Последствия одного собрания 1

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Tokyo Ghoul

Пэйринг и персонажи:
Кен Канеки, Тоука Киришима, Хидеёши Нагачика
Рейтинг:
G
Жанры:
Пародия, Повседневность, AU, Мифические существа, Дружба
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Канеки пришёл на политическую сходку, встретил там Хиде...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Извините за «многабукаф», просто захотелось написать о Государстве гулей поподробнее
14 марта 2018, 14:18

Канеки, скучая, сидел на заседании совета «Чёрной Козы».

Хоть он и был Одноглазым Королем, политика его очень утомляла.

Сенатор Киришима (Аято) что-то увлечённо щебетал на сцене, вроде «нас ждёт светлое будущее», «мы уничтожим CCG-шников». Его сестра, королева Тоука, жена Канеки, сидела в соседнем ложе и улыбалась Канеки.

Тоука любила политику.

Полчаса назад она сама вещала о «том, что творится в правительстве Государства гулей», «кто нонече у власти», критиковала и расхваливалась даже саму себя.

И теперь она слушала Аято, как он говорит о подчинении CCG и захвата полного контроля над Токио, сняв Нимуру Фуруту с поста «Правителя CCG».

Канеки же это было глубоко по барабану.

Находящиеся в зале, бывшие члены «Древа Аогири», которые после разгрома этой организации перешли в «Чёрную Козу», восхищались речами Тоуки и Аято, со скукой вспоминая былые дни.



Раньше, ещё при существовании, в самом расцвете «Древа Аогири», вещала на трибуне только Такацуки Сен, знаменитая писательница, также известная в своих кругах как «Одноглазая Сова», лидер «Древа Аогири», самой крупной организации гулей в Японии.

Она говорила о полном уничтожении CCG, о запугивании и подчинении себе людей, убеждая подчиненных, что при этом настанут «светлые времена».

Но говорила Сен об этом с такой жестокостью, что даже самым отъявленным убийцам и палачам становилось не по себе. Все, кроме Норо и Татары, уходили с собрания на полчаса раньше, отмазываясь «важными делами». Даже под страхом смертной казни.

Так что под конец собрания даже Норо не выдерживал, и в зале оставался только Татара, единственный самый верный поклонник Совы.

Иногда в помещение, несмотря на усиленную охрану, прокрадывался Кишо Арима. Безмолвно стоял, отбив от себя запах, в дальнем углу. И никогда не рассказывал о происходящем CCG.

Он тоже восхищался Такацуки и ее ораторскими способностями.



Теперь же, в данное время, все больше гулей говорили о перемирии с людьми, о заключении мирного договора с CCG. Никто не хотел войны, все хотели мира.

Скучающий же Король сидел на своём стуле и без интереса слушал речь Аято.

Сейчас Канеки, с недавнего времени, волновала только судьба Тоуки и ещё неродившегося ребёнка. Наплевать было на Государство гулей.



Государство гулей - это 24 район; мрачное подземелье, в котором выживают ЛИШЬ сильнейшие. Слабаков же они поедали, становясь чудовищами-мутантами.
Оттуда родом была и сама Такацуки.

Горе и людям, попавшим в 24 район. Им грозила смерть, если не от гулей, то от голода. Страшные чудовища таились за каждым поворотом, иногда сталкиваясь в схватках между собой.
Много следователей по гулям там погибло. В том числе и Касука Мадо, жена известного CCG-шника Курео Мадо, одна из храбрейших женщин-следователей.



С давних времён в Государстве гулей не было законов. Но когда там навели порядок «Аогири», стало поспокойнее. Несчастных отшельников-гулей обложили налогами, а самых страшных уничтожили. Но люди до сих пор туда не совались.



А с недавнего времени, по инициативе Одноглазого Короля, Государство гулей стало официальным. База Совета лидеров (гульского Сената) расположилась в бывшем здании Городской Думы. Там организовывались политические сходки и агитационные выступления.

Как уже было сказано, Канеки был поглощён своими мыслями. Тем временем Киришима окончил выступление, и на трибуну взошла Нишино Кими, бывшая тайная советница доктора Кано, который пропал с недавнего времени, черт знает куда. Она веселым голосом начала монолог о выборах заместителя Одноглазого Короля.

Канеки подумал: «Ну, почти как в каком-то фильме. Щас подойдёт какой-нибудь шпендик и начнёт: «А не слышал ли ты историю...»

— Канеки! Это я, Хиде.- прервал мысли Кена знакомый голос.
— Хиде...- ответил ему Канеки, снова задумавшись о чём-то.
— Слышь, Канеки. Ты не слышал ли легенду о Кишо Ариме Непобедимом?

«Начинается.» - подумал Канеки.

— Да, слышал. Я даже обучался у него...в качестве Хайсе Сасаки- ответил Кен, решив, что раз уж говорить правду, так говорить.

Хиде словно его не слушал.

— Это не та история, которую гули могут рассказать тебе.
Жил однажды один такой следователь - Кишо Арима. Он являлся сильнейшим в CCG, получеловеком. Но...
— Послушай, Хиде, вынужден тебя перебить. Да, я слышал историю о Кишо Ариме непобедимом. Нет, я не собираюсь становиться Дартом Канеки. Тебя такой ответ устраивает?
— Тогда короче - сказал Хидееши беззаботным голосом, будто ничего не произошло. — У твоей обожаемой Тоуки нет шансов. Либо она, либо ребенок.
— Как????? - Канеки был лишён дара речи.
— Не перебивай. Как тебе известно, шанс выжить у ребёнка гуля и человека ничтожно мал. А у ребёнка полугуля и гуля? Как ты думаешь?

Канеки все правильно понял. И он схватил Хиде за плечи:
— Скажи, как? Как можно это предотвратить?
— Что предотвратить?
— Не притворяйся! Как предотвратить смерть Тоуки?
— Не знаю. - признался Нагачика. — Этому помочь может только доктор Кано. Но он сейчас в бегах. Так что выбирай.

Хиде развернулся и пошёл к выходу.

— Хиде! - окликнул своего друга Канеки.

Нагачика даже не обернулся, так и ушёл, не попрощавшись.

Сейчас Канеки стоял перед сложным выбором: или Тоука, или ребёнок.



После завершения собрания Тоука подошла к Канеки.

— Тоука, у меня есть проблема. Вернее, у нас обоих- и Кен рассказал о знаниях, полученных от Нагачики.

Выслушав Кена, Тоука улыбнулась.

— Не бойся, Канеки. Я знаю, как сложен тебе это выбор. Уж лучше я сделаю аборт.
— Хорошая идея- одобрил Канеки. — Пока не поздно, действительно лучше передумать. Дети ещё когда-нибудь потом могут быть, а другой Тоуки у меня не будет никогда.

Киришима-Канеки-сан улыбнулась опять, радуясь за себя, Канеки и принятое ими решение.