Кусь? +479

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Hakkenden Touhou Hakken Ibun

Пэйринг или персонажи:
Сатоми/Шино
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Эксперимент
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Зарисовка на тему конца 11 и превью 12 серии.

"Шино приоткрыл рот и, не открывая глаза, укусил блондина за руку.
Как-то мягко, как для тех же зуб, которые почти разрывали его глотку прошлым вечером."

Посвящение:
читателям, которые нажмут контрал-энтер :3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
чтоэтотсериалделает со мной? Я не хочу писать, потому что все мои тексты сводятся к ПВП, а эта штука заставила меня написать ПВП без рейтинга. Как это вообще? оО
24 марта 2013, 14:28
Слово «неловкость» подошло бы лучше всего, если бы не обстоятельства.
Рубашка Сатоми была в крови. Инугами флегматично занимал половину внутреннего двора. Рядом с Сатоми лежал... Шино.
Мда, подумать только - пять лет, и вот мальчишка лежит в его постели. Надолго ли он стал взрослым?
Сатоми легко зарылся пальцами в фиолетовые волосы. От него пахло сладко.
Чем-то... Вроде вишневого варенья.
Шино приоткрыл рот и, не открывая глаза, укусил блондина за руку.
Как-то мягко для зубов, почти разрывавших его глотку прошлым вечером.
Укусил, оставив скорее вмятины, чем царапины и облизал жадно. Обхватил запястье губами. Сатоми сидел неподвижно, ожидая следующих действий. К подобным выходкам демона он не привык, что бы о нем не говорили, но Мурасамэ... Поддерживая жизнь Шино, ему нужна была кровь, так что было бы не особо странно, откуси он кусок этой самой руки сейчас. Хотя откушенное регенерировать будет сложно.
Что поделать...
Но Шино, так и не открыв глаза, снова устроился на подушке.
Солнце еще не поднялось, так что Шино вполне мог бредить во сне о еде. Ну, он всегда довольно мил.
Сатоми мягко улыбнулся, зарываясь пальцами в длинные волосы. Подумать только, это он когда-то думал, что не стриженный.
Почему они прямые вообще?
У мелкого вьются жутко, а тут...
Блондин зарылся в пряди на затылке, поглаживая голову кончиками пальцев.
Может постричь?
Вдруг до утра не пройдет? Не особо удобно, наверное. Но вот насколько?
Провел пальцем по прядям от макушки до основания шеи, мягко перебирая.
Молодое тело чуть сжалось, крепко упираясь лицом в подушку.
- Шино? - предположил Сатоми.
Ответа не последовало.
Блондин убрал руку, напоследок растрепав их. Тело чуть расслабилось.
М?
Блондин склонился ниже, к слегка непривычному лицу.
- Эй... - выдохнул в ухо. - Ты же не спишь?
Шино чуть привстал, опираясь на локоть левой руки.
Так и не открыв глаза, он наощупь поймал Сатоми за шею и притянул вниз, укладывая рядом.
Шино прошелся пальцами по груди и оставил сильные царапины длинноватыми ногтями.
В комнате запахло кровью с новой силой.
- Что такое, Мурасамэ? Еще?
Шино дернулся на последнем слове, скорее разозленно, в то время как блондин расслабился на подушке.
- Продолжай, - улыбнулся. И почти прозвенело: - Мурасамэ.
Шино потянулся к груди и начал вылизывать кровь.
Она была горькая, солёная, и напоминала железо. Мальчишке стоило больших усилий не выплюнуть "ну и гадость", разрушая спектакль.
В любом случае, Сатоми вел себя странно и Шино был напуган. И от испуга ему хотелось чувствовать.
Ухватившись ладонями за предплечья спасителя, он сжал их и потянул вниз. Шино не очень хорошо знал, как ставить засосы, но ему очень хотелось.
- Зачем? - не понял блондин, когда Инудзука потянул его рубашку вниз, но на всякий случай уступил.
Мальчишка обхватил губами выступающую косточку ключицы и попробовал посасывать.
Проверить остался ли след с закрытыми глазами он не мог, оставалось только втягивать кожу посильнее и надеяться, что к утру он не регенерирует.
И тут теплая рука блондина скользнула от талии по спине, мягко поглаживая.
- Ты чего? Мура...
Захотелось вцепиться, заткнуть, затолкать это имя в глотку.
Что за черт. Что за чертовщина. Значит, ему ты бы спокойно такое позволил?
Я не хочу этого слышать, придурок.
Заткнись.
- Мнх... - выпустил блондин, и Шино осознал, что таки вцепился, прокусив нижнюю губу Рио - царапина в левом уголке, царапина в правом.
Продолжая сдавливать теперь уже плечи, Инудзука начал зализывать оставленные ранки, мягко их посасывая, ухватывая всю нижнюю губу.
Сатоми чуть озадачено выгнул брови, ощущая, как щекотку регенерации перекрывает более... Влажно-жаркое ощущение и, выловив момент, поддел языком под заднюю сторону передних зубов мальчишки.
Тот приостановился, боясь укусить, а блондин подался вверх, утягивая в нормальный, жаркий поцелуй.
Шино распахнул глаза, удивленный и напуганный напором и тем, как чужие руки удобно надавили на его спину.
Первым, что он увидел в утренней темноте были светло-серые глаза Рио.
А тот, вместо ожидаемо алых, с вертикальным зрачком, встретился с привычными светло-салатовыми.
Они разорвали поцелуй и Шино весь удивленный и красный, разгоряченный и растрепанный нависал над Сатоми.
А Рио, скорее довольный и расслабленный, как кот после сметаны, с легким удивлением вскинул бровь.
- Шино?..
- А-а! Заткнись, придурок, идиот, осел!
Выловив снятую с блондина рубашку, он бросил ее ему в лицо.
Когда Рио убрал помеху, Шино уже свернулся калачиком под одеялом.
Толька макушка с длинными прядями торчала.
- Эй, - блондин ткнул в одеяло пальцем. - Как Мурасамэ?
- Ну да, тебе все эта дурная птица.
По голосу было слышно, как он надулся.
Нет, ну если что-то такое милое рядом, как себя надо вести?
Что такой милоте говорить?
Как к нему касаться?
- Шино?
- Что, Бакатоме? - нахмурился мальчишка.
- Я рад, что ты в порядке.
Шино показалось, что его щеки горят. Так, что огонь перейдет на постель и весь особняк сгорит.
- О... О себе бы позаботился.
Рио аккуратно потянул длинную прядь на себя.
- Ну что тебе опять не так?
Привычным, спокойным и непробиваемым тоном.
- Ты не злишься?
- На что?
- Ну... М... Мурасамэ сегодня учудил, а потом... И я тоже...
Из-под одеяла показалась смущенная и виновато выглядящая половина лица.
- На Мурасамэ не злюсь, - выдохнул Сатоми.
Краем сознания, он подумал, что будь Шино тринадцать, он бы уже его успокоил.
- Ах вот как?! Как Муросамэ так окей, а меня...
А меня ты вечно...
Держишь за мелкого ребенка.
- Он тебя спасал, чего мне злиться?
- Он ел тебя!
- Пил. И все нормаль...
- Нифига не нормально! Почему ты... А, черт, надоело. Делай что хочешь, придурок.
Ох.
Он правда обижен.
- Я хочу поговорить о том, почему ты меня поцеловал.
Что-то жарко под одеялом.
Уфф.
- А есть... Ва... Варианты?
- Ты можешь хотеть меня или любить.
И как он умудряется говорить такое так, будто новости читает?
Голова Шино вынырнула из-под одеяла.
Он выдохнул, прикрывая глаза, а когда вновь посмотрел на блондина, они наконец соответствовали его возрасту.
- Когда я проснулся, все вокруг пахло тобой и мне захотелось.
- Вот как... - выпустил Рио чуть раньше, чем стоило бы.
- Вы с Муросамэ тут... Он ведь пил из твоей шеи? Чувствовал тебя...
- Мурасамэ птица. Ничего не знает, - проскрипело из-под одеяла.
Рио прыснул, но вовремя сдержался, возвращая лицу хладнокровность.
- Ты... Смеешься...
Аж мурашки по спине. Брр, как непривычно.
- Птичку подкармливал. Ты вон за собачкой ухаживаешь, все честно.
Не-а. Не честно, Сатоми.
Потому что я уже...
- И то верно. Я повел себя как ребенок, прости.
Мне страшно подумать, как ты будешь вести себя по-взрослому.
- Шино?
- Ну что еще? Я сплю.
- Давай в следующий раз я тебя поцелую?
На ответ ни сил, ни нервов не хватило, только уши покраснели, а Рио спать уже не мог.
До утра оставалось совсем чуть-чуть, первые лучи рассвета уже пробивались.
И Сатоми довольно подумал о том, как забавно будет, когда кто-то придет его будить.
Почему-то захотелось, чтобы этим "кем-то" оказался Соускэ.
Просто... Чтоб "честно" между ними никого больше не стояло.