Только не я... 108

Sandra72 автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Деймон – когда-то знаменитая топ-модель, находясь в глубокой депрессии, видит в телерепортаже девушку, из-за которой рухнула его карьера. Он вспоминает, как одна девушка появилась в его жизни, как он помогал ей стать фотомоделью. Как из-за вспыхнувшей любви не заметил, что девушка просто воспользовалась им для достижения своих целей.
Но все ли так просто? Или в его прошлом есть неприглядные страницы? Шагнув назад, мы раскроем все тайны Деймона Сальваторе, и не только его...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Важно! Как написал один хороший автор: "Строго 18+. Я предупредила, если что... Содержит откровенные сцены!"
Полностью подписываюсь под этими словами. Если вы решили читать, то не говорите, что не видели этого предупреждения!
Фанфик пишется по готовому видео. Да, я знаю, но трейлер получился раньше, чем начал писаться текст...
Ссылка на другие сайты: http://delenadiaries.com/fanfiction/9354-fanfik-ne-byvaet-tak-nc-17.html
Трейлер здесь:https://www.youtube.com/watch?v=8nEZMNXtPTI
https://www.youtube.com/watch?v=AO1XOPho_EU
И еще один: https://youtu.be/JWZ72P4ejEQ
И последний: https://youtu.be/VabeZl77FiE

35.

21 августа 2018, 17:33
Примечания:
Marilyn Manson - Sweet Dreams
Marilyn Manson - Tainted Love

Уже по подборке треков вы, наверняка, поняли, что глава будет тяжелой. Должна предупредить. Но, надо рассказать все, как было. Хотя, слушать это было не очень...
Елена… Она стояла на пороге их квартиры. Той самой, где они жили вместе. Стояла и смотрела на него, будто чего-то ждала. Сколько счастья она ему принесла и сколько боли! Взяв себя в руки, он приподнял бровь, изображая полное безразличие. — Елена? Что ты тут делаешь? Несколько позднее время для визитов, не находишь? — Прости, но в последнее время тебя невозможно застать. — Да, я, — он прикрыл глаза и глубоко вдохнул, — мы были немного заняты, — снова открыв глаза, он окинул ее быстрым взглядом. И тут, его словно озарила мысль. — А как ты сюда попала? — Через подземный гараж. Я же тут жила, помню, как можно попасть домой, — она запнулась, опустив глаза — Домой? Прости, но теперь это не твой дом, и совсем не дело пробираться сюда вот так, словно ты что-то задумала. — Он упёрся рукой в притолоку, продолжая рассматривать ее, чуть склонив голову. — Деймон, пока я ждала, мысленно поговорила с тобой десять тысяч раз, и ты всегда меня прерывал. Господи, как все глупо. Но ты просто не дал мне шанса! — Я ничего не понимаю, — он покачал головой, сжимая ручку двери. — Прости, но сегодня у нас с Лекс был слишком насыщенный день и нам пора спать. — Лекси нет дома, — оборвала его Елена. Деймон удивленно застыл, так и не закрыв дверь, хотя секунду назад был готов это сделать. — Я сегодня целый день тут торчу и слышала, как они с Бонни говорили что-то о Вирджинии-Бич. И о мальчишнике, — она снова прямо посмотрела в его глаза. — Деймон. Ты и вправду женишься? — Елена, — он качнул головой. — Ты не можешь! Ты делаешь ошибку! Как ты не поймёшь? Боже, я не знаю, что мне тебе сказать, чтобы убедить. — Елена, не надо, — он непроизвольно сжал руку в кулак. — Эти разговоры ни к чему не приведут. Зачем ты снова вмешиваешься в мою жизнь? Я все тебе сказал, мы все выяснили. — Не все! — выкрикнула она. — В том-то и дело, что не все. — Елена, уходи. Я сейчас совсем не расположен к выяснению отношений, — он попытался закрыть дверь, но она схватилась за ручку. — Нет, пожалуйста, Деймон! В это время послышался тихий шорох и щелчок открываемого замка. — Черт! Соседи! — Деймон одним резким движением рванул Елену на себя, вытаскивая в квартиру, и захлопнул дверь. Девушка оказалась прижатой к стене его сильным телом. Все ещё сжимая ее плечи, он он глубоко вздохнул. — Ты что творишь? Хочешь опять устроить представление для всего дома? Зачем тебе это нужно? — Прости, я не подумала, — она подняла на него глаза. — А надо было, — он упрямо вздернул подбородок. — Ты вообще редко думаешь. Он чувствовал ее через ткань своей рубашки и ее тонкой трикотажной кофточки. Вжимая ее в стену, он он неосознанно вдыхал ее знакомый запах. Прикрыв глаза, он сглотнул и, наконец, отступил назад. — Твой приход ничего не изменит, Елена. Я хочу быть с Лекси. Неужели это так тяжело понять? — Хочешь быть с Лекси, а любишь меня? — она коснулась его руки. — Деймон. Я искренна. Наверное, я никогда еще не была так искренна. Я люблю тебя. Я хочу все исправить. — Это невозможно, — он посмотрел на ее ладонь, сжимающую его запястье, и медленно поднял глаза. — Ты предала меня. Я не могу этого забыть. Все. Тупик. — Я сделаю все, чтобы ты забыл. Я очень постараюсь. Дай нам шанс, — в ее глазах было столько боли. А еще, где-то в глубине блестела надежда. Надежда на то, что он сейчас все бросит и останется с ней. Предаст девушку, которая вытащила его с самого дна, которая положила столько сил на него, которая согласилась быть с ним, несмотря ни на что. «Боже, почему именно сегодня?» — пронеслось у него в голове. — Ты не понимаешь, — твердо сказал он. — Ничего уже не может быть. Все в прошлом. Я уже давно с другой. — Но ведь ты еще любишь меня! — умоляюще выкрикнула она. — Ты можешь лгать, но твои глаза не лгут. Я вижу, как ты смотришь на меня. «Ей надо уйти. Господи, пусть она уйдет.» — стучало у него в голове. — Это только твои предположения, Елена. Ты выдаешь желаемое за действительное. — Хочешь сказать, что не любишь меня? «Да оставь же меня в покое, черт бы тебя побрал! Я больше не могу сдерживаться.»  — Уходи, Елена, — он смотрел куда-то поверх ее головы. — Ты любишь Лекси? Скажи мне! — Люблю. «Если сейчас она не уйдет, я сделаю какую-нибудь глупость. Надо оттолкнуть ее, надо что-то придумать. Как я ее люблю! Боже, помоги!» Он неосознанно скрипнул зубами, и Елена тут же уловила этот звук. — Значит, любишь ее? Тогда скажи мне это, глядя на меня. Я хочу увидеть твои глаза, когда ты говоришь об этом, — она прижала его руку к своей груди. — Вот так, касаясь меня, чувствуя меня рядом, скажи, что ты меня не любишь! Он заглянул в ее глаза, опустил их на ее губы, скользнул ниже, чуть коснулся языком своих сухих губ, и снова уставился на нее с нечитаемым выражением на лице. — Деймон, скажи мне. — А давай, я тебя трахну. Она замерла, раскрыв глаза и чуть приоткрыв губы. Ей показалось, что она ослышалась. Напряжение между ними можно было резать ножом, настолько оно казалось осязаемым. — Что? — пролепетала она. — Ты же за этим пришла. Чтобы я тебя трахнул. В последний раз. — Он прищурился и немного склонил голову, ожидая ответа. — Нет, — она замотала головой, пытаясь опустить руку, но перехватил ее, прижав к себе. — Да, Елена, — зашептал он, низко наклоняясь. — Ты хочешь этого. Я чувствую. — Неправда. — Не ври себе. Ты захотела меня, едва увидев. — Нет, я не хочу так. — Именно так. Ты хочешь, чтобы я взял тебя, отымел, как последнюю шлюху. Так, как тебе нравится, — он старался встретиться с ней взглядом, но она отводила глаза, пытаясь выскользнуть из ловушки, в которую попала. — Деймон, нет! — Да, Елена. — Он с силой вжал ее в себя, не давая возможности пошевелиться, и с жаром зашептал на ухо.— Давай напоследок вспомним, как нам было здорово вместе. Ты ведь хочешь этого уже давно, еще с того памятного разговора в «Старбаксе». Я уже тогда чувствовал исходившие от тебя флюиды. — Он ткнулся носом в ее висок, втягивая ее запах. — От тебя просто несет сексом! Спорим, ты уже течешь. Его рука скользнула ниже, грубо пробираясь между ее ног. Она попыталась вырваться, но у нее ничего не получилось. Он усмехнулся, почувствовав ее жалкие попытки. — Брось, крошка, расслабься и получай удовольствие. Если все сделаешь правильно, то оно будет нехилым. — Деймон, перестань! Это все не ты. Это говорит твое самолюбие и обида. — Откуда тебе знать, — он обхватил руками ее лицо и уперся лбом в ее лоб. — Ты же ничего обо мне не знаешь. Давай, Елена. Ну, же, тебе будет хорошо, я обещаю. Знакомые слова резанули ее слух. Перед глазами встала та самая ночь, пять лет назад. Но даже тогда все было по другому. Он криво усмехнулся. Да, он тоже это помнил. Именно поэтому он сказал именно эту фразу. — Да, крошка. Пусть все закончится так, как должно было начаться. — Он чуть коснулся ее губ, но тут же отстранился. — Чего ты хочешь, Елена? — Его голос обволакивал, лишая сил и возможности думать. — Что еще мы с тобой не пробовали? Сейчас самое время, — он лизнул раковину ее нежного ушка, и девушку тут же пронзили тысячи игл. — А! Я знаю… Давай устроим тройничок! Хочешь? Ты ведь еще не участвовала? — Деймон, — она со страхом схватила его за рубашку. Его руки уже давно блуждали по ее телу, пробираясь под кофточку, ощупывая и сминая кожу. — О, не бойся! Я не буду звать Кола и вообще кого-то из мужчин… Я же собственник, помнишь? — Его губы порхали по ее шее, то касаясь нежно, словно крылья бабочки, то жаля, словно жало пчелы. — Давай позовем твою сестру. Она ведь так тогда меня хотела. Доставим ей удовольствие, — он сильно сжал ее грудь, наблюдая, как она зажмурилась и закусила губу. — Смотри, как ты меня хочешь. Ты ведь пойдешь на все, ради этого. Я прав? — Нет, — она замотала головой. — Ответ неверный, — он слегка прикусил мочку ее уха и она громко втянула воздух через сжатые зубы. — О, да! Давай, расскажи мне свои самые сокровенные желания. Как ты меня хочешь? Насколько сильно? Что ты делаешь, когда ночами вспоминаешь обо мне? Он снова коснулся губами ее шеи и слегка втянул кожу. Девушка сильнее стиснула зубы и глубоко задышала. — Это неправильно, — прошептала она. — Так не должно быть. — Неправильно то, что ты пришла в дом к почти женатому мужчине и практически предлагаешь себя. А я не железный. Я уже отказал сегодня двум сексуальным стриптизершам, но ты, — его глаза задержались на ее губах, он провел по ним большим пальцем. — Сегодня ты будешь моей разрядкой. — Не надо так! — она снова попыталась вырваться, но он резко завел обе ее руки за спину и взял их в твердый захват. — Надо только так! Мне нравится, — он скользнул взглядом по ее выступающей вперед груди. — Так что, будем звать твою лживую сестричку? Она смотрела на него не отрываясь и тяжело дышала. Он внимательно посмотрел на ее поднимающуюся грудь и сам себе ответил. — Пожалуй, нет. С этими словами он ухватил ткань тонкой блузки и резко дернул вниз. Раздался треск, и оторванный клочок кофточки полетел на пол, но они оба не заметили этого. Едва перед его глазами возник лифчик еле прикрывающий торчащие соски, Деймон стал целовать и покусывать их через кружево, а рука снова поползла вниз, расстегивая замок брючек и пробираясь внутрь. — Влажная крошка. Твое тело не может меня обмануть, — прошептал он, заглядывая в ее лицо. Она выгнулась навстречу его пальцам, сдерживая рвущийся стон. — Не сдерживай себя. Я знаю, насколько горячей ты можешь быть, когда отпускаешь себя. Давай! — Пожалуйста, — предприняла она последнюю безнадежную попытку, уже внутренне сдаваясь. Его рука уже сжала ткань стрингов, отодвигая их в сторону. — Деймон, нет! — Выдохнула она, широко раскрыв глаза, когда он коснулся ее нежных складочек. — Ах, да! — слетело с ее губ, когда он вошел в нее одним пальцем. — Вот так, — прошептал он. — Вот ты уже и готова. Для меня. Он отпустил ее руки, и она тут же скользнула ими по его груди вверх, расстегивая рубашку, отрывая не желавшие поддаваться пуговицы. Пробежалась руками по горячему мускулистому торсу, и повторила этот путь губами. Зацепившись за воротник рубашки, поглаживая шею, она зарылась пальцами в его волосы, притягивая его к себе и накрывая губами губы. Но он не желал сегодня нежности. Резко оборвав поцелуй, он оттянул назад за волосы ее голову и выдернул вторую руку из брючек. — Хочешь? — она только тихо простонала в ответ. — Насколько сильно ты хочешь? Она молча потянулась руками к ширинке на его джинсах и провела ладонью по его эрекции. — Да, — его глаза блеснули, и он выпустил ее волосы. — Давай, покажи, насколько ты его хочешь. Она расстегнула пуговицы и нырнула рукой к его ждущему ласки члену. Провела пальцами по его длине, задев головку. Его бедра дернулись вперед, и она медленно опустилась перед ним на колени. Деймон молчал. Она чуть спустила его джинсы вместе с бельем и коснулась языком низа живота. Он зашипел что-то сквозь зубы, запуская руку в ее волосы. Сильнее освободив его она обхватила ладонью ствол и провела нему, поднимая глаза. Он смотрел взглядом самца, хищника, готового разорвать свою добычу. Не отводя взгляда она провела языком по всей длине и медленно взяла его в рот. Он толкнулся вперед, хватая ее за подбородок. И она начала двигаться. Сначала медленно, потом быстрее, вбирая его все больше и больше. Он тоже толкался вперед, что-то шептал, сильнее наматывая волосы, просто трахал ее рот. Вдруг, он резко отстранил ее, сжимая за горло. — Черт бы тебя побрал, Елена Гилберт, — прохрипел он, смотря на нее темными от желания и страсти глазами. Он рывком поставил ее на ноги и, приподняв ее над полом, донес до дивана, ногой откинув стоящий на пути столик. Они рухнули на диван, словно им дали по ногам, лишая опоры. Они не раздевали друг друга, нет. Они сами рвали с себя свою одежду. Потому, что так было быстрее. Куда там до красивых обнажений и прелюдий?! Взять! Сразу! Резко! Сейчас же! Она вцепилась ногтями в покрывало, когда он с силой вошел в нее, приподняв за ягодицы. «Как хорошо, что это не моя спина,  — мелькнуло и погасло в его голове. — Неправильно! Как все это неправильно… Все потом.» — повторял он про себя, толкаясь в нее, разводя ее ноги еще шире. Он брал ее грубо, словно хотел выбить любовь и боль из сердца. Вдруг, он резко вышел, перевернув ее, ставя на колени и сильно нагибая вперед, заставляя упереться грудью в низкую спинку. — Деймон, — выдохнула она. — Молчи, — сквозь зубы обронил он, одновременно входя сразу на всю длину, до боли сжимал ягодицы, желая оставить на ней свои отметины. Фиксируя ее бедра, он толкал ее к себе, словно надевая на себя. Жёстче. Резче. Но все же ему чего-то не хватало. И он коснулся ее волос, с силой наматывая на кулак, заставляя выгнуться назад. — Да, черт возьми, да! Он нагнулся, ловя губами ее губы, чувствуя, как ее трясет под ним, сжимаясь вокруг. — Еще, пожалуйста, еще, — требовала она, и он давал ей еще, с каждым новым толчком. Он снова оторвался от нее, повернув к себе лицом, и она тут же обвила его ногами, беря в плен. Он уперался руками в спинку дивана, вдавливая ее в сидение, пока она скулила, стонала и вскрикивала от его сильных движений. Ему не надо было говорить, он сам понял, когда она выгнулась под ним, все еще по инерции продолжая устремляться навстречу, отвечая на его проникновения. Глубже. Еще. Вот сейчас… Он успел! Кажется… Оставил ее на самой грани, изливаясь на ее живот, вцепившись зубами в ее плечо. Она еле слышно вскрикнула, приводя его в сознание. *** Они тяжело дышали, приходя в себя после случившегося, кожей ощущая, как падает градус напряжения. Он упирался лбом в спинку дивана и восстанавливал дыхание, а она все ещё сжимала ногами его бедра. Наконец, он оттолкнулся от сидения и встал, одним движением скинув ее ноги и скользнув взглядом по ее испачканному животу. Натянув джинсы и пройдя в спальню, достал первое попавшееся полотенце. Вернувшись назад, он молча кинул ей кусок махровой ткани и отвернулся. Шагнув к балкону, он пошарил на подоконнике и взял сигарету. Стоя на балконе, он глотал сигаретный дым, и невидяще смотрел перед собой. Вот и все… То, что только что случилось, перечеркнуло все более и менее светлые воспоминания, что еще были. Осталась только эта грязь, которая произошла в комнате за стеклом позади него. Еще раз глубоко затянувшись, он выкинул незатушенную сигарету в темнеющую бездну под ним, запихнул ладони в карманы джинс и шагнул в гостиную. Она сидела на диване, поджав под себя ноги, сжимая в руках полотенце и затравлено смотря на него. Он чуть прикусил уголок губы, с прищуром разглядывая ее сжавшуюся обнаженную фигурку. Потом он прошел вперед, нагинаясь и поднимая ее вещи. Собрав все, он небрежно кинул их на диван. — Одевайся и уходи, — спокойно произнес он, не глядя на девушку. — Что? — она схватила свои вещи и попыталась прикрыться. — Одевайся и уходи, — также спокойно повторил он. — Деймон, — она запнулась, увидев его холодный взгляд. — Пошла вон, — он сказал это тихо, но она вздрогнула, словно ее только что ударили. — Не надо так, — она сжимала пальцами разорванную блузку и не сводила с него взгляд. — А как ты хотела? — он чуть склонил голову. — Ты получила то, зачем пришла. Теперь убирайся. Из этого дома и из моей жизни. — Деймон, пожалуйста, — еле слышно прошептала она. — Вон пошла, — в его голосе было столько стали, что Елена поняла — спорить с ним бесполезно. Она, словно во сне, натянула белье и свои помятые брючки, попыталась кое-как надеть безнадежно разорванную кофточку, но поняла, что это бессмысленно и нерешительно поискала глазами что бы можно было надеть. Ее взгляд зацепился за его валявшуюся рубашку. Она встала и потянулась за ней. — Что это ты задумала? — остановил ее его удивленный голос. — Деймон, не могу же я идти по улице в таком виде, — она показала на обрывки, еще недавно бывшие трикотажной блузой. Он безразлично пожал плечами, словно говоря, что ему на это наплевать. Она все же подняла рубашку с пола, но тут же поняла, что на ней отсутствуют половина пуговиц. Она нерешительно оглянулась, но наткнулась на его ледяной взгляд. Натянув на плечи рубашку, все еще пахнущую Деймоном, она закатала рукава и кое-как завязала полы узлом на животе. Потом прошла в холл и всунула ноги в туфли. Взяв в руки сумочку, она оглянулась. — Вот, — он подошел к ней и протянул несколько купюр. — Что это, — она смотрела на деньги, как на что-то ужасное. — Это тебе на такси и за кофту. Не хочу быть чем-то тебе обязан. — Ты хочешь еще больнее меня ударить? — в ее горле стоял ком. — Если бы хотел, то предложил бы чуть больше. За труды. — Да пошел ты! — она дернула на себя ручку и выскочила на площадку. Ее глаза жгли слезы, но она не хотела, чтобы он их увидел. Потом. Все потом. Постояв немного перед захлопнувшейся дверью, Деймон вернулся в гостиную и стал собирать валявшиеся вещи. Он подобрал полотенце, свои боксеры, сдернул с дивана покрывало, снял джинсы и бросил их в корзину в грязным бельем. Встав под душ он долго тер себя мочалкой, смывая знакомый запах. Нацепив домашние штаны он прошел на кухню и плеснул в стакан виски. Потом, словно передумав, взял пакет, вернулся к корзине и, сложив все в него, отнес на площадку и выбросил в мусор. Он не хотел, чтобы хоть что-то напоминало ему о произошедшем тут сегодня. Взглянув на себя в зеркало, он резко остановился и оглядел свое отражение. Он закрыл глаза, немного покрутил головой разминая шею, расправил плечи и вдруг, резким движением кулака, разбил висящее зеркало.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: