Только не я... 108

Sandra72 автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Деймон – когда-то знаменитая топ-модель, находясь в глубокой депрессии, видит в телерепортаже девушку, из-за которой рухнула его карьера. Он вспоминает, как одна девушка появилась в его жизни, как он помогал ей стать фотомоделью. Как из-за вспыхнувшей любви не заметил, что девушка просто воспользовалась им для достижения своих целей.
Но все ли так просто? Или в его прошлом есть неприглядные страницы? Шагнув назад, мы раскроем все тайны Деймона Сальваторе, и не только его...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Важно! Как написал один хороший автор: "Строго 18+. Я предупредила, если что... Содержит откровенные сцены!"
Полностью подписываюсь под этими словами. Если вы решили читать, то не говорите, что не видели этого предупреждения!
Фанфик пишется по готовому видео. Да, я знаю, но трейлер получился раньше, чем начал писаться текст...
Ссылка на другие сайты: http://delenadiaries.com/fanfiction/9354-fanfik-ne-byvaet-tak-nc-17.html
Трейлер здесь:https://www.youtube.com/watch?v=8nEZMNXtPTI
https://www.youtube.com/watch?v=AO1XOPho_EU
И еще один: https://youtu.be/JWZ72P4ejEQ
И последний: https://youtu.be/VabeZl77FiE

49.

17 декабря 2018, 10:07
Примечания:
Я не стала особенно затягивать. Ничего особенного говорить я не хочу.
Всем кто еще не видел трейлер ссылка: https://youtu.be/VabeZl77FiE
И трек: Queen - Who Wants To Live Forever
*** — Лекси, нет! Мы уже обсуждали это неделю назад, и с тех пор мое мнение не изменилось, — Деймон со злостью сжал телефон. — Ты хочешь, чтобы я все бросил, прилетел из Канады и, несмотря на твое очень даже заметное всем положение, надрал твою хорошенькую попку? …Он уже четыре месяца был на этих выматывающих съемках. Его роль второго плана хоть и была не центральной, требовала его постоянного присутствия на площадке. Его герой вечно лез во все дырки, пытаясь найти себя в жизни. В этом году он даже пропустил участие в весенних показах. На них совсем не оставалось времени. А еще он понял, насколько мало знает о профессии актера. Все чаще Деймон стал задумываться о необходимости учебы в колледже или хотя бы курсах актерского мастерства. Он работал понимая, что теперь ему придется содержать семью. У них уже состоялся не очень приятный разговор с Лекс о ее дальнейшей работе. Да, он понимал, что ей надо держать себя в форме, и сразу после родов она займется восстановлением. Но он просил, нет, умолял, чтобы она провела с малышкой хотя бы первый год. Он уже начитался всяких статей в интернете и понимал, насколько важно общение ребенка с матерью в это время. Но Лекси упорно не хотела его слышать. Мало того, она, несмотря на рекомендации врача, продолжала сниматься, правда только для рекламы косметики. А теперь еще и это!.. — Но, Дей, — проворковала на том конце жена. — Это только один показ. Представляешь, какой это будет фурор? О нашей семье снова заговорят. — О нашей семье и так чересчур много болтают, по-поводу и без, — парировал он, выходя из трейлера на воздух и доставая сигарету. — Откуда они только взяли эти фото? — Ты о том нашем походе в магазин детской одежды? — уточнила Лекс. — Но ведь там ничего такого не видно. — Лекс, святая простота! — он глубоко затянулся. — Уже одно то, что мы пошли в этот магазин, сказало журналистам о многом. А теперь ты хочешь, чтобы об этом кричали абсолютно официально во всех изданиях? — Но ведь ребенок — это такая радость! — По интонации голоса было понятно, что она улыбается. — Что плохого в том, что мы поделимся ею… — Со всем миром, — закончил за нее Деймон. — Спешу тебе напомнить, если ты забыла, что мир не настолько добр, как тебе кажется. — Если тебе в свое время не повезло, то это не говорит о том, что так будет со всеми, — обиженно проговорила она. — Да, Лекс, так будет со всеми публичными людьми, — он раздраженно стукнул по подвернувшейся ветке. — Думаешь кто-то станет умиляться, увидев тебя на показе с выпирающим животом? Это греет сердце только мне, потому, что я — будущий отец. Остальные станут судачить о том, что Сальваторе совсем сдурел, раз разрешает, читай «заставляет», свою жену работать на таком сроке беременности. — Но это мое решение, и только мое, — возразила она. — Нет, я сказал! Ты забыла, что с тобой случилось полтора месяца назад? Как там сказал врач? «Матка в тонусе. Надо больше отдыхать и избегать больших нагрузок, а также стрессов». …Эти два дня показались Деймону адом. Ему позвонила Бонни и взволнованным голосом рассказала, что Лекси увезли в больницу прямо с фотосета с болями внизу живота и пояснице. Пока он мчался в аэропорт, а потом кусал губы в самолете, Лекси обследовали, провели курс необходимых процедур и оставили на ночь в медицинском центре, чтобы проследить за состоянием плода. Деймон ворвался в палату ранним утром, с красными после бессонной ночи глазами и взлохмаченными волосами. Следом за ним спешил Уэс, который уговаривал его не волноваться. — Дей, все хорошо. Правда. Уже хорошо, — приговаривал он. — А ты же только прилетел? Хочешь кофе? — Засунь его себе знаешь куда? — Деймон зло зыркнул на менеджера. — Я же просил. Уэсли, ты не понимаешь? Ее организм и так измотан диетами, ей тяжело дается эта беременность. Какая, на хрен, работа?! — Но она сама. — Деймон, не кричи, — раздался тихий голос жены. — Ты в больнице как бы. И Максфилд не при чем. Это я настояла на рекламе. — А с тобой я поговорю позже, когда тут никого не будет, — он ткнул в нее пальцем. Развернувшись, он внимательно выслушал подоспевшего врача, а потом выпроводил всех из палаты. Оставшись наедине с женой, он подошел к кровати и рухнул на стоящий рядом стул. — Ты хоть представляешь, как я волновался? Что со мной было, пока я летел сюда? Лекси, — он взял ее руку и прижался к ней лбом, — ну нельзя же так безответственно относиться к своему положению. Ты теперь не одна и должна думать о маленькой жизни внутри тебя. — А ты думал, когда кувыркался со своей Еленой? — вдруг озоблено спросила Лекс. — Что? — Он вскинул голову. Его щеки вспыхнули, но он быстро взял себя в руки. — Мне кажется, что только об этом и думал. — Зачем ты вернулся? Ты же любишь только ее! Ответь, — она трясла его за руку. — Да. Люблю. — Я и так это знала! Конечно, ведь если бы не ребенок, ты бы не вернулся домой. — Конечно, — кивнул он, играя желваками. — Что еще ты решила выяснить? Хотел ли я уйти? Хотел. Ты довольна? Но я вернулся. Ради тебя и ребенка. — Зачем же было приносить такие жертвы! — съязвила она. — Оставался бы в своем Майями. — Хочешь, чтобы я был подлецом? Не дождешься! — По крайней мере, все было бы честно. — Честно? А честно было с твоей стороны говорить мне о своей беременности в тот момент, когда я собирался расстаться с тобой? И не говори, что ты не знала. Я даже чемодан не разобрал! — А почему я должна была отдавать тебя кому попало? Ты — мой муж, и я… — она снова поморщилась и схватилась за поясницу. — Врача! — он выскочил в коридор и схватил проходившую медсестру. — Ей снова плохо. Когда Лекси сделали укол и дали успокоительного, он снова присел у ее кровати. — Это ты решил вернуться или она тебя прогнала? — в глазах жены заблестели слезы. Он закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Этот спор возникал не первый раз, и он всегда мог удержать себя в руках. Но не сегодня. Это могло плохо закончиться. Поэтому он постарался успокоиться и снова взял жену за руку. — Алексия. Врач запретил тебе волноваться. Это так ты выполняешь его предписания? — Он уже пожалел, что поддался ее настроению и наговорил лишнего. Но он действительно был вымотан: морально и физически. — Нет, я хочу знать, — она шмыгнула носом. — Я. Это я решил вернуться, — ответил он успокаивающим тоном. — А теперь успокойся и поспи. Тебе надо больше отдыхать. И чтобы никакой рекламы!.. Он вспоминал этот разговор и понимал, что в мыслях Лекси мало что изменилось. — Но я и так ничего не делаю, — почти хныкала она. — Вот и продолжай это прекрасное занятие, — он улыбнулся. — Но показ Mamma в этом году позиционирует себя с семейными ценностями и материнством. Это как раз наша тема. И к тому же, Миранда Керр и Лили Олдридж не остановила их беременность. Да многие другие модели… — Давай еще вспомним фото Деми Мур в девяносто первом! У Миранды и Лили был не такой срок, как у тебя. И к тому же, их мужья не модели. Они не знают, какой это труд. — Деймон, ты меня совсем не любишь, — вздохнула она. — Мне казалось, что с этим вопросом мы тоже все выяснили, — ледяным тоном проговорил он. На том конце было слышно лишь тихое дыхание. — Значит так. Говорю в последний раз: моя жена не будет дефилировать по подиуму на седьмом месяце беременности. Все! Точка! — Но… — И если только я узнаю, что ты решила поиграть в самостоятельность, я прилечу и объясню тебе кое-что о равноправии полов, — он скрипнул зубами, но потом слегка успокоился. — Лекси, солнце! Я прошу тебя не рисковать здоровьем. Своим и ребенка. Ты уже дважды чуть не потеряла нашего малыша. Я понимаю, насколько для тебя важна твоя карьера, но наш ребенок не менее важен. Разве не так? — Я понимаю, что этот ребенок для тебя — самое дорогое на свете. Даже дороже меня и твоей любимой Елены, — попыталась съязвить Лекси. — Ты опять решила меня подколоть? Может уже хватит? Я ведь все сказал тебе в прошлый раз. Или этого тебе недостаточно? — Деймон не на шутку разошелся. — А разве я не права? — вспылила она. — Ты только и говоришь, что об этом ребенке. Словно для тебя есть только он. — Она, — поправил Деймон. — Надеюсь, что это будет девочка. — Еще лучше! Будешь растить из нее принцессу? — Буду, — согласно кивнул он в пустоту. Они помолчали. — Дай мне слово, что не станешь участвовать в показе, — потребовал наконец Деймон. — Хорошо, — буркнула Лекс. — Даю. — Не слышу, солнышко! — Даю слово, что не буду участвовать в показе, — проговорила она громче. — Надеюсь, что ты сейчас не сложила пальцы в «фигу», — усмехнулся он. — Я прилечу через неделю. У нас перерыв в съемках. Будь хорошей девочкой. Она громко фыркнула и отключилась. Деймон поднял глаза к небу и покачал головой. «Беременные женщины — это что-то», — подумал он и направился к своему трейлеру. *** — Ну что? — Бонни посмотрела подругу. — И как ты хочешь все успеть? — Все нормально, — Лекс упрямо тряхнула светлыми локонами, взглянула в зеркало и осмотрела неброский макияж. — Показ заканчивается в восемь, а Деймон возвращается в девять. Я планирую только один выход. Мы уже обсудили, что я не выхожу на финальное дефиле. Я даже успею соорудить ужин. — Ты не думаешь, что нарываешься, — Бенет смотрела на нее в отражении зеркала. Беременность очень шла Лекси. Она немного поправилась, лицо стало круглее и от этого еще милее. Пухлые губки, вздернутый носик и милые кудряшки придавали ей сейчас сходство с фарфоровой куклой. Бонни представила, какой красивый ребенок должен родиться от союза Деймона и Лекс. — Если Деймон узнает… — Но ведь он не узнает, — Лекс развернулась и схватила подругу за руки. — Бонни, пожалуйста. Поклянись, что ты не расскажешь ему! — Лекс, я так боюсь за тебя, — визажистка покачала головой. — Но ведь это всего один проход. Деймону совсем незачем знать. — Он все равно узнает. Об этом будет в журналах и интернете, — Бон-Бон строго смотрела в глаза подруги. — Бонни, я понимаю, что ты еще в обиде на меня за то, что я не рассказала тебе первой о беременности, — Лекси прижала ее ладони к своим щекам. — Но ведь я уже объясняла тебе. Я что-то почувствовала. Еще не знала тогда наверняка, но внутри было ощущение, что он решил покинуть меня. Я не могла молчать. Ты же понимаешь? — Понимаю, — Беннет кивнула. — Но то, что ты делаешь сейчас… — Не ведет ни к чему страшному. Серьезно, Бон-Бон. Я сейчас чувствую себя как никогда отлично. Ну? Ты не расскажешь? — Хорошо, — коротко кивнула она. — Но после прохода ты сразу отправишься домой. — Обещаю, — глаза Лекси засветились от счастья. Она шла по подиуму и чувствовала на себе восторженные взгляды. Да! Вот оно, чувство эйфории. Аплодисменты, которыми приветствовали ее гости, заставили ее сердце сжаться от радости. Кровь бежала по венам, и в висках стучало от возбуждения. Лёгкое тянущее чувство непонятной тяжести внизу живота, которое беспокоило ее утром, куда-то улетучилось и она уверенно вышагивала по мягкой дорожке. Яркая вспышка, практически в лицо, ослепила ее на повороте, и она вздрогнула от неприятного ощущения. Почему-то стало холодно. Ребенок сильно дернулся, и она непроизвольно положила руку на живот. Собрав волю в кулак, она продолжила дефиле. Закончив проход, она вышла за кулисы и поморщилась от неприятного онемения поясницы. Такого у нее ещё не было. Заложив руку за спину, она поспешила к кулеру. Ужасно хотелось пить. Во рту словно все застелили наждачной бумагой. Она облакотилась о стену и с жадностью припала к стакану. — Сальваторе, похоже, совсем все равно, чем его жена занимается, — расслышала она негромкий разговор. — Боится, что его фамилия не будет мелькать? Сам на съёмках, а Лекси за двоих отдувается. Она вся превратилась в слух, вжавшись в стену за кулером. — Не идёт ей беременность, — вновь краем уха услышала она. — Может материнство пойдет больше. От обиды сдавило грудь. В голове только звучал один вопрос: «За что?» — Вообще не понимаю, что Деймон в ней нашел, — фыркнула одна из сплетниц. — Говорят, что он тайно летает к Елене. Будто даже дом ей снял где-то в глуши, чтобы никто их не видел. Внезапно сильно закружилась голова. Перед глазами замелькали какие-то мушки. Медленно развернувшись, Лекси побрела в туалетную комнату. Надо было срочно всполоснуть лицо и успокоиться. Тогда станет легче. Цепляясь руками за стены, она с трудом преодолела метры, отделяющие ее от необходимой прохлады. Почему она не послушала Деймона? Ведь он предупреждал. И просил. Но она, как всегда, решила сделать все по-своему. Из глаз брызнули слезы. Она задыхалась от ставившей грудь паники. Спину нестерпимо ломило, а ребенок, казалось, хотел прорваться сквозь кожу. — Тихо, тихо, малыш, — она гладила живот трясущимися руками. — Все будет хорошо. Сейчас. Мама успокоится. Ее пронзила резкая боль внизу. А вот это уже было ей знакомо. Надо было срочно присесть, а ещё лучше лечь. Но в туалетной, куда она с трудом добралась был только неудобный стул. Очередной спазм выгнул ее назад. — Ты делаешь маме больно, малыш, — прохрипела она сквозь зубы и осела по стене на холодный кафель. Перед глазами стояла пелена, реальность становилась все размытие. Обессиленная, Лекси прикрыла глаза. *** Деймон не отпускал кнопку звонка минуты две, но уже понимал, что дома никого нет. Темные окна говорили о том, что Лекси где-то бродила. Он не был на нее в обиде, ведь она не могла знать, что какое-то шестое чувство подтолкнет его поменять билет и вылететь раньше. Он достал ключи и вошёл в дом. Его чемодан застучал колесами по доскам холла. Оставив его у лестницы, он вошёл в комнату и улыбнулся. На столе был накрыт ужин. Наверное, Лекс что-то забыла и решила сходить в магазин. Как это предсказуемо! Надо сделать ей сюрприз. Он быстро вышел из дома и прошел квартал до парковки. На другой стороне был супермаркет, где они обычно покупали еду. Войдя в раздвижные двери, он подошёл к знакомому продавцу. — О! Мистер Сальваторе! Что-то желаете, — пожилой мужчина, явно мексиканских кровей приветливо улыбнулся. — Нет-нет, я ищу здесь свою жену. Не подскажите, где она? — он стал озираться по сторонам. — Ее тут нет, — растерянно проговорил мужчина. — Она была ещё до обеда, очень спешила. Закупилась и заказала доставку. Мы все доставили вовремя, не сомневайтесь. — Ничего не понимаю, — пробормотал Деймон. — Простите, я видимо что-то перепутал. Он вышел на улицу и стал озираться. Куда она могла отправиться? Он ведь ещё вчера позвонил и подтвердил, что прилетает. Деймон помнил, что ещё созванивался с Бонни, приглашал заехать, но она сказала, что занята на показах. Показ! Он открыл браузер и забил показ Mamma. Так и есть! Он проходил сегодня, сейчас, и его неугомонная жена наверняка была там. Не смогла усидеть дома! Ну, ничего! Он объяснит ей, что надо быть более сговорчивой. Вот только отыщет ее! Взяв на парковке машину, он рванул по указанному в интернете адресу. Через сорок минут он был на месте. С трудом припарковавшись, он попытался войти в здание со служебного входа, но был остановлен охраной. — Тут должна быть моя жена, — попытался объяснить он хмурым секьюрити. — Она принимает участие в показе. — Показ уже закончен. Подождите здесь. Модели уже выходят. И в самом деле. За спиной непробиваемого охранника показалась голдящая стайка девушек. Деймон посторонился, пропуская их в сторону, но одна из них подскочила к нему с дежурной улыбкой. — Деймон! Ты опаздал, зая. Почему не был на показе? — она тронула его щеку своей. — Только прилетел. Где Лекси? — Не знаю. Ее не было на последнем проходе. И не должно было быть, как я знаю, — она пожала плечами. — Спроси у Беннет. Она была тут. А вон она! — Девушка показала рукой вглубь здания на мелькавшую темную голову мулатки. — Бонни! Иди сюда, — замахала она рукой. Деймон резко отвернулся, чтобы подруга не смогла заметить его раньше времени. Когда он услышал за спиной ее весёлый голос, он обернулся и прищурившись посмотрел на опешившую девушку. — Привет, солнышко, — свистящим до потом произнес он. — А где Алексия? — Не понимаю, о чем ты, — пролепетала она. — Дай-ка я объясню, — он сжал ее локоть и зашептал на ухо. — Я спрашиваю тебя, моя дорогая подруга: где моя беременная жена? Хочу сразу сберечь нам кучу времени и предупредить — я догадываюсь, что она была на этом гребаном показе. И это несмотря на обещание мне не участвовать в этом. Поэтому вернёмся к началу. Где Алексия? Беннет ответила не сразу. Сначала она посмотрела в преувеличенно спокойное лицо Деймона, нервно сглотнула и, зажмурившись, облизала губы. — Все? Готова? Начинай, — он изобразил на лице предельное внимание. — Она дома, — уверенно ответила Бонни. — Да, не отрицаю, что она была на показе, но уже как почти час должна быть дома. — Не хочу тебя разочаровывать, радость моя, но дома ее нет. Я сам только что оттуда. Ну, не совсем только что, но полчаса назад ее там не было. Так что, попробуем заново, — он слегка тряхнул удивленную девушку. — Но, Деймон! Я правда думала, что она дома, — Бонни попыталась высвободить локоть из его хватки. — Я не вру! Она должна была уйти после дефиле, не оставаясь на финал. Я была уверена, что она уже ушла. — Тогда где она может быть? — Может, она осталась посмотреть последний выход? — Идём, — он решительно направился к двери. — Все нормально, это со мной, — успокоила охрану Бонни, практически болтающая ногами в воздухе. Они вошли в просторное помещение, уже наполовину опустевшее. Везде валялись вещи, лежали кофры и чемоданы. Девушки-модели обсуждали показ. — Вот видишь? Ее нигде нет, — Бонни облегчённо выдохнула. — Говорю же, она… В эту минуту раздался истошный крик. Со стороны туалетных комнат бежала испуганная девушка. На ней просто не было лица. На каком-то непонятном краешке подсознания Деймон понял, что причина испуга кроется в его жене. Отпустив локоть Бонни, он кинулся в дамскую комнату. Сначала он ничего не увидел. Даже решил, что девушка просто перепила. Но потом он заметил ногу, точавшую из-за крайней кабинки. Идущая за ним Беннет обогнула его и сделала два шага вперёд, заглядывая за перегородку. — Боже мой! Лекси! — она рванулась к лежащей на полу подруге, но ее опередил Деймон. Он моментально оказался рядом и нагнулся, собираясь поднять ее, когда увидел розовую струйку, вытекающую из-под жены. Весь низ ее платья был пропитан кровью. — Господи, Лекс! Бонни, «скорую»! Живо, — крикнул он, падая на колени рядом с Лекси. — Лекс, милая, — он гладил ее по голове и плечам. — Пожалуйста, очнись. Лекс, ну же! Открой глаза. — Деймон, — еле двигая губами, прошептала она. — Я не хотела… — Лекси, малышка, — он прижал ее голову к своей груди. — Прости меня, — как в бреду шептала Лекси. — Это все за то, что я не смогла отпустить тебя… — Молчи, — он прижался губами к ее щеке. — Даже не смей так думать. — Нет, я ведь не дура. Ты любишь ее, но я… Я решила украсть тебя… Не вышло… — она снова закрыла глаза. — Нет-нет, Лекси, родная, не закрывай глаза. Слышишь? Смотри на меня. — Она снова открыла глаза и сфокусировала взгляд на нем. — Вот. Все будет хорошо. Ты мне веришь? — Я всегда тебе верила. Даже когда знала, что обманываешь… — она облизала сухие губы. — Прости меня, — прошептал он. — Я так старалась. Так хотела дать тебе все… — Не надо сейчас об этом. У нас все будет хорошо. Она снова закрыла глаза, и он почувствовал, как сильно дернулся ребенок в животе. Она обмякла в его руках. — Боже, да что же это такое, — выкрикнул он вверх. — Лекси, пожалуйста! Только не оставляй меня. — Деймон, «скорая» уже едет, — Бонни трясущимися руками пыталась вытереть холодный лоб подруги. — Лекси, как же так? Надо ей чем-то помочь. — Отойди, — сквозь зубы прохрипел Деймон, бережно поднимая жену на руки. — Не смей ее трогать. Надо было раньше думать, а не покрывать ее сумасшедшие идеи. Он быстро понес ее к выходу, тем самым сокращая время их поиска бригадой врачей. Бонни закусила губу. Она понимала, что прав, но ничего не могла ответить. Из ее глаз лились слезы. Через несколько минут, показавшийся всем вечностью, к дверям подъехала «скорая», и врачи переложили бледную Лекс на носилки. Не выключая мигалки, машина рванула с места. Деймон прыгнул на сидение и уже крутанул руль, когда на соседнее кресло приземлилась Бонни. — Молчи и рули, — ответила она на его злой взгляд. — Я не брошу ни тебя, ни ее. Скорее, потеряем из виду. Он газанул с места, догоняя мчавшуюся карету «скорой помощи». Смотря на дорогу, он молился всем богам, чтобы они помогли Лекси и их малышке. Сейчас было важно только это. *** Они подъехали к приемному покою практически одновременно. Бросив машину, он подбежал к уже закрывающимся дверям и проскользнул за каталкой, сжав холодную руку Лекс. — Кровотечение, поздний срок беременности, — слышал он как сквозь вату. — Предположительно: преждевременная отслойка плаценты. Сердцебиение плода не прослушивается. Состояние пациентки — критическое. — Имя? — кто-то дернул его за рукав. — Деймон Сальваторе. — Не ваше. Пострадавшей. Он скользнул взглядом по интерну, заполняющему бланк. — Лекс. Алексия Сальваторе. — Срок? — Двадцать восемь недель. Его оттеснили в сторону, проталкивая каталку с Лекси в палату реанимации. — Нет, вам туда нельзя, — молоденькая медсестра выставила руку вперед. — Подождите здесь. — Но она моя жена, — он попытался пройти следом. — Вот и не мешайте, — резко ответила она. Потом добавила уже мягче. — Врачи делают все возможное. — С ней все будет хорошо? — он вглядывался в лицо врача, спешащего следом. — Очень большая потеря крови. Мистер Сальваторе, — он остановился и, вздохнув, сурово продолжил. — Я обязан у вас спросить: если возникнут проблемы… Кого нам спасать? Сначала он не понял, о чем говорит врач. Но потом на него обрушилось понимание случившегося. Перед его глазами возникло видение Лекси с маленькой девочкой на руках. — Обоих. Спасите обоих, — умоляюще проговорил он. — Могут возникнуть такие обстоятельства, что мы не сможем выполнить это условие, — доктор покачал головой. — Ты меня слышал, эскулап? — Деймон схватил его за локоть. — Спаси моих девочек! — Спокойнее, мистер Сальваторе. Мы сделаем все, что в наших силах. Но все же. Кого нам спасть в экстремальных обстоятельствах. …Лекси в его мыслях бежала по лугу следом за маленькой темноволосой девочкой… — Лекси, — хрипло проговорил он. — Спасите Лекси. Врач понимающе кивнул и ушел в отделение реанимации, закрыв перед Деймоном дверь. На его плечо легла темная ладонь. Он повернулся и увидел искаженное болью лицо Бонни. — Ты! — Он шумно вдохнул и нагнул голову, словно хотел протаранить ее. Девушка смотрела прямо ему в глаза и не отходила. — Посмотри, к чему привела ваша хваленая свобода! Ваши самостоятельные решения! Неужели было так тяжело мне позвонить? Просто скинуть смс? — И что бы ты сделал? — Беннет покачала головой. — Ты же знаешь Лекс. Если она что-то решила… — Да я бы пристегнул ее наручниками к батарее, но не дал пойти на показ! — его лицо исказилось от внутренней боли. — Господи, Бонни! Как же так? — Дей, — она сжала его лицо руками. — Ну кто же мог знать? — Это я виноват! Я оставил ее одну. Я не должен был… Я обещал ей, — его глаза растерянно забегали по лицу подруги. Она прижала его голову к своему плечу и погладила по спине. — Все будет хорошо. Вот увидишь, — она успокаивающе говорила в его висок. Прошло уже довольно много времени. К ним приехал Кол, которому позвонила Бонни, понимающая, что Деймону в любом случае понадобится поддержка. Они молча обнялись, похлопывая друг друга по спине. Бонни принесла кофе из аппарата, и оно остывало в нетронутых пластиковых стаканчиках. Они все сидели, сжимая ладони друг друга. Внезапно, дверь отделения раскрылась, и к обернувшимся друзьям подошел врач с серьезными глазами. Деймон с надеждой смотрел на подходившего доктора, и с каждым шагом его молчание нравилось ему все меньше. — Мне очень жаль, — тихо проговорил врач. — Кровопотеря оказалась слишком большой, а время упущено из-за позднего обнаружения пострадавшей. Мы попытались сделать кесарево, но… Поймите, есть то, против чего бессильны даже самые хорошие врачи. — Кто, — прохрипел Деймон, смотря на врача красными глазами. — Простите. Мы не смогли спасти никого. Ваша жена и ребенок мертвы…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: