and stand there at the edge of my affection +339

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
coloredink
Оригинал:
ссылка не указана

Пэйринг или персонажи:
Шерлок Холмс, Джон Ватсон, Шерлок Холмс/Джон Ватсон
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
«Ты ведь писал любовные письма», заявляет Шерлок.

Или фик, где Джону требуется немного времени, чтобы догнать, а Шерлок абсолютно логичен.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Я нашёл ещё милоты. Я перевёл ещё милоты. Всё предельно просто в моих схемах. (Правда, я ещё начала переводить что-то серьёзнее, но это пока секрет).
Ссылка на оригинал - http://archiveofourown.org/works/187762
Разрешение на перевод получено.
Как всегда жду ваших отзывов и комментариев!
5 марта 2013, 17:39
- Джон.
- Ммм? - Джон прерывает ежедневный ритуал бритья. Всё-таки лучше не держать у горла острые предметы, когда Шерлок вот так вламывается в ванную. - Что такое?
- Ты писал любовные письма, - заявляет Шерлок.
- Ещё в школе, - говорит Джон. - Но, да.
Шерлок вроде не очень-то бурно жестикулирует и не объявляет, что через мгновение вооруженные террористы полезут через окошко в ванной, поэтому Джон проводит ещё одну полосу через пену. Шерлок в зеркале стоит тихо, задумчиво постукивая указательным пальцем по губам.
Наконец, он говорит:
- Мне требуется твоя помощь.
Джон проводит по челюсти пальцами:
- В чём?
- Любовное письмо, конечно.
Джон берёт бритву и начинает старательно промывать её.
- Это для дела?
- Нет.
Они встречаются глазами в зеркале. Шерлок выглядит смущенным.
- Не для дела? - И Шерлок одаривает его взглядом, говорящим «ты всё прекрасно слышал; не тупи». Джон ставит бритву в стаканчик.
- Значит это для тебя. Ты... хочешь чтобы я помог тебе с любовным посланием.
Шерлок закатывает глаза.
- Очень хорошо, Джон.
- Если обращаешься за помощью, лучше веди себя хорошо, - предупреждает Джон. Умывает лицо. - Почему вообще я?
- Ты уже делал это, - поясняет Шерлок. - К тому же, едва ли я могу попросить кого-то другого.
Джон вытирается полотенцем и пытается представить Лестрейда или, не приведи господь, Майкрофта, помогающими Шерлоку сочинять письмо.
- Ладно, - соглашается он. - Немного... по-детски, а? Письмо писать.
Шерлок выпрямляется, расправляет плечи, - Если ты не хочешь помогать...
- Нет, - выпаливает Джон. - Я помогу. Просто... дай мне секунду, ок? Я хоть оденусь.

---

Джон прекрасно осознавал, что Шерлок на самом деле был очень привлекательным. Не внешне, может быть — ну, да, скулы, глаза, чёрные кудри, бла-бла-бла — но Шерлок всё же не был привлекательным в общепринятом смысле, правда? Его глаза казались маленькими, а лицо — слишком длинным, подбородок — слишком острым. То, как он держался, как смотрел на тебя, как видел все твои секреты — вот что делало его таким притягательным. Может глаза или там скулы и притягивали взгляд, но только его голос, его харизма заставляли взглянуть на него ещё раз.

Но у Джона уже было достаточно провалов. Шерлок сказал ему «нет» ещё за самым первым ужином, а ведь он даже не пытался его разговорить. Поэтому Джон держал всё в себе, старался не смотреть на него слишком много или слишком долго, флиртовал с барменшами и кассиршами и утешался тем, что, по крайней мере, это не оттого, что он слишком старый, слишком бедный, некрасивый или с ужасным характером. Просто Шерлок не интересовался никем. Так что хоть Джон и не мог получить его, Шерлок не был с кем-то другим.
Видимо, в последнем он ошибся, но что теперь поделаешь.

---

- Так, - Джон уселся за кухонный стол с тостом и чашкой чая. Напротив него Шерлок постукивал ручкой по листу бумаги. - Что ты хочешь знать?
- Всё, - стук-стук-стук, — У меня совсем нет опыта в этой области. Я посмотрел в интернете, но везде одно и то же. Я предпочитаю проверенную информацию, ты же знаешь.
- Ага, да, - Джон сделал глоток. Давненько он не писал любовных посланий. В общем-то, он был уверен, что те, что он написал были довольно глупыми и получатели выкинули их давным давно. Интересно, смог бы он справиться лучше сейчас? - Ну, я на самом деле не знаю, что сказать. Это довольно прямолинейные, простые вещи. Ты говоришь людям, почему ты их любишь.
- Но как? - голос Шерлока звучал растерянно. - Явно же я не могу составить список и разобрать всё по пунктам, хотя это и был бы самый удобный способ, - закончил он мрачно.
Джон улыбнулся в чашку. Шерлок мог быть поразительно чувствителен даже к лёгкой насмешке.
- Ну, вообще-то, ты можешь, если думаешь, что адресату это понравится.
Лицо Шерлока просветлело:
- Значит, я должен выполнить письмо в той манере, которую считаю приятной для адресата.
- Ну... да, - ответил Джон. О небо. Кому бы это ни предназначалось, он очень надеялся, что этот кто-то достаточно терпелив. - Если думаешь, что этому человеку понравится стихотворение - пиши стихотворение. Думаешь, что лучше список — составляй список.
- Ясно, - Шерлок застрочил в блокноте. Джон откусил кусочек тоста и задумался о том, что если бы он писал Шерлоку любовное письмо, он, наверное, писал бы в двоичной системе. Или нет, лучше какой-нибудь шифр. Чтобы Шерлок взломал этот код.
Ну, конечно, он никогда не стал бы писать Шерлоку любовное письмо.
- Что ещё? - потребовал тот.
- Эм. Ну. Будь любящим. Сентиментальным. - Он сдержался и не добавил «естественно», потому что некоторые вещи не были очевидны для Шерлока. - Расскажи, почему ты любишь этого человека, как часто о нём думаешь. Про момент, когда понял, что влюблён, если помнишь. Полезно бывает принизить себя, сказать что ты не достоин, что-нибудь такое. Польстить этому человеку. - Он снова улыбнулся в чашку. - Пиши на хорошей бумаге. И красивым почерком, конечно.
- Это всё? - спросил Шерлок, записав.
- Не знаю. Я же сказал, это было давно, - Джон откусил ещё, прожевал, проглотил. - Могу просмотреть готовое, это, наверное, будет проще всего.
- Нет, - Шерлок определённо был против этой идеи.
- Ладно, ладно, - ему следовало бы знать, конечно; Шерлок был очень закрытым человеком, хотя и вёл себя так, будто никто другой не имеет на это права. - Ну, дай знать, если будут ещё вопросы.
Он поставил тарелку с крошками в раковину и постарался не думать о том, кому предназначалось письмо.

---

Дверь в ванную распахнулась — Джон давно перестал запирать её, потому что в этом совершенно не было смысла — и Шерлок воскликнул:
- Джон!
Джон потёр лицо руками.
- В чём дело?
- Сайты рекомендуют сентиментальные приветствия вроде «Дорогой(ая)» или «Возлюбленный(ая)», но, вспоминая твой совет, я не уверен в том, как адресат воспримет такое обращение.
Джон решил, что любой, кто знал Шерлока, или хотя бы говорил с ним больше, чем две минуты, нашёл бы подобное тревожным и подозрительным.
- Лично у меня от такого были бы мурашки по коже. В смысле, они вообще тебя знают?..
- Были бы? Правда? Чудно! - и Шерлок захлопнул дверь снова.

---

«Не понимаю, с чего это я не достоин. Конечно, достоин. Я великолепен. ШХ»

Джон закатил глаза.
«Не пиши мне о личном, пока я на работе», написал он. И, после некоторого колебания, отправил ещё сообщение: «Просто пиши приятные вещи».

О, чёрт. И чем только Джон заслужил это?..

---

Джон проснулся задыхаясь, с бешено колотящимся сердцем, пытаясь найти под подушкой пистолет, которого там не было. «Прекрати», скомандовал Шерлок, и Джон обмяк. Шерлок сидел на краю его постели, склонившись над ним; дверь комнаты была приоткрыта, и через неё пробивался тусклый свет.

- О Господи, - сказал Джон. - Я же просил тебя так не делать. Однажды я просто...
- Как я могу быть уверен, что моё письмо будет воспринято хорошо?
Джон приподнялся на локтях и уставился в направлении Шерлока, позволяя глазам привыкнуть к темноте. Так. Волосы ещё лохматей чем обычно, ворот рубашки помят. Губы сжатые, напряжённые.
- Сколько пластырей?
- Ответь на вопрос, - огрызается.
Джон сел.
- Дай руку. - Шерлок, казалось, упорствовал, и Джон чуть повысил голос. - Руку.
Шерлок мрачно протянул руку. Манжет, конечно, расстёгнут, и, закатав рукав, Джон увидел пластыри, ярко выделявшиеся на коже: четыре. Он вздохнул и принялся отклеивать их один за другим.
- Нет никакой волшебной формулы. Ну, или научной формулы, - поправился он под уничижительным взглядом Шерлока. - В любом случае. Единственное, что ты можешь сделать — быть искренним.
Шерлок молчал, и он запустил пластыри в направлении корзины, не заботясь о том, попадёт он в неё или нет. Он взглянул на прикроватный столик. Господи, три тридцать утра.
- Кто-нибудь писал тебе любовные письма? - внезапно спросил Шерлок.
Джон моргнул.
- Было пару раз. - Он с нежностью улыбнулся воспоминанию. Дети, должно быть, уже так не делают. Наверное, пишут друг другу смс-ки или сообщения на Фэйсбуке; что-нибудь типа того. - Вряд ли это можно назвать полноценными письмами. Скорее, записки. «Ты мне нравишься, нравлюсь ли я тебе» - в таком духе.
Он опустил рукав Шерлока.
Шерлок испытующе смотрел на него.
- Они тебе понравились? Те записки.
- Всем нравится получать любовные послания. - Джон улёгся опять, - Всем нравится знать, что их любят. Это приятно. - Он накрылся одеялом, - А теперь я собираюсь снова заснуть. Не буди меня, если только это не вопрос жизни и смерти.

Он закрыл глаза. Через несколько минут он почувствовал, как Шерлок поднялся с кровати, и затем дверь спальни закрылась за ним.

---

Когда Джон вернулся с работы на следующий день, Шерлок был в своей комнате, играя на скрипке душераздирающую мелодию, которую Джон никогда не слышал раньше. На мгновение он застыл у подножия лестницы, прислонившись к стене и просто слушая. Значит, вот как это выглядит, когда Шерлок влюблён?

Он закрыл глаза и задумался, кто бы это мог быть. Он думал, что знает всех в жизни Шерлока, хотя он и правда не присутствовал на абсолютно каждом расследовании. Он просто не заметил чего-то, или Шерлок был чрезвычайно скрытен? Был в Ярде молодой сержант, Хопкинс, который был явно по уши влюблён в Шерлока, но тот всегда смотрел на него как на что-то, приставшее к его дорогим итальянским туфлям. Да был ли Шерлок вообще геем? Сложно сказать; Шерлок никогда не придерживался каких-либо правил. Возможно, это та женщина, Ирен. В ней было что-то пленительное - даже Джон почувствовал, да и её ум — великолепный, острый, не так уж непохожий на шерлоковский. Её фотография припрятана где-то в шкафах Шерлока. Но она вернулась в Америку, а Шерлок ни за что не покинет Лондон. Ведь так? А если всё-таки — отправится ли Джон с ним? Сможет ли? Захочет ли этого Шерлок?

Скрипка извивалась в исступленных стенаниях, а затем замолкла с сердитым рычанием. Джон открыл глаза и вспомнил, что он поднимался по лестнице. Ну, кто бы ни был этот чёртов счастливчик, если он разобьёт Шерлоку сердце, Джон придушит его голыми руками.

---

Спустившись вниз следующим утром, Джон обнаружил конверт, прислонённый к чайнику. Он был подписан просто «Джон Ватсон» тёмно-синими чернилами, и Джон узнал почерк Шерлока.
Он перестал дышать.
Он просто держал конверт в руках долго-долго. Конверт был бледно-сиреневый, квадратный, с чем-то похожим на картон — плотным и твёрдым — внутри. Наконец, быстро, машинально, он наполнил чайник, включил его, и, сев за стол, открыл письмо.
На красивом кремовом картоне было написано:

Джон,

Я пишу это письмо, чтобы сказать тебе, что я, похоже, люблю тебя. Я не уверен, потому что никогда раньше не любил, а чувство едва ли определимо. Как бы то ни было, мне чрезвычайно нравится твоя улыбка, даже когда ты улыбаешься не мне; твой джем в холодильнике, хотя я не ем джем; и твои свитера, несмотря на то, что они тебе совсем не идут. Всё это знаки большой привязанности.

Всё началось в тот момент, когда я увидел тебя и осознал, что это ты застрелил таксиста. Никто никогда не делал такого для меня. Ситуация обострилась, когда ты был похищен Чёрным Лотосом, и я отчаянно стремился вернуть тебя. Я никогда раньше не чувствовал себя так, и ощутил это снова, когда тебя захватил Мориарти. Ты сказал «Беги», и мне следовало бежать, это было бы логично. Но когда дело касается тебя, я не могу быть логичным, и, что ещё хуже, меня это не волнует.

Своим появлением ты улучшил мою жизнь в тысячу раз. Ты не даёшь мне делать слишком много дыр в стенах и быть слишком жестоким. Ты покупаешь молоко и бобы. Ты пылесосишь и стираешь. Ты напоминаешь мне, что не всё в мире абсолютно скучное. Ты слушаешь мою игру на скрипке. Ты говоришь мне, что я великолепен, и веришь, что я способен быть героем, и, хотя я явно им не являюсь, я обнаружил, что не хочу разочаровать тебя.

Я хотел бы покупать тебе новые свитера. Я хотел бы сочинить тебе сонату. Я хотел бы отвезти тебя в Париж. Я даже хотел бы поцеловать тебя. И когда я удалюсь в Сассекс, чтобы разводить пчёл, я хотел бы, чтобы ты отправился со мной.

Искренне твой,

Шерлок.


Шерлок поставил перед ним дымящуюся кружку. Джон и не заметил, что чайник вскипел.
- Тебе нравится? - Шерлок сел напротив, почти также, как неделю назад, когда он конспектировал советы Джона о том, как писать любовное письмо. Он прекрасно владел собой для того, кто только что открыл свои чувства с помощью дорогой канцелярии, хотя его пальцы и были беспокойны.
Джон сглотнул и отложил письмо.
- Всем нравятся любовные послания.
- Да, но... - Шерлок глотнул своего чая, явно обжёгшись, - Как насчёт этого?
- Оно мне нравится, - сказал Джон. - Очень.
А затем,
- Иди сюда, ты... ты... я поверить не могу... - и притянул Шерлока к себе прямо через стол, чтобы поцеловать его, и наконец они переместились в сторону, чтобы не перевернуть стулья или чашки. Шерлок целовался неловко, неумело, и очевидно не знал, что делать с руками, но Джон целовал и целовал его, одной рукой вцепившись в его рубашку, а другой наклоняя голову Шерлока к себе. Когда они в конце концов остановились, он спросил:
- Почему ты ничего не сказал?
- Сказал, -ответил Шерлок изумлённо; волосы ещё более взъерошенные чем всегда, ему очень к лицу. - Я написал тебе письмо.
- Но это же не... - Джон уткнулся лбом в ключицу Шерлока и попытался сдержать истеричный смешок. - Люди обычно не просят совета по поводу любовного письма у самого объекта симпатии.
- Ну, больше спросить было некого. - Шерлок, по крайней мере, умел обниматься, его руки очень удобно лежали на плечах Джона, - И, почему бы и нет? Естественно, объект симпатии лучше знает, что ему понравится.
- Боже, - сказал Джон, - Я думал, ты пишешь письмо кому-то другому.
Шерлок казался искренне любопытным:
- Но кому ещё я мог бы написать?

Джон не смог сдержать смех на этот раз, и через мгновение Шерлок присоединился к нему.