Призвание 56

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Fairy Tail

Пэйринг и персонажи:
dark!Грей/dark!Нацу, Димария, Нацу Драгнил, Грей Фуллбастер, Димария Йеста
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, PWP, AU, ER (Established Relationship), Антиутопия
Предупреждения:
OOC, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Ты ведь все еще человек, Грей?
— А ты? — холодно отозвался брюнет.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
https://vk.com/mizu_mizuki_chi - группа автора
17 января 2018, 04:21
      Палящее солнце раздражающе светило в глаза, из-за чего Нацу приходилась чуть щуриться, уверенно шагая вперед по разбитой тропе. Он знал, куда идти, ведь некогда и сам жил в этих местах, хотя… тогда ориентироваться было намного легче, ведь Магнолия была в более целостном виде. Прикрыв глаза от солнечного света рукой, Драгнил оглянулся вокруг, принюхиваясь. Сомнений быть не может: он здесь.

      — Господин Энд, куда мы идем? — раздался за его спиной тонкий голос Димарии.

      Нацу терпеть не мог это прозвище.


      — В гильдию, — сухо ответил маг, не переставая шагать. Демон чуял знакомый запах и изо всех сил старался сдержать ухмылку на губах. Он здесь. Он точно здесь.

      Солнце в Магнолии нынче безжалостно палило все вокруг. Где-нигде проскальзывали тени, падающие на землю от обломков зданий, но это было уж слишком роскошной редкостью. Димария шла позади младшего брата Императора, обмахиваясь старым веером, буквально изнемогая от жары. Нацу же вовсе не обращал на это внимания. То ли из-за природы своей магии, то ли из-за другой важной вещи: Грей был рядом, и Драгнил не мог думать ни о чем, мать его, другом.

      Дорога в старую гильдию — почему-то парень был уверен, что именно там его поджидает Фуллбастер — походила скорее на прогулку через пустыню. Ведь другим словом некогда величественный город было не назвать — война не оставила и целого камня здесь, в бывшем эпицентре сражений. Но Нацу было плевать. Слабая улыбка появилась на губах Йесты. Она, впрочем, как и некоторые другие спригганы, не могла полностью доверять Нацу даже после его слияния с Эндом. Даже несмотря на то, что он брат самого Зерефа — их Императора. Но сейчас, шагая через место, где парень провел половину своей жизни вместе со своими друзьями, которые теперь все до единого были мертвы, и не видя на его лице ни даже намека на жалость или печаль, Димария не могла сдержать восторга. Энд превосходил все ее ожидания.

      Вдруг Нацу остановился.

      Димария тихо хмыкнула, продолжая обмахиваться веером, когда завидела впереди упавшее старое здание со сломанной вывеской «Хвост Феи» на одной из его стен. Она помнила это место только потому, что здесь происходило финальное сражение членов гильдии и ее Императора — ни больше, ни меньше.

      — Ну и? Ты его чувствуешь? — повела бровью Йеста, на что Нацу лишь слабо улыбнулся.

      Димария широко открыла глаза, когда поняла, что к чему, но было уже слишком поздно. Июльскую жару вдруг развеяла прохлада, и уже через мгновение с десяток ледяных стрел летели точно в цель. Девушка успела отпрыгнуть в сторону в последний момент — не зря же была одной из двенадцати спригганов, — но в следующую же секунду ощутила невообразимый жар во всем теле.

      Нацу улыбался, наблюдая за тем, как одна из хранительниц Империи падает на землю и смотрит на него с ужасом предательства в глазах, срывая голос от боли, а затем засыпает вечным сном, окутанная черным огнем. Впрочем, он не жалел. Он никогда не любил Димарию — уж слишком много та о себе думала.

      — Думаю, Императору будет интересно узнать, как она умерла, — из-за развалин гильдии вышел ледяной волшебник, устремив свой взгляд на бывшего согильдийца, и слабо усмехнулся. Тело его все так же покрывали черные отметины, а в глазах поблескивал хорошо знакомый Драгнилу холод — со времен их последней встречи ничего не изменилось. — Может, хорош убивать прислугу старшего братишки?
      — Димария переоценила себя и героически пала в бою с человеком, который выступил против Империи, Греем Фуллбастером. Ты ведь все еще человек, Грей?
      — А ты? — холодно отозвался брюнет.

      Напряженное молчание повисло в воздухе, но уже через несколько мгновений Фуллбастер громко рассмеялся, спрыгивая с высокого камня и зашагав навстречу старому приятелю.

      — Давно не виделись, черт бы тебя побрал!

      Он с ухмылкой всматривался в глаза Нацу, которые теперь приобрели ядовито-желтый цвет. Это, в общем-то, было лучшим доказательством того, что в его душе поселилась тьма, навеянная одним из демонов книги Зерефа. Как и вертикальные зрачки, между прочим.

      Впервые за долгое время Нацу улыбался искренне. Ему порядком осточертели наставления брата и как ни один, так другой спригган, которых Зереф так любил ставить в напарники младшему Драгнилу. Неужели так сложно было поверить, что волшебнику не нужна помощь таких жалких созданий, как слуги чертовой Империи, гори она черным пламенем? Император Арболеса почему-то до дрожи в пальцах верил, что его брату было суждено поразить своего вечного соперника, ледяного убийцу демонов. Впрочем, как и Грею было предрешено убить сильнейшего этериаса. Вот только кто же знал, что судьба сыграет злую шутку с треклятым призванием?

      — Я тоже скучал, — шепотом произнес Нацу, подавшись вперед и соприкасаясь с Греем губами.

      Они не виделись примерно полгода и за это время до ужаса изголодались.


      Сильнейший этериас книг Зерефа и убийца демонов. Огненный волшебник и ледяной маг. Они были как две стороны одной медали, но ведь, как всем известно, противоположности притягиваются. И то, что обоим выпала смерть от руки другого, отходило на второй план, когда сумасшедшая страсть затуманивала рассудок. Ведь их любовь не была похожа абсолютно ни на что в этом мире: обжигающая холодом, не поддающаяся никакой логике, но тем не менее такая искренняя и чистая.

      — Почему не уйдешь наконец-то? — нехотя отстранившись и жадно глотая воздух, спросил Грей, чувствуя, как спиной упирается в каменные развалины гильдии, но Нацу вновь склонился к его губам и тихо застонал.
      — Ты же знаешь, что я не могу убежать от брата, пока он живой, — этериас чувствовал, как сжимались на его плече пальцы Фуллбастера, когда он целовал в шею, а затем с силой кусал, довольно ухмыляясь.

      Грей прикусил губу.

      Он специально позволял разведчикам Империи заметить его, чтобы ни о чем не догадывающийся Зереф вновь отправил Нацу прямо к нему с целью уничтожить. Специально приказывал Аватару выдавать информацию о собраниях темной гильдии лишь для того, чтобы еще раз увидеться с Драгнилом. Пусть ненадолго, но этого вполне хватало, чтобы утолить звериный голод.

      Нацу медленно отстраняется, а затем чувствует, как Грей с силой толкает его на камень, заставляя приложиться к тому спиной под углом примерно в тридцать градусов, а затем нависает сверху, все с тем же пробирающим до дрожи холодом всматриваясь в глаза. Рука скользит по гладкой ткани к ремню, и через несколько мгновений Драгнил стонет от наслаждения, чувствуя, как ледяной маг несильно сжимает в руке возбужденную плоть. Его грубые пальцы были настолько ловкими в этом деле, что Нацу невольно выгнул спину, подаваясь навстречу ласкающим движениям. И как только он смог прожить без этого так долго?

      — Облизывай давай, — приказным тоном хмыкнул брюнет, протянув к лицу этериаса два пальца, и тот, пошло ухмыляясь, начал послушно вылизывать их.

      Грей шумно сглотнул, когда огненный волшебник, довольно посасывая его пальцы, что-то простонал, и сжал ствол его члена чуть сильнее. Нацу снова выгнулся всем телом.

      И как только убийца демонов мог лишить своего этериаса жизни? И потерять то наслаждение, которое он получает лишь от одного вида разгоряченного брата Императора, который жалобно смотрит на него, подмахивая бедрами? Ну уж нет...

      Фуллбастер ввел сразу два пальца, видимо, сразу же задев простату, ведь драгонслеер шумно выдохнул, едва удержав стон, и напрягся всем телом. Грей и сам порядком возбудился от такой прелестной картины. Не спеша разрабатывая стенки и сфинктер, брюнет приспустил собственные шаровары, уже предвкушая блаженство от долгожданного воссоединения, но спешить он не хотел. Все же полгода — немалый перерыв, так что хотелось сперва как следует подготовить Нацу. Хотя… учитывая то, как Драгнил стонет и сам насаживается на пальцы, не исключено, что он и без ледяного волшебника неплохо справлялся.

      — Хей, ледяная принцесса, — прошипел парень, привстав на локтях, — долго еще меня мучить будешь?

      Лишь ухмыльнувшись, Грей вынул пальцы и одним ловким движением толкнулся вперед. Нацу тут же протяжно застонал, цепляясь пальцами за его плечи и пытаясь подстроиться под бешеный ритм, что задавал созидатель. Дыхание сбилось, перед глазами все плыло, а громкие стоны разносились эхом по пустыне, некогда называвшейся Магнолией. Как же давно ему не было так хорошо? Как же давно он не ощущал родного холода, которого так не хватало пылкому сердцу?

      Рваные поцелуи между сильными и глубокими толчками сопровождались развратными стонами и вздохами. В какой-то момент Грей ускорился, чувствуя, что скоро дойдет до пика, а затем выгнулся в спине, прикусывая губу, чтобы сдержать очередной рвущийся наружу стон, и входя в податливое тело огненного волшебника до конца. В следующую же секунду Драгнил напрягся всем телом и шумно выдохнул имя Фуллбастера, чувствуя, как по телу разливаются волны удовольствия, а внутри — горячая сперма созидателя.

      Несколько секунд они просто молчали, пытаясь отдышаться, а затем брюнет аккуратно вышел и упал на камень рядом с Нацу, прижимаясь всем телом, словно того, что только что произошло, было недостаточно, чтобы утолить его голод.

      — Грей, — нарушив умиротворяющую тишину, наконец-то произнес парень. Почему-то вспомнились беззаботные дни, проведенные вместе с ледяным магом под крышей одной гильдии, от которой сейчас остались лишь развалины да воспоминания. Неужели он настолько изменился с тех пор? — Как думаешь, я все еще человек?

      Убийца демонов задумался на несколько секунд и покачал головой:

      — Это вряд ли. А я?

      Нацу лишь широко улыбнулся.

       Палящее солнце все так же раздражающе светило в глаза.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.