Неправильная связь

Гет
PG-13
Завершён
101
автор
Размер:
106 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
101 Нравится 39 Отзывы 43 В сборник Скачать

Глава 1. Об осознании

Настройки текста
Малышка Рангику с детства знала, кто такие Соулмейты. Об этом знали все, и в мире живых, и в Сообществе Душ. Метка могла появиться в любое время, но у большинства после попадания в Сообщество Душ она, как правило, сохранялась. У тех, кто рождался в Сообществе Душ (у таких, как Ичимару Гин, Изуру Кира, Кучики Бьякуя, Укитаки Джоуширо, Кьераку Шунсуй, Исе Нанао и многие другие) метки появлялись не сразу, со временем, как правило, по прошествии нескольких десятков лет. Все было не так просто, как казалось. В жизни все не так просто. Лишь у пяти процентов душ на коже в области от локтя до запястья появлялось имя Соулмейта. У восьмидесяти пяти процентов это был рисунок, буква, означающая что-то, какой-то знак, даже цифра. Это было самым распространенным явлением, так что найти своего Соулмейта по знаку было непросто. У семи процентов душ (и, разумеется, людей в мире Живых) это была фраза, которую твоя родственная душа скажет тебе при встрече. И вы непременно поймете, что являетесь родственными душами. И оставшиеся три процента - пустые. Без пары. Определенного условия получения метки у душ, которые родились в Сейрейтее или Руконгае, не было. То есть, если в мире живых это был, как правило, возраст совершеннолетия (самый распространенный – 18 лет), то в Сообществе Душ это было рандомное время. Матсумото Рангику умерла в мире живых, так и не получив свою метку, ведь ей было всего около двенадцати лет. Она умерла в конце семнадцатого века, кажется. Но это было совсем не важно. У нее не было метки. Матсумото Рангику надеялась получить ее в следствии своего проживания в Обществе Душ. Когда Рангику спас от голодной смерти Гин Ичимару, жизнь для нее повернулась и потекла в другое русло. Они жили вместе, пытались выжить, а потом решили стать шинигами. Рангику искренне любила Гина. Рангику думала, что Ичимару Гин – её соулмейт. Но её запястье оставалось пустым. Нетронутым. Пусть так, - думала Рангику. Ведь у Гина тоже нет метки, и если они пустые, что мешает им быть вместе? Они свободны, и в то же время могут быть вместе. Сами осознанно могут выбрать друг друга, а не по велению какой-то там судьбы. Хитсугайя Тоширо никогда не верил в любовь, или во все эти телячьи нежности. Так же проще, жить без этого геморроя. Намного проще. Он просто видел, как противный Ичимару и его лейтенант Матсумото ссорятся, и искренне не понимал, зачем ввязываться в это? Можно же заварить кофе или чай и отдохнуть - куда больше удовольствия. А что касается интимных отношений… Тоширо предпочитал об этом не думать, все-таки, как-то рановато для этого. Метка на запястье Рангику появилась одним утром. По правде говоря, это было самое обычное утро самого обычного дня. Рангику опять проспала и уже настроилась на нудную лекцию от капитана на тему важности быть пунктуальным. Рангику даже не торопилась. Она сходила в душ, оделась, накрасилась (совсем чуть-чуть: тушь и немного пудры), и завила несколько прядей волос, чтобы добавить прическе пышности. Чай в это время уже заварился. Метка появилась в тот момент, когда Рангику поднесла кружку к губам. Тыльную сторону предплечья обожгло, и кружка вылетела из рук, со звоном разбиваясь о пол. Рангику не обратила на это внимания. Вопреки ее ожиданиям (в глубине души была надежда увидеть на руке имя «Ичимару Гин»), это было даже не имя. И не фраза. Это был рисунок. Кажется, он символизировал ветер, или грезы, или что-то такое. Это были необыкновенные завитушки, которые, переплетаясь друг с другом, образовывали форму лепестка. Рангику нахмурилась. К Гину лепестки отношения не имели. Но, быть может, у нее с фантазией плохо, и это никакие не лепестки, а, скажем, что-то другое? Как ни пыталась она связать это с Ичимару, у нее не получалось. Ну и ладно, - подумала Рангику. Подумаешь, велика беда. Наличие соулмейта вовсе не обязывает любить его, и не вызывает принудительно никаких чувств. Бывало, правда, очень редко, что соулмейты друг друга на дух не переносили (с такими людьми Рангику, конечно, знакома не была, ей просто кто-то как-то рассказывал и, вообще, она не была уверена, что это правда). Но одно Рангику знала точно. Её сердце открыто только Гину, и если он не её соулмейт, то плевать она хотела на того, у кого должен быть парный рисунок. Она просто будет носить одежду с длинными рукавами или пользоваться тональным кремом. Тыльная сторона предплечья Гина оказалась пустой. Рангику увидела это мельком, когда он потянулся за стопкой документов на верхней полке шкафа и широкие рукава его косоде опустились, обнажая бледную кожу рук. Ничего. Рангику не подала вида, но в душе, конечно, ей было обидно. Она поблагодарила всех Богов, что натянула повязку на руку сегодня. Она ни за что ему не скажет. - Так Ичимару не твой соулмейт? – брови капитана Хитсугайи в удивлении приподнялись. - Нет, - Рангику сложила руки под грудью. - Ну и… чего тогда ты терпишь его характер и такое к тебе отношение? Матсумото, не мне тебе это говорить, но соулмейты - это родственные души, это те, кто, по идее, созданы друг для друга. Я понимаю, что не всегда удается родственным душам быть вместе, но все же, ты бы хоть попыталась найти своего Соулмейта. - Капитан, а представьте, что вашим соулмейтом вдруг окажется Хинамори Момо. Тоширо на минуту задумался. - Ну, как? – протянула Рангику. - Фигово, - Тоширо поморщился, - я, конечно, люблю её, но только как сестру. - А теперь представьте, если вашим соулмейтом буду я, - Рангику хитро улыбнулась. - Еще хуже, я тогда вообще в осадок выпаду, - хмыкнул Тоширо. - Вот именно. Соулмейты -родственные души, предназначение друг другу судьбой, но у всех у нас есть свое мнение на этот счет. И какая-то фигня на руке не в праве диктовать нам, кого любить. Соулмейт, его имя, фраза или знак, это лишь указание, а не жесткое правило, которому мы все обязаны следовать под угрозой смертной казни в случае невыполнения. К тому же, ерунда эта появляется не сразу, а со временем, когда человек уже имеет какие-то отношения, и неважно, какого характера. Дружеские, романтические, семейные, это не так важно. Важно то, что человек, который, быть может, является соулмейтом, может действительно быть замечательным, но я люблю другого. - И что ты нашла в Ичимару, - скривился Тоширо. - Я не намерена обсуждать это с вами, капитан, - хихикнула Рангику, - но, знаете, как говорится, любовь зла…. - Полюбишь и Ичимару, - кисло закончил Тоширо. Больше они об этом не говорили. Когда Ичимару Гин погиб на войне, Рангику ненавидела Вселенную, Судьбу, Бога, или кого там надо еще ненавидеть. Хороший ход от судьбы, ничего не скажешь. Не хочешь быть с тем, кто предназначен тебе судьбой -заставим, теперь выбора у тебя нет… Рангику обнажила клинок своего зампакто и хотела в сердцах срезать кожу с тыльной стороны предплечья. Она ненавидела эти очертания лепестков. Они ей и даром не нужны. Ей нужен Гин. Его имя. Даже, если он умер. Капитан Хитсугайя остановил ее в самый подходящий момент, отвесив пощечину. Он напомнил ей её же слова. Это ведь не жесткое правило, это всего лишь указание. Она может не обращать на это никакого внимания. Прошло еще несколько лет, война с Квинси была позади, сестрам Ичиго исполнилось восемнадцать в мире живых… Метка на руке Тоширо проявилась не так давно. И он проклял весь мир, увидев там одно имя. - Чертова Куросаки… «Куросаки Карин» - корявым почерком (как будто она сама и написала) значилось на его запястье. На самом видном месте, черт. Лучше б на тыльной стороне предплечья, так хоть можно рукавом закрыть. А тут запястье. Ну и что теперь, браслеты носить? - Ни дать ни взять, повезло, - саркастически хмыкнул Тоширо, - да лучше уж Момо. - Да ладно вам, капитан, - смеялась над ним Рангику, - Карин-тян прекрасная партия, а какой контраст у вас с ней во внешности, да вы созданы друг для друга. - Ой, заткнись. Скажешь кому-нибудь, я тебя придушу, поняла? - Поняла, поняла, - шутливо отмахнулась от него Рангику. - Ты сама-то узнала, кто твой Соулмейт? – спросил Тоширо. - Не-а, - отмахнулась Рангику, наливая кофе в кружку. Не так давно, на подобии программы в мире живых, Куротсучи Маюри совместно с Урахарой Киске (хотя Маюри никогда в этом не признается, по его мнению, это была исключительно его разработка) создали такую же виртуальную сеть, которая помогает найти своих соулмейтов. Пока только на территории Сейрейтея. Данные о себе там могли размещать все, от рядовых до капитанов и главнокомандующего, и они были зашифрованы. Только родственные души могли узнать, что они – Соулмейты друг друга. Программой пользовались с осторожностью, к тому же, это было необязательно. И никто особо не афишировал свои метки. Рангику не пыталась искать своего соулмейта, ей это было не нужно. Сколько она не говорила себе, что отпустила прошлое, в глубине души она знала, что это не так. Да и кому она нужна? Не её шикарное тело и внешность, а её душа, её мысли, её сознание? Ну, разве что Шухею… Но он был для Рангику исключительно другом и она не видела в нем мужчину. К тому же и она сама, положа руку на сердце, не горела желанием ввязываться в отношения. Гин унес в могилу часть её души, её доверия, её сердца. В мире ничто не вечно, включая соулмейтов. Быть может, она вновь полюбит, у нее получиться открыться новому человеку и довериться, но вдруг через десять лет случится война, и её соулмейт умрет? Связь Соулмейтов намного крепче, намного ощутимее и болезненнее, чем связь обычных возлюбленных, у которых нет метки. И если её чувства к Гину казались оковами на всю жизнь, что уж говорить про связь с Соулмейтом? Матсумото Рангику не сможет собрать себя по кусочкам вновь. - Это было неожиданно, - сказала Момо и сделала глоток саке. Нанао кивнула. Никто не ожидал, включая саму Момо, что у нее на руке окажется имя «Хирако Шинджи». Даже сам Хирако Шинджи. Они ведь такие разные, не похожие друг на друга люди, ни внешне, ни внутренне. Как же так вышло? Момо сказала только Нанао (лейтенант Исе умела держать язык за зубами), а Рангику просто оказалась не в том месте и не в то время, так что услышала разговор. По этой же причине она сейчас сидела с ними, в ближайшем баре Сейрейтея и напивалась, клятвенно пообещав, что никому ничего не скажет (в противном случае, Момо пообещала оторвать ей язык). В любой другой ситуации Рангику бы всем всё рассказала, - она любила посплетничать - но тут подруга попросила, так что придется молчать. Даже через силу. - Ты ему не сказала? – спросила Нанао. Она была трезва. Принципиальная позиция лейтенанта первого отряда – пожизненный сухой закон – была нерушима. - Как ты себе это представляешь? – протянула нетрезвая Момо. Пожалуй, это был первый раз, когда она позволила себе допиться до такого. Обычно она не пила. - Подойди да скажи. Хирако-тайчо человек с юмором, он не разозлится, - хихикнула Рангику. - Да я не про то, просто… Я даже как-то не думала о нем… ну, в таком ключе… - Момо покраснела, - и нужна ли я ему? Скромная мышка Момо? – девушка погрустнела и опустила глаза. Прядка густых каштановых волос легла ей на глаза. - Да брось, ты очень милая - подбодрила ее Рангику, - и очень красивая. - Рангику права, - поддержала ее Нанао, - решать, конечно, тебе, но не пожалей потом о своем молчании. К тому же, если у тебя его имя, у него, скорей всего, тоже будет твое имя на руке. - Я надеюсь, что у него будет какой-нибудь знак, или буква, или цифра. А уж я постараюсь этот факт скрыть. Ну правда, кому понравится, что его соулмейтом буду я? – приуныла Момо, - даже Широ-кун был бы против. - Глупости, Момо, нужно любить себя такой, какая ты есть. Ты замечательная, - Рангику приобняла ее, - глупо думать, что кто-то там не обрадуется. Посмотри на меня. Да кому понравится пьяница Матсумото? Ну, в качестве Соулмейта, а не развлечения на ночь. Да меня половина Сейрейтая кем только не считают. - Я ему не ровня, - покачала головой Момо, - капитан Хирако сильный и умный, он столько пережил, а я… ну… это я… Рангику казалось это самой большой глупостью. Очевидно же, что Момо совсем не против кандидатуры Хирако Шинджи в качестве своей родственной души. Она против своей кандидатуры в качестве его соулмейта, потому что считает себя недостойной. Рангику поморщилась, укладываясь на диван в кабинете своего капитана. Ничего глупее в жизни не слышала. Это как можно быть недостойной своего же соулмейта? Да всего она достойна! Хинамори Момо потрясающая девушка. Умная, красивая, скромная, талантливая, способная на искреннюю любовь. Рангику не хотела искать своего соулмейта не потому, что была там кого-то не достойна, а потому что откровенно боялась. Не нужны ей новые проблемы, уж лучше быть одинокой. Да и она никому не нужна в качестве Солумейта. Заходила Рангику как-то по пьяни в эту систему поиска родственных душ. Похожего рисунка на тот, что у нее на руке, не было. Даже отдаленно похожего. Не совпадало. Никто её не ищет, а значит, никому она не нужна. Рисунок бы потемнел, если бы ее Соулмейт умер, но он был жив, и у него тоже была метка. Он не искал её, она не искала его – не нужен ей соулмейт, как и ему не нужна она. - Эй, Матсумото, - капитан Хитсугайя вошел в кабинет, - может хватит бездельничать, иди в шестой отряд, отнеси документы. У нас с ними должны быть совместные учения через неделю, для этого капитан Кучики должен подписать бумаги. Так что давай, подними свою пятую точку с дивана и лети в шестой отряд на крыльях любви к работе. - А можно я лучше полечу в свою комнату? – Рангику поднялась с дивана. - Ты что, выпила? - Немного, - Рангику пожала плечами, - правда, совсем чуть-чуть… Почти всю бутылку саке, но по сравнению с Момо, которая была в хлам, Рангику была еще трезвой. И потом, капитану знать об этом не надо. - И что за повод? - Если я вам скажу, мне язык отрежут, - пожала плечами Рангику, - хотя вам, наверное, можно, вы же знаете Хинамори с детства и не будите болтать. - Момо нашла своего соулмейта? – предположил Тоширо. - Как вы догадались? - А я вообще очень догадливый, - хмыкнул Тоширо, - и кто счастливчик? - Она не хочет, чтобы кто-то знал, что это её капитан. - Хирако-тайчо? – удивился Тоширо. Он думал, что это будет Кира Изуру. Просто, было что-то общее в их характерах. А тут Хирако-тайчо нарисовался. Ну хорошо еще, что не Айзен… Тоширо поморщился как от зубной боли. - Ага, - Рангику скривилась от головной боли, - только я не говорила вам. А то мне язык отрежут. - Хорошо, - Тоширо пожал плечами, - а чего ей не нравится-то? Ну, Хирако-тайчо, конечно, не подарок, но… Почему нет? Я имею в виду, если он её соулмейт и если она не испытывает к нему какой-нибудь неприязни, почему бы не попробовать? - Что б вы понимали в отношениях, - усмехнулась Рангику, - она считает, что не достойна такого, как капитан Хирако. - В смысле? – нахмурился Тоширо. - В прямом, - Матсумото пожала плечами, - она думает, что капитан Хирако такой позитивыный, умный, сильный - что она там еще говорила? - ах, да, добрый, красивый, а она никакая, скоромная мышка. Мы с Нанао, конечно, пытались вправить ей мозги, но безрезультатно. - Н-да, - Тоширо устало вздохнул, - у Момо сдвиг по фазе. А у неё на руке имя или что-то дургое? - Имя. - Тогда, по логике, у Хирако-тайчо должно быть её имя. Надеюсь, хоть он-то ей мозги вправит. - А как там Карин Куросаки? – пропела Рангику. Тоширо покраснел и отвернулся. Рангику хихикнула. - А как там капитан Кучики? – шикнул Тоширо. - Причем тут Кучики-тайчо? – удивилась она. - Вали в шестой отряд, Матсумото. И документы на подпись по дороге не потеряй. - Зануда, - фыркнула Рангику и поплелась в сторону шестого отряда. Капитан Кучики обнаружился на улице. Он сражался с Ренджи, они оттачивали свои навыки. Рангику оставновилась, встав подальше, и увлеклась боем. Спешить ей все равно было некуда, отдаст документы на подпись, и можно будет заглянуть в кофейню, взять кофе и несколько мафинов, а потом пойти в свою комнату, в обход кабинета капитана, включить сериал… Рангику невольно улыбнулась. - Банкай, Сенбонзакура кагейоши, - произнес капитан Кучики команду для высвобождения второй формы своего меча. Тысячи лепестков Сакуры рассыпались и разлетелись по округе. Вот только это были непросто лепестки, а маленькие лезвия. Ренджи последовал его примеру, высвободив свой Банкай. Рангику отошла подальше, чтобы они ненароком не задели её. Уследить за скоростью капитана Кучики у неё не получалось, всё-таки, они были на разных уровнях силы. Но Ренджи ему не уступал в силе, разве что немного в скорости. Рангику залюбовалась вихрем лепестков Сакуры. Она всегда считала, что у капитана Кучики очень красивая форма высвобождения меча…. Лепестки… Мечтательная улыбка сползла с лица Рангику, а грезы о мафинах и сериалах в миг улетучились из её головы. Лепестки. Рангику судорожно задрала рукав свой формы, оголяя руку, и вонзила ошеломленный внезапной догадкой взгляд в рисунок на своей руке. Лепестки. Черт возьми, гребаные лепестки! Как можно было не догадаться об этом сразу?! Капитан Кучики не вчера появился в Готее-13, и ей было прекрасно известно о том, какую форму приобретает меч капитана шестого отряда в высвобожденной форме шикая или банкая. Это чертовы лепестки! Почему её раньше не осенило?! - Нееет, - протянула Рангику, опуская обратно рукав. Не может быть. Это не так! Её соулмейтом не может быть Кучики Бьякуя, это, черт побери, невозможно! Они не просто разные люди, они диаметрально противоположные люди. У них разная внешность, разные характеры, разное происхождение. Нет. Это ошибка. Это не лепестки, это еще какая-нибудь непонятная ерундистика! Рангику точно была в этом уверена. Да мало ли шинигами, у которых Занпакто может иметь лепестки? Черт, не лепестки это, а ветер! Да, точно, ветер! Определенно! - Рангику-сан, ты что-то хотела? – позвал ее Ренджи. Рангику очнулась. Она все таким же ошарашенным взглядом посмотрела на Ренджи, потом на его капитана, который стоял чуть позади. - Все нормально? – поинтересовался Ренджи. - Что? – выдохнула Рангику, - да, я… нормально. - Вы что-то хотели, лейтенант Матсумото? - учтиво поинтересовался капитан Кучики. - Мой капитан отправил меня к вам, вы должны подписать документы. Приказ о совместных тренировках наших отрядов, вот, - Рангику протянула ему папку документов. - Хорошо, - согласился Бьякуя Кучики. Матсумото подходить к нему не собиралась, так и стояла с протянутой рукой и документами. Капитан Кучики подошел ближе и потянулся за папкой. При этом рукав его формы чуть съехал, немного оголяя запястье и предплечье. Рангику сумела выцепить взглядом лишь начало его метки. Это был какой-то узор из витиеватых линий. Сама она, на свое счастье, догадалась протянуть документы левой рукой, а не правой. Рангику всегда была отличной актрисой. Но рисунок на предплечье капитана Кучики не мог не привлечь ее внимание. Она старалась запомнить каждое очертание, каждую линию, чтобы потом сравнить её со своей, понять, что она ошиблась, отвесить себе мысленную оплеуху, облегченно вздохнуть и выпить. К несчастью, Матсумото Рангику знала кажду черточку, каждую линию своей собственной метки. И пока часть рисунка на внутренней стороне предплечья капитана шестого отряда казалась ей невероятно знакомой. Рангику усилиями воли не потеряла контроль над выражением своего лица. Она заставила себя оторваться от разглядывания руки капитана шестого отряда уже после того, как он взял документы, которые она так и не отпустила. - Что-то не так? – спросил он. Рангику посмотрела ему в глаза и улыбнулась самой глупой и легкомысленной своей улыбочкой. - Все нормально, капитан Кучики, это что, у вас татуировка? – спросила она, - интересная, яркая такая. - Ты что говоришь, Рангику, - подал голос Ренджи, - татуировки делают в одиннадцатом отряде. - Лейтенант Матсумото, - смерил ее ледяным взглядом Бьякуя, - этот рисунок... - Подождите, - вклинился в их разговор самым наглым образом ничего непонимающий Ренджи, - но если рисунок на руке яркий, то это же… У вас есть Соулмейт, капитан? – удивился он. - Не говори глупости, Ренджи, - сказала Рангику, - госпожа Кучики умерла, так что будь это метка, она бы потемнела. Это татуировка. Вам очень идет, капитан Кучики, чем-то напоминает ваш шикай. Лепестки, - Матсумото искренне надеялась, что голос её не дрогнет на этом проклятом слове. - И тем не менее, - Бьякуя пристально смотрел на нее, - это не татуировка. А вам этот рисунок напоминает лепестки? Мне кажется, это ветер. - Ветер, - Рангику кивнула, - я не разглядела толком, - она хихикнула, - ну да, конечно, это ветер. Бьякуя Кучики повел себя более, чем неожиданно. Он свободной рукой отдернул рукав косоде и хаори, обнажая предплечье. - А вам как кажется? Вы же не разглядели, - спокойно произнес он, наблюдая за ее реакцией. Рангику перестала улыбаться, во все глаза глядя в такой знакомый рисунок. Она успела изучить каждую витиеватую линию, ведь точно такой же рисунок у нее на правой руке. Рука непроизвольно потянулась к собственному предплечью, но Рангику вовремя себя отдернула. Линии у локтевого сгиба действительно принимали форму лепесков Сакуры. Только вот Рангику не могла видеть их изначально, когда рукав капитана Кучики задрался незначительно. И надо же было так проколоться! - Ну да, - Рангику кивнула, - ветер. - А у вас что, лейтенант Матсумото? – Бьякуя позволил себе усмехнуться краешком губ. Ренджи поразился до глубины души. А вот Рангику и внимания не обратила. Она продолжала заворожено смотреть на рисунок. Но потом, отдернув себя, взяла свои эмоции в руки. - А у меня имя, - Рангику улыбнулась одной из своих фальшивых улыбок. - Какое? – вырвалось непроизвольно у Ренджи. - Капитан Хитсугайя, - передернула плечами Рангику. - Ух ты… - Завидуй молча, Ренджи - Рангику ухмыльнулась, - да ладно, я шучу. Нет у меня там ничего. Ну, мне пора, - она мило улыбнулась, - Капитан Хитсугайя будет злиться, если я не вернусь. Извините, что отвлекла. Рангику подавила в себе желание смысться из шестого отряда в шумпо. Но она чувствовала на своей спине пронзительный взгляд серых глаз. Как только бараки шестого отряда остались позади, Рангику позовлила себе уйти в мгновенный шаг. Она очень быстро добралась до десятого отряда. В кабинете капитана она чувствовала себя спокойно. - Ну что, как дела у капитана Кучики? – хмыкнул Тоширо, заметив своего лейтенанта. Рангику не отреагировала. Она закатала рукав и словно впрострации уставилась на свою метку. - Угораздило же, - произнесла она, - лучше бы это действительно были вы, капитан. - Матсумото, что случилось-то? – не понял Тоширо. - Все… все нормально, - Рангику подошла к кофе-машине. - Ты что, как Момо, своего соулмейта встретила? – в шуточной форме спросил Тоширо, даже не надеясь, что угадал. Какого же было его удивление, когда Рангику передернуло от этого вопроса. – Да ладно… - Вам показалось, никого я не нашла, - Рангику с силой нажала на кнопку «эспрессо» - Как скажешь, - пожал плечами Тоширо, - кстати, а где документы-то? - Чего? - Ну, ты должна была отнести их капитану Кучики. - Я и отнесла. - И вернуть обратно. Там было два экземпляра. Один им, второй нам. - Делайте со мной все, что хотите, капитан, я не пойду туда снова! – заявила Рангику, забрала кофе и ушла в свою комнату. Тоширо откровенно ничего не понимал. А вот капитан Кучики, подписывая приказ о совместных тренировках шестого и десятого отряда, собирался именно туда. Капитан Хитсугайя... Рукия проболталась ему по большому секрету, что младшая сестра Ичиго является соулмейтом капитана десятого отряда. Это не Матсумото. И в то, что у нее на руке пусто, Бьякуя тоже не верил. Её реакция была… интересной. Быть может… нет, наверняка, она знает того, у кого на руке такой же рисунок, как и у него самого. И эта девушка, возможно, является подругой лейтенанта Матсумото. Да, наверное, все так и есть…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.