Игра начинается 23

JaneM. автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Dead by Daylight

Пэйринг и персонажи:
Эван Макмиллан, Мэг Томас, ОМП, ОЖП, Дуайт Фэйрфилд, "Макс" Томпсон, Джейк Парк, Сущность
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Драббл, написано 12 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Дарк Жестокость Каннибализм Мистика Насилие Нелинейное повествование Нецензурная лексика ОЖП ОМП Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Все они попали к ней по воле случая, а она уже спустила с поводка своих марионеток, которые готовы принести в жертву каждого, кто войдёт на её территорию. Управляемые злостной неведомой силой Сущности, убийцы уже вышли на охоту. Бесконечная игра начинается...

Посвящение:
Моим любимым подписчикам и читателям. :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первый раз решила написать Джен да ещё и по такой игре. Надеюсь, получится передать атмосферу ужаса и безысходности.

Все тонкости, описанные в этой работе, поймёт, пожалуй, только тот, кто играл в "Dead by Daylight". Многие аспекты игры будут изменены.

Главы никак не будут связаны между собой. Каждая часть - это отдельная история с разными героями и сюжетом.

Поместье МакМиллан

8 декабря 2018, 22:32
Дуайт открыл глаза и не сразу понял, где находится. Его очки в чёрной оправе съехали набок, отчего свет от костра прямо напротив него расплывался и образовывал бесформенное пятно. Зрение у парнишки было, мягко говоря, не очень. Поправив свои окуляры, он наконец-то смог осмотреться и воспроизвести в своей памяти минувшие события. Фэйрфилд отчётливо помнил, как согласился, скрипя зубами, пойти на пикник вместе со своими коллегами по работе. Да, он чертовски не хотел провести уикенд с горсткой офисных крыс и боссом-недоноском, отбивался, как мог, даже придумал уважительную причину, лишь бы не идти в лес и не терпеть весь день неуместные шуточки в свой адрес. К сожалению, Дуайт всегда был белой вороной, и сколько он себя помнит, никто никогда не воспринимал его всерьёз. Школьные времена запомнились ему неудачной попыткой пробиться в спорт и стать любимчиком женского пола. Помимо этого, успеваемость тоже оставляла желать лучшего. Аналогичная ситуация складывалась и в карьере: должность обычного менеджера стала для него приговором, и никто не видел в нём потенциала. Несмотря на отсутствие харизмы, Фэйрфилд всегда верил в себя и свои умственные способности, чувствовал жилку лидера и знал, что когда-нибудь ему удастся проявить себя и показать, на что он способен. Но сейчас, находясь в чащобе в гордом одиночестве, Дуайт гадал, куда все подевались. Неужели это очередной розыгрыш? Наверное, босс, любезно притащивший на пикник самогон собственного производства, специально напоил своего подчинённого, чтобы потом бросить здесь, а в понедельник от души похохотать вместе с остальными. Чувство юмора у этого человека всегда было извращённым, и Дуайт ни разу не сомневался, что такое развитие событий вполне имеет место быть. Громко каркнувшая ворона где-то совсем рядом заставила паренька вздрогнуть и нервно заозираться по сторонам. Почему-то ему казалось, что кто-то за ним наблюдает, и, вглядываясь в темноту между мощными стволами деревьев, Дуайт начал размышлять, с какой стороны находится дорога. Поднявшись с земли, он стряхнул со своей белой рубашки и брюк осыпавшуюся с ветвей сосен хвою. В карманах обнаружился телефон и платок для стёкол очков. Так, средство связи есть, а значит, можно попробовать позвонить кому-нибудь из коллег и попросить закончить этот цирк. Они по-любому где-то рядом, иначе как объяснить оставленные вещи у костра? Увы, связи не было и дозвониться до кого-либо не выходило, ко всему прочему аккумулятор начал садиться. Да уж, ситуация становилась всё более напряжённой. Без связи, без ориентиров будет сложно выбраться из этой передряги. Спрятав телефон обратно в карман, Дуайт принялся осматривать сумки в поисках чего-нибудь полезного. У него в голове моментально сложился план действий. Конечно, перспектива бродить по лесу в кромешной темноте не располагала к позитивному настрою, но другого выхода он просто не видел. Ждать утра, сидя на опушке леса, без понятия, вернётся ли кто-нибудь за ним или нет, — этот вариант отпал сам собой. В одной из сумок Дуайт нарыл спортивный фонарик, который, к счастью, оказался рабочим. Уже хорошо. Не придётся прокладывать себе путь на ощупь. Кроме того, в остальных пакетах осталась еда и вода. Немного подкрепившись перед дорогой, Фэйрфилд ещё раз оглядел место кемпинга и зацепился взглядом за красную скатерть, расстеленную прямо на земле. Её он решил использовать по пути, делая для себя метки в случае, если поймёт, что напрочь заблудился и нужно будет вернуться обратно. Хотя к тому моменту костёр окончательно погаснет, и делать здесь будет уже нечего. Но Дуайт рассчитывал только на хорошее развитие событий. В конце концов, он примерно помнил, где компания оставила припаркованными свои машины. Если выйти к дороге, то дальше останется брести по обочине, пока кто-нибудь не проедет мимо и не подбросит его до города. Скатерть оказалась совсем небольшая, и её удалось порвать всего лишь на десять неравных лоскутов. Но это уж лучше, чем ничего. Такие подсказки всегда помогут вернуться к изначальной точке отправления. Хотя парнишке очень хотелось верить, что ему не придётся возвращаться сюда. Завязывая красные узелки на ветки встречающихся деревьев, он словил себя на мысли, что кругом царит мёртвая тишина. Ни ветерка, ни шелеста листьев — лишь хруст хвои под ногами. Странное место… Дуайт всегда любил природу, но сегодняшняя прогулка вызывала дрожь по всему телу и ощущение чьего-то присутствия. Возможно, это разыгралось воображение, ведь в ночной мгле чего только ни привидится. Да и в ночи все кошки серы. Всячески себя успокаивая, Фэйрфилд продолжил идти по тропинке, которая уводила его всё глубже в дебри. Идти без света стало уже невыносимо: ветки то и дело хлестали по лицу, поэтому пришлось воспользоваться фонариком. Круг света выхватил край какого-то строения из-за ближайших пышных кустов. Слегка покосившаяся лачуга, ранее, возможно, являлась сельскохозяйственным сараем. Итак, раз здесь есть сарай, значит, поблизости находятся люди — несложное умозаключение для выпускника колледжа Св. Патрика, который к тому же он сумел закончить с отличием. Строение выглядело старым и заброшенным, хотя кое-где были видны шляпки свежевбитых гвоздей. При входе лежал прислонённый в притолоке в нижней части дверного проёма ржавый капкан. При тщательном осмотре можно было заметить, что взводная пружина была почти новой. Следовательно, за ловчим механизмом кто-то тщательно ухаживает. Возможно, неподалёку живёт настоящий охотник. Это вселило в заблудившегося ещё больше уверенности. Оглядев помещение, Фэйрфилд слегка прикрыл рот и нос ладонью, дабы не надышаться пылью, поднявшейся от его шагов. Вокруг стоял сырой и затхлый запах. Фонарик пару раз моргнул, что заставило путника занервничать: в этой густой темноте будет невозможно ориентироваться. Но всё обошлось, луч света так же ярко сопровождал паренька, осветил затхлое помещение, верстак прямо напротив входа, странный на вид шкаф с облупившейся красной краской, внутри которого было совсем пусто. Зато в углу обнаружился ящик с инструментами. Когда Дуайт присел на корточки, чтобы рассмотреть содержимое найденной находки, где-то под ним раздались сдавленные хрипы и стоны. Это заставило ещё раз прибегнуть к помощи фонарика, чтобы осмотреть деревянный пол. Странно, что вход в подвал Фэйрфилд заметил не сразу. Чернота, через которую даже яркий свет не пробивался, отзывалась каким-то странным треском, похожим на то, как огонь пожирает дерево. Казалось, что сами стены разговаривают с заблудившимся на каком-то неизвестном языке. Нервно сглотнув, юноша постоял какое-то время у первой ступеньки, ведущей в подвал, размышляя, стоит ли лезть туда. Может, ему вовсе почудились эти стоны? Но нет… Как только сомнение навестило его голову, жалостливый всхлип повторился. Там точно кто-то есть. Он не считал себя трусом, хоть всю сознательную жизнь и слышал от одноклассников оскорбления в стиле «Слабак Дуайт», «Трусишка Дуайти». Хотелось доказать в первую очередь самому себе, что недруги всегда были неправы. Он не трус. Медленно спускаясь по отсыревшим неровным ступенькам в неизвестность, Дуайт отчётливее с каждым шагом ощущал прохладу. Покрытый испариной лоб приятно охладило, но вот мурашки по всему телу будто подсказывали, что там, внизу, его ждёт что-то очень неприятное. Или даже опасное. Интуиция никогда его не обманывала, и наконец ступив на бетонную поверхность пола, парень ощутил характерный солоноватый запах крови. Следующее, что он увидел, заставило его остолбенеть, стоя с фонарём в трясущейся руке, луч которого начал мелко подрагивать. Посреди подвального помещения возведено что-то похожее на толстый столб с четырьмя крюками, на одном из которых висел человек. Руки безвольно повисли вдоль тела, как плети. Прямо под ногами образовалась уже приличная лужица крови, стекающей с повешенного. Судя по комплекции, это мужчина. Теперь он не издавал ни звука. Умер? Или просто потерял сознание? Чтобы это проверить, Дуайт, находясь будто во сне, приблизился к незнакомцу и ощупал его пульс на руке, отчего тот как-то слишком резво дёрнулся и поднял доселе опущенную голову. — Фрэнк? — опешил Фэйрфилд, разглядев лицо своего босса-недоумка. — Что произошло? Как… Где все остальные? От волнения заплетался язык, а от запаха крови тошнило и кружилась голова. — Б… Бе… Бе… С губ бедолаги срывались еле различимые слоги, и чтобы хоть как-то разобрать сказанное, Дуайту пришлось встать ещё ближе, наступая носами своих ботинок в липкую лужу. — Бе-ги… — прошептал Фрэнк, и с его губ сошёл последний вздох, а подбородок вновь уткнулся в грудную клетку. Умер. Да что за чертовщина здесь творится?! Кто способен на такое? Что за камера пыток? Вопросов было слишком много, и Дуайт начал судорожно соображать. Похоже, они с коллегами выбрали не очень удачное место для кемпинга. В этих лесах орудует настоящий маньяк. Убийца, который способен насадить на крюк живого человека, как какую-то скотину! Да, Дуайт не симпатизировал никогда своему начальнику, но он ведь человек! Разве кто-нибудь заслуживает такого? Запах всё-таки вызвал спазмы в желудке, и парень согнулся пополам, выпуская обильные сгустки рвотной массы, которая смешалась с кровавой лужей под ногами. Это отвратительно! «Так, спокойно, — пытался сосредоточиться Фэйрфилд, утирая рот кистью руки. — Надо найти отсюда выход. Я обязан выбраться и желательно не столкнуться при этом с тем психом, который развешивает по крюкам человечину.» Ещё раз окинув взглядом висящее мешком тело, он выбрался из подвала, перескакивая сразу через две ступеньки. Именно сейчас, когда Дуайт ощутил себя в роли жертвы, все его чувства обострились: слух, осязание и даже зрение. Оказалось, что света луны вполне хватало, чтобы не использовать драгоценный запас батареек в фонарике. Конечно, если бы не очки, то дальше подвала уйти бы точно не удалось. Он замер, когда снаружи послышались чьи-то тяжёлые шаги. Даже не раздумывая ни секунды, Дуайт юркнул в пустой шкаф, двери которого оказались железными, несмотря на деревянную отделку. Странно. Здесь всё чертовски странное! Шаги приближались, уверенные, источающие опасность. Их обладатель ступил внутрь проклятого сарая как раз в тот момент, когда юноша скрылся за дверцей шкафа, через щели которого было отлично всё видно. Сердце зашлось в бешеном ритме, а руки вспотели настолько, что стало тяжело держать фонарик. Главное не дышать так громко… Тот, кто считал себя полноправным хозяином этих мест, остановился у самого входа. Дуайт пытался разглядеть лицо громилы, который несомненно и был тем самым убийцей. Огромный тесак, покоившийся в правой руке верзилы, был окрашен кровью. Какие ещё могут быть сомнения? Сколько ещё жертв на его счету? Если он постоянно высекает в этих лесах людей, то неужели никому не удалось сбежать и сообщить полиции? Охотник медленно обвёл взглядом пыльное помещение, будто выискивая что-то. Дуайт силился разглядеть лицо убийцы, скрытое под устрашающего вида маской с жутким оскалом. Эта «улыбка» вызвала ещё большую дрожь в теле и сбило и так зашкаливающий пульс. Карие глаза парня расширились ещё больше от испуга, когда человек-монстр ступил к его временному убежищу и, постояв так некоторое время, резко переключил своё внимание на странный сигнал, раздавшийся где-то неподалёку. «Господи… Кем бы или чем бы ты ни был, спасибо тебе!» — поблагодарил про себя Фэйрфилд источник звука, который отвлёк убийцу и заставил покинуть этот злополучный сарай. Кое-как уняв учащённое сердцебиение, Дуайт выбрался наружу, оглядываясь по сторонам. Где-то среди пышных ветвей деревьев пробивался довольно-таки яркий луч света, причиной появления которого, возможно, был кто-то из его коллег. Если Фрэнк оказался на крюке, значит, остальные неподалёку. Дуайта необъяснимо тянуло в рощу, он чувствовал некую связь, которая словно невидимая сила указывала ему местонахождение остальных заблудших душ. Никогда ещё он не был так ни в чём уверен. Боязнь не успеть заставила перейти на лёгкий бег, маневрируя среди мощных стволов деревьев и… крюков. Эти устрашающие сооружения здесь были повсюду. «В нормальном лесу под деревьями растут грибы и цветы, а здесь — крюки», — усмехнулся про себя парнишка. Но секунду юмора затмил характерный хлопок капкана, после которого последовал душераздирающий крик. Женский. Совсем близко. Кто бы это мог быть? Линда? Или Надин? Чтобы это выяснить, пришлось крадучись подобраться к месту поимки. Если улыбающийся убийца успел среагировать быстрее, то не хотелось бы столкнуться с ним и присоединиться к Фрэнку. Интуиция в очередной раз дала подсказку присесть на корточки и передвигаться перебежками. Чем ближе становились рыдания, тем реже встречались деревья, и местность постепенно менялась, выводя Дуайта к заброшенному зданию с угольной башней. Сколько же времени эти места остаются заброшенными? Наверное, здесь когда-то работали люди, и что-то заставило их покинуть это место. Или кто-то? Гадать можно было бесконечно, всё равно правду не узнаешь. Фэйрфилд пообещал себе, когда выберется — а он обязательно выберется — то изучит заброшенные места в своём городе. — Дуайт? О боже, Дуайт, помоги мне! — хныкала девушка, попавшаяся в ловушку и теперь истекающая кровью. — Чего ты стоишь?! Скорее вытащи меня отсюда, идиот! Линда — секретарь и по совместительству любовница Фрэнка. Она — типичный пример наивной и недалёкой девушки, которая верит в свою значимость и в то, что мир крутится вокруг неё. Её обычно ухоженные блондинистые волосы сейчас выглядели так, будто кто-то подметал ими пол. А тушь и обильное количество теней стекали по щекам и пролегли под глазами. Похоже, она уже не раз столкнулась с убийцей в маске, и если она сейчас же не прекратит так громко верещать, то этот раз будет последним для неё. Недолго поколебавшись, Дуайт всё же рванул к девушке, хотя совершенно не имел понятия, как будет открывать капкан голыми руками. — Тише, он услышит, — шикнул он на свою коллегу, но та, распластавшись на земле, с ужасом взирала на свою раздробленную ногу. Удивительно, как она вообще оставалась в сознании. — Господи, как больно! Пожалуйста… Открой его… Сделай хоть что-нибудь, дубина! — Лин, Лин, послушай, — Дуайт взял в ладони заплаканное лицо и заговорил как можно тише, вглядываясь в глаза девушки: — Я тебя не брошу. Слышишь? Мы выберемся. Только не кричи так громко. Хорошо? Это подействовало, так как секретарша, закусив губу, выполнила просьбу и старалась не издавать ни звука. Дуайт не знал, почему для него так важно спасти её и тех, кто скорее всего сейчас носится по этим проклятым лесам, желая спастись и выжить. Он не задавался вопросом, зачем снимает свой ремень, подпоясывающий брюки, зачем делает из него жгут, затягивая ногу девушки в районе бедра. — Чёрт, — ругнулся он себе под нос, оглядывая травмированную щиколотку, которую пробили мощные острые зубцы медвежьего капкана. — Не шевели ногой. — П-почему? — поинтересовалась Линда, по щекам которой всё ещё текли слёзы. — Если будешь дёргать ногой, капкан сильнее травмирует твою ногу, — проинформировал он её. — Лежи смирно, а я сейчас приду. Фэйрфилд ринулся к роще. Здесь удалось найти подходящую по размеру палку, с помощью которой вполне можно открыть капкан. Конечно, он знал лишь в теории, что нужно делать, и это пугало. Вдруг у него ничего не получится, и Лин в итоге истечёт кровью и… умрёт из-за его кривых рук. Нет, он должен показать, на что способен. А способен он на многое. Лучше попытаться хоть что-нибудь сделать, чем остаться наедине с убийцей и встретить смерть в одиночестве. Однако шансы спасти напарницу стремительно приблизились к нулю. Когда Дуайт вернулся, Линда уже лежала без сознания. Перед выжившим встал выбор: либо бросить свою коллегу и искать выход, либо раскрыть капкан и перетащить девушку ближе к шахте. Но что делать потом? Поблизости нет никаких медикаментов, да и с такой травмой Лин не сможет самостоятельно передвигаться. Теперь она слабое звено. Обхватив найденную палку, с виду весьма прочную, Фэйрфилд сделал свой выбор и вставил меж зубьев капкана конец древка. Ловушка сперва не желала отпускать свою жертву, но как только Дуайт приложил чуть больше сил, металлическая пасть раскрылась с характерным щелчком. И после этого сердце в груди паренька резко забилось, ладони покрылись липким потом, а шестое чувство подсказывало, что именно сейчас пора бежать как можно дальше. Оглянувшись назад, где возвышалась угольная башня, Дуайт столкнулся взглядом с убийцей. Он стоял какое-то время, не двигаясь, и наблюдал, будто изучал свою следующую жертву, думал, кого первым повесить на крюк: девушку, попавшую в его сети, или же очкарика, замеревшего с палкой в руках. Выбор был очевиден, потому что… Возьми девчонку. Помни правило: сперва берём ослабевших. Тьма всегда подсказывала ему, что делать и как не допустить побега тех, кто забрёл на её территорию. Она жила в нём. Она — это он. Руководимый Сущностью убийца двинулся по направлению к худощавому пареньку, который с минуту замешкался и тут же рванул в противоположную сторону, бросив свою подружку. Та очнулась, когда Эван Макмиллан перехватил тело и с лёгкостью закинул его себе на плечо, будто Линда не весила ни фунта. Траппер помнил каждую свою жертву, помнил каждое убийство, каждое выражение лица, искажённого от боли и агонии. Но кто-то, как эта девчонка, даже не пытался сопротивляться, безвольно повиснув на твёрдом плече Эвана. Мешки с костями — вот кто они. Кровь в его жилах бурлила от возбуждения. Скоро Сущность похвалит его, когда ещё одна душа отправится к ней. Им движет жажда крови, злоба, желание слышать крики своих жертв и, конечно же, превосходство. Все они смертны, в отличие от него, Эвана, который наделён силой и необычными возможностями. Нетерпимость прикончить эту девчонку сводила с ума, и убийца даже не заметил, как оказался в подвале, как взял Линду подмышки и насадил худое плечико на острый конец окрашенного кровью крюка, который с лёгкостью проткнул нежную девичью кожу, мышцы и сухожилия. От боли жертва заверещала так, что у любого человека заложило бы уши. Но не у Эвана. Для него этот звук был приятней любой музыки. Стоя напротив безвольно повисшего тела, маньяк разглядывал её лицо, жадно вдыхал запах свежей крови, стекающей к его ногам. После такой раны она снова отключилась, и Сущность начала действовать, пожирая плоть и выпуская свои когти, которые с удовольствие проткнут грудную клетку. Если конечно никто не помешает завершить жертвоприношение… Но Траппер знал — с повреждённой ногой девчонка вряд ли далеко убежит. Лучше ей скончаться прямо здесь, в затхлом и пропитанном кровью подвале. Ну, а теперь прикончи остальных. Осталось двое… Дуайт замер посреди опушки, когда услышал душераздирающий крик. — Линда, — беззвучно прошептал он, еле шевеля онемевшими губами. — Прости меня, Линда. Хотелось забиться куда-нибудь в угол, где бы его никто никогда не нашёл, обхватить голову руками и уткнуться лицом в согнутые колени. Лишь бы пробудиться от этого кошмара, лишь бы не слышать криков своих коллег. И не видеть раздробленную ногу Линды… Однако, когда Фэйрфилд забрёл в угольную башню, где жутко пахло сыростью, и прикрыл глаза, перед его взором вновь и вновь возникало заплаканное лицо секретарши. «Она просила помочь, а я убежал, — корил себя Дуайт. — Убежал, как самый настоящий трус. Я должен был отвлечь этого урода. Должен был…» Чувство вины терзало его изнутри, словно наждак. Не открывая глаз, выживший раз за разом бился затылком о стену, к которой буквально приклеился взмокшей от пота спиной. Определённо здесь было комфортнее находиться, нежели посреди лесной опушки, где его белую рубашку видно как на ладони. Но вечно торчать здесь, к сожалению, не получится: убийца скорее всего уже открыл охоту на него. Дуайт никогда не забудет этого верзилу. Он выглядел устрашающе. С таким особо не договоришься. Вот если бы при себе было оружие, тогда другое дело. Но тут… Только фонарик в руке, от которого толку ноль. И здесь появились сомнения. Возможно, этот палач в маске вовсе не боится боли. Из его предплечья торчало что-то острое, похожее на спицу, но шире по диаметру, а руки полностью изувечены порезами. Неужели он сам это сделал с собой? Если так, то зачем? — Дуайт? — послышался чей-то шёпот, который в этой давящей тишине казался слишком громким. — Это правда ты? — Надин? Чёрт… Я думал, что больше никого из наших здесь не осталось, — поделился своим страхом Фэйрфилд и подошёл к девушке, которая взирала на него испуганными карими глазами. — Где остальные? — Не знаю, — шмыгнула она носом. — За всё время, пока мы здесь, я встретила только Линду и Фрэнка. Нам пришлось разделиться… Ты их не видел? — Они… — запнулся Дуайт и, отведя взгляд, прошептал: — Они мертвы. — Боже… Я так и думала, что не стоит разделяться, — Надин прислонилась к стене рядом с Дуайтом и села прямо на землю. — Что нам делать? Где искать помощь? Эти генераторы ни в какую не хотят работать, а я с техникой с роду не дружила… — Стой. Ты сказала генераторы? — Да, они здесь повсюду. А ещё мы с Линдой изучали территорию, пока Фрэнк пытался голыми руками починить один из них, и обнаружили двое ворот и высокую кирпичную стену по периметру… — Стену? Какую стену? Когда я сюда шёл, никакой стены мне не встречалось. — Ты думаешь, мы не гадали, откуда она взялась? Это похоже на какую-то грёбанную игру на выживание! Только в игре у тебя есть шанс возродиться, а тут… Надин умолкла и время от времени начала утирать слёзы, струящиеся по щекам. Безнадёга овладела ими двоими, но понимание того, что бездействие точно приведёт к гибели, подтолкнуло Дуайта к утешению своей коллеги. — Слушай, — начал он подбирать слова, но не был уверен, что именно стоит говорить в такой ситуации. — Нам надо собраться с мыслями и завести генераторы. Скорее всего они активируют одни из ворот, и тогда мы сможем сбежать. — Но как мы это сделаем? Без инструментов эти железяки с проводами не поддадутся починке. Я пробовала. Только у Фрэнка получилось завести три из них, а потом он решил отыскать какие-нибудь инструменты и… его забрал тот урод в маске. Инструменты. Дуайт отчётливо помнил, что в том сарае был целый ящик. Но возвращаться туда слишком опасно. Есть большая вероятность просто не вернуться и оказаться на крюке. Как Фрэнк… Видно, что страх полностью блокировал рядом сидящую девушку, и роль лидера придётся на себя взять Фэйрфилду. Он обязан вывести её отсюда. — Кажется, я знаю, где взять инструменты. — О, нет. Только не начинай, — шикнула на парня Надин, чуть-чуть успокоившись. — Мы это уже проходили. Я не хочу остаться здесь одна. — Поверь мне, я тоже. Но другого выхода нет. Заплаканное выражение лица девушки показывало, что её терзают сомнения. Либо позволить Дуайту идти одному и в итоге остаться здесь, гадая вернётся он или нет, либо идти с ним и повысить вероятность встретиться с убийцей лицом к лицу. — Пфф… Хорошо, — обречённо вздохнула она и поднялась на ноги с холодного пола. — Давай сделаем это. Молодые люди покинули заброшенное здание, то и дело оглядываясь по сторонам. Дуайт целенаправленно шагал к уже знакомому сараю. Повезло, что с памятью у него никогда не было проблем. — Это здесь, — сообщил он вполголоса своей подруге по несчастью, которая всю дорогу цеплялась за его левый локоть. — Отвратительное чувство, когда тебя кто-то преследует, — поёжилась Надин, продолжая нервно сжимать руку парня. — Эм… Ты не могла бы отпустить? — поморщился Фэйрфилд. — Ой, прости, — сконфузилась она и начала теребить подол своей футболки. — Я просто нервничаю. Впервые оказалась в роли никчёмного зверька в одном вольере с хищником. Это сравнение пришлось Дуайту по душе, и он даже улыбнулся. Наверное, юмор всегда помогает в напряжённых ситуациях. Они крадучись подобрались ко входу в сарай. У самого порога был раскрыт капкан, гостеприимно оголив свои зубья. — Осторожнее. Аккуратно перешагни и не шуми, — распорядился Дуайт. — Почему он поставил здесь ловушку? Неужели знал, что мы сюда придём? У Фэйрфилда не было ответа ни на один из этих вопросов, и он просто промолчал. Инструменты так и лежали в тёмном пыльном углу, как будто заранее кем-то приготовленные для них. — Есть, — возликовал Дуайт, когда его ладонь обхватила ручку небольшого ящика. — Ты помнишь, где генераторы? — Примерно, — замялась Надин. — Надо осмотреться. Они видны даже на расстоянии. Если увидишь мигающие лампочки, значит, мы на правильном пути. — Давай договоримся? Держимся вместе, передвигаемся перебежками на корточках. Прислушиваемся и оглядываемся. Если что, бежим изо всех сил, избегая тех участков земли, где растёт трава. Ясно? Девушка сосредоточенно вглядывалась в лицо Дуайта, всем своим видом давая понять, что впитывает каждое его слово. Но из её мендалевидных глаз сочился страх, который заставлял сжиматься все мышцы и готовиться в любую минуту кинуться стремглав куда глаза глядят. — И ещё… Страх — не наш друг. В экстремальной ситуации из-за страха ты можешь сделать ошибку, которая будет стоить тебе жизни. Понимаешь? Я бы очень хотел, чтобы мы оба выбрались отсюда живыми и не повторили судьбу Линды и Фрэнка, — Взгляд Дуайта автоматически метнулся в сторону тёмного спуска в подвал, и Линда заметила это. — Он отнёс их… туда? — судорожно сглотнула она и с опаской вглядывалась в черноту. Дуайт лишь кивнул, решив, что этого будет достаточно для ответа. — Идём, — кивнул Фэйрфилд в сторону выхода. В лесу было по-прежнему тихо, ни ветерка, ни единого шороха. Выжившие боялись лишний раз моргнуть: не дай бог проглядеть среди деревьев тень убийцы. Надин не отставала от своего лидера ни на шаг и постоянно следила за тылом. Ладони у обоих вновь покрылись потом, который образовывал липкую плёнку на пальцах. Это определённо нервировало. То, что им удалось добраться до ближайшего генератора без приключений, нельзя назвать никак, кроме как везение. Теперь, когда руки были заняты и перепачканы маслом, а взгляд выискивал причину поломки, не было лишней возможности оглядываться по сторонам. Дуайт знал наверняка лишь одно — когда поблизости появляется псих с тесаком, его пульс в разы учащается. Да, такая «сигнализация» была ненадёжной, но уж лучше так. — Это что, волки? — прошептала Надин, когда где-то вдали послышался протяжный вой. — По-моему, волки — это последнее, что должно нас сейчас волновать, — усмехнулся паренёк, вновь принявшись соединять нужные провода в генераторе. — Верно, — согласилась она и дёрнулась от сигнала, оповещающего окончание заводки очередного устройства. — Готово! — ликующе заулыбался Дуайт, вытирая измазанные в масле пальцы о некогда белую ткань рубашки. — Да, а теперь валим отсюда, — шикнула Надин, устремившись в противоположную сторону от опушки. Дуайт наскоро собрал инструменты обратно в ящик и засеменил за своей спутницей. Утробный рык генератора, оставленного позади, становился всё тише. — Куда дальше? Сколько ещё надо? — Без понятия. Мы с Фрэнком и Линдой завели три, с тобой — четвёртый. — Чёрт… Этот урод, наверное, во всю ищет нас. Лучше поторопиться. Поиски очередного генератора оказались непростыми. По дороге постоянно встречались ловушки, и с каждым шагом, когда ступня соприкасалась с землёй, Дуайт молился, чтобы там не оказалось ржавых зубьев, так желающих проткнуть его плоть. — Вот ещё один, — прошептала Надин и указала в сторону полуразрушенных стен, ранее наверняка являющихся полноценным зданием. Генератор опять же выдал себя ярко помигивающими лампами. — Ты иди заводи, а я буду осматривать периметр. Как заводить эту груду металлолома, ты теперь знаешь, — заявил Дуайт и вручил ящик с инструментами в хрупкую ладонь девушки. — Если что, буду отвлекать этого урода сколько смогу… — Что? Нет! Нам лучше держаться вместе, — начала протестовать Надин, умоляюще глядя на него. — Да, но сейчас мы на полпути к спасению. Держу пари, он уже знает, где мы, и идёт сюда, чтобы прикончить. Пойми, кто-то должен взять на себя роль мишени, и этим займусь я. — А если… — У нас мало времени, — перебил он её. — Иди. — Если ты бросишь меня, Фэйрфилд, я тебя убью, — совершенно серьёзным тоном пригрозила Надин, и почему-то это встревоженное лицо показалось Дуайту забавным. Заняв по его мнению подходящую позицию за ближайшим кустом, паренёк внимательно оглядывал периметр и изредка кидал взгляд в сторону тарахтящего генератора: Надин было достаточно одного практического занятия с Дуайтом, чтобы понять всю суть заводки. Оставалось надеяться, что это последний шаг и вскоре они вдвоём покинут это проклятое место. Но как только надежда навестила выживших, генератор громко бабахнул, чем моментально привлёк внимание зверя в маске. — Эй, верзила! — окликнул охотника Дуайт, лишь бы тот отвлёкся от Надин. — Иди сюда! Да-да, это я тебе! Убийца резко поменял свою траекторию и переключился на выжившего, стоящего в пятидесяти метрах от него. Парень махал руками, будто отгонял от себя назойливых мух. Он так желает умереть? Что ж, Эван, возьми его, а девчонку оставим на сладкое…— шептала Сущность. Да, план с привлечением внимания сработал на «ура», и маньяк, словно гора, надвигался на Дуайта. Интересно, как долго он сможет бегать от смерти? Минуту? Две? Неизвестно. Но что Фэйрфилд точно понял, когда перешёл на бег, так это следующее — несмотря на габариты, МакМиллан передвигался быстрее. Причём шагом. Однако вокруг много препятствий, которые могут сыграть на руку, и Дуайт опрокинул по пути пару досок, прислонённых то тут то там к стенам угольной башни. Он импровизировал, как мог, постоянно оглядывался назад. Преследователь не отставал, и в момент, когда очередная палета ударила прямо по коленке верзилы, сработал сигнал. Ворота открыты. Надин справилась. Дуайт понемногу начал чувствовать усталость и неприятное жжение в груди, но продолжал бежать и выискивать глазами ворота, о которых рассказывала Надин. Где они могут быть? Лопатку и часть спину пронзила боль: Эван догнал свою жертву. Утерев тесак прямо о свою руку, он наслаждался видом крови, порезами, которые оставило острие на истерзанной коже. Фэйрфилд упал плашмя на землю, ощущая, как от удара из грудной клетки вышел весь воздух, а из руки выпал фонарик. Он смог открыть глаза только тогда, когда почувствовал, как грубые пальцы бескомпромиссно обхватывают его тело поперёк живота, почувствовал запах пота и крови, когда его перекинули через плечо, и наконец… Он почувствовал, что его жизнь оборвётся совсем скоро. Радовало лишь одно — Надин наверняка спасётся и расскажет всем, что здесь произошло, расскажет, как благодаря Дуайту она выжила. Но девушка решила переиграть ситуацию. Неужели сработала совесть? Почему она пришла за ним, почему сняла с крюка? Почему не бросила, когда увидела, что Дуайт не способен передвигаться? Почему не побежала к воротам? Почему… Этого никто никогда не узнает. Ещё четыре души останутся навсегда в этом лесу, ещё четыре души попали в лапы к Сущности, ещё четыре жизни прервались благодаря Эвану МакМиллану, который не может остановиться. Он служит ей. Он знает, что должен… Знает, что это не конец. Это только начало. Ведь бесконечная игра началась…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: