Шортики

Слэш
NC-17
Завершён
2130
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2130 Нравится 20 Отзывы 430 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Антон стоит напротив шкафа-купе с зеркальными дверями и рассматривает себя, то и дело вертясь в разные стороны. Ему так хочется порадовать Арсения своим внешним видом, что он идёт, как ему кажется, на крайние меры. На юноше надеты короткие джинсовые шортики: настолько короткие, что видны упругие ягодицы, и он думает, не слишком ли это. Помимо столь соблазнительной вещицы парень решил надеть белую рубашку Арсения. Немного великовата, но так даже лучше. Он всего лишь хочет немного поиграть со своим любимым мужчиной. Арсений возвращается домой как раз в тот момент, когда Антон усаживается на кровати в безобидную, но на самом деле довольно развратную позу: он сидит на коленях, упираясь руками в матрас и слегка приподняв попку, демонстрируя аппетитные бёдра. Парень вздрагивает, когда слышит, как брюнет заходит в квартиру, скидывая куртку и обувь и проходя дальше. — Тоша? Ты дома? — зовёт мужчина, не спеша идя в комнату, по пути заглядывая на кухню и в ванную. — Антон? Шастун молчит, ёрзая на месте от предвкушения реакции старшего. Он знает, что ему понравится, но не знает, насколько. Арсений заходит в комнату, замирая в дверях: его мальчик просто сногсшибателен! — Тоша… — выдыхает брюнет, подходя к кровати. — Моя рубашка? — Нравится? — Антон прикусывает губу, поднимая на Арса преданные глаза. — Очень, — кивает голубоглазый, улыбаясь, а затем смотрит на младшего так, что у того колени начинают дрожать. — Но я бы добавил чулочки, — он шепчет это на ухо юноше, прикусывая его и отстраняясь. — А-арс, — у Шастуна от услышанного начинает подрагивать нижняя губа, а потом он невольно представляет себя в белых шёлковых чулочках и тихонько скулит. Арсений отходит от кровати, садясь на большое кресло, стоящее в другом углу комнаты. — Подойди, малыш. Младший впервые слышит от мужчины такой тон. Властный, строгий… Бархатистый голос с хрипотцой заставляет пронестись по спине стаю мурашек, и юноша просто зависает, смотря на Арсения и прокручивая его голос в голове снова и снова. — Я, кажется, сказал тебе подойти, — пошло усмехается брюнет, откидываясь на спинку кресла и расслабляясь. Шастун подскакивает, вмиг оказываясь около Арсения. Голубые хищные глаза разглядывают мальчика, почти раздевают, и он откидывает голову назад, нервно сглатывая. — Не смей отводить взгляд, — рычит брюнет, протягивая руку к Антону и слегка шлёпая его по бедру. — Арс! — вскрикивает мальчишка, но взгляд всё-таки опускает, снова встречаясь с голодными глазами Арсения. — Заткнись, малыш. Сегодня ты тут не командуешь, — мужчина цепляется пальцами за край шорт и тянет парня на себя. — Иди ко мне. Антон садится на колени старшего, и тот сразу прижимает его спиной к своей груди. В ягодицы упирается твёрдый член брюнета, и мальчик ёрзает, заставляя его зарычать, сжав мягкое мальчишеское бедро. — И кто тебя надоумил одеться, как маленькая шлюшка? — горячий шёпот опаляет ушную раковину, парень вздрагивает. — Н-никто… Я сам. — Мой сладкий мальчик хотел порадовать папочку? — Арсений мнёт бёдра младшего, заставляя его пошире раздвинуть худенькие ножки. — Арс, не… не надо так! — скулит Антон, заливаясь краской от стыда. Папочка… Да Шастун гадом будет, если скажет, что его это не возбуждает! Грубая джинсовая ткань прижимает твёрдый, сочащийся смазкой член к гладко выбритому лобку, и парень тихонько хнычет, раздвигая ноги ещё шире и опуская руку к промежности, сжимая влажными пальцами яички. Арсений усмехается, кладя руку поверх руки Антона и прижимая её ещё ближе к возбуждённой плоти. Другая рука брюнета забирается под рубашку. Пальцы мнут живот, игриво поднимаясь выше, к груди. Точнее, к маленьким розовым сосочкам, которые уже давно затвердели и просвечивают сквозь белую ткань рубашки, маня всем своим видом, заставляя хотеть кусать их, вылизывать и посасывать. Арсений убирает руку от члена парня и водит пальцами по внутренней стороне его бёдер, щекоча и с удовольствием наблюдая за реакцией. — А-а-арс, — хихикает и одновременно стонет Антон. — Ну прекрати-и-и! Арс! Арсений! Бесполезно. Арсений, продолжая издеваться, щекочет бёдра и доходит до коленей, тихо смеясь в шею парня. — П… папочка… — стонет мальчик, резко сводя худые ноги. — Перестань… Мужчина останавливается, тяжело дыша Антону в затылок. Одно дело, когда он сам так себя называет, но совсем другое, когда его любимый мальчик, сидя у него на коленях, тихо стонет это, кусая свои очаровательные розовые губки. — Антон… — он рычит, сжимая пальцами сосок младшего: тот коротко вскрикивает, откинув голову на плечо мужчины. — Встань на четвереньки, Тоша. Парень соскальзывает с колен Арсения, упираясь коленями в мягкий ворс ковра, опуская на него ладони и слегка прогнувшись в спине. Юноша слегка виляет бёдрами, пытаясь удержать равновесие. Мужчина облизывается, наблюдая за этой картиной, и наклоняется вперёд, протягивая руку к худой попке и проводя пальцами между ножек. Антон подаётся навстречу, тихо простонав, и выгибается ещё больше, когда Арсений продолжает ласкать его между ног, иногда слегка шлёпая. — У тебя просто шикарная задница, малыш, — улыбается мужчина. Возбуждённый член Антона больно трётся о грубую ткань, заставляя хныкать и жмуриться. Он расставляет ноги шире, и рука Арсения скользит дальше, нащупывая мокрое пятнышко на шортах. — И не стыдно тебе, солнышко? Носить такие короткие шортики, вилять попкой… М, малыш? — улыбаясь, мурлычет мужчина, мягко сжимая член парня. ”Малыш” от таких слов краснеет, слегка оборачиваясь на старшего и прикусывая губу, нетерпеливо сминая длинный ворс ковра. — Арс, ну не надо… Не надо так говорить, — бубнит Антон, опуская голову. — Знаешь, ты так выглядишь, что мне даже захотелось тебя отшлёпать, — игнорируя младшего, говорит брюнет, проводя пальцем рядом с пахом. — Что скажешь? — Но… Арс... — лепечет Шаст, опуская голову ещё ниже. — Заткнись и иди на кровать, — Арсений снова рычит, поднимаясь с кресла и снимая с себя рубашку. Юноша скулит, поднимаясь и перемещаясь на кровать, укладываясь на неё животом. Мужчина забирается следом, садясь рядом и подтягивая парня ближе к себе, лаская его ножки, плавно подбираясь от икр к попке. Первый шлепок вовсе не сильный, но Антон взвизгивает, а спустя несколько таких же звонких шлепков протяжно стонет, подаваясь бёдрами назад. — Нравится, малыш? — Арсений гладит парня между ног, свободной рукой сминая по очереди упругие ягодицы. — Я… ах, да-а, — всхлипывает юноша, раздвигая ноги. Мужчина сжимает мягкие бёдра, шлёпает снова и снова, с каждым разом всё сильнее – кожа уже покраснела, а сам Антон мечется по кровати, поскуливая. Ему нравится, чёрт возьми, так сильно нравится, что он не сдерживает улыбку, кусая свой указательный палец. Арсений переворачивает мальчика на спину, несколько раз шлёпнув его по бёдрам, а затем принимается расстёгивать рубашку на парне, едва не отрывая пуговицы. Шастун тяжело дышит, то и дело кусая покрасневшие губы, его живот напрягается от прикосновений чужих пальцев к чувствительным соскам. Арсений, расстегнув рубашку до конца, наклоняется к груди и прикусывает по очереди розовые бусинки, терзает их языком, вылизывая, посасывает и снова кусает, заставляя младшего почти выть. — А-а-арс! — кричит Антон, обвивая мужчину длинными ногами. — Сделай… что-нибудь… Потрогай меня, пожалуйста… — И где же ты хочешь, чтобы я тебя потрогал, малыш? Антон некоторое время молчит, пыхтя и смотря на мужчину затуманенным от возбуждения взглядом, но поняв, что старший не собирается продолжать, коротко всхлипывает, а потом едва слышно произносит: — Я хочу, чтобы ты трогал меня… Здесь, — юноша протягивает руку к руке Арсения и кладёт её на свой член. — Вау… И чего же ещё ты хочешь, Тоша? — усмехается мужчина, убирая руку от паха младшего. — Ну, пожалуйста… Сделай со мной что-нибудь… Ты ведь… тоже хочешь, — парень скулит, разводя ноги так широко, как может. Арсений медленно расстёгивает ширинку на шортиках Антона, и член с мокрой от смазки головкой падает на живот, пачкая его. Мальчик пыхтит и постанывает, дёргая бёдрами, отчего возбуждённый орган подрагивает. — Ты ещё и трусики не надел, — Арсений улыбается так развязно, что хочется провалиться под землю от стыда и возбуждения прямо сейчас. — Ох, Тоша, ты очень плохой мальчик. Антон, уже почти ничего не соображая, чувствует, как с него стягивают шорты и тянет руку к своему члену, за что тут же получает. — Терпи, солнышко, — старший слегка бьёт парня по запястью – тот послушно убирает руку. Арсений мягко переворачивает младшего на живот и просто восхищается тому, что его милый Антоша сам прогибается в спине и слегка раздвигает ноги: картина просто сногсшибательная. У мужчины начинает кружиться голова от предвкушения звонких мальчишеских стонов. Да, он уверен, что юноша сейчас будет стонать так громко, как никогда. Чёрт, да он сам готов застонать от одной мысли о том, что он будет делать сейчас с Антоном. Розовая пульсирующая дырочка возбуждает все нервные окончания, и Арсений, тихо зарычав, наклоняется и проводит языком между двух половинок, щекоча сжатое колечко мышц. Юноша удивлённо вздыхает, оборачиваясь назад, а затем громко, протяжно стонет, увидев, как сверкнули голубые глаза и снова почувствовав мокрый язык у себя в промежности. Арсений вылизывает парня, непозволительно громко причмокивая, посасывает нежную кожу, а Антон уже просто кричит, давясь собственной слюной, царапает изголовье кровати и подушки и виляет бёдрами, разводя ножки всё шире. Брюнет водит языком по кругу и вверх-вниз, иногда перемещаясь на поджатые яички, посасывая их, снова возвращается к дырочке и, видимо, так сильно увлекается, что в один момент просто сплёвывает прямо на мгновенно сжавшиеся ещё сильнее мышцы, заставляя Антона затихнуть на секунду, а потом захныкать и заскулить. — Ты… ты же… Господи… А-а-арс, — Шастун прячет лицо в подушках, так как не может поверить, что Арсений действительно, чёрт возьми, плюнул на него, пока вылизывал. Как в каком-нибудь грёбаном порно. Арсений усмехается и слегка потирается об кровать: от возбуждения уже кружится голова. Он продолжает, как ни в чём не бывало, вылизывать младшего, лишь на секунду отрываясь от него, чтобы взять с тумбочки смазку. Дрожащие руки выдавливают слишком много смазки, но мужчина не обращает на это внимания. Прежде чем вставить в парня пальцы, брюнет погружает в тугие мышцы язык, отчего юноша дёргается, пытаясь насадиться ещё больше, и тихо матерится, заводя руку за спину и хватая старшего за волосы. Арсений вылизывает его изнутри, держа за бёдра и буквально трахает длинным языком, а Антон двигает бёдрами навстречу, тыкаясь попкой в лицо голубоглазого. Юноша громко и разочарованно скулит, почувствовав, что язык старшего резко исчез, но вскрикивает, когда в него плавно, но с напором скользит палец. Смазки так много, что она стекает по яичкам парня, но Арс собирает её и вставляет второй палец, заставляя парня под собой задрожать. — Ах… М-м-м, А-а-арс… Арсений… — Антон скулит и повизгивает, слишком сексуально приоткрывая ротик. Пальцы давят на простату, а другая рука Арсения мнёт бёдра и ягодицы юноши, сжимая так сильно, что темнеет в глазах. Зеленоглазый кричит и подмахивает попкой, пытаясь принять пальцы ещё глубже, хотя они и так находятся в нём по основание. Ему хочется ещё. Третий палец входит с трудом, и Антон пытается вытолкнуть его из себя, но сильная рука сжимает его волосы и дёргает, отчего младший прикусывает губу и скулит почти как щенок, роняя голову на подушки. Арсений аккуратно, насколько может, вводит пальцы и почти до конца вытаскивает их обратно. — Арс… Добавь ещё один… палец, пожалуйста, — Антон всхлипывает, когда пальцы исчезают, и ему, на самом деле, не верится, что он сказал это. — Что-что, малыш? — усмехается Арсений, решив поиздеваться. Как только Шастун собирается ответить, мужчина слегка оттягивает его ягодицу и несколько раз довольно ощутимо шлёпает пальцами прямо по растянутой дырочке. Смазка, которой оказалось действительно слишком много, брызгает в разные стороны, и Попов смотрит на это, как заворожённый. — Пожалуйста! — вскрикивает Антон, опуская взгляд вниз. Смазка от его члена тоненькой ниточкой тянется к кровати, и ему уже очень хочется размазать её по всей длине и хотя бы подрочить, потому что ещё чуть-чуть, и он потеряет сознание от возбуждения. Старший тоже видит это и довольно улыбается, снова начав вставлять во влажное отверстие пальцы по одному. От первого Антон хнычет, пытаясь раздвинуть ноги ещё шире, тем самым открывая перед Арсением просто невероятный вид. Второй палец заставляет парня сладко постанывать и сжимать пальцами простыню под собой. Юноша ёрзает, пытаясь стянуть с себя промокшую насквозь рубашку, но нечаянно рвёт её, тут же прекращая шевелиться. Арсений тоже останавливается. — Ну, Тоша, испортил хорошую рубашку, — усмехается мужчина, резко вставляя третий палец – Антон вскрикивает, сжимая мышцы. — Ах! П-прости-и-и… — Потом будешь извиняться, — хмыкает брюнет, шлёпнув юношу за то, что тот зажимается. — На коленях. Младший расслабляет мышцы, чувствуя, как по щекам текут слёзы и вытирая их об подушку. Он невольно вспоминает, как Арсений недавно вылизывал его, и внизу живота начинает тянуть, а член дёргается, ударяясь о живот. Он понимает, что хочет ещё. Голубоглазый немного грубо двигает внутри него пальцами, с силой давя на простату, и мальчика просто подкидывает на кровати. — Ещё, А-а-арс! — стонет Антон. За то, как красиво юноша выстанывает его имя, Арсений готов весь мир бросить к его ногам. Серьёзно, он готов слушать это сколько угодно долго. Голубоглазый аккуратно проталкивает внутрь четвёртый палец, и Антон визжит, дёргая ногами. Брюнет видит, как растягиваются тугие бархатные стенки, и осознание того, насколько раскрыт перед ним юноша, просто будоражит сознание. У младшего от удовольствия немеют руки, и он просто утыкается лицом в подушку, кусая её, отчего ткань тут же становится мокрой. Арсений сдерживаться больше не может, из-за чего слишком резко вытаскивает из Антона пальцы, заставив его взвизгнуть, скидывает с себя оставшуюся одежду и берёт в руку свой член, слегка ударяя им несколько раз прямо по колечку мышц, отчего парень под ним громко всхлипывает, подаваясь бёдрами назад, прижимаясь к мужчине вплотную. Арсений чувствует возбуждённым членом, как сжимается и расслабляется растянутое отверстие. — Вставь… вставь его, пожалуйста, — будто в бреду шепчет Антон, начав тереться попкой об мужчину, тихо постанывая. Старший усмехается, сжимая одной рукой упругую ягодицу, а другой продолжая держать свой член, направляет головку в раскрытую дырочку. Юноша нетерпеливо рычит, снова виляя бёдрами, тем самым потираясь о головку. Арсений погружает член в горячее нутро, но лишь на пару сантиметров. Антону, разумеется, мало. — Прекрати… Прекрати издеваться… Я весь день ждал тебя, ну, пожалуйста, — хнычет парень, тихо постанывая. — Как мило, — усмехается брюнет, чувствуя, как упругие стенки сжимаются вокруг члена, принимая его глубже. — Попроси лучше, малыш. Антон глубоко вздыхает, прикусывая губу и нахмурив брови, водит ногтями по подушкам и выгибается, словно кошка. Арсению это нравится. — Пожалуйста… Возьми меня, А-а-арс, — мальчик знает, как нужно произнести имя мужчины, чтобы у того напрочь сорвало крышу. Голубоглазый входит глубже, поглаживая младшего между ног одной рукой и держа его за бедро другой. Но этого мало, ему хочется, чтобы юноша попросил ещё. Сказал то, что так хочется услышать ещё хотя бы один раз. И Антон знает, чего хочет старший. — Давай, малыш, скажи это, — Арсений наклоняется к спине парня и шепчет это куда-то ему в шею, обнимая за талию. — Скажи. Зеленоглазый с ума сходит от этого шёпота, весь плавится, покрываясь мурашками, улыбается, прижимаясь ближе к мужчине и сам насаживается, пытаясь принять член настолько глубоко, насколько это возможно. — Па… папочка, я хочу ещё, — выдавливает из себя Антон, зажмурившись. Арсений решает помучить парнишку в другой раз и резко погружает член до конца, улыбаясь звуку шлепка кожи о кожу. Он начинает мучительно медленно двигаться в горячих, просто бархатных на ощупь стенках, почти взвывая от наслаждения, чувствуя, как тугие мышцы плотным кольцом сжимаются вокруг члена. Юного любовника такой темп, разумеется, не устраивает. — Быстрее… — стонет мальчик, пытаясь раздвинуть худые ножки шире. Арсений постепенно наращивает темп, наклонившись к спине парня и покрывая её укусами, и чем быстрее брюнет двигает бёдрами, тем громче и протяжнее стонет младший. Сладкие стоны иногда срываются на всхлипы, от которых у мужчины мутится рассудок, заставляя двигаться ещё резче и жёстче. — Тоша… — стонет Арсений, притягивая к себе Антона за бёдра и останавливаясь. — Нет… Нет, нет, не останавливайся, прошу, — загнанно дыша, произносит младший, пытаясь двигаться на члене брюнета самостоятельно. Голубоглазый улыбается, обводя языком ушко парня, прикусывает его и возобновляет движения: сначала мучительно медленные, от которых юноша нетерпеливо рычит и двигает бёдрами, затем чувственные, глубокие и отрывистые, заставляющие дрожать и протяжно подвывать с каждым толчком. Когда Арсений слышит, как Антон всхлипывает и начинает тихо поскуливать, он не выдерживает и начинает двигаться чертовски быстро, больше не останавливаясь. Мальчик под ним кричит и извивается, кусая пухлые розовые губки. — А-а-арс… А-а-арс, пожалуйста… — Антон берёт мужчину за руку и тянет её к своему члену, пачкая чужие пальцы своей смазкой. Арсений кусает губы, наблюдая за тем, как юноша выгибается под ним и едва ли не плавится от каждого действия, обхватывает пальцами член младшего и начинает не спеша ласкать его, но вместе с тем двигается внутри горячего тела настолько быстро, что Антону кажется, будто он сейчас потеряет сознание. — Арс, я сейчас… Господи… — громко стонет мальчик и тут же изливается в руку мужчины и на кровать, прокусывая свою губу до крови. — А-а-арс… Кончая, Антон сжимается вокруг члена Арсения так, что у того темнеет в глазах. — Антон… блять… — рычит брюнет, шлёпая парня по ягодице и кончая глубоко в горячую дырочку. Младший дрожит так, будто ему очень холодно и жмётся ближе к Арсению, чувствуя, как внутрь рвано брызгает семя. Унять дрожь во всём теле удаётся только тогда, когда член выскальзывает из него, а сам мужчина ложится рядом, прижимая к себе взмокшее тело. — Надевай эти свои шортики почаще, — усмехается мужчина, целуя младшего в макушку. — Твоя попка просто шикарно смотрится в них. — Только если пообещаешь купить к ним чулки, — так же усмехается Антон, тыкая старшего локтем в бок и прижимаясь ближе. Арсений в ответ смеётся, представляя, как будут смотреться худенькие ножки в кружевных чулках и задумывается о том, что это он сделал мальчика таким развратным и пошлым. Впрочем, ему это очень нравится, так что почему бы и не купить Антону эти чёртовы чулки, которые наверняка сорвут им обоим крышу? И он обещает купить ему самые красивые чулочки, которые сможет найти.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Импровизация"

Ещё по фэндому "Антон Шастун"

Ещё по фэндому "Арсений Попов"