Над головами потухшее небо

Джен
NC-21
В процессе
61
Размер:
планируется Миди, написано 15 страниц, 3 части
Описание:
О прошлом иногда сложно забыть. Поэтому Мидория решил уничтожить его, чтобы открыть себе новые горизонты.

P.S. Смертей будет много.
Примечания автора:
На стадии переписывания
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
61 Нравится 14 Отзывы 10 В сборник Скачать

Глава 2.

Настройки текста
Сегодня все газеты пестрили однотипными заголовками: «Смерть Каминари Денки, ученика Геройской Академии ЮЭЙ», « Трагически погиб «Молния» класса 1-А Академии ЮЭЙ», «Загадочное убийство Каминари Денки» и так далее в том же духе. В самом же классе 1-А среди учеников царствовали паника и непонимание. Никто не хотел принимать тот факт, что их друг и вправду больше никогда глупо не пошутит, не составит компанию на тренировке и просто не посидит с ними в классе. «Убит ударом ножа в сердце, других повреждений на теле не обнаружено. Пострадавший был найден на пороге своего дома, рядом с ним стояла его школьная сумка. Свидетелей убийства нет. Записи камер видеонаблюдения отсутствуют. Преступник до сих пор не найден, » — так говорили во всех новостях по телевизору. — Хорошо, — решительно кивнул Мидория, очередной раз пересматривая один и тот же новостной сюжет. — Это просто замечательно, не хотелось бы, чтобы они раньше времени узнали, что это сделал именно я. — Сегодня настроение парня постоянно менялось, ещё несколько минут назад являясь угнетенным и угрюмым, на данный момент Изуку отличался энергичностью и оптимизмом. — Ты многим рискуешь, выходя вот так вот на улицы, — сказал один из друзей нынешнего Деку, его верный помощник, очень влиятельный человек и просто великолепный советник — Сакаи Акира. — В тебе кто-нибудь может признать пропавшего два года назад ученика. Надеюсь, в следующий раз ты возьмёшь с собой маску. Я понимаю, что вспоминать то о тебе особо некому, да и СМИ без разницы, о ком писать: о пропавшем Мидории или о появившемся Райю, но ты разворошил настоящее осиное гнездо, и в этом плане, на самом деле, я не до конца понимаю твоих мотивов. Нет, это, очевидно, личные счёты, но ты хоть представляешь, какую беду навлёк на все преступные организации в стране? Герои же сейчас на волне всеобщего возмущения не только нас и Лигу Злодеев нервировать будут, но и все мелкие шайки. — Да, это, конечно, не очень хорошо, но для нас совершенно не страшно. Да и во всех моих действиях, тебе ли не знать, всегда есть смысл, и хоть это убийство выглядит сугубо моей личной прихотью, но оно так же является отправной точкой для ряда событий, которые помогут не только значительно укрепить наши позиции и нарастить большой капитал, но и подмять под себя в конечном счёте всех конкурентов. Сейчас Герои сделают всё, чтобы найти убийцу, однако, удивительно, так его и не найдут. А в ходе их расследования в тюрьму попадут многие Злодеи и преступники не только из нашего с тобой «Цветка», но и из других организаций, что поднимет волну возмущений и, возможно, ряда нападений на Героев и полицию. В общем целом это накалит обстановку между двумя сторонами, и Злодеи в поиске помощи для атаки на Героев придут к нам, даже не подозревая, что мы это всё и начали. — Не приплетай меня сюда, Изуку, я ни за что бы не убил ребёнка. Ему ведь было всего семнадцать! — Сакаи перевёл на собеседника суровый и осуждающий взгляд, сведя густые чёрные брови к переносице и негодующе сверкнув белками глаз. — Я на такое не способен и считаю твой поступок низким, хоть ты и сам ещё ребёнок. — Возраст не имеет никакого значения, мой дорогой друг, — Деку встал, медленно пересек всю комнату по диагонали и, подойдя к минибару, достал оттуда небольшую бутылочку виски. — Выпьешь со мной? — Сегодня не пью, да и тебе не советую. Не лучшая идея мешать алкоголь с таблетками. — А, ты про те психотропные? — Деку закинул в стакан несколько кубиков льда и, оценив количество алкоголя, прилил ещё немного. — Знаешь, я решил от них отказаться, уж слишком меня от них мутило. Чувствовал себя овощем, честное слово! — он развернулся к собеседнику и поднял в его сторону стакан, а затем сделал несколько глотков. — За твою легендарную удачу! — Обыкновенно врачи плохого не советуют и не выписывают бесполезных лекарств, — Акира недовольно покачал головой, ещё раз прошёлся оценивающим взглядом по напарнику и скептично поджал нижнюю губу. —  То-то у тебя резкие перепады настроения… Ты же сам хорошо понимаешь, что именно… — в кармане дорогих чёрных штанов зажужжал мобильник, Акира достал его из кармана и прочитал пришедшее сообщение. — А вот и неотложные дела подоспели, — бодро вскочив с дивана, Злодей надел шляпу, поправил волосы и, молча кивнув на прощание, вышел из комнаты. Мидория, оставшись в полном одиночестве, поник головой и погрустнел, отставил подальше от себя алкоголь и сложил руки на груди, полностью погрузившись в свои мысли. Пить в отсутствии компании не было никакого желания, а без собеседника стало совсем скучно. Просмотрев несколько каналов, Изуку выключил телевизор и откинул пульт от себя подальше — однотипные программы не могли восполнить его потребность в развлечениях. Как странно, а ведь раньше ему совсем не хотелось искать лишних приключений! Быть может, все это из-за тех ужасных таблеток, якобы стабилизирующих его психическое состояние, а на деле лишь помутняющие разум. И теперь, когда он был свободен от из химического воздействия, Изуку точно знал, чего он так желал — битвы. Ему явно не хватало размаха, крика его ликующей силы, ему не хватало крови, однако парень хорошо понимал, что действовать в открытую сейчас никак нельзя. — Как же тошно, — Деку развалился на диване и запрокинул глубоко назад голову. В его планы не входило такое промедление, наоборот, однако то было чересчур дерзким решением. Он рассчитывал ударить в нескольких точках в один день, чтобы навести ещё больше шуму, однако смерть бывшего друга заставила его не только ликовать, но и испытать настоящую скорбь. Противоречивое смешение чувств давали возможность Изуку испытать совершенно новые неоднозначные впечатления. Любой злодей, каким бы кровожадным он не был, всё таки остаётся человеком. Мидория сам не понимал, зачем он пошёл на столь зверский поступок, уверяя себя в том, что видел в бывших одноклассниках нарастающую угрозу, что было правдой, но не было достаточным основанием для их убийства. Другое дело, Изуку ненавидел всех Героев в целом. Хотя скорее он их презирал в силу их ограниченности законами и нормами морали, из-за которых огонь их квирков не мог разгореться в полную мощь. Не сказать, что Райю жил только по принципам силы, где квирк имел решающее значение, но он считал, что главное предназначение любого человека — реализация его амбиций, а главной амбицией Героев он видел развитие и правильное применение квирков во благо человечества. Вторым поводом для ненависти к Героям была их несерьёзность. На взгляд Изуку, они все будто игрались с жизнями людей, спасая одних и ломая судьбы, отнимая жизни других. Каждый случай объективен и каждое преступление имеет мотив. Это неопровержимая истина. Герои всегда лишь выполняли практическую часть, оставляя расследование — основную и главную часть вопроса на полицию, которая в свою очередь принижалась обществом и считалась незаслуженно бесполезной. Система Геройства давно устарела и это было всем очевидно. Академии, вечно рискующие жизнями студентов и даже не способные обеспечить их должной защитой, и Герои, злоупотребляющие своим положением или вовсе не выполняющие своих прямых обязанностей, выводили Изуку из себя. И он, надев маску, пылал желанием продемонстрировать Героям их ничтожность и слабость, показать им настоящий и чистый разрушительный гнев.

***

Для класса 1-А в связи с трагедией были отменены занятия на несколько учебных недель до выяснения обстоятельств смерти Денки. Руководство хотело сначала удостовериться, что ученики не находятся под прицелом убийцы и могут безопасно добраться до Академии, не рискуя собственной жизнью. Чтобы предотвратить попытки ведения собственного расследования учениками, как это было, когда пропал Изуку Мидория, всех студентов класса 1-А посадили под домашний арест и запретили покидать места жительства. Всё ученики, особенно самые близкие друзья Каминари, находились в полном непонимании и отчаянии. Однако слёзы, пролитые ими, не только не могли исправить ситуацию, но и усложняли её. Факт того, что кто-нибудь из учеников может на фоне прискорбного происшествия наложить на себя руки, побуждал Академию направить ученикам психологов ради оказания посильной психологической помощи. Однако никто не отменял, что под скептичное подозрение следствия может попасть каждый ученик и учитель, потому им запретили общаться и начали ежедневно проводить подробные и изнурительные допросы, значительно омрачающие и без того ужасную атмосферу. Многие не выдерживали, что приводило к нервным срывам и истерикам, другие стойко принимали все испытания, однако полиция вскоре оставила подростков в покое, придя к очевидному выводу, что никто из ребят не мог быть причастен к этому убийству. Круг подозреваемых постепенно сужался и в итоге вовсе остался без подозреваемых — следствие зашло в тупик. Через некоторое время обучение возобновилось, но одноклассники больше не улыбались и не перекидывались шутками и подколами, сидя либо молча, либо угрюмо рассуждая насчёт урока. У всех на уме был погибший, о котором напоминали одиноко пустовавшая парта и стул, но о котором никто так и не решался вспоминать вслух. Любые попытки собственного расследования, которых было много, быстро пресекались учителями и родителями, волновавшимися за сохранность жизни детей. Вся Академия скорбела вместе с классом 1-А. Со смертью Каминари ЮЭЙ погрузилась в траур.

***

Тёмный силуэт отбивал счёт каблуком своих лакированных туфель и, бурча себе под нос незамысловатую песенку, начищал пистолет. Чёрные перчатки, такой же чёрный, будто похоронный, костюм, элегантно сидящий на теле, одним только цветом намекали на характер предстоящего события. Торжественный, этот наряд сочетал в себе возвышенные черты и скрытую угрозу. Пусть классический пиджак и брюки не были удобны в бою, но они задавали ему нужный тон и производили должное впечатление. Куда лучше пёстрых, как попугаичьих перьев, Геройских костюмов. Здесь сразу виден серьёзный подход. Райю остановился на середине мелодии, непроизвольно прервав её, и надел на лицо белую, будто чистый лист бумаги, маску с двумя узкими полосками прорезей для глаз. Снаружи на маске наискосок, от правого угла челюсти ко лбу, была аккуратно проведена узкая чёрная линия, являющаяся единственным её украшением. Этот атрибут костюма, эта линия — то, что внушало страх Героям и обращало их в бегство, главная отличительная черта Райю — его маска, сейчас была надета и знаменовала его готовность к действию. Прошло ещё слишком мало времени, чтобы все устаканилось, но общество уже стало потихоньку отпускать дерзкий ультиматум, направленный Академии ЮЭЙ, которая уже стала забывать своего погибшего ученика, за что и должна будет заплатить новой кровью. «Эти животные, пропускающие мимо ушей вопли ужаса и крики о помощи, не замечающие вплотную чужую смерть и даже не способные долго горевать по некогда дорогому другу, не смеют называться Героями и потому заслуживают смерти» — мотивы Изуку укреплялись с каждым днём, добывая для себя все новые и новые аргументы, и парень окончательно перестал метаться из стороны в сторону, чётко и ясно осознав и приняв свою позицию. За принятием и осознанием взглядов последовала хорошо распланированная последовательность действий, осуществление которых растягивалось на несколько месяцев, а то и больше, и завершалось апогеем жестокости — полномасштабным нападением на тюрьму в Токио, где держат одних из самых опасных преступников, и стиранием с лица земли ряда Героев, по скромному мнению Деку не заслуживающих жизни. Из-под маски блеснули изумрудные глаза и парень убрал пистолет за пояс. Убедившись в безупречности своего образа, он решительно вышел из комнаты и уверенно направился по красивому чистому коридору, в меру украшенному и хорошо освещенному, к выходу из здания. Шаг его был лёгок и энергичен, хоть общий вид и не соответствовал возрасту. Свою роль здесь играли узловатые мышцы, делающие фигуру подростка очень грузной и статной, а также общее настроение людей, окружавших Райю. Каждый из немногих человек, находившийся в коридоре, тут же останавливался и смиренно преклонял перед ним голову, даже куда более взрослые и устрашающие на вид Злодеи не позволяли себе дерзости не отдать Деку дань уважения. И пусть только его «Цветок», насчитывающий в своих рядах всего пару сотен человек, пусть только его организация могла позволить себе располагаться в столь роскошном здании и иметь резиденцию в черте города, но каждый Злодей здесь был словно в ежовых рукавицах. Райу не был извергом, даже наоборот, слыл очень понимающим и рассудительным, но требовал от своих подчинённых точного исполнения приказов и обязанностей. Он редко принимал участие в делах собственной организации, и потому некоторые могли забыться и позволить себе лишнего, однако как только происходило что-то, хоть слегка отличное от планов их лидера, виновники молились и облизывали его ботинки, только бы остаться в живых. Именно потому «Цветок» получил славу очень пунктуального злодейского объединения. Лучшие воры, лучшие убийцы и мошенники, здесь состояли лучшие из лучших преступного мира, и поспорить с ними во влиятельности и силе мог только их вечный союзник — Шигараки Томура, возглавляющий «Лигу Злодеев». После заключения под стражу Всех за Одного силы у Злодеев значительно уменьшилось, потому Герои ещё долгое время позволяли себе бесчинствовать и вторгаться в хорошо выстроенный и контролируемый преступный мир, сеть влияний и взаимоотношений в котором выстраивалась не одно поколение, и разрушать его, привнося анархию и бесчинства. Все злодеяния имеют смысл, их можно контролировать и вычислять заранее, но доля преступлений всегда будет совершаться, во благо общества или против него, у каждого всегда будут свои причины, но даже людские мотивы всегда можно контролировать. Герои не справляются с этим, у них шаткая и неправильная иерархия, которая может рассыпаться будто карточный домик, стоит выбить нескольких участников из колеи. Их власть может только распределять между подчинёнными обязанности, а там уже каждый себе на уме. Деку же выстроил модель идеальной системы, где люди с сильными квирками и подумать не могли нарушить правила и посягнуть на своего главу. Эта власть была не только по праву силы, Райу был глубоко уважаем каждым членом своей организации, в нем видели умного лидера, способного грамотно строить планы и вести людей за собой. «Цветок» никогда не бросал своих и держался прочной каменной крепостью на фоне воюющих друг с другом Злодеев. Как и в любой другой системе, здесь подразумевалась соперническая атмосфера, побуждающая к самосовершенствованию, которая была прекрасно осуществлена благодаря крупным денежным поощрениям. Деку шёл по коридору и упивался своим порождением. В глазах всех и каждого он видел бесконечную преданность и готовность пойти на всё ради него, вокруг видел только процветание и бурлящую повсюду работу, не останавливаемую ни на секунду. Скоро, совсем скоро все эти люди, каждый из них, будут с радостными гордыми криками штурмовать город, сокрушая чётко скоординированной волной целые кварталы, действуя хладнокровно и уверенно по приказу своего кровожадного Господина.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты