another body +137

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Пэйринг и персонажи:
Лиам Пейн/Найл Хоран, Найл Хоран!Лиам Пейн/Лиам Пейн!Найл Хоран
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Флафф, Мистика, Повседневность, Hurt/comfort, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Однажды утром Лиам проснулся и понял, что они поменялись телами.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
День второй. Вторник. Ниам.

02.05.2018 №1 в топе «Слэш по жанру Пропущенная сцена»
02.05.2018 №10 в топе «Слэш по жанру Мистика»
02.05.2018 №25 в топе «Слэш по жанру Дружба»
02.05.2018 №48 в топе «Слэш по жанру Hurt/comfort»

03/04/05.05.2018 №5 в топе «Слэш по жанру Мистика»
04/05.05.2018 №21 в топе «Слэш по жанру Дружба»
03/04.05.2018 №33 в топе «Слэш по жанру Hurt/comfort»
04.05.2018 №4 в топе «Слэш по жанру Пропущенная сцена»
05.05.2018 №44 в топе «Слэш по жанру Повседневность»
04.05.2018 №47 в топе «Слэш по жанру Флафф»

10.05.2018 №31 в топе «Слэш по жанру Мистика»
24 апреля 2018, 00:00
– Это просто немыслимо, – с досадой заявил кто-то крайне знакомым голосом, бесстыже вламываясь в его номер.

Сонно заворочавшись, Лиам натянул одеяло повыше, прямо на голову, и попытался продолжить спать — ему снился крайне приятный сон про сказочное путешествие по Атлантиде, а также ребрышки, которые пришлось оставить недоеденными нынче ночью. Он подозревал, что пришел Найл, потому что Хоран накануне обмолвился, вот-де хочется побегать по утрам и сбросить лишние килограммы.

Вчерашний концерт выпил все соки, горло саднило, и Пейн рассчитывал проспать до следующего вечера в уютном коконе одеяла. Поэтому Лиам не понимал, при чем тут он, ведь заранее попросил ребят не будить его.

– Найл, я не собираюсь с тобой бегать, – засопел Лиам, уткнувшись носом в подушку, пахнущую фиалковым кондиционером. Спросонья голос звучал слишком хрипло, почти как чужой. – Найди Гарри. Это он крышует по здоровому образу жизни, – добавил он сонно.

– А мне теперь не нужно бегать, – откликнулся Найл. Лиаму показалось странным, что голос Хорана звучит практически, как его собственный, но он списал это на сонливость и общее недомогание. – Я отлично выгляжу. Чего не скажешь о тебе, – добавил он.

– Что за ерунда? – спросил Пейн, скинув одеяло и недовольно уставившись на... себя.

В первые несколько секунд Лиам подумал, что все еще спит. Перед его кроватью действительно стоял он сам, правда, в совсем другой одежде. Футболка была чуть коротковата, шорт таких Лиам у себя вообще не помнил. Не говоря уже о том, что он сам нетерпеливо подпрыгивал, словно ему жгло пятки, и без конца трогал свои волосы.

На всякий случай, Лиам даже ущипнул себя.

– Нет, не помогает, – ответил второй Лиам, показывая покрасневшую руку. – Я раз десять себя ущипнул, и ничего. Вот уж не думал, что у меня такое глупое лицо бывает, – добавил он, пристально уставившись.

Игнорируя его выпад, Пейн вскочил с кровати и метнулся в ванную комнату, чтобы посмотреться в зеркало. Из-за стекла на него смотрел Найл. Изумленный — сна ни в одном глазу, волосы торчат, как будто ночевал в курятнике, футболка сползает на плечо. Красивый. Всегда красивый, но тело Найла в его футболке показалось Лиаму неуловимо притягательным.

Сунув лицо под кран, Лиам, разбрызгивая холодную воду, выбрался из ванной комнаты и на ватных ногах подошел к Найлу. К себе. Он не знал, как стоит называть человека, вломившегося в его комнату. Лучше не стало, и холодная вода никак не помогла прийти в себя. Зато начало трясти.

– Налюбовался? – спросил Найл, знакомо почесав щеку. – Просто жуть! Я подумал, что с ума сошел, когда увидел себя в зеркале.

Хотелось съязвить что-то вроде: «Не так уж и плохо я выгляжу», но Лиам прекрасно понял, что Найл имел в виду, и вообще ему было не до смеха. Происходящее напоминало глупую шутку, и будь такое возможно, Пейн бы заподозрил в глупом розыгрыше Луи. Вот уж кто посмеялся бы над ними от души.

Луи! Мальчики! Вряд ли это их рук дело, но они могли бы помочь. Не могло же это произойти просто так? В каком нормальном мире два приятеля-коллеги по группе меняются телами?

– С ребятами виделся? – спросил Лиам нервно. Скорее всего, они были бы уже в его номере, если бы Найл сначала прибежал к ним.

– Нет. Уехали, – ответил Хоран, плюхнувшись на его кровать. – Зейн только записку оставил, чтобы не ждали до вечера.

Пейн чуть не застонал и устало опустился рядом. Мозг отказывался думать. Возможно, потому что тело Найла было голодным. Может быть, потому что он плохо выспался. Была еще вероятность, что Лиам просто находился в шоке. Все выглядело правдоподобно и мешало сосредоточиться.

А тут еще Найл в его теле трогает себя за бицепсы и разглядывает тату — соображать невозможно.

– Может, хватит? – почти раздраженно спросил Лиам, не отрывая взгляда от себя. Было похоже, что Найлу весьма нравится исследовать полученное тело. – Надо придумать, что делать.

– Я впервые в жизни красавчик, не мешай мне любоваться, – ответил Найл, пригладив волосы. Лиам никогда не видел у себя такого выражения лица и понадеялся, что больше не увидит. – Можно в интернете посмотреть.

– В интернете уж, конечно, про это целый пост в википедии, – отозвался Лиам. Ему не понравилось, что Найл уже второй раз за утро так или иначе себя унижает.

Впрочем, сейчас было не до замечаний. Отправив ребятам сообщения на всякий случай, Лиам решил все-таки поискать ответы в гугле, но, разумеется, ничего не нашел. Найл позвонил родителям и, сильно подражая своему прежнему голосу, попытался выяснить, не известно ли им что-нибудь про обмен телами. Родители, конечно, его не поняли и ожидаемо спросили, не заболел ли он.

В конечном итоге, и та, и другая затея оказались глупыми, но других идей больше не было. Лиам бродил по комнате, Найл лежал на кровати, и они периодически смотрели друг на друга, но это никак не помогало. Казалось, вот-вот кто-то из них что-то предложит, но дело приняло дурной оборот, и вместо фонтана идей пришло море отчаянья. Между тем, часы тикали и с каждым часом паника все нарастала.

– Мы не можем так жить, – заявил Лиам, останавливаясь. – Что скажет мама? Как вообще кому-то объяснить случившееся? – спросил он.

– Не знаю, – ответил Найл. Лиам никогда не видел у себя такого странного выражения лица. Это словно был Найл. Проступал через его тело своими эмоциями и опасениями. – Но я бы не поверил.

Лиам снова плюхнулся рядом, откидываясь на подушки. Найл подвинулся ближе и знакомо положил голову на его плечо. Теперь, когда Найл был в его теле, это выглядело немного нелепо, потому что Лиам всегда был выше, но Пейну стало спокойнее. Он посмотрел на свои руки. Чистые, со светлыми волосками, ни одной татуировки. Это было непривычно.

Он часто думал о том, что у Найла слишком нежное тело, чтобы забивать его. Конечно, Лиам никогда не сомневался, что Хорану подойдут любые картинки, потому что он был прекрасен, но все-таки ирландец был слишком хрупким. Во многих смыслах. Больше ему нравилось представлять, как он защищает Найла от разных невзгод, но Хоран обычно неплохо справлялся сам. Или звал на помощь Зейна.

– Прости, что так тебя подставил, – сказал Найл, ткнувшись носом в его руку. – Наверное, тебе было бы приятно поменяться телами с Гарри, Зейном или Луи, – печально проговорил он. – С кем-то красивым, как ты, – добавил Хоран.

Лиам покосился на свое лицо. Теперь он ясно видел грустный взгляд Найла через свои карие глаза. Ему было не понятно, почему Хоран так отзывается о себе, когда тело, в котором Лиам сейчас находилось, было просто очаровательным. Пейну так нравилось касаться его, когда Хоран проходил мимо, ерошить волосы, поднимать над полом. Сердце из груди выпрыгивало.

– Ты не виноват, – ответил Лиам. – И потом, ты красивый. Мне нравится быть в твоем теле. Оно такое мягкое, – заметил он, не до конца осознавая как это звучит.

– Ты хотел сказать толстое, – поправил Найл, чуть-чуть нахмурившись.

– Нет, мягкое, – Лиам поднял футболку и осторожно потрогал живот, ранее бывший животом Найла. – Это просто невероятно. Посмотри, как моя... то есть твоя рука проходит по нему, – восхищенно проговорил он, дотрагиваясь пальцами до бледной кожи. Загар в этом году совсем миновал Найла.

У него и раньше была возможность касаться его живота, но тогда Лиам делал вид, будто всего лишь щекочет Найла. А Хоран всегда так смеялся, что не было никаких сомнений — ему нравится. А потом он вдруг стал смущаться и говорить что-то о беге и здоровом питании, что немало обрадовало Гарри, которому надоело есть салат в одиночестве.

– Твой плоский, – Найл тоже задрал футболку и прошелся рукой по рельефному прессу. – У тебя так волосы мужественно растут, – с восторгом добавил Хоран.

– Посмотри на эти худые ноги, – Лиам кивнул на бедра Найла и даже подвигал ими. – Они же потрясающие.

– Эти лучше, – Найл аккуратно погладил колени Лиама, словно боялся, что они рассыпятся от его прикосновения. – Я всегда смотрел на них и мне хотелось такие же.

Лиаму показалось, что он видит свои ноги впервые. Пожалуй, Пейн настолько привык к своей внешности, что совсем не понимал, чем тут можно восхищаться. Конечно, Лиам следил за собой, но это никогда не доходило до фанатизма. А свои ноги он вообще считал самыми обычными.

– В смысле, знаешь, как это бывает, – смущенно проговорил Найл, пытаясь замять неловкую паузу. – Ты смотришь на человека, он тебе очень нравится, ты хочешь быть с ним, хочешь быть им, хочешь... не знаю, много чего хочешь, – наконец, выдал он.

– Хочешь быть с ним? – спросил Лиам. – В смысле со мной?

Теперь Лиам знал, что во время смущения, его лицо может передавать оттенок, отдаленно напоминающий спелый гранат. И, чем больше Найл чувствовал себя неловко, тем отчетливее Лиам видел его через свое лицо.

– Тупое признание, – пожаловался Найл и глубоко вздохнул. – Ну, скрывать мне нечего. Если будем притворяться друг другом, Гарри все равно тебе скажет рано или поздно: «Ну что, признался ему?», и ты все поймешь, – протараторил он. Даже голосом самого Лиама у него получалось звучать по-ирландски. – Зря ему рассказал...

Ликование заполнило тело Лиама до ушей. Точнее, это было тело Найла, но сейчас Лиам явственно чувствовал его своим. Во-всяком случае, в нем было весьма и весьма удобно, а к росту даже можно было привыкнуть.

– Может, в этом вся проблема? – уточнил Пейн, на мгновение попытавшись забыть, что услышал желанное признание. – По поводу «быть с ним» и «быть им». Я тоже об этом думал, – признался он в ответ. – Может, если подумать обратно, то сможем переместиться?

– Ты думал о том, чтобы быть со мной? – спросил Найл, выпучив его глаза. – То есть, да. Давай, – быстро согласился ирландец.

На всякий случай, он даже зажмурился. Лиам попытался подумать о том, что ему хочется быть собой. Тем собой, который нравился Найлу и, стало быть, нравился ему. И, скорее всего, Найл в этот момент искренне думал о том же самом. Но ничего не происходило. Наверное, они делали что-то не так.

– Ну, как? – спросил Найл, не решаясь взглянуть на Лиама.

– Нет, никак, – ответил Лиам, разочарованно выдохнув. – Ладно, – он ободряюще стиснул руку Найла, пытаясь не думать, что это его рука. – Пока придется так. Ну, хоть в чувствах признались, – заметил он с легким энтузиазмом

Пожалуй, это было действительно радостное событие. Самое лучшее за все утро. Конечно, оказаться в теле Найла было довольно приятно, но Лиам подумал, что куда охотнее переместил бы это дело в другую плоскость. Что ж, по крайней мере, у него будет время на интересные исследования, пока они не вернутся назад.

Если это было возможно.

– А, думаешь, совсем извращение, если поцелуем друг друга? – спросил Найл внезапно.

– Можно глаза закрыть, – подумав, ответил Лиам.

Найл закрыл глаза первым. Несколько секунд Лиам смотрел на свое лицо, прежде чем тоже прикрыл веки. Он пытался думать о том, что поцелует Найла, а не себя, но все равно нервничал. Ему не нравилась перспектива целоваться с собой, потому что это было как-то... неправильно. Но все-таки он был в теле Найла, а Найл был в его теле, и формально ничего предосудительного они не делали.

Отпуская себе грехи, Лиам все-таки подался навстречу и со всей решимостью, что у него была, поцеловал Найла в губы. В этот момент, у него совсем вылетело из головы, что они поменялись телами.

– Сработало! – воскликнул Найл, когда Лиам отстранился. И это был именно его голос.

Лиам с рьяно бьющимся сердцем открыл глаза. Перед ним был Найл. Лохматый, утренний, взволнованный, красный, но зато самый настоящий Найл, бесконечно довольный их поцелуем.

– И правда, – ответил Лиам и, на всякий случай, посмотрел на свои руки. – Вот уж не думал. Сработало! – радостно заметил он и от счастья крепко обнял Найла.

Ирландец сдавленно запищал, но все-таки прижался носом к его груди и даже довольно сильно обнял в ответ. Ему было радостно и на удивление весело.

– Думаешь, не отмахнет обратно, если мы снова поцелуемся? – спросил Найл, когда Лиам выпустил его из объятий.

– Можно еще повторить, если что, – ответил Лиам, наклоняясь к его лицу.