, весело рассмеялась и, вскочив с места, бросилась к Фанни.        — Что скажешь? — спросила она, передавая девушке снимок.       Фанни взглянула на фотографию и, смеясь, схватилась за живот. Кристиан попытался было увидеть изображение, но девушка быстро вернула фотографию Джоанне, а та передала её сидящему рядом Николя. Снимок переходил из рук в руки, а дом, казалось, начал дрожать от громкого смеха. Наконец, Жозе удалось перехватить снимок, и они с Кристианом узнали себя, нежно прижавшихся друг к другу в медленном танце. Остальные снимки тоже пошли по кругу, и друзья все веселее и задорнее смеялись. Лали так веселилась, что у неё началась икота. Но и остальные ребята хохотали до коликов в животе. Вот Жозе нежно смотрит на Кристиана, а здесь Кристиан посылает другу воздушный поцелуй. Тут опять танец, но несколько в ином ракурсе.        — Кристиан! — сквозь смех заговорила Фанни. — Как это понимать?       И указала на снимок, запечатлевший танец мужчин.        — Танцуем! — буркнул тот в ответ.        — А это? — тоже заметила Джоанна и засмеялась ещё звонче. — Кри-Кри, я от тебя такого не ожидала.        — Да что там? — Николя заглянул поверх плеча подруги. Всмотрелся в фотографию и неудержимо захохотал:        — Жозе, судя по блаженству, застывшему на твоём лице, тебе определенно нравится ощущать руку Кристиана на своей заднице!        — Не может быть! — Бенедикт и Джимми бросились к Нико, державшему снимок, чтобы своими глазами увидеть эту картину.        — Вы посмотрите на Кри-Кри! — смеялась Джоанна. — Ему это тоже явно по душе.       Только герои фотографий не разделяли всеобщего веселья.        — Просто вживался в роль, чтобы нас не разоблачили. - проворчал Кристиан и протянул один из снимков Жозе. — Смотри, «Свадьба года».        — Убери это!        — А здесь — «Лучшая пара Рождества»! — поддел друзей Николя, протягивая снимок.        — Да уберите эту гадость! — не на шутку разозлился Жозе. — Сколько можно мусолить одну и ту же тему?       К нему подошла Джоанна и обняла за плечи:        — Где твоё чувство юмора, дорогой?        — Это не смешно!        — Это очень смешно! Прости!       И Джоанна снова залилась задорным смехом.        — Ну ладно Жозе! Он столько ждал Джоанну, что это и немудрено! — смеясь, подлила масла в огонь Фанни. — Но ты, Кристиан! Стоило нам немного поругаться, как ты моментально нашёл утешение в объятиях старого друга!        — Как смешно! — Крис тоже злился.       Когда смех немного поутих, Инес посмотрела на угрюмого Жозе и спросила:        — Как вы там оказались?        — Искал бар, в котором мы познакомились.        — Соседнее здание! — подавив смешок, сказала девушка. — Бар «Нирвана».        — Как, Жозе? — закатил глаза Кристиан. — Как можно было перепутать «Нирвану» с «Лунной тропой»?       Друзья честно пытались сдержать смех, но Джоанна и Лали, переглянувшись, не удержались и снова заразительно рассмеялись. Остальные тоже дали волю эмоциям. ***       Когда всё немного успокоилось, все занялись своими делами. Бенедикт и Джимми уехали к родителям Бене, Элен, Николя и Лали занимались уборкой и приготовлением обеда, Кристиан и Фанни наслаждались друг другом, а Жозе злился, ожидая, когда уже сможет побыть наедине с Джоанной, которая, стоя у окна в гостиной, разговаривала с Инес о делах компании в Париже.       К ним подошли Фанни и Кристиан.        — Извините! — заговорила девушка. — Джоанна, мы хотели попрощаться. За нами приехал папа, нам нужно идти.       В саду действительно остановилась машина, за рулём которой сидел Джон.        — Я была рада вас увидеть. — улыбнулась Джоанна. — И счастлива, что у вас все хорошо. Думаю, мы ещё увидимся.        — Спасибо тебе! — обнимая её, шепнул Кристиан. — Если бы не ты…        — Брось! Я просто позвонила Фанни, чтобы поздравить её с Рождеством. Она и без меня давно тебя простила.       Девушка тоже обняла Джоанну:        — Спасибо тебе за всё! Кстати, папа будет рад тебя видеть. Не хочешь выйти поздороваться? А то здесь Лали… В общем, он не горит желанием встречаться с ней.        — Конечно! — с радостью согласилась Джоанна. — Прости, Инес, я на минуту.       И она с Кристианом и Фанни вышла во двор. Джон выскочил из машины и расцеловал старую знакомую:        — Джоанна! Как я рад тебя видеть!        — Счастливого Рождества, Джон!        — Счастливого Рождества! Ты здесь надолго?        — Не думаю. Но надеюсь встретиться с вами ещё!        — Непременно!       Они перебросились ещё парой фраз, попрощались, и Джоанна вернулась в дом. Едва она вошла в гостиную, Инес, наблюдая за отъезжающей машиной, удивлённо спросила:        — Это отец Фанни? Джон?        — Ты его знаешь? — удивился Жозе, откладывая на стол книгу, которая была призвана скрасить его одиночество и ожидание.        — Ну да! Я познакомилась с ним в одном из клубов. Кажется, на концерте Фанни. Но точно не помню. Мы долгое время общались по телефону, изредка встречались, а вчера он мне предложил стать его девушкой!        — Не может быть! — Джоанна была ошарашена этой новостью. — Вот так сразу? Едва Лали ступила за порог…        — Лали? А при чем здесь Лали? — недоумевала Инес.        — Джон — её жених, и уже довольно давно! Они поругались накануне, и Лали уехала сюда, к Элен. Она всем говорит, что с Джоном все кончено, ведёт себя, как ни в чем не бывало, но мы все знаем нашу Лали — в глубине души она очень переживает!        — Вот черт! — выругалась девушка. — Я ничего об этом не знала! И согласилась стать невестой Джона!        — Да-а, дела-а… — протянул Жозе.       Они замолчали. Вдруг Джоанна пулей вылетела из гостиной, на ходу схватив своё пальто.        — Ты куда? — только и успел крикнуть Жозе, но ответом ему был звук закрывшейся двери и скрип снега под сапогами Джоанны. ***        — Наконец-то!       Лали удобно устроилась в кресле, вытянув ноги. Они только закончили готовить обед и присели отдохнуть.        — А где Джоанна? — спросила Элен.        — Сами хотели бы знать! — отрезал Жозе.       А Инес, взглянув на Лали, густо покраснела и отвернулась к окну, делая вид, что высматривает подругу.       А той все не было. Жозе ходил из угла в угол, недоумевая, куда она так надолго запропастилась. Инес тоже нервничала. Наконец она отошла от окна и, ни на кого не глядя, сказала:        — Я, пожалуй, поеду. У меня встреча с друзьями через час. Я больше не могу ждать.        — Я провожу! — подошел к девушке Николя.       Но в дверях они столкнулись с Джоанной.        — Инес, подожди! — попросила она. — Удели Лали пять минут. Я думаю, она вправе знать о том, что произошло.       Лали удивленно смотрела на девушку, а та снова стала пурпурной.        — Джоанна… — простонала она.        — Это будет честно! Лали не заслужила такого к ней отношения!       Инес кивнула:        — Это правда.       Вернувшись в гостиную, она рассказала всю правду о себе и Джоне. Лали закусила губу, в её глазах блеснули слезы. Когда Инес замолчала, в доме воцарилась тишина.        — Спасибо, что рассказала. — заговорила наконец Лали. — Все-таки моё предчувствие меня никогда не обманывает. Что же, счастья вам, Инес. В любом случае, мне с Джоном больше не по пути.        — Прости! — Инес едва сдерживала слезы. — Я не знала…        — Я поняла. Тебе не за что просить прощения. Джон сделал свой выбор.        — Извините, я пойду.       Инес, попрощавшись с Джоанной, вышла. А Лали, задумчиво глядя куда-то в угол гостиной, тихо сказала:        — Зато счастливы мои друзья… А я…       -…а ты сейчас выйдешь в сад. — перебила её Джоанна. — Тебя там ждут.        — Кто?        — Лали, все вопросы потом!       Та, что-то ворча себе под нос, нехотя натягивала пальто.        — Если это какая-то твоя шуточка, Джоанна, — подняла она глаза на подругу. — Готовься к войне!       Ребята весело рассмеялись, а Джоанна только подмигнула ей:        — Иди уже, королева воинов!       Когда за Лали закрылась дверь, она повернулась к друзьям:        — К обеду есть шампанское? Думаю, оно нам пригодится! ***       Лали вышла в сад и тут же нос к носу столкнулась с Себастьеном.        — Привет! — улыбнулся он. — Счастливого Рождества!        — Счастливого Рождества! — оглядываясь, ответила Лали.       Мужчина смотрел на неё и нежно улыбался:        — Мы можем поговорить?        — Джоанна сказала, что меня тут ждут…        — Она так и осталась гениальной девчонкой! — рассмеялся Себастьен. — Пойдем пройдёмся.       Он взял Лали за руку и повёл к дороге. Некоторое время они шли молча, но потом мужчина заговорил:        — Джоанна сказала, что ты окончательно рассталась со своим мужчиной… Я тоже этой ночью порвал со своей невестой. Лали, я хочу… Я со вчерашнего дня только о тебе и думаю! Если бы не Джоанна, я бы никогда не решился на этот разговор, но теперь, когда я уверен, что ты свободна… Давай попробуем начать всё с начала.       От удивления Лали резко остановилась и взглянула на Себастьена:        — Что ты сказал?        — Я хочу снова быть с тобой! Я понимаю, что сейчас, по прошествии стольких лет, это звучит глупо, но мы же можем хотя бы попробовать! Лали, я вчера понял, что все это время ты жила в моем сердце, и чувства к тебе не угасли, нет! Они просто горели не так ярко, как тогда, давно.       Лали казалось, что она спит, потому что мало что понимала. Она видела Себастьена словно сквозь туман, слышала его голос будто через вату. На мгновение ей показалось, что она летит в огромную чёрную пропасть, и, чтобы остановиться, она схватила мужчину за руку.        — Тебе нехорошо? — заволновался он.        — Все в порядке. — Лали постепенно приходила в себя. — Голова немного закружилась.       Они молча смотрели друг другу в глаза. Взгляд Лали затуманили слёзы. Она и сама не могла понять, что на неё нашло — неожиданно свалившееся на неё счастье, которого она так ждала именно в лице Себастьена, или страх того, что это — всего лишь сон и она вот-вот проснётся, или сожаление о потраченном времени, которое они провели в разлуке.       Она вдруг одернула руку и зашагала к дому друзей.        — Лали!        — Я не могу… Не хочу… Я не знаю! — она даже не оглянулась.       Себастьен с горечью смотрел ей вслед. Лали сделала несколько шагов и вдруг остановилась. Она оглянулась и… Утонула в глазах Себа. Его взгляд привлекал её к себе, манил, заставлял верить. Лали бросилась к нему, а он прижал её к себе так крепко, как только мог. Он целовал её глаза, губы, щеки, на которых застыли соленые слезы. Лали же растворилась в своём Себастьене, как много лет назад. Она ощущала ту же любовь, ту же страсть и нежность.        — Ты замёрзла? — Себ ощутил дрожь её тела. — Пойдем в дом.        — Это от эмоций! — улыбнулась Лали.       Они вошли в дом своих друзей, где сразу были согреты нежными взглядами, радостными улыбками и дружными аплодисментами. Джоанна весело рассмеялась:        — Получилось! Второй раз получилось!       Лали бросилась к подруге и заключила её в свои объятия:        — Джоанна, мой сон…        — Я же говорила, что не могу не сдержать своего обещания! ***       Наконец Жозе дождался момента, когда он остался с Джоанной наедине. Он наслаждался каждой минутой, проведённой рядом с любимой женщиной. Он жадно целовал её, вдыхая запах дождя, исходивший от ее волос. А ей казалось, что их души, истерзанные разлукой, сливаются воедино, теперь уже навсегда.        — Подожди! — вдруг отстранилась Джоанна. — Нам нужно поговорить.       Жозе, покрывая поцелуями её шею, страстно шепнул:        — Давай не сейчас…        — Сейчас! — твердо сказала женщина и выскользнула из его объятий.        — Хорошо! — Жозе опустился на кровать. — Слушаю тебя!       Джоанна присела рядом и посмотрела ему в глаза:        — Надеюсь, ты понимаешь, что я не могу остаться в Париже? Я попросила Инес заказать мне билет до Нью-Йорка…        — Извини, я сейчас! — и Жозе бегом выскочил из комнаты.        — Ты куда?        — Плакать! Я быстро!       Джоанна рассмеялась и покачала головой. Нет, он совсем не изменился. Её Жозе так остался шутливым, весёлым, но очень ранимым и нежным с ней. Да, таким он принадлежал только ей одной! Другие женщины не знали, что Жозе может таким, а Джоанна была той единственной, которая знала его настоящим.       Вдруг на лестнице послышался грохот и разъяренный голос Жозе:        — Черт возьми!       Джоанна выскочила в коридор, из соседней комнаты, в которой временно жила Лали, выглянул Себастьен:        — Что случилось?       Жозе, сидя на полу, потирал ушибленную об огромный чемодан ногу:        — Это чьё?        — Ой… — за спиной Себастьена маячила Лали. — Это мои вещи!        — Какого черта они здесь делают? — взвился Жозе. — Ты их до комнаты донести не могла? Кирпичи у тебя там что ли? Как больно!        — Под ноги смотреть надо! — огрызнулась та.        — Попроси своего мужчину, чтобы убрал твоё барахло с дороги! Иначе я выброшу отсюда твои пожитки!        — И вылетишь следом за ними!       Джоанна, с трудом сдерживая смех, присела рядом с Жозе:        — Да перестаньте вы! Очень больно? Может, вызвать врача?       Себастьен и Лали прыснули, а тот недовольно взглянул на любимую:        — Ты с ними заодно?        — Не ворчи! Тебе это не идёт!       Жозе вскочил на ноги и погрозил Лали пальцем:        — Я тебя предупредил! Ты здесь не одна живёшь!       Она закатила глаза и посмотрела на подругу:        — Джоанна, забери в Соединённые Штаты этого… Этого… Этого Жозе!       А тот, уже потроша свой шкаф, выкрикнул:        — Я сам собирался подальше от тебя!        — Что? — Джоанна в недоумении посмотрела на любимого. — Куда это ты?       Но ответить Жозе не успел — из гостиной раздался голос Элен:        — Джоанна, Инес приехала!        — Иду! — и повернулась к мужчине. — А с тобой мы ещё поговорим!        — Поговорим, поговорим! — усмехнулся тот.       Остальные тоже спустились вниз. Когда все расселись в гостиной, Элен подала чай, а Инес положила перед Джоанной авиабилет:        — Твой билет.        — Спасибо!        — И твой… — и Инес передала в руки Жозе точно такой же конверт с билетом.        — А ты куда собрался? — удивился Николя.        — В Нью-Йорк. — спокойно пожав плечами, ответил он, считая это само собой разумеющимся.       Джоанна удивленно смотрела на любимого, а он, смутившись, тихо спросил:        — Ты против, да? Я просто попросил Инес купить два билета…        — Против? Я мечтала об этом! Но боялась, что ты захочешь остаться в Париже.        — Любимая! — обнял её Жозе. — Ты живёшь своей компанией, твоя работа — это самое важное в твоей жизни, и я просто не имею права лишить тебя этого. Мне все равно, где жить, главное — быть с тобой! Если ты хочешь жить в Нью-Йорке, я поеду туда вместе с тобой.       Джоанна нежно поцеловала Жозе и шепнула:        — Как же я тебя люблю!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.