Только не я... 108

Sandra72 автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Деймон – когда-то знаменитая топ-модель, находясь в глубокой депрессии, видит в телерепортаже девушку, из-за которой рухнула его карьера. Он вспоминает, как одна девушка появилась в его жизни, как он помогал ей стать фотомоделью. Как из-за вспыхнувшей любви не заметил, что девушка просто воспользовалась им для достижения своих целей.
Но все ли так просто? Или в его прошлом есть неприглядные страницы? Шагнув назад, мы раскроем все тайны Деймона Сальваторе, и не только его...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Важно! Как написал один хороший автор: "Строго 18+. Я предупредила, если что... Содержит откровенные сцены!"
Полностью подписываюсь под этими словами. Если вы решили читать, то не говорите, что не видели этого предупреждения!
Фанфик пишется по готовому видео. Да, я знаю, но трейлер получился раньше, чем начал писаться текст...
Ссылка на другие сайты: http://delenadiaries.com/fanfiction/9354-fanfik-ne-byvaet-tak-nc-17.html
Трейлер здесь:https://www.youtube.com/watch?v=8nEZMNXtPTI
https://www.youtube.com/watch?v=AO1XOPho_EU
И еще один: https://youtu.be/JWZ72P4ejEQ
И последний: https://youtu.be/VabeZl77FiE

10.

10 мая 2018, 23:45
Примечания:
Amber Run – I Found (Trinity Remix)
Не знаю, что происходит, но у меня совсем закончились и силы, и вдохновение, и желание. После последних постов и нападок не знаешь, как дальше писать и где искать тот стержень, что был раньше.
Прошу, вспомните ту любовь, которую вы испытывали к нашим героям, к актерам, исполняющим эти роли, к сериалу, который медленно, но верно, уходит в прошлое. Только наша память хранит все эти моменты.
С нетерпением жду ваши отзывы.
Придерживая одной рукой пакет, из которого так и норовила выпасть пекинская капуста, Деймон открыл дверь квартиры и приглашающе кивнул Елене. Они вошли в его просторную студию, и девушка оглянулась по сторонам. В глаза сразу бросились три больших окна на противоположной от входа стене. Днем здесь наверняка было много света, но сейчас на отштукатуренную и выкрашенную в нежный кремовый цвет стену, падали блики заходящего солнца. Возле окна стояла огромных размеров кровать, чуть по диагонали от нее — мягкий удобный диван. На стене висел большой телевизор, в углу примостилось напольное зеркало. Вся мебель, обивка и шторы были приглушенного темно-серого цвета, что создавало удивительную гармонию. Мебели в квартире было не много, сразу было видно, что жилец придерживается в обстановке минимализма. Елена повернула направо и оказалась в уютной кухне, отгороженной от остального пространства квартиры островком с высокими барными стульями и свисающей барной полкой над ним. Несмотря на минимальное количество обстановки, студия была обжитой и уютной, словно ее хозяин не пропадал на бесконечных съемках и фотосессиях. — Давай, ты займешься овощами, а я быстро сделаю филе на гриле. Нам же нужен диетический салат, — улыбнулся Деймон, сгружая пакет на кухонный стол. — Руки можешь помыть здесь или в ванной, она налево, за раздвижной дверью. Он скинул легкую кожаную куртку и помог Елене снять ее джинсовку. Она осталась в черных обтягивающих брючках и белой рубашке. — У тебя очень приятная квартира, — девушка прошла вперед и провела пальцами по крышке комода, словно проверяя на наличие пыли. Ее, к удивлению Елены, не оказалось. — И чистая, — добавила она, не скрывая удовольствия. Она кинула мимолетный взгляд на кровать, на которую Деймон тут же накинул темное покрывало. — Извини, я спешил и, если честно, не думал, что у меня будут гости, — он подобрал с пола раскинутые вещи и закинул их в шкаф, который был одного цвета со стеной, и Елена даже сперва не разглядела его. — О, не обращай внимания, — махнула она рукой. — Ты не видел, что твориться в моей комнате! — Я надеюсь, когда-нибудь увидеть, — проговорил Деймон и посмотрел на девушку. Он замер на мгновение, но потом развернулся и направился на кухню, заниматься курицей. Они готовили ужин и переговаривались, отпуская шуточки и рассказывая разные случаи. Точнее, рассказывал Деймон, а Елена внимательно его слушала, то и дело бросая на него мимолетные взгляды из-под ресниц. Пару раз он заметил их и улыбнулся в ответ ласковой улыбкой. — Нет-нет, Елена, мы не будем добавлять в салат масло, — остановил он ее, забирая из рук бутылку с оливковым маслом. — У нас же диетическое блюдо, ты помнишь? Натуральный йогурт, джонская горчица и специи. Это у нас будет вместо заправки. — Он быстро смешал ингредиенты и поднес ложку к губам девушки. — Вот, попробуй. Он, не мигая наблюдал, как она взяла ее кончик в рот и зажмурилась, пробуя на вкус. Нервно сглотнув и лизнув нижнюю губу он, внезапно севшим голосом, спросил: — Ну, как? — Вкусно, — удивленно проговорила она, открывая глаза. — Но я бы добавила немного соли. — Вперед, — он пихнул ей в руки ложку и показал на заправку, отводя глаза. — Я пока посмотрю, как там филе. Деймон поставил остужаться приготовленное филе и с интересом посмотрел на Елену, которая профессиональным движением достала высокие стаканы и несколько бутылок с напитками. — Надеюсь, у тебя найдется лед? — поинтересовалась она. — Конечно, а зачем? — он наблюдал за ее приготовлениями. — Решила приготовить легкие коктейли, — она пожала плечами и внимательно посмотрела на стоящие перед ней бутылки. — «Куба Либре», «Текила Санрайс» или «Мохито»? В принципе, еще возможен «Лог-Айленд», но он уже гораздо крепче. «Пина Коладу» не предлагаю, слишком приторно. Ну, так что? — она приподняла бровь. — Ты не перестаешь меня удивлять, — он присел на высокий стул. — Давай «Текилу». Деймон сложил руки на груди и стал наблюдать за уверенными действиями девушки. Слегка улыбаясь, она смешала два коктейля и поставила стаканы перед парнем. — Пусть все получится! — Она подняла свой коктейль, и Деймон повторил ее жест. После легкого ужина Деймон достал камеру и, невесть откуда у него оказавшуюся, пару студийных светильников. Установив свет так, чтобы он падал на пустой участок стены, он выразительно посмотрел на Елену, предлагая начать съемку. — Давай попробуем? — он одобрительно улыбнулся и проводил взглядом разом подобравшуюся девушку. Она встала у стены и застыла в заученной позе. — Елена, — он покачал головой, — так не пойдет. Ничего у нас с тобой не получиться, если ты начнешь сейчас опять зажиматься. Так, — он скользнул взглядом по квартире и зацепился за стаканы с коктейлем. — Давай сделаем так, — он подошел и взял недопитые напитки. — До дна! Девушка осушила стакан и повернулась к островку. — Иди к нему. Медленно, как на показе. Вот так, — Елена услышала, как защелкала камера. — Теперь медленно поворачивайся. Хорошо. Стой! — он подошел к макбуку, поколдовал над ним, и из колонок полилась тихая ритмичная мелодия. — Потанцуй. Девушка начала двигаться, постепенно раскрепощаясь. Камера фиксировала ее лучшие ракурсы. Через несколько минут Деймон жестом подозвал ее к себе, и стал пролистывать ее фото. — Смотри: вот эта хороша, эта удачная и эта. Здесь никуда не годиться. Поза, лицо, взгляд — все мимо. Будь собой, но контролируй себя. И еще, — он слегка заправил ее волосы за ухо, — представь, что это не камера, а молодой человек, которому ты хочешь понравиться. Заигрывай с ней. Елена моргнула, но потом кокетливо дернула бровью и загадочно улыбнулась. Посмотрев в камеру, она намотала на палец прядь волос, потом отпустила ее и провела по краю рубашки, расстегнув две верхние пуговицы. — Именно, — Деймон удовлетворенно кивнул, стараясь успеть за ее движениями. — Не забывай замирать хоть на секунду. Молодец! Уже лучше. Вот… Глазки заблестели… Девушка откинула назад волосы и не спеша прошла к стоявшему зеркалу. Она посмотрелась в него и встретилась глазами с заинтересованным взглядом парня. — Я делаю что-то не то? — спросила она. — Нет-нет, продолжай, — он снова поднял камеру и сделал несколько снимков. — Постарайся не отвлекаться на меня, я сейчас не более чем штатив, — усмехнулся он. Сверкнув глазами в ответ, она покрутилась еще у зеркала, расстегнув еще несколько пуговиц на рубашке так, что стал виден ее черный атласный бюстик и полоска нежной гладкой кожи под ним. Взъерошив свои длинные волосы, она полуобернулась назад, приоткрыв пухлые губы. — Отличный кадр, — похвалил ее Деймон, глубоко вдохнув. — Кажется, ты поняла смысл игры. — Посмотрим, — неопределенно заметила она и, развернувшись, направилась к застеленной кровати. Она опустилась на колени и провела рукой по матовой ткани. Камера щелкала, стараясь не пропустить ни одного ее жеста. Вот она прогнулась вперед, поглаживая покрывало, потом проползла до середины кровати и потянулась за подушкой. Плавно, словно в замедленном кадре, она села, поджав под себя ноги, и прижалась носом к наволочке, вдыхая запах и прикрыв глаза. Потом резко, словно увидев подглядывающего за ней парня, запустила в него этой подушкой, весело засмеявшись. Откинувшись назад, она упала спиной на кровать и расстегнула последние пуговицы. Деймон подошел ближе и встал ногами на край кровати, стараясь заснять ее сверху. — Учитывая твою позу, взгляд должен быть немного порочнее, — произнес он тихо. — Смотри на меня и представь, что бы ты хотела со мной сделать. — Боюсь, что у меня слишком живое воображение, — откликнулась она, проводя ладонью по животу, захватывая грудь. — Ничего, это не страшно, — пробормотал он. — Можешь фантазировать все, что тебе захочется. Томно улыбнувшись, она окинула его фигуру оценивающим взглядом и остановилась на лице, наполовину скрытом камерой. Девушка глубоко вздохнула, и провела пальцами по своим губам. Рука стала спускаться ниже, а глаза стали темнеть, наполняясь желанием. Елена стала поглаживать себя, чуть касаясь смуглой кожи, и не отрывала глаз от камеры, где прятались глаза парня, следившие за каждым ее движением. Ее руки обхватывали грудь и проводили по бедрам, слегка приподнимая их над кроватью, гладили живот, пока пальцы не нашли застежку на брючках и, легко расстегнув, чуть приспустили, открывая черные трусики. — Помоги мне, — прошептала она, вытягивая одну ногу. — Что ты делаешь? — Деймон опустился на колени, отложил камеру и, не моргая, уставился на нее. — Ты же говорил про фото в купальнике. Думаю, что мое белье тоже вполне подойдет, — она приподняла бровь и кивнула на брюки. — Поможешь снять? Ничего не говоря, он взялся за низ брючин и потянул их на себя, стаскивая с Елены узкие брючки. Отбросив их в сторону, он окинул ее горящим взглядом и снова потянулся за камерой. Она согнула ноги в коленях и откинула руки назад, позволяя камере запечатлеть ее стройное тело. Потом мечтательно приподнялась и стянула с себя рубашку, оставшись в одном белье. Ее руки опять запорхали над телом, то поглаживая, то прикрывая от любопытных глаз, в глазах плескалась страсть, а белые зубки то и дело прихватывали краешек губ. Дыхание стало тяжелее, и в унисон с ней тяжело задышал Деймон. Сделав еще пару снимков, он вдруг отложил камеру и потянулся рукой к ее стройной ножке. Коснувшись ее подушечками пальцев, он пробежал ими по изящной щиколотке, поднялся вверх и погладил чувствительное место под коленом. Елена, не отрываясь, смотрела на его напряженное лицо и глубоко дышала. Он придвинулся ближе, продолжая путешествие по ее телу, и вот уже две его руки, невесомо поглаживали ее бедра, поднимаясь выше, пальцы пробежали по краю атласных трусиков. Глаза пытались охватить разом все, до чего еще не успели дотянуться трепещущие пальцы, и все, что он видел, вызывало восхищение. Он несколько раз облизнулся, словно предвкушая ее вкус на своих губах. Подняв глаза выше, он встретился с ее темным, почти черным взглядом, и потянулся к ней, словно притягиваемый магнитом. Он склонился над ней, опираясь на одну руку, и нежно коснулся чуть приоткрытых губ, примеряясь, пробуя их мягкость и податливость. Отстранившись, он заглянул в ее глаза, ожидая, что она сейчас остановит его. Но она не остановила. Она смотрела на него удивленно, чуть приподняв в изумлении бровь и шумно вдыхала, высоко поднимая грудь. Он снова припал к ее губам и стал целовать медленно, смакуя ее аромат, от которого у него давно кружилась голова. Он касался кончиком языка уголков ее безумно вкусных губ и тонул в ощущениях. Наконец, он почувствовал, что девушка стала отвечать на его поцелуй. Ее губы ожили, стали еще мягче и податливее, если такое вообще было возможно, а ее острый язычок толкнулся вперед, встретившись с его. От охватившего его восторга, в глазах потемнело, и он прикоснулся, наконец, рукой к ее лицу, нежно поглаживая скулы и приподнимая за подбородок, одновременно проникая языком в ее рот. Исследуя, он потерся о ее острые зубки, заставив их отступить, наткнулся на ее язычок и начал танец-борьбу, дыша все громче, возбуждаясь от близости ее тела, томившегося под ним в ожидании ласк. Он оторвался от ее рта и стал нежно покрывать ее лицо поцелуями, невесомо прикасаясь губами к ее коже, опускаясь ниже, все еще не трогая ее грациозно выгибающееся жаркое тело. Он опускался все ниже и ниже, целуя впадинку у ключицы, пробегая языком по пульсирующей жилке у основания шеи, чувствуя дрожь, пробегающую по телу девушки. Он прихватил зубами ее кожу у самой кромки бюстика и уткнулся носом в ложбинку груди, утопая в ее запахе и чувствуя, как становится тесно у него в джинсах. — Елена, черт возьми, как же ты красива, — прошептал он, прикасаясь, наконец, к ее телу, рисуя пальцами узоры на ее животе и повторяя их губами. Голова совсем отказывалась соображать, и пальцы погладили внутреннюю сторону бедер, заставляя раскрыться. Она толкнулась бедрами вперед, когда он запустил свои неугомонные пальчики между ее ног, чувствуя ее влагу, поцеловал выемку бедра на самой границе с трусиками и провел пальцами сверху вниз, проникая под белье и касаясь нежных складочек. — Деймон, — услышал он тихий стон, слетевший с ее губ, и словно тысячи игл вонзились в его мозг. Боже! Что он делает?! Эта девушка доверилась ему, а он пытается ее соблазнить? Он резко отстранился от нее и скатился с кровати, словно его снесло ураганом. Ошалело взглянув на нее, он потряс головой и прошептал: — Господи, Елена, прости, — и стремглав бросился прочь от готовой ко всему девушки. Он ворвался в душ, сорвав с себя мешающую одежду, и включил ледяную, обжигающую кожу, воду. Стоя под бьющими струями воды, он медленно приходил в себя, сбрасывая наваждение, охватившее его. «Что я творю? — с ужасом спрашивал он себя. — Она же такая хрупкая, такая нежная, так доверяет мне, а я чуть тупо не трахнул ее, прикрываясь репетицией съемки. Что она подумает обо мне, обо всех нас? Что мы только и думаем, как раздвинуть ей ноги после очередного фотосета? Я не удивлюсь, если она сбежит сейчас, сломя голову, не оглядываясь и не прощаясь». Он увеличил напор воды, пока все его тело не стало болеть от холода и пока он не почувствовал, что возбуждение, охватившее его спало. Он вышел из душа, растерся жестким полотенцем и натянул широкие спортивные штаны. Приоткрыв дверь, он шагнул в комнату и осмотрелся. Елена сидела на кровати, спиной к нему, завернувшись в покрывало, и ее плечи тихо подрагивали. Он тихо подошел к ней и остановился в шаге, не смея подойти ближе. — Елена, — тихо позвал он, но услышал только еле сдерживаемый плач. — Елена, пожалуйста, прости меня. Не знаю, что на меня нашло. Я совсем не это имел в виду, приглашая тебя домой. — Ее плечи еще сильнее дернулись, и он услышал громкий всхлип. — Елена, детка, не надо так. Не плачь. Я даю тебе слово, что больше такого не повториться. Он присел рядом и коснулся ее волос, нежно провел по ним рукой, поворачивая ее лицо к себе. Встретившись с ее отчаянным взглядом, он тихо выругался и прижал ее к своей груди. Гладя ее по голове, он проклинал себя, не зная, как успокоить девушку. — Что со мной не так, — внезапно услышал он ее тихий шепот. — Что? О чем ты говоришь? — он непонимающе замер. — Почему ты отвергаешь меня, шарахаешься, будто я прокаженная? Неужели тебе действительно наплевать на девушек? — Она продолжала тихо всхлипывать, уткнувшись в его грудь. Деймон не мог поверить своим ушам. Значит, она действительно хотела его. Хотела сама, без всякого принуждения, а он оттолкнул ее в самый последний момент. Он ощутил, насколько ей было сейчас плохо. Ее трясло в его руках, и это было не от страха или каких-то опасений. Он распалил ее, завел и бросил, оставив в замешательстве, ничего не объяснив, словно она была ему противна. — Да твою ж мать! — процедил он сквозь зубы. — Я такой идиот… *** Настоящее время… Он услышал грохот, который раздавался на весь дом, сквозь навалившийся на него туман воспоминаний. Он провалился в него, словно в тяжелый сон, снова напившись до невменяемости, пытаясь уйти от действительности. Разлепив глаза, он понял, что заснул в кресле напротив телевизора. На экране показывали уже совсем другую передачу, и ничто не напоминало ему об увиденной недавно девушке. В дверь кто-то нещадно колотил, и, кажется, сильно матерился. Поняв, что незваный гость никуда не уйдет, Деймон заставил себя подняться и доковылять до двери, пару раз больно приложившись об углы и завалив полку в прихожей. Открыв дверь, он уставился на стоявшую за ней парочку, в то время как они, так же молча уставились на него. Наконец, темнокожая девушка с задорным каре, медленно проговорила: — Сальваторе? О-хре-неть… — Бонни, малышка, — он, присмотревшись, смог распознать в ней свою подругу. — Ты какими судьбами здесь? Ты же собиралась… Куда ты там собиралась?.. — В Европу, — ответила обалдевшая от его вида Беннет, не сводившая с него глаз. — Это было три с половиной месяца назад. Ты помнишь, о чем мы с тобой договаривались? — она отодвинула его в сторону и прошла в квартиру. Следом за ней проследовала светловолосая стройная девушка, с яркими пакетами в руках. — Лес, — шутливо поклонился хозяин квартиры, — и ты тут, радость моя? — Котён, ты совсем с катушек съехал? — вопросом на вопрос ответила Лекси, сморщив носик. — Фу, как же у тебя воняет. Она подошла к окну и, подняв жалюзи, приоткрыла створку. В комнату хлынули солнечный свет и свежий воздух. Та же участь ждала балконную дверь, а также окна в спальне и на кухне. — Да-да, не стесняйтесь, будьте как дома, — иронизировал Деймон, снова развалившись в кресле. Понаблюдав какое-то время за активностью ворвавшихся в его дом девушек, он нагнулся за бутылкой, которая тут же была выдернута из его рук проворной Бонни. Он изогнул бровь и посмотрел на нее подобием своего фирменного взгляда. — Со мной это не работает, забыл? — усмехнулась она. — Да и потом, извини, но ты сейчас не в том виде, чтобы строить из себя мачо. — Спасибо, что напомнила мне о моем теперешнем месте, — поклонился парень, прижав руку к груди. — От всего моего большого сердца. — Я сейчас тебе от всего своего большого сердца так врежу, что мало не покажется, — сквозь зубы процедила подруга. — Ну-ка, марш в ванну! Лекси, у тебя все готово? Помоги этому засранцу. — Лекси, солнышко, хочешь принять со мной ванну, — промурлыкал Деймон, вставая и обнимая за плечи девушку, пытаясь поцеловать ее в висок. — Господи, котён, дыши, пожалуйста, в сторону, а не то меня сейчас вырвет, — скривилась Бенсон. — Думаю, что я смогу это сделать только дня через три-четыре, когда ты окончательно придешь в себя. Сейчас на тебя не встанет даже у Слейтера. Она подтолкнула его в сторону раздвижной двери, и сняла с него замусоленную толстовку. Скривившись, она двумя пальцами выкинула ее в пакет, туда же полетела его футболка и штаны, которые она стянула с подкалывающего ее парня. — Оставь свои сальные шуточки при себе, Сальваторе, — она кивнула ему на ванну, наполненную водой. — Ныряй! А это, — она подняла с пола пакет с вещами, — я, с твоего позволения, выкину. — Ты хочешь оставить меня с голым задом? — поинтересовался он, опуская ногу в воду и тут же выдергивая ее назад. — Она же холодная! — Она прохладная, как раз то, что тебе сейчас нужно. Залезай, а то я сама тебя туда запихну, — прикрикнула она. Молодой человек вздохнул и погрузился в чуть теплую ванну. Через несколько минут его начало трясти и появилась ужасная сухость во рту. Не успел он сказать и слова, как перед его лицом появился стакан с водой и поднимающимися на поверхность пузырьками. — Пей, тебе нужно вывести всю дрянь из организма, — твердо проговорила Бонни. — Что это за гадость, — он поперхнулся глотком непонятной жидкости и, закашлявшись, посмотрел на девушку. — Название тебе ни о чем не скажет, но это точно тебе поможет, поэтому не выделывайся и пей, — отрезала она и, дождавшись, пока он опустошит стакан, ушла прочь из ванной. — А теперь подставь свое отекшее личико под контрастный душ, солнышко, — проворковала Лекси, направляя на голову парня ледяную струю. — Ты что, совсем охренела, — взвизгнул он, прикрываясь от льющейся воды. — Решила меня заморозить? — Эта та самая, так любимая тобой температура, для поддержания тонуса кожи, поэтому не дергайся, радость моя, — она схватила его за волосы и подставила лицо под ледяную воду. Постепенно, температура сменилась на более теплую, а потом снова на холодную. Девушка незаметно слила воду из ванной и окатывала тело Деймона контрастным душем. Он кричал, матерился, грозился убить ее, как только выйдет, но она только соглашалась со всеми его словами и продолжала свое дело. Потом она отложила душ в сторону, взяла в руки мыло-скраб и приняла намыливать его тело, грубо втирая его в кожу. — Боже, Лекси, прошу тебя, остановись, — взмолился Деймон. — Ты сейчас сдерешь с меня кожу! — Знаешь, если это поможет тебе прийти в себя, то я с удовольствием, — фыркнула она, снова беря в руки душ. Вода на этот раз была теплой, и она смыла с него всю пену. Отойдя на шаг назад, она полюбовалась на дело своих рук, потом взялась за его шевелюру. — Мне не мыли голову с тех пор, как я был маленьким мальчиком, — довольно прикрыл глаза Деймон. — Мне нравится, — он тепло улыбнулся, но тут же почувствовал на своем лице что-то холодное. — Что за? — попытался возмутиться он, но Лекси предостерегающе окрикнула его. — Не открывай глаза еще пару минут. Сальваторе почувствовал, как кто-то, наверняка Беннет, стала втирать что-то в кожу на лице. Лицо приятно массировали, и он вспомнил, что раньше Бонни частенько делала ему чистку таким способом. Наконец, с водными процедурами было покончено, и ему позволили выйти из ванны, завернувшись в махровый халат. Окна в квартире были уже закрыты, чтобы избежать сквозняков. На столе стоял приготовленный стейк с овощами и кружка с зеленым чаем. — Ешь, — строго произнесла Бонни. Наблюдая, как глотал горячую пищу голодный друг, она покачала головой. — Когда ты последний раз нормально питался? — Же жнаю, — обжигаясь, ответил он. Быстро прожевав и сделав глоток чая, он поднял глаза на девушек. — Я даже не могу сказать какой сейчас день недели, не говоря уже про число и месяц. — Деймон, мы же договорились, что ты позвонишь мне, если дела пойдут совсем плохо, — Бонни протянула руку и сжала его ладонь. В ее глазах была такая тоска, что парень отложил вилку и накрыл ее руку своей второй рукой. — Дела не идут плохо, Бонни, — тихо произнес он. — У меня их просто нет. У меня нет ни одного, даже самого хренового, контракта. Никто не хочет иметь со мной дело после всего… Он поднес руку к лицу и провел по нему, сбрасывая наваждение. Ни минуту ему показалось, что ничего не было, что все по прежнему, и сейчас ему нужно будет бежать на очередной фотосет. — Что ты сотворил с квартирой, — задала свой очередной вопрос подруга. — А что такого? — пожал он плечами, снова принимаясь за еду. — Зачем ты разгромил спальню? Там же нет ни одной целой вещи. — Я все-равно сплю в гостиной, а спальня мне не нужна. Мне и квартира эта не нужна. Никогда не горел желанием жить у Центрального парка, — он прятал свои эмоции за показным равнодушием, но девушек не так-то легко было обмануть. — Чем это тебе не услужила квартира в самом центре Нью-Йорка? — спросила Лекси. — очень даже удобная и уютная… была… пока ты над ней не поработал. — Эта долбанная квартира напоминает мне о ней. Я купил эту чертову квартиру для нее, — сквозь зубы проговорил Деймон. — И теперь я ее ненавижу, как и ту, ради которой она была приобретена. — Ненавидишь? — вскинула брови Бенсон. — Тогда скажи мне, что это все еще тут делает? Она показала пальцем на стену позади Деймона, и он медленно обернулся. На самой большой стене в квартире, висел коллаж из черно-белых фотографий, сделанных когда-то, на домашней фотосессии Елены. С них на парня смотрела наивная, слегка испуганная девушка, очень старавшаяся быть сексуальной и желанной. На некоторых снимках она лукаво улыбалась, приподняв брови, на некоторых смотрела в объектив с явным нескрываемым желанием. Его взгляд потемнел, и он отвел глаза. — Это напоминает мне о моей непроходимой глупости и доверчивости, — тихо выговорил он. — О том, что нельзя доверять наивным глазам и красивому личику. Он посмотрел в окно, улетая в мыслях в тот день, когда он совершил свою самую большую ошибку — поверил в любовь…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: