Брат мой, рыцарь 7

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warhammer 40.000, Warhammer 40.000 (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Конрад Кёрз
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Пропущенная сцена
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кёрз накануне Трамасского похода

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
с ЗФБ 2018 для команды Warhammer Dark Angels 2018
19 марта 2018, 01:16
На борту «Сумрака» всегда темно, но Экра Трез, называемый Пожирателем грехов, давно привык к темноте. Темнота милосердна, темнота прячет то, что видеть не хочется. Но остаются звуки. Новые игрушки лорда Керза не могут кричать: у них вырваны языки; они стонут и хрипят. До Треза долетают звуки распоротой ткани и лязг металла. Трез не видит лорда Керза, но голос, негромкий, шелестящий, словно бы заполняет комнату.
— Брат мой, рыцарь, — произносит примарх Восьмого легиона, — мог ли ты думать, что дойдет до этого?
Трез догадывается, что лорд Керз говорит о примархе Эль'Джонсоне. Лорд Керз обращается к своей жертве, но говорит с братом.
— Наши шансы почти равны, брат мой, рыцарь, — треск сломанной кости, хрип. — Твой стратегический гений против моих видений. Твой холодный разум против моего безумия.
Трез ежится, слыша звуки разрубаемого мяса. Даже для отребья с нижних палуб это слишком страшное наказание. Но примарху, безусловно, виднее.
— Наш отец жесток, брат мой, — звон цепей, скрежет металла о металл. — Думал ли ты, кому хранишь верность? Он избавится от нас, когда отпадет в нас нужда. От нас и от тех, кто идет за нами. Дороги ли тебе твои сыновья, Лев? Готов ли ты умереть по воле отца?
Трез слышит тяжелый вздох примарха.
— Я сам предложил себя Хорусу в роли приманки. Потому что я знаю тебя, брат мой, рыцарь, Охотник Калибана, Победитель Зверей. Я стану твоей Добычей, Охотник. Самой желанной и опасной Добычей. И ты не будешь знать покоя, пока не поймаешь меня. Даруешь ли ты мне смерть, брат мой? Сломаешь ли ты мою судьбу?
В дверь стучат, дверь открывается, и в слабом свете из дверного проема в комнате проявляются контуры изуродованных тел, подвешенных на крюках. И замерший между ними примарх.
— Прошу прощения, повелитель, — произносит капитан Шенг, адъютант лорда Керза. — На границе системы зафиксировано множество сигналов от кораблей.
— Первый легион, — кивает примарх, — Трамасская Охота началась.
Примарх идет к двери.
— Брат мой, рыцарь, — слышит Трез, — наконец-то.