Поскользнулся, упал, очнулся... Снейп?! 754

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
insert!Северус Снейп
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Никогда он о таком не мечтал. Вообще ни о каком попаданстве не мечтал, но если логически… Ну, в Гарри Поттера было бы еще ничего – какой с ребенка спрос. Но попасть во взрослого, в специалиста – с особыми профессиональными навыками, с устоявшейся жизнью, с семьей… Ладно, семьи у него здесь нет. Но профессия... Зельевар, мать вашу!" Пыталась представить, как мог бы действовать попаданец из породы "человек действия".

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Бывает же такое: 24.03.18
№4 в топе «Джен по жанру Экшн (action)», №9 в топе «Джен по жанру Повседневность», №16 в топе «Джен по жанру Попаданцы», №29 в топе «Джен по всем жанрам»

Ну что ж, 14 дней в джен-топе - это очень неплохо ;) Отмеченный максимум:
№2 в топе «Джен по жанру Экшн (action)»,
№7 в топе «Джен по жанру Повседневность»,
№8 в топе «Джен по жанру Попаданцы»,
№11 в топе «Джен по всем жанрам»
23 марта 2018, 15:00
Хорошо читать о попаданцах – всё у них получается, всё в масть. А вот чтоб самому попасть, да еще так… Никогда он о таком не мечтал. Вообще-то, ни о каком попаданстве не мечтал, но если логически… Ну, в Гарри Поттера было бы еще ничего – какой с ребенка спрос. Даже из Малфоя можно человека сделать, если вовремя заняться. Но попасть во взрослого, в специалиста – с особыми профессиональными навыками, с устоявшейся жизнью, с семьей… Ладно, семьи у него здесь нет. Но профессия... Зельевар, мать вашу! Учитель, слов нету никаких на такую подлянку! Попал он знатно. И в какой момент! Во всех смыслах момент. Решил Олег пройтись на прощание по новенькому зданию, на которое вот только сегодня подписали приемку. Все новенькое, дорогое, красивое, сверкает, включая мраморный пол – полированный до зеркального блеска. Вот на нем он и навернулся. Поскользнулся, то есть. Да так хряпнулся затылком, что аж звезды из глаз. И темнота. Ну вот, очнулся. Не, не гипс. Тишина. То есть он всей своей контуженой башкой ощущает, что люди вокруг есть – но как-то странно есть. Шуршат, переступают, сопят… А маты где? Где тормошения-причитания, типа: «Палыч, ты чего? Встать-то можешь, аль скорую вызвать?» Не один он там гулял по мраморным полам. Где люди-то, мать вашу?! Открыл глаза. Ма-а-ать… Да за что ж ему такое, вроде не так сильно и грешил. Ну, выпивал помаленьку, но только по серьезным поводам и с закусью. Не убивал никого, даже не грабил. Вообще он от природы человек положительный. «Созидатель!» – с нажимом говорил дед, для пущей весомости поднимая указательный палец. Вот и досозидался. Сидит уважаемый строитель Олег Павлович Кривцов у стенки, глазки открыл, закрыл, затылок болит зверски, спина гудит, а мозги просто сварились уже от интенсивной работы по осознанию всей… м, ситуации. Ибо грудь и ноги его прикрыты черной рясой, вокруг толпятся такие же рясоносные, только школьного возраста, в руках у всех прутики-указки, и у себя в руке он тоже что-то такое ощущает. Поднял руку, рассмотрел. Угу, волшебная палочка. Вся молодежь дружно шаг назад сделала, а вон тот патлатый – «я упала с сеновала, тормозила головой», с поправкой на мужской пол – смотрит дерзко, челюсть выдвинул, хотя чего там выпячивать – хлюпик нервный. Вины за собой точно не чувствует, а как пить дать – он и виноват в плачевном состоянии этого тела. А то Олег не понял, что тело-то не его, ага! Не его, сроду у него таких рук-ног не было, не говоря уже о рясе и палке, что в руке. А рядом с очкариком еще рыжий дылда ошивается, в бок толкает, и девица с прической «взрыв на макаронной фабрике». Помолиться, что ль? Вот глаза сейчас закроет, припомнит, чему там сестра его учила, пошепчет, а потом глаза откроет – и окажется, что он в скорой, например, а то и вовсе уже в больничке, врачей гоняет. И никаких гаррипоттеров. Потому что вот много чего он не помнит из читанного-смотренного, и из этого тоже, кстати, а момент, когда Поттер Снейпа на уроке в стенку вмазал, в памяти удержался. Ну и еще кое-чего по мелочи запомнилось. На жизнь, конечно, хватит, но недолгую и не сильно счастливую. В общем, мог бы обойтись и без этого попаданства, так его разэтак да через колено. Ну и что, что смотрел-читал, танцевать – не целовать, а и целовать – еще не жениться. Но раз уж попал, надо как-то выкручиваться. И нет, добреньким быть он сейчас не расположен. – Поттер? – прозвучало как-то неубедительно, зато удостоверился, что не ошибся – как есть Поттер. – Двадцать баллов с Гриффиндора. – За что? – тут же завопил рыжий. Он что, совсем больной, на учителя наезжать, да по второму кругу? – За глупость, – сказал, как отрезал. – Грейнджер? – Да, сэр? Вот, другое дело. Недовольна, но помалкивает. – Какая у вас сегодня тема урока? – Невербальное «протего». Уже без «сэра», чует, кошка, чем дело кончится. – Использовал ли Поттер невербальное заклинание? Молчит, сопит. – Грейнджер? – Нет, сэр, – шепчет. Рыжий что-то бурчит недовольно. – Доставьте мне удовольствие, Уизли, скажите это вслух. Что вы хотели: обозвать подружку или меня? Громче, не лишайте меня возможности снять еще десяток баллов за неуважение к преподавателю или к старосте. По классу прокатились смешки. Краснеет так, что его запросто можно вместо гриффиндорского штандарта вывешивать: лицо пунцовое, волосы рыже-золотые – самый раз в цветах факультета. Но молчит. Будем считать, что учится. Колокол. Свобода. * Блин, вот теперь точно: очнулся – гипс. Ладно, опять без гипса обошлось. Оказалось, просто при попытке встать потерял сознание снова. А блондин-то, даром что фифа и цаца, и вообще из банды душегубов, вернулся проверить состояние любимого декана. Так что пришлось подчиниться медицинскому диктату, выпить премерзкое зелье и провести остаток дня и ночь в больничном крыле. Заодно подумать про жизнь свою окаянную. Ну вот как его угораздило так, а? Что делать-то теперь? Не-е, это хорошо, что зелья варить не надо и учит им кто-то другой, он бы тут такого наварил-научил, что выперли бы, невзирая на двойное шпионство. И с этим тоже косяк. Нету у него талантов к этому делу. Да и с магией непонятно что, вдруг она вся улетучилась вместе с душой? Не умеет же он ничего. И не попробуешь – забрали палочку-то. Мысли тоскливые, как российские дороги по осени. Хоть бы поболтать с кем, обстановку разведать, так нет никого. И посмотреть даже не на что, лазарет – как советская больничка: чистенько и бедненько. И скучновато. Было. Потому что только Олег с тоски заснул, как навестил его господин директор – разбудил чем-то вроде жалящим, как показалось спросонья. Едва глаза открыв, смутно увидел нечто блестко-лиловое с поднятой на него палкой и выдал бессознательную реакцию – мах ногой. Он не против однополой любви, и сам способен, гхм, оприходовать, если у кого-то свербит сильно и по вкусу ему придется, но вот подставляться не готов. Поэтому у него отработаны до автоматизма несколько ударов из положения лежа. В группе отработаны, на практике – не один он такой параноик. Так что сработал четко. Голову поднял посмотреть, а на полу валяется седой бородатый хрыч в расписном халате, палочка отдельно. Отбитые мозги тут же включились и напомнили, кто по этой реальности в таком виде шляется и что за древесина валяется бесхозной. – Акцио волшебная палочка! Было ваше – стало наше. А нечего палку на сонного и пострадавшего человека поднимать. Ему она больше нужна – со Старшей палочкой даже простой человек, наверное, колдовать сможет. Пригодится в хозяйстве. Или не пригодится. Лучше бы ее куда подальше припрятать или вовсе сломать. Ну а пока спрятал на верное место – в носок, одеяло расправил, замотался в кокон. Хрен тебе, а не палочка, не отдам. Зачем директор приходил, он так и не понял. Не палочку же подарить? Ага, соболезнования принес – или как это сказать? Ну так в этом ехидства да подначки больше, типа щенок тебя, учителя, размазал по стенке. Типа, мало ты его ненавидишь, скромно что-то, подогреть надо. Или, вроде как, хлипкий ты больно, в лазарет загремел с одного плевка. Посидел, глазками-очками посверкал. Голосом погремел, палочку назад требуя. Силой подавил, это уже чувствительно, будто против ветра идешь или без воздуха остался. Хорошо, организм Олегу крепкий достался, устойчивый. Потом поуговаривал вкрадчиво, на совесть нажимая. Не на того напал. Нет у него в этой жизни совести, вся в той осталась. Он сюда не рвался, не просился, так что желает иметь бонусы. И вообще, есть у него кое-какие соображения по поводу своего непроглядного будущего, и директору в нем места нет. И Поттеру, пожалуй, тоже. И прочим всяким… звероящерам. Но это он попозже обдумает, когда оглядится. Только бы времени у него хватило. * И вот на следующее утро сидел Олег в «своем» кабинете, глушил местный виски (ну ладно, цедил, и всего-то на два пальца плеснул) и размышлял о своей незавидной судьбе. Два дня до следующего урока. А нефиг! Не хочет он. Учитель – раз. Зельевар – два. На поводке у директора – три. Ну, его-то муки совести не мучают, а заработать он найдет как. Меченый – четыре. Причем придурком и позером меченый, ладно бы просто злодей был – может, у него печеньки есть. Уже немного даже огляделся. Прикинул перспективы. Решение принято: надо когти рвать, причем в кратчайшие сроки. Потому как местные проблемы ему, в общем-то, ниже пряжки. Никаких высших сил он по пути не встречал, договора с ними не заключал, спасать никого не собирается. Не вышло, конечно. Разве ж русский человек может мимо пройти да не вляпаться? Вот то-то и оно. Жалость, она такая вещь. Милосердие стучится в наши сердца не хуже, чем пепел Клааса. Только начал плотный обыск помещений на предмет денег и ценностей, как заявился Малфой. Молчал, мялся, поглядывал. Надоело. Да почему бы и не облагодетельствовать кое-кого напоследок? Что он там помнит по сюжету? Малфой должен директора убить, а тот и так при смерти. Хряксы какие-то непонятные, без которых – то есть при наличии которых – змееморда никак не подохнет. Хряксы можно хрякнуть, те, что в зоне доступа, конечно. Значит, нужен все-таки Поттер. Тем более, в нем вроде тоже хрякс. Не объехать его. Эх, ну ладно, облагодетельствует уж и этого напоследок. Об этом тоже подумать надо, но позже. Еще… Да вроде и всё. С остальным пусть сами справляются, хорошенького помаленьку. – Значит так, мистер Малфой… Малфой оказался вовсе не таким истериком, как показывали. Ну, губу до крови сжевал. Кивнул. Всё молча. Только потом шепотом спросил: – А вы что собираетесь делать? Ну и что он, на самом деле, собирается делать? Куда бежать? Что бежать – это однозначно, но куда? Впрочем, это тот самый случай, когда война план покажет. Вроде бы его, то есть Снейпа, адрес известен обеим сторонам, но там ведь еще уйма домов. Если не снесли, конечно, а он, как строитель, в курсе, что такие трущобы как раз сносят. Кто подумает, что он будет прятаться по соседству? Попытка не пытка. Однако Малфоёнышу об этом знать незачем. Поэтому улыбнулся вежливо и зубасто, тот вздрогнул и вопросов больше не задавал, кроме одного: «Чем я могу помочь?». Бровь сама собой приподнялась: «Много свободного времени?» Кончилось тем, что для начала занялись сборами. Олег складывал в кучку самое ценное – на его взгляд. А вот с точки зрения Малфоя – которая, наверное, когда-то совпадала со снейповой, – он оставлял множество дорогих его сердцу вещей. Ингредиенты, оборудование, книги по зельям и темным искусствам… И как бы так избавиться от этого, и не выдать себя? Малфой смотрел на него круглыми от ужаса и изумления глазами пятилетки, не старше. Кхм, надо что-то умное, что ли, сказать… А, вот идея есть. В итоге Малфой упаковал все, связанное с зельями, – в дар полукровке-слизеринцу, которого Снейп особо выделял на своих уроках. И заинтересованный, и старательный, и небогатый – пригодится в жизни такой набор. Вот пусть блондин всё и обеспечивает – упаковку, переговоры, доставку, – и благодарности потом принимает. И понеслось. Олег тем временем собрал минимум приличной одежды, деньги бумажками и монетками, пару колец… да и все, пожалуй. Немного старина Снейп добра нажил, если книг не считать, – пара коробок да небольшая шкатулка. Ну, еще алкоголя немного и аптечка, тоже пригодится. Сундучок славный, с расширением пространства – упаковать вещи и выпивку. Отложить письмо и открытки от Лили, ее фото и локон – тоже, видимо, ее, раз рыжий – для Поттера. Бумаги лишние потом сжечь, без свидетеля. Зельеварение и прочие заклинания отложить в сторону – жалко уничтожать. Помог Малфою сложить книги-журналы по ёмкостям, явно оставшимся с прошлого переезда. Тот быстро часть упакованного в корзины забрал и куда-то утащил. Привел двух мелких пацанчиков, вручил стопу книг, приказал скопировать и сдать в библиотеку. У тех сначала челюсти отпали, потом глаза загорелись. Раз уж пришлось прерваться на обед, из Выручай-комнаты достал диадему. Интересно, а учебник Принца-полукровки еще у Поттера? Его бы тоже лучше тому мальчишке. У собственных дверей столкнулся еще с двумя: вручили метлы, собрали часть книг в мешки и усвистали. А ничего блондин, организатор хороший, не зря его старостой назначили. Небось, и объяснение всему происходящему придумал сносное. Что характерно, бегают все мелкие, своих ровесников и даже дружков не позвал. Может, и вообще ничего не сказал им. Или им не в масть? Комнаты профессора зелий стремительно пустели, обнажая полки и стены. После ужина загнали знатную добычу – Поттера. Без друзей. Без подозрительных взглядов директора и гриффиндорского декана. Одинокого и непокорного. Тьфу на эти игрища, будто в театре живет, всю жизнь на сцене. Пока снейпово наследство разорял, все думал, как сказать мальчишке, что ему подставиться надо, на верную смерть пойти, чтобы Темного лорда победить. А тут вот прямо вскипело, будто у тела условный рефлекс на Поттера. Так и сказал прямым текстом, что тот идиот, и про крестраж в нем, и что Волдик должен его самолично и собственноручно заавадить, пусть готовится. Ну и про еще несколько штук в вещах. Веришь, не веришь, пофиг, объяснять Олег ничего не будет, вот такой он весь загадочный. Доходило до Поттера долго, потом он раскис от таких новостей, так что взял пацана за шкирку, пока тот не опомнился и к дружкам или директору не побежал, и заставил отвести его в Тайную комнату, забрать пару зубов василиска. И пару кусков от шкуры старой отхватил на память, не удержался. Странная штука – на вид как будто чешуя, а шкура как шкура, совсем змеиная, сплошняком кожа, только толстая. Малфой за ними увязался, яду в какие-то флакончики нацедил – и пусть, и правильно: пользы от него побольше, чем от героя, и флаконы достал, и пару метел вон приготовил с утра, и свою успел прихватить когда-то. Может, тот, изначальный Снейп и летал сам по себе, а вот он не умеет без метлы. На метле не умеет тоже, да уж справился как-то, чай, не самолет. Так и день прошел, и ночь наступила. Спросил на обратном пути, слушается ли Поттера Кричер, может ли он вызвать его в школу. Тот только глазами похлопал. Дурак дураком. Хотя понятно – стресс у человека. Пошли на кухню, стресс снимать жратвой. Да и правда, живот уже подводит. Потом все еще не совсем вменяемый Поттер показал потайные выходы, чтобы попасть в Визжащую хижину. Решили совместить полезное с необходимым, пошли, как на пикник, с полной корзинкой – да и вдруг этот Кричер не ест ничего без хозяев, старик ведь уже, и вообще, все эльфы на голову больные. Вызвал его Поттер, приказал отвечать на вопросы профессора. Видимо, ошалел от его всеведения и доброты невероятной, даже не сопротивлялся. Так, как там правильно с эльфами обращаться? – Где медальон, который отдал тебе хозяин Регулус? Оказывается, гадский ворюга уже упер его. Вот шваль у этого директора в дружках. – Найти сможешь? Учуять как-нибудь? Вали туда и забери назад хозяйское имущество. Даже приказа от Поттера дожидаться не стал, кивка хватило. Кричер, и правда, свалил мигом. Пирог не успели ополовинить, как явился встрепанный, но с медальоном. Малфой только ахнул: «Медальон Слизерина!» Тут Олег достал из сумки все те же драконьи перчатки, развернул тряпочку с василисковым клыком, примерился и жахнул. Да, вопль знатный, но как бы не вслух, а что-то на уровне инфразвука. Не сильно он в этом разбирается, но по организму вдарило так, что аж в глазах потемнело, куда там директору. Прочухался. Пацаны беленькие, головами мотают. Домовик клубочком свернулся, но морда довольная. – На вот тебе на память о хозяине. Кланяется, лапки тянет, чуть не плачет, лепечет что-то благодарное. Но это Олег не просто так, а корысти ради. Интересно, а в банк домовиков хозяева посылают? Оказывается, да, бывало. И деньги, и предметы из сейфа эльф может доставить, ровно то и столько, что и сколько прикажут. А если что-то сверх того, если для хозяев опасно? А миссис Лестрейндж тебя отправляла? Оказывается, опять-таки, да. В последние два года, после Азкабана. В сейф мужа ходит мужнин эльф, а в ее личный – именно Кричер, чем и гордится. Во даёт. Истинно, слуга двух господ: тут вам и штаб светлых, тут же и обслуживание темных. Виртуоз, не хуже Снейпа. А Олега, кстати, метка ни разу не побеспокоила. Отключилась, что ли, вместе с душой предшественника? Договорились, что Кричер, когда его «мисс Белла» опять в банк отправит, найдет там чашу, которая похожа на медальон. Раз уж он способен чуять, что это плохая вещь. Вещь эта не ее, ей подкинул нехороший человек, полукровка, кстати, да еще и у маглов воспитан – ничего в плохих вещах не понимает. Помялся старик, побился головой о местные пылесборники, но согласился. Тем временем Олег достал диадему – у Малфоя глаза по галеону и челюсть отпала, – примерился так и этак очередным ядовитым клыком и пробил там, где потолще. Мечом было бы сподручнее, но не красть же Болтливую Шляпу у директора. И без того хлопотно и подозрительно. – Ну вот, дело сделано. Осталось вам, ребятки, змеюку волдемортову прибить. Лучше мечом Гриффиндора ей голову снести, потому что вряд ли она станет ждать, пока вы ее пощекотать захотите клычком василиска. Малфой покусал губу, поинтересовался: – А где его взять? И почему именно им? Олег объяснил, что им Поттер василиска убивал, поэтому меч закален в яде и действовать будет не хуже родных василисковых зубов. И даже удобнее им пользоваться. Поттер только глазами хлопал, герой, ёпта. А Малфой еще губу пожевал, подумал, кровинки слизнул и предложил взять другой меч в мэноре, да и сунуть его в пасть дохлому василиску. Или отдельно ядом полить. Ну и флаг вам в руки, ребятки. Сами справитесь, только не подеритесь. Но нет, вроде Поттер не совсем дурной, кивает задумчиво: мол, проведет снова в Салазарову комнату. Вот и молодцы. А у Олега и без того дел хватает. Надо еще гору здесь бумаг Снейповых разобрать и уничтожить, да на той стороне проверить, чем можно воспользоваться. Всё по зельям Малфой завтра пристроит, пароль знает. Да он и сюда, по ходу, часть груза притащил – вон выкладывает втихомолку уменьшенные коробки. Шустрый. Олег тем временем Поттера отвлечет, он днем кое-что памятное о матери его нашел, отдать надо. Вот и есть у вас, ребята, чем заняться теперь всерьез, и ссориться по-детски некогда будет, и следить друг за дружкой тоже. А ему надо сматываться отсюда, да пошустрее. Теперь и Дамблдор на него сердит за Старшую палочку, а за Поттера и хряксы и того больше будет. Да и Лорд их неполноценный того и гляди охоту объявит, раз его меченый на глаза не появляется и не отзывается. Пора когти рвать, пора. Вот и ходы тайные теперь знает, спасибо герою за доверие. Свалил. Почти наугад. Благодарный Кричер перенес его в Лондон, а оттуда он поездом отправился в дом Снейпа в промышленном городке. И чудом нашел. Жуткое местечко, что городишко, что дом. По счастью, заброшенных домов в той местности оказалось дофига и больше. Нашел получше, вещички перетащил, кое-что еще с эльфом тому же зельелюбу-полукровке отправил. Дом в порядок привел – или он не строитель? Руки и голова на месте. Так что и жить можно было, его, Снейпа то есть, тут почти и забыли. Поменять прическу да одежду – никто и не узнает. Оставалось только работу найти. Кричер чашу принес, ребята ее и без него кокнули, а ошметки велели при случае обратно в сейф закинуть. Умнички. Малфой письмецо прислал с совой, отчитался. Вот кто бы объяснил популярно, как она нашла человека, которого уже не существует. Хотя магия-то все же осталась, снейповой палочкой колдовать получалось. Так может, совы людей по магии ищут? О судьбе последнего крестража, а с ним и Лорда недоделанного, Олег узнал и вовсе причудливым образом. Просто однажды поутру он увидел в зеркале не себя. То есть и не Снейпа, и не себя прежнего. Вот как если бы его лицо времен молодости да сделать лет тридцати пяти. Хотя в прошлые свои тридцать пять он не так выглядел. Но что-то есть. И от Снейпа что-то есть – как если бы жизнь у него была тихая, сытая да благополучная, может, так бы примерно он и выглядел. Теперь точно можно было жить дальше. Видно, свою функцию он выполнил, решение было правильным, и теперь магия им довольна и награду заслуженную дает. С бонусом, как позднее оказалось, в виде паспорта с новой фотографией и новой фамилией. И еще парочки документов. Он, конечно, по-любому собирался учиться заново пойти, но с готовой бумажкой даже лучше выходит. Так что Север Алекс Крук, дипломированный строитель, может смело идти устраиваться на работу. По своей родной специальности. И никаких Лордов и директоров. И никаких зелий, слава те, господи!