Кто мы такие, чтобы противостоять судьбе? 130

Temple of absurd автор
Реклама:
Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Идеальный голос

Пэйринг и персонажи:
Бека Митчелл/Хлоя Бил
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Повествование от первого лица Романтика Соулмейты Флафф

Награды от читателей:
 
Описание:
Вселенная, в которой все, что ты напишешь, появляется на руке твоего соулмейта. Бека думает, что это прекрасно, но она никогда не будет связываться со своим соулмейтом таким образом.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
25 июня 2018, 17:14
Я всегда удивлялась этому. И в детстве всегда просила родителей делать это снова и снова. И тогда, немного улыбнувшись, мама брала ручку и рисовала на своем запястье. И через секунду на руку отца, ровно в том месте, что и у мамы, появляются линии, повторяющие ее рисунок. И я всегда радовалась, и мечтала о том, что когда-то у меня тоже будет такой человек. Соулмейт. И как только я научилась нормально писать, я специально училась красиво рисовать, чтобы порадовать своего соулмейта. Но я так и не нарисовала. И после смерти моей мамы, я поклялась себе в том, что не буду пытаться связываться или хоть как-то общаться со своим соулмейтом. Но иногда на уроках, когда мне было особенно скучно, я вырисовывала разные рисунки, на своём предплечье. И ближе к ночи, я замечала лёгкие штрихи и линии. Мой соулмейт дополнял мои рисунки. И это заставляло меня слабо улыбнуться. Ведь он все же существовал. И однажды, когда я не могла уснуть, я не придумала лучшего способа скоротать время, как начать писать. " Я не могу уснуть, и надеюсь, что ты тоже не спишь» — вывела я на своей руке. «Нет» — спустя несколько секунд появилась надпись, выведенная красивым почерком. " Почему?» — написала я, но потом я поняла, что возможно мой соулмейт был в другом часовом поясе. И тогда спешно добавила: «Прости, наверно у тебя другое время». «На самом деле да. Я сейчас сижу на лекции» «Лекции? Воу» я правда удивилась. Мне всегда представлялось, что он со мной одного возраста. «Да. Учусь первый год» «Где?» я заинтересовалась, не отрицаю. И возможно я все же хочу встречи с ним. «В барденском университете. Если хочешь, то приезжай. Я буду рада тебе " Рада? Мой соулмейт девушка? Ну теперь понятно, почему все мои отношения с парнями никогда не складывались. Чтож, это будет довольно интересно. Когда я приехала в барден, для меня все казалось таким неправильным. Из сотни второсортных университетов я выбрала именно его. Почему? Не из-за того, что здесь работал мой отец. Не из-за того, что это был единственный университет, который я знала. А из-за неё. Девушки, имя которой я даже не знала. Но она казалась мне такой родной. С того раза ночью, мы так с ней и не разговаривали. То ли она боялась моей реакции, то ли я никак не могла принять себя. Я так ей и не сказала, что я девушка, но когда-то придётся. Ведь сейчас я в одном университете с прекрасной, а я в этом абсолютно уверена, девушкой. Кими Джин была хорошей соседкой, если можно было так назвать. Но она не была моим соулмейтом, что я проверила чуть ли не в первую секунду нашего знакомства. Но я намеревалась её найти в ближайшее время. И поэтому я решила пойти на ярмарку интересов. Но, прежде чем я успела кого-либо заметить, меня окликнули. — Привет, не хочешь записаться в нашу акапелла группу? — спросила рыжая девушка, окликнувшая меня. Я перевела на неё свой взгляд. Это было… Вау. Её рыжие волосы, голубые глаза, её губы… О боже, её губы. Это было что-то невероятное, и если бы она не стояла с какой-то девицей, я бы накинулась на неё с поцелуями. Но поймав себя на этой мысли, я тряхнула головой, вновь возвращая свои мысли на место. -Ах, да, это, типа, круто, — я мысленно хлопнула себя по лбу. Зачем нужен этот сарказм? — Точненько. Мы поём кавер-версии хитов, но без сопровождения инструментов. Все ртом исполняем, — как ни в чем не бывало ответила девушка, будто даже и не заметила мой сарказм. Она была такой жизнерадостной, что отказать ей было сложно. — Но я даже не умею петь, — что было чистой правдой. Но по какой-то причине, мне не хотелось разочаровывать рыжую. Возможно, я бы пошла, если бы умела. Возможно. Стоя перед студией, я поняла, что в моей голове это выглядело лучше. Но я никак не ожидала, что буду «работать» в пыльной комнате с непонятно откуда знавшим меня парнем. Если это можно назвать работой. — Хэй, — окликнул меня парень. Я не обратила внимая. — Я тебя знаю, — не унимался он. — Я так не думаю, — а что я ещё могла ответить? Показав всем своим видом, что я больше не намерена разговаривать. — Да, я знаю кто ты. Ты мой соулмейт. Я чувствую это. — Мне жаль тебя огорчать, но это не ты, — и с этим словами я протерла верхнюю полку пальцем. После этого на нем остался небольшой слой пыли, и им я нарисовала небольшую полоску на тыльной стороне своей ладони. Парень перевернул свою и уставился на неё, будто ждал чуда. — Извини, — только и сказала я. — Ладно, это не ты так решила, а сама судьба. — Слушай, Джон… — у меня в голове возникла небольшая идея. — Я Джесси, — перебил меня парень слегка обиженным тоном. — Пофиг. У меня есть к тебе предложение. Помоги мне найти моего соулмейта. Я знаю что она в Бардене. — Будет сделано. Я шла по кампусу, прокручивая в голове сегодняшний день. Отец сказал, что мне стоит записаться в какой-то клуб, и, хоть я уже работала на радиостанции, мне пришлось искать этот клуб. Хоть у меня был один на примете, я не была уверена, что прослушивание не закончилось. Скорее всего всех уже набрали, и никто там не собирается ждать меня, тугоухую Беку Митчелл. Я даже не заметила как дошла до душевой. Прелесть ночного умывания в том, что тут никого нет, и не приходиться не перед кем стесняться. Я зашла в кабинку, напевая свою любимую песню и настраивая поток воды. Я ожидала всего: что сейчас прольётся горячая вода и обдаст меня кипятком, что крыша свалиться мне на голову. Но никак не то, что знакомый, мелодичный голос произнесет сзади: — Ты умеешь петь! Я резко оглянулась, но потом поняв, что передо мной находиться голая рыжеволосая красавица, спешно повернулась к ней спиной. — Как высоко ты можешь взять? — не угоманивалась она. — Взять что? — я правда не понимала о чем она. — Ты обязана прослушаться к нам, — продолжала тараторить девушка, будто не замечая, что мы голые в тесной душевой кабинке. — Я не могу ни на чем сконцентрироваться, пока ты не прикроешься, — это было чистой правдой. Её тело, оно словно манило меня, приковывая к себе взгляд, и было неимоверно сложно оторваться от него. — Просто разглядывай, — произнесла она и я больше не могла ни о чем думать. Я видела как её губы шевелились, но я не слышала того, что она говорила. — Ты пела Титаниум, да? — Знаешь Девида Гетту? — Я не с луны свалилась, да. Это песня меня заводит, прям вставляет, во всех смыслах, — клянусь, я чуть не подавилась своей слюной. Эта девушка, очень странно на меня действовала. И я все никак не могла понять почему. — Может споешь? — Что? Нет, убирайся, — как бы я не хотела, чтобы она осталась, мне действительно нужно помыться. — Не уйду пока ты не споешь, — а она упрямая. Мне это нравится. Но я поняла, что другого способа помыться, чем спеть ей — у меня нет, то я просто запела. И когда она подхватила, когда наши голоса слились в один, клянусь, это было что-то нереальное. Я не могла перестать смотреть на её губы, и мне так хотелось её поцеловать. Я даже не следила за тем, что именно мы поем. И когда мы закончили, я все ещё продолжала пялиться на неё, и мне было не важно, что сейчас мы стоим голые и рядом нет никого, кто мог бы меня остановить. Я слегка дернулась, отдаваясь мимолетному порыву, но Хлоя отвернулась, отдавая мне полотенце. И она ушла, оставив меня наедине с моими противоречивыми чувствами и мыслями. И внутри разливалось приятное чувство теплоты, когда я думала о Хлое. И я бы могла сказать ей о своих чувствах, но было одно Но. У меня был соулмейт, которого я должна была найти. После прослушивания я никак не могла отделаться от этого странного чувства. Я очень сильно хотела быть с Хлоей, но тоненький голос внутри меня пищал, что этого делать не стоит. И я никак не могла продвинуться в поисках. Да, очевидно просто написать на руке «Приходи в кафе сегодня в 11.00» слишком легко, поэтому я этого не делала. Но, почему? Я не могла понять, почему бы просто не назначить встречу и не расставить все точки над и. Возможно я понимала, что тогда что-то внутри меня рухнет, ведь с каждым упоминанием о Хлое — мое сердце будто танцевало ча-ча-ча, отбивая бешеный ритм. И я понимала, что я влюбилась. Влюбилась не в неё рыжие волосы, не в глубокие и проницательные голубые глаза, а в небольшой шрамик на её лбу, в очертания её плеч, в блеск в её глазах, когда она поёт. И все это делало меня немного грустной, потому что я понимала, что у нее есть человек, который предназначен ей судьбой. Как и у меня. Но уже ближе к региональным я поняла, что так больше не может продолжаться. Мне нужно было покончить с этим и наконец выбрать — Хлоя, которую я знала уже несколько месяцев или неизвестная девушка, с которой я общалась лишь однажды. Я настолько погрузилась в Белл, что напрочь забыла о поисках. Но в ночь перед региональными я настолько сильно нервничала, что никто не мог меня успокоить. И после часов ворочанья, я взяла ручку и начала рисовать на руке разные рисунки. — Почему ты не спишь? — увидела я на своей руке небольшую надпись, написанную все тем же красивым почерком. — Нервничаю, — просто ответила я. — Почему? — У меня завтра выступление и я не знаю, смогу ли. Вроде бы мы готовились, но все же. — Региональные? — когда я прочитала эту надпись, моё сердце почему-то забилось быстрее. — Да, — написала я, стараясь не сильно выдать свои трясущиеся руки. — У меня тоже, — и в тот момент я услышала, как ручка выпала у меня из рук и упала на пол. Мой соулмейт участвовал на региональных, он учился в Бардене. Это значительно сокращало поиск. Я уже хотела сорваться с кровати и побеждать на поиски Джесси, но здраво оценив ситуацию — решила не делать этого. Немного подумав, я поняла, что лучше будет рассказать ему все завтра, и тогда же найти своего соулмейта. Все шло на удивление спокойно. И под спокойно я подразумеваю то, что мои руки тряслись не с такой большой силой, как я думала. Перед отъездом я встретилась с Джесси и мы решили, что нужно назначить встречу в кафетерии сразу после того, как мы приедем на место. Ровно так я и сделала. Когда мы приехали, у нас было немного свободного времени, и я решила использовать его с умом. Я зашла в кафе, и выбрала самое неприметное место из всех. Оно было чуть дальше ларька с мороженым. Оголив своё предплечье, я поднесла ручку к руке и только тут поняла, что не знаю что именно нужно написать. «Подходи в кафе к столику возле мороженого»? " Я наконец-то созрела для встречи с тобой. Жду тебя в кафе»? Явно нет. Недолго думая, я все же нашла ответ, и стараясь унять свои трясущиеся руки, вывела на руке: — Привет. Надеюсь что не отвлекаю тебя от репетиции. И принялась ждать. Я не надеялась, что девушка ответит быстро, и это было так. Спустя около 10 минут ожидания, которые я провела неотрывно смотря на свою руку, я заметила слова, появляющиеся на предплечье. — Нет, я пытаюсь не уснуть. — Я знаю хороший способ не спать — кофе. И я слышала, что здесь он очень хороший. Как насчёт пойти и проверить это? — я посчитала это лучшим способом. Лёгкий флирт с элементами вежливости. Или может только я так считала? — Ты зовёшь меня на свидание? Я ухмыльнулась. — Возможно. Только если ты хочешь этого, — я решила действовать напролом. — Тогда жди через пять минут в кафетерии, — получила я незамедлительный ответ. Все мои чувства напряглись. Я слышала гул своего сердца, и его удары повторялись в моей голове. Я боялась. Я действительно боялась. Я была влюблена в Хлою, но девушка, с которой я сейчас переписывалась, интриговала. И я не знала что делать. Но от раздумий меня вырвал лёгкий смех, который я узнаю из тысячи. Её смех. Хлоя зашла с Обри, смеясь над чем-то. Блондинка что-то сказала ей, и та залилась краской, сильно толкая Обри в бок. Девушки сели за столик, возле мороженого, продолжая о чем-то беседовать. Хлоя вытащила ручку, и что-то написала на своей руке. «Общается со своим соулмейтом» — грустно подумала я. Я не могла больше смотреть на веселую Хлою. Потому что мне самой хотелось делать её счастливой. И я просто бросила взгляд на руку, надеясь на то, что мой соулмейт написал, что уже пришёл. Но когда я прочитала надпись на своей руке, я чуть не упала в обморок. «Я возле столика с мороженым. Жду тебя. Надеюсь ты не против, что я привела подругу. Ей было скучно» Это она. Это всегда была она. Девушка с красивым почерком, с которой я говорила всего три раза. Девушка, с которой я голая пела в душе, которая хрюкает, когда смеётся и от этого начинает смеяться ещё сильнее. Девушка, в которую я влюбилась. Это всегда была Хлоя. И возможно надо было подойти к ней сейчас, сказать, что это я. Вот он твой соулмейт, стоит прямо перед тобой. Но я хотела сделать это, когда она будет одна. И поэтому всю репетицию я неотрывно смотрела на Хлою. И каждый раз, когда она ловила мой взгляд, я заливалась румянцем. Это было в первый раз, когда вселенная не ошиблась. Я была действительно благодарна ей, как не была благодарна ничему, после смерти мамы. — Бека, — вырвала меня из мыслей Обри. — Ты будешь хоть что-то сегодня делать? У нас завтра выступление, а ты стоишь как вкопанная. — Извини, — только и сказала я, пытаясь не смотреть на девушку. Обри что-то произнесла, спешно удаляясь и отчитывая Синтию. Вечером, в гостиничном номере, который я делила со Стейси, я не переставала думать о завтрашнем дне. К моему волнению по поводу выступления примешивалось волнение из-за соулмейта. Почему я сразу, как узнала, не рассказала обо всем Хлое. Ведь это бы намного облегчило волнение, и возможно бы Хлоя сидела здесь со мной, поглаживая мою спину и произнося слова поддержки. Но вместо неё здесь была Стейси, без конца болтающая о своём замечательном соулмейте. Чтобы как-то избавиться от неё, я взяла ручку и вывела на предплечье надпись: — Я волнуюсь. Я не ждала незамедлительного ответа, но когда Хлоя не ответила сразу, я слегка расстроилась. Я продолжала смотреть на руку как завороженная, пока через 5 минут на ней не начали появляться красиво написанные слова: — Я тоже, — когда я прочитала это, непонятное чувство появилось у меня в груди. И пока я думала над ответом, чуть ниже появилась ещё одна надпись. — Ты не пришла. Это не было вопросом, а лишь констатация факта, и из-за осознания этого, мое сердце чуть кольнуло. Я попыталась придумать что-то, сказать, что я не смогла, но решила сказать правду. — Я испугалась, — вывела я, продолжая смотреть на руку. Слова появились сразу же. — Чего? — Я не знаю, — честно призналась я. Ведь я правда не знала почему вела себя так, как вела. И просто не смогла скрывать этого от Хлои. — Когда я была маленькой, я поклялась, что не буду искать или разговаривать с тобой. Но когда я увидела тебя, это полностью поменяло моё мнение. — Почему ты не хотела искать меня, — увидела я спустя минуту. Я могла бы соврать или просто не отвечать на этот вопрос, но по какой-то причине решила рассказать правду. — Из-за моей мамы. Когда она умерла, было больно осознавать, что на его теле больше не появятся чужие рисунки. И я решила поддержать его. — Хорошо, что не из-за меня. Кстати, ты знаешь кто я, но почему я не знаю тебя, — почерк Хлои стал менее красивым и слова были написаны немного коряво, будто руки девушки дрожали. — Я не знаю, — снова вывела я, не зная, что ещё написать. — Подойди ко мне после конкурса, — написала Хлоя спустя почти пять минут. Когда я прочитала это, мое сердце забилось быстрее и руки начали сильнее дрожать. — И мы сможем обсудить это лично. — Хорошо, — написала я, прежде чем Стейси со страшным криком выключила свет. Я старалась не думать о Хлое перед сном, я старалась не думать о Хлое, пока собиралась, я старалась не смотреть на Хлою, пока мы шли на свои места, я старалась не смотреть на Хлою, пока мы поднимались на сцену, но это оказалось намного сложнее. И когда Беллы уже готовы были начать выступление, Обри созвала всех в круг. И встав, я очутилась рядом с Хлоей. Наши плечи терлись друг об друга, и это лёгкое трение давало такое чувство теплоты, которое никто и никогда не дарил мне до этого. Обри читала свою тираду о победе, а все, о чем я могла сейчас думать — это Хлоя, стоящая рядом со мной. И когда мы сложили руки в круг, я почувствовала, как рука Хлои чуть сжала мою. Подняв глаза на девушку, я посмотрела в её глаза. И я захотела сказать ей сейчас, прямо тут, перед выступлением. И я бы это сделала, если бы не ведущий, так вовремя вызвавший Белл на сцену. И все выступление я думала о ней, девушке, стоящей впереди меня, вместо того, чтобы сконцентрироваться на песне. И когда мы зашли за кулисы, Обри снова начала говорить, что мы не стараемся, и нам уже не выиграть этот конкурс. Пока девочки были отвлечены, я медленно подошла к Хлое. — Мы можем поговорить? — произнесла я, стараясь, чтобы мой голос не слишком дрожал. Я чувствовала, как моё сердце колотиться с бешеной скоростью, наровясь выскочить из грудной клетки. — Хорошо, — произнесла Хлоя, уходя чуть дальше в кулисы, где было не так шумно. — О чем ты хотела поговорить? Но дело в том, что я не знала, что именно я скажу ей. Я волновалась, я все ещё волновалась и боясь этого. И я не знала лучшего способа, чем просто поцеловать. Это я и сделала. Быстро, чтобы не было шанса передумать, я подалась вперёд, сокращая расстояния между нами. Как только я накрыла её губы своими, я поняла, что это было самое верное решение из всех. Потому что эти ощущения того стоили. Сердце словно сошло с ума, отплясывая свой своеобразный ритм, мысли бессвязно болтались в голове, и неисчезающее чувство тёплоты внутри, всего этого хотелось вновь и вновь. Но я была настолько рада, что не заметила, что Хлоя мне не ответила. Я уже хотела отстраниться, но Хлоя, словно почувствовав это, притянула меня в новый, более страстный, поцелуй. Схватив меня за талию одной рукой, Хлоя прижала меня к себе, а свободную руку запустила в волосы. Мои же руки бессвязно бродили по телу девушки, и когда дошли до спины, я проникла руками под футболку. Спина Хлои была горячей, и девушка издала лёгкий стон, которым я воспользовалась, чтобы проникнуть языком в рот девушки. Мы целовались так минут пять, пока я не отстранилась, чтобы глотнуть немного воздуха. — Ты же хотела поговорить, — чуть с усмешкой произнесла Хлоя. — Да, — вспомнив, я достала ручку из кармана. Оголив предплечье, я написала слова, которые уже почти полтора месяца не могла сказать вслух. Жестом попросив Хлою посмотреть на своё, я стала дожидаться её реакции. Я видела, как она смотрит на надпись. Я видела, как её губы двигаются, читая «Ты мне нравишься». Я видела, как Хлоя расползается в улыбке, притягивая меня в новый поцелуй. — Нам столько нужно обсудить, — произнесла рыжая, отстраняясь. — Ну, а пока мне надо сообщить об этом Обри. Хлоя взяла меня за руку, утягивая к кучке Белл возле кулис.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: