no surprises 592

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Detroit: Become Human

Пэйринг и персонажи:
Коннор, Гэвин Рид
Рейтинг:
R
Жанры:
Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Кинк, UST, Элементы гета
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Гэвин повторял себе это каждый раз, когда косился на Коннора, но после тяжелого дня в департаменте, расслабляясь и снимая напряжение, он все равно продолжал представлять его.

Посвящение:
зарине ♥

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ребят, большое спасибо, что вывели работу в топ. очень приятно :)
1 июня 2018, 11:20
      Ублюдок раздражал. Бесил так, что кулаки чесались подправить и убрать вежливое выражение с его безукоризненного и правильного пластмассового лица, опустить гребанного робота туда, где ему и было место, в то, где он не будет наравне с людьми.

      Потому что он не человек.

      Чем дольше Коннор оставался в департаменте полиции Детройта, тем сильнее Гэвин чувствовал, как наполняется желчью и злостью. Андроиду, который теперь прилип к лейтенанту Андерсону, став его незаменимым напарником, поручали расследовать дела и позволяли понемногу обособляться в детективном бюро. Гэвин был в ярости, но отчасти он понимал, почему ему это позволяли — железка была полезной. В департаменте некоторые даже стали уважать Коннора и молча хвалить, особенно когда они на пару с лейтенантом быстро раскрывали то или иное дело, но Рид, слыша это, бесился только сильнее.

      Он давился ядом, когда замечал, с каким энтузиазмом Коннор брался за новое дело и как у него — у неживой куклы! — горели глаза от нетерпения начать. Было сложно не заметить, что даже Хэнк Андерсон, вечно воняющий перегаром и похожий на старого лохматого ленивого пса, начал напоминать того гениального лейтенанта, коим он был. Возможно, Коннор, став некоторой частью его жизни, позволил Хэнку видеть в нем того, о ком можно заботиться, и этим дал Андерсону то, что тот потерял, по крайней мере, Гэвин так думал.

      Но больше всего Гэвина бесило, что иногда он ловил и одергивал себя на том, что пялится на Коннора. Смотрит на его идеальное пластмассовое лицо, на его тонкие неживые пальцы, на тело из железа и биокомпонентов. Коннор не был человеком, он был андроидом. Гэвин повторял себе это каждый раз, когда косился на него, но после тяжелого дня в департаменте, расслабляясь и снимая напряжение, он все равно продолжал представлять его.

      Представлять, лежа в своей кровати, как он заставит гребанного андроида опуститься на колени, спрятать глаза, чтобы он не смел их поднять и начать смотреть таким досаждающе-понимающим взглядом, а после огладит его искусственные скулы и вынудит открыть губы. Как будет тереться о прохладное лицо своим разгоряченным членом, толкаться в синтетический рот и грубо цепляться за его волосы пальцами, направляя ублюдка так, как хочется ему, Гэвину.

      Рид кончал, с тупой похотью думая, как он бы спустил прямо на лицо Коннора. После таких фантазий Гэвин чувствовал себя опустошенным, способным лишь на сон, поэтому ему оставалось лишь вытереть себя и отключиться, забыв о произошедшем, как о предсонном кошмаре, до следующего раза.

      «Он андроид», — повторяет Гэвин, пока, скрестив руки на груди и оперевшись спиной о стену, наблюдает, как Коннор почти механически ходит по комнате, собирая улики. Андерсон стоит чуть поодаль, изучая рапорт.

      «Не человек», — уже едва помнит Рид, пока его глаза изучают, как чертов придурок облизывает испачканную руку, а потом задумчиво глядит на нее. Гэвин не может обещать себе, что не будет думать о том, как чужие пальцы погружаются в рот, и как по ним скользит язык.

      Гэвин успевает опомниться, когда чувствует на себе пристальный взгляд Хэнка. Он молча отворачивается и выходит на улицу. Член болезненно трется о джинсы, и Рид морщится.

      Девушка, которую Гэвин цепляет в баре, кажется, довольна его требовательностью и властностью, поэтому ведет себя покорно и послушно. Она надеется встретиться еще, поэтому оставляет свой номер в его телефоне. Риду нравятся ее карие глаза и бледная кожа, поэтому он не отказывает ей.

      Они неплохо развлекаются, но, трогая мягкую кожу, Гэвин думает о прохладной и фальшивой, а целуя влажный рот — хочет вылизать жесткий язык с плотным костяком и керамические зубы, ощущая вкус силикона и смазки.

      Когда Гэвин случайно сталкивается с Коннором в кафетерии, он со всей злостью, что у него есть, шипит:

— Лучше не попадайся мне на глаза, чертова железка, — и с силой пихает его в грудь. — Усек?

      Андроид молча смотрит на него. Они все еще достаточно близко, и Гэвин против воли быстро опускает взгляд ниже, глядя на губы перед собой. Диод на виске Коннора мигает, меняя цвет с желтого на голубой, и Рид отстраняется, думая: «Ублюдок».

      Гэвин успокаивает себя мыслью, что в связи с последними событиями он просто пересмотрел на андроидов, особенно на определенно горячих кибер-девочек, поэтому идея трахнуть Коннора так привлекательна. Рид вообще не был уверен, можно ли это сделать с ним, но идея так и оставалась на уровне фантазий, и, скорее всего, останется навсегда, поэтому никаких ограничений не было.

      На самом деле Гэвин не был бы против, будь эта идея реально осуществима. Он даже задумывался, не попробовать зажать ли детектива-придурка в укромном месте? Подальше от глаз, чтобы железка не сопротивлялась и не вырубила самого Гэвина. Впечатать его лицом в стену, крепко схватив пальцами за загривок, и прижаться вплотную к стройному, неживому телу, впитывая ощущения. Гэвин только от одних таких мыслей начинал заводиться.

      Но это было неправильно.

      Коннору было все равно на то, что Рид смотрит на него, как на кусок мяса. Пластмассовый ублюдок не был человеком и не знал ничего о чувствах. Точнее, поправлял себя Гэвин, не знал о таком понятии, как желание трахаться.

      И, наверное, Гэвину тоже стоит об этом забыть. По крайней мере по отношению к андроиду. Странно было ощущать безответное чувство и понимать: то, чего он так хочет, не произойдет.

Странно и почему-то больно.

Примечания:
публичить текст до проверки бетой самое то да же?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.