Священные земли: Апокриф

Джен
R
В процессе
5
автор
Размер:
планируется Миди, написано 30 страниц, 5 частей
Описание:
Прыг-скок...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 4

Настройки текста
— Тала, а мы точно туда попали? — Не знаю… Не уверена… — растерянно ответила мне девушка.       Мы находились в прихожей какого-то особняка. Из окон лился приятный солнечный свет, который хоть и не освещал все, но давал какой-то торжественный контраст в полумраке помещения. Прихожая переходила в не большой коридор, по сторонам которого были различные двери, а в конце виднелась винтовая лестница. На стенах висели огромные картины, одни изображали пейзажи, вторые были портретами, а на третьих были романтические темы. Стены украшали интересные узоры золотистого цвета на синем фоне. Потолок украшала фреска на которой был изображён пантеон богов. Около дверей были светильники, вот только не масляные и не свечные, они были пустыми.       Минут 5 мы молча рассматривали прихожую и коридор. У Талы светились глаза, а Аритель касалась рельефных рисунков стены. — А вы долго, Инсанир… — услышал я её голос, когда захотел пройти чуть дальше — полы чистые, можете снимать обувь и проходить. Она была одета в интересный наряд, который я никогда не видел. На голове у неё был белого цвета обод, но из ткани и с кружевами. Чëрное длинное платье, которое доходило до щиколотки, с длинными рукавами. Платье подчёркивало формы девушки, но в то же время оно было достаточно свободным, чтобы выполнять любую работу. Поверх платья был надет белый фартук, лямки которого на плечах были шире и также оканчивались кружевами. Волосы были уложены в аккуратную косу, которую и не заметишь сразу, если не знаешь, что у Статэры длинные волосы. И никаких украшений, типа серёжек, колец, ожерелий, браслетов. Очень строгий наряд. Наверное, я очень долго всматривался, ибо не заметил, как она подошла ко мне и постучала по шлему кулачком. — Ау! Есть кто дома? Приём? — она начала вещать так же, как… Элли. Во время сеансов связи. — Ах… Да, я тут. Просто… — я замялся из-за её слов и озабоченного взгляда — Ты прекрасно выглядишь. — Тебе тоже нравится? Я рада. Смотри! — с этими словами она закружилась и полы её платья начали подниматься. Я заметил, что на ней были чёрные туфли на низком каблуке. — Здорово… — Хей, ты чего? -… Ну что я мог ответить? Она слишком прекрасно выглядит… Было бы у меня сердце, то оно колотилось как бешеное. Статера сняла с меня шлем-капюшон и «взъерошила волосы». — Давай, раздевайся, девочки уже за столом сидят — она тепло улыбнулась мне и пошла к открытым дверям. Девочки за столом сидят. Как будто про дочек говорит. И вообще… Странная ситуация. Она никогда не любила перемен, а тут… Не только сама, но и интерьер поменяла. Снять с себя броню не так сложно, учитывая, что она «живая». Латы начали двигаться от середины спины, создавая брешь, через которую я смог высунуть свою голову, а потом и верхнюю часть тела. Поочерёдно я снял с рук латы, которые увеличились в размере, чтобы было легче их снимать. Тоже самое с поножами. Когда я закончил броня начала уменьшаться до таких размеров, при которых я смог убрать её в шкаф. — Ам… Чёрт… — выругался я про себя, забыв, что под броней у меня ничего не было. Меня это не волновало, но могло смутить нашу гостью. Поэтому я порылся в шкафу и нашел неплохой костюм. Это была белая рубаха, чёрные штаны и такого же цвета жилет. На ноги надел какого-то серого оттенка туфли. Принарядившись, я направился в ту комнату, куда ушли девушки. В комнате стоял огромных размеров стол, украшенный различными яствами, а также отличной посудой, хрусталем, кувшинами. В комнату лился мягкий солнечный свет, а за открытыми окнами слышался прибой моря, ощущался легкий бриз. Тала и Аритель сидели рядом и что-то жарко обсуждали. Похоже, что присутствие Талы успокаивало полуэльфийку, потому что она вела себя достаточно спокойно. — Мило выглядят, не находишь? — услышал я голос со спины — Так… Умиротворенно. — Да, неверное… — Ты не уверен? — Сама же знаешь, я помню… Но не знаю как поступить. — Тебе же больше не надо думать об этом. — Лучше уж думать — я обернулся к источнику голоса — Чем чувствовать. — Неужели тебе больно? — богиня коснулась жилетки, под которой должно было быть сердце — Больно быть живым? Я «прикрыл» глаза. Сейчас во мне кипела злость. На все и всех. Это мешало, это не нужно. Лучше уж умереть, чем испытывать такое. И эта женщина знала это и пользовалась. Не могу её винить в этом, она пытается починить меня, но… Проблема души в том, что никто кроме тебя её не починит. Это как смерть — вещь очень интимная. Поэтому сложная. — Тебе это нравится? — я отвернулся от богини и направился к столу — или просто издеваешься? — Мне и нравится, и я просто издеваюсь. — Тогда наслаждайся… Еë улыбка была яркая и нежная… Но я чувствовал, что это лишь маска, ширма за которой ничего не было, лишь пустота. Это пугало, действительно пугало, как будто бездна. Конечно, я понимал, что мне то бояться нечего. Но что-то в глубине души кричало об опасности, о том, что эта бездна не является чем-то правильным. Чувство не из приятных. Я взял стул и поставил его около окна. Это был прекрасный вид на океан. Закат отдавал золотом, облака окрашивались в алые цвета. Трава, что росла на обрывистом берегу, колыхалась на ветру. Не было ни лесов, ни кустов, лишь высокая зелёная трава. Волны набегали на этот скалистый берег и разбивались о темные валуны. Солнце медленно заходило за горизонт, так медленно и неспешно… Это очень странное чувство момента. Когда осознаешь всю его прелесть, когда понимаешь, что это блаженство… И приходишь в ужас от того, что этот момент закончится. Этот страх… Что он означает? Что тебе этот момент дорог? Или что ты просто бежишь от реальности, в которую не хочешь возвращаться? Это жестоко… После трапезы мы поднялись в сад богини. Аритель сильно удивилась, когда Статера представилась ей. Полуэльфийке казалось, что перед ней была обычная служанка, судя по её одежде (до чего я сам не догадался). Тала сказала, что ей нужно отлучиться в свою комнату и покинула нас. Статера же начала объяснять Аритель, зачем она вообще понадобилась. Как оказывается, Аритель была хорошим магом, о чем она сама не подозревала, но о чем была осведомлена богиня. И в первую очередь полуэльфийка была хорошо в магии поиска (в виду смешения её кровей). — И кого же вам надо найти? — глаза Аритель излучали одновременно изумление, удивление. — Бога — теперь они излучали страх, даже ужас, но полуэльфийка держала себя в руках. — Какого именно? — Бога людей… Бетрезен. Год назад он был возвращён обратно в Невендаар. Своим отцом, который сам его и проклял, заключил в ядре мира. И теперь этот бог тут, на земле. Информация падала капля за каплей, нарушая покой разума Аритель. Она не знала, кто такой Бетрезен, не знала ничего об древнем предательстве. И мне предстояло все рассказать, ибо Статера не могла, а Таландриэль не помнила… Мне не очень хотелось это вспоминать… Времена, когда я был ещё жив… Алкмаар — это государство на юго-востоке Невендаара. Это была необычная страна людей. Мы отказались от церкви виду доказательств, что творец не создавал нас. Поэтому не очень дружили с Империей и с её религией, больше полагаясь на магов и ученых. В виду этого наши предки решили отделиться от Империи, образовав другое государство. Как раз из-за нашего инакомыслия и возможности разделения страны, Император Дриксий издал указ о создании инквизиции, которая должна была искоренять «темную» магию. То есть любой вид магии, который бы отличался от светлой церковной. Мы же погрузились в изучение магии и основ мироздания. Наша нация преуспела в этом, мы могли поделиться с миром своими знаниями. Отношения с эльфами и гномами у нас были очень хорошими. Гномы улучшили свои познания в механике, а эльфы — в магии стихий. Так прошло 145 лет… Но 11 лет назад открылись врата Ада и из них в наш мир начали прибывать легионы демонов. Эльфы первыми попали под удар. Часть эльфов бежала в земли гномов, надеясь на защиту своих «сводных» братьев. Другая часть бежала к людям, попадая в руки инквизиции. А третья бежала к нам. Выжившие рассказывали о том, что демоны не оставляли в живых никого и выжигали их леса. Демоны были действительно серьезными противниками, однако наших сил хватило, чтобы остановить их продвижение на границе. Несмотря на ужасные потери в ходе отражения удара демонического легиона, мы собирали армию для того чтобы очистить леса эльфов от этих тварей. Одновременно с этим мы посылали гонцов и отправляли магические сообщения другим странам. Однако вести, что мы получали, были неутешительными. Гномы атаковали эльфов, которые пытались найти у них убежища. Люди сдерживали основной удар демонической армии неважно и демоны вот вот должны были овладеть столицей. Наше же государство не было на острие атаки демонов, мы были вполне способны оказать помощь всем расам. Но в тот день, когда наши армии должны были выступить на демонов, в нашу столицу прибыло одно существо… Это был скелет с остатками обгорелой плоти. Из черепа выходили обгорелые корни дерева, в которых ещё теплилось пламя. Вокруг шеи был обернут плащ фиолетовый и испачканный кровью. В одной руке у неё была коса, а во второй… Билось сердце. Все, кто стоял в том зале, были удивлены этим существом, но не шокированы. Интересно было то, что ростом скелет был метра 4, что для обычных существ было не слыхано. — Прошу вас, люди, постигшие глубины магии, света и тьмы… — существо помедлило, но все же продолжило — жизни и смерти… Я, Солониэль, богиня плодородия и жизни… Прошу вас, воскресить мужа моего, Бога Галлеана… Богиня жизни. Тут… Сколько было вопросов в наших головах, сколько смятения в наших глазах. — Для нашего народа честь помочь Богине — ответил наш верховных маг, а тк же наш правитель — Мы сделаем все возможное, чтобы вернуть вашего мужа к жизни. — Благодарю вас… — дан был ответ голосом, лишённым эмоций. После этого Богиня отдала нам сердце. Оказалось, что это было сердце бога Галлеана. Несколько дней и ночей наши маги и учёные провели в изучении сердца, сущности бога. Солониэль лишь тихо стояла в углу, наблюдая за сердцем своего супруга. Она рассказала, что произошло и почему сердце Галлеана оказалось у неё. — Так вышло, что гномы восприняли бегущих к ним эльфов как знак агрессии, поэтому и атаковали их — она опустила голову — Мой муж узнал об этом. Он был в ярости, что братский народ не только не помог эльфам, но и стал убивать их. И возвал Галлеан Вотана к ответу. Но Вотан не стал слушать обвинения своего брата, ему было достаточно того, что Галлеан назвал гномов недорасой, которую следует покарать, а лучше уничтожить. Богиня сидела на полу, уткнувшись головой в колени. Мы хотели убрать плоть с еë костей, но она отказалась. — Я не успела ни помочь, не защитить супруга — её голос дрогнул — Разрубил Вотан Галлеана своей секирой, вырвал он его сердце и запустил не солнце, чтобы никогда Галлеан не смог возводиться. И… Я полетела за сердцем. Даже вложив все силы на то, чтобы догнать сердце, я не успевала… Богиня сжала кулак и ударила об пол, из-за чего он пошел трещинами. Если бы она могла плакать, то все пространство вокруг нее было бы залито слезами. Но не суждено ей было больше плакать. — Я собрала всю защитную магию, которая не давала солнцу сжечь меня, и с её помощью создала вокруг сердца барьер. Но моя плоть… — она не весело усмехнулась — Оказывается и боги могут загорать. Моя плоть… Начала гореть… Это было очень больно, я бы не смогла терпеть это долго… Но это длилось секунд 30, затем боль ушла… Я поймала сердце… Я помню, как подошёл к ней. Все понимали, что это Богиня Солониэль, но в то же время боялись её внешнего вида. Это была замученная женщина, у которой практически ничего не осталось кроме надежды и отчаяния. — Мы воскресим твоего мужа — с этими словами я положил ладонь на её череп — даю слово. Она дрогнула и подняла голову, чтобы посмотреть на меня. В тех местах, где должны были быть глаза я увидел лишь пару синих огоньков, которые смотрели на меня неуверенностью. Она потянулась к мне своими пальцами, чтобы прикоснуться. Но, видимо испугавшись своей руки, она отпрянула. — Спасибо, человек… Наши маги несколько дней изучали сердце Галлеана. Все это время богиня была рядом, она не мешала, просто наблюдала за магическими кругами и потоками эфира. Но я заметил, что она стала более жестче в своих ответах. Но решимость в её глазах никуда не уходила. — Госпожа — наконец обратился Верховный маг — нам нужна ваша помощь, мы не в состоянии разобраться в божественных структурах. — Вот как… Ахах, конечно — это был очень грустный смех, почти что истеричный. Маги молчали. Нет, не могу сказать, что они были раздосадованы своими результатами. Скорее они просто ожидали её решения. Но головы у них были поникшие. Как у учеников, которые не смогли использовать самое простое заклинание. — Ничего страшного. Похоже, что мне предстоит выступить в роли учителя — с этими словами она подошла к столу, на которым лежало сердце её супруга. Её руки колебались, но все же… Она начала использовать магию. Волшебники были просто в восторге от того, что показывала им богиня, но никто не замечал с какой болью ей дается каждый эксперимент, который она проводила с сердцем. Наверное поэтому она и отправилась к нам, потому что сама понимала, что не сможет ничего сделать. Что просто не сумеет отнестись к сердцу как к объекту исследования. Эта… Отстранённость, бесчувственность… Она понимала, что для того, чтобы оживить Галлеана необходимо пожертвовать своими эмоциями, своими ценностями. Когда Солониэль отправлялась к нам она понимала, что не готова к этому. Скорее была надежда, что наши маги смогут сотворить это. Попытка убежать от проблемы разбилась о реальность — никто, кроме её самой не сможет воскресить её любимого. Моё сердце сжалось о осознания этого. Может она и богиня, но… Я понимаю её, ощущаю эту боль… И пустоту. Мне было жаль богиню, но с другой стороны я безмерно уважал эту женщину, которая решила идти до конца. В ходе исследований и долгих дискуссий маги и Солониэль пришли к выводу, что одного сердца недостаточно. Необходимо было восстановить его тело, а также найти божественную сущность, то есть кровь бога. К сожалению, у Солониэль крови не было (по понятным причинам), поэтому первое, что необходимо было сделать — это добыть тело Галлеана. А оно было на территории горных кланов. Наши гонцы отправились к гномам с просьбой забрать тело бога, однако наши послы не возвращались. Единственный, кто вернулся, так это еле живой посол. По приказу бога гномов, всех кто хотел добраться до тела Галлеана необходимо было убить на месте. Поэтому через несколько дней после этого горные кланы объявили нам войну. Мы были обескуражены этими событиями. Но Солониэль сказала, что у неё личные счеты с Вотаном, поэтому она будет содействовать нашим войскам. Как раз в это время она… Научила наших магов искусству некромантии. Это как раз то, чего так долго не хватало нашим волшебникам. Они хотели, жаждали бессмертия. Но они не могли засунуть живую душу в неживой объект. А Солониэль, с помощью магии Смерти, показала это на примере. Один из магов вызвался добровольцем на «перерождение». Многие относились со скептицизмом к этой затее, однако они поменяли своё отношение к этом, когда увидели, что маг после смерти все ещё сохранял рассудок и мог творить магию. Это был первый перерожденный, первый лич. Так же Солониэль предложила оживить тех, кто погиб во время отражения атаки демонов, чтобы живые не тратили свои жизни понапрасну. Её идею поддержали не только маги, но и обычные люди. Многие просто хотели снова вернуть тех, кто им был дорог. — Я… Я этого не хотела! — не смотря на то, что на ней не было плоти, я чувствовал её дрожь. — Знаю. — Это… Это неправильно… Но почему… Почему твой народ счастлив?! Мы стояли на вершине башни астрологии. Солониэль «плакала», она не понимала. Она рассказала мне, что когда она падала с сердцем своего мужа на землю её переполнял гнев, ужас, горе, печаль, сожаление, ненависть… Она пожелала смерть всему, ей больше не хотелось давать жизнь. Зачем даровать тепло, свет? Зачем это все, если мир хочет смерти? И она пожелала этого… Она пошла против своей сущности и сотворила то, чего никогда не было — магию смерти. Как раз это и позволяет сейчас жителям, которые потеряли родных во время атаки, радоваться тому, что их близкие вернулись. Может и трупами, но они узнали их. Этого не могла понять богиня жизни… И смерти. — Солониэль… — Это больше не мое имя… — она отмахнулась от моей руки — Меня больше нельзя назвать богиней жизни! — Тогда как тебя называть? — я старался держать себя в руках. — А на что я теперь похожа? — Если на то пошло, то на Смерть. Она взглянула меня, теперь более спокойно. А мне было не по себе… Ведь я не сдержался, надо было её поддержать… — И какое имя подходит Богине смерти? — Смерть и есть тебе имя — мне пришлось проглотить свою заботу — Мортис. Я решил взглянуть на неё. И почувствовал улыбку. Нет, не улыбку её челюсти без плоти. А обычную виноватую улыбку девушки. Её глаза излучали удовлетворение. — Спасибо тебе, ХХХХХ, я рада, что ты во мне видишь меня, а не богиню… — Иначе, ты совсем сломаешься, а тебе нельзя, сама понимаешь. Если тебе тяжело, ты всегда можешь придти ко мне — я постарался улыбнуться. А затем… Я умер… И был перевоплощен… В тот день… Я забыл тепло. Население нашего государства неоднозначно отреагировало на воскрешение мертвых. Конечно, многие поддержали эту идею в виду того, что таким образом можно сохранить ныне живущих и вернуть умерших. Но нашлись и те, кто назвал это аморальным. Хотя они и не протестовали против данного выхода из положения, но все же это породило мнимый раскол в обществе. Бóльшая часть высших магов переродились в личей. Мортис лично перерождала каждого, ибо в виду сложности это был воистину божественный обряд. Однако аристократы и высшие представители торговли не очень то хотели выглядеть как трупы, но в то же время им нравилась сама мысль о бессмертии. Мортис решила эту проблему. Она создала новый вид нежити — вампиров. Эти существа внешне почти не отличались от живых аналогов, но в то же время превосходили по силе. Однако, вампирам, для поддержания своей красоты, необходима была жизненная энергия. Проще говоря жизни живых существ. А наибольшая концентрация жизненной энергии была в крови. Отсюда и пошло поверье, что вампиры пьют кровь живых. Это неверное суждение, ибо вампиры не могут переваривать кровь, из-за чего последняя будет гнить внутри вампиров и источать ужасных запах. Для поддержания своей жизненной энергии вампиры просто используют маг смерти, чтобы просто прямо из крови жертв забирать её. Армия нежити, что подняла из мертвых Мортис, состояла в основном из скелетов, зомби и духов. Духами были те, чье тело было либо уничтожено, либо было в таком ужасном состоянии, что привязать к нему душу было просто невозможно. Армия была почти готова, однако ей не хватало самого главного. Как раз именно из-за этого недостатка у нас и вышли такие ужасные потери… Не было командиров, военачальников, полководцев. Организацией обороны руководили обычные маги, которые не разбирались в этом. Мой род был единственным родом военных, которые поддержали отделение Алкмаара от империи. У нас не было магов, однако наше влияние на организацию и управление новым государством сыграло своё — аристократы нашего рода стали негласными управляющими. Однако, несмотря на мирную жизнь, мои потомки не забывали о искусстве ведения боевых действий, передавая эти знания из поколения в поколение. Как раз из-за моего вмешательства во время главной атаки легиона на наши позиции нам и удалось отбиться. Но одного меня было мало… Мортис предложила сделать из меня копии командующих и с их помощью возглавить армию нежити. Конечно, речь о том, чтобы я смог остаться живым не шла… Я не встал во главе войска нежити, ибо моя копия была лучше, у неё не было колебаний как и чувств. Тем более что эти копии беспрекословно слушались как Мортис, так и Верховный Совет Личей.

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты