Жвачка 270

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Персонификация (Антропоморфики), Социальные сети (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Славик/Влад, Стикеры "ВКонтакте", ВКонтакте
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Songfic Ангст Дарк Нецензурная лексика ООС Психология Философия

Награды от читателей:
 
Описание:
А я вам отвечу, слегка усмехнувшись: "Влад болен. И очень сильно. Нет, это не простая ангина, от которой можно вылечиться. Это любовь. Точнее, невзаимная любовь".

Посвящение:
Огромное спасибо всем, кто оставляет комментарии к моим работам. Мне очень приятно. Ваши отзывы помогают мне не разочаровываться в себе и своих писанинах.
Так же, я бы хотела сказать спасибо Карине и моей бете. Ребят, спасибо, что вы поддерживаете меня во всех моих начинаниях, не кидаетесь тапками и даете критику, хвалите и делаете всё то, что должны делать хорошие друзья.
Всех люблю.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ НЕ ВСЕ, ЧИТАЙТЕ НА СВОЙ СТРАХ И РИСК
----------------------------------------------------------------
Я вновь залезла в плей-лист, дабы навести там порядок и совершенно случайно наткнулась на давно забытую "Жвачку". Госпаде, Noize MC как отдельный вид искусства.
Позже я увидела арт в группе >владиславик< и мысли сами начали проситься, мол напиши, напиши. Вот и написала.
Ссылка на пост с артом:
https://vk.com/wall-165148826_365
https://vk.com/wall-166443583_30840

№5 в топе «Слэш по жанру Философия»
№6 в топе «Слэш по жанру Даркфик»
№20 в топе «Слэш по жанру Songfic»
№50 в топе «Слэш по жанру Психология»
21 июня 2018, 18:55
Примечания:
Noize MC - "Жвачка"

UPD автора: У автора и беты было два часа ночи. У меня сегодня экзамен по литературе. И вместо подготовки я пишу фанфики.
      

Память о тебе, как жвачка в волосах. И, видимо, слишком глубоко в башке застряли корни

Влад медленно бредет по парку. Ноги кое-как идут, не слушаются, и кажется, что прямо сейчас перестанут идти и уронят парня на холодный и мокрый асфальт. Влад устал, очень устал. Уже около двух дней он не может спокойно жить, его выворачивает наизнанку, он не может спокойно есть, спать, дышать. А всему виной цветы. Вы спросите: "А как же цветы могут принести дискомфорт? Помешать жить? Ведь цветы — это прекрасно, они очень красивые, их лепестки словно шелковые, они источают невероятно приятный аромат, радуют глаз и просто стоят на полочке, в вазе, пока их не выкинут за ненадобностью". А я вам отвечу, слегка усмехнувшись: "Влад болен. И очень сильно. Нет, это не простая ангина, от которой можно вылечиться. Это любовь. Точнее, невзаимная любовь". Они встретились случайно, около трех месяцев назад. Влад шел в ларек, к Екатерине Петровне, ну, или просто Катьке, чтобы без палева купить пачку сигарет, зажигалку, дошик и мятную жвачку. Подросток включил музыку на полную громкость, очень сильно желая разрыва барабанных перепонок. Отчим и мать вновь устроили скандал, а все из-за чего? "Скотина неблагодарная" (так охарактеризовали отчима) опять напилась и приперлась домой с каким-то левым челом. Ох, как Влад был зол, он устал от каждодневной пьянки, он устал от вечных слез матери, его заколебали вечные крики и визги, грубые ругательства и клятвы о том, что они убьют друг друга. Влад хочет повернуть время вспять и вернуть своего отца, который покоится в земле сырой уже около десяти лет. Мальчику было семь лет, когда его не стало. Это был обычный день, отец потрепал его по волосам и сказал, чтобы он слушался маму. Он обещал принести с работы немецкие конфеты, которые ему привез друг. Влад ждал, он никак не мог дотерпеть до вечера, ведь должен прийти папа, но он не пришел. Его не было утром, на следующий день, он не пришел и вечером, его нашли только спустя три дня в какой-то канаве на окраине Воронежа. Пятнадцать ножевых ранений, перерезанное горло и сломанная левая нога. Украли практически всё: телефон, ключи, кошелек, кроме коробки конфет. Видимо, они были на диете. Кто совершил такое зверское убийство? Никто так и не узнал. Это осталось большой тайной, которую Влад очень сильно хочет разгадать и узнать, кто же этот изверг, который лишил его счастливого детства. Он шел очень медленно, будто бы оттягивал что-то. В душе скребли кошки, хотелось просто уснуть и не проснуться. Он был бы счастлив в небытие. Дойдя до ларька, парень снял наушники, ведь Екатерина Петровна — единственная женщина, с которой было приятно общаться. Чей голос не раздражал, от которого не хотелось бежать куда глаза глядят. Помещение встретило его такими знакомыми прилавками, тусклым, но уютным светом и милой женщиной, которая разговаривала с каким-то парнем. — Я хотел ему было вмазать, но потом подумал "Ну зачем мне опять попадаться на глаза мусорам?" Вот я и успокоился, — гопник (судя по спортивкам, кепи и каким-то палёным найкам). Влад усмехнулся, забавный паренек, и голос у него веселый, и жизнь, кажись, веселая. — О, — отвлеклась женщина от разговора и посмотрела на только что зашедшего подростка, — Владик, привет. Он слегка улыбнулся, называть его "Владиком" мог только папа, матери он так не разрешал себя называть. Из её губ это было мерзко, а от Екатерины — нормально, даже уютно и как-то по-домашнему. — Здрасьте, теть Кать, как вы? — подросток подошел к прилавку, рядом с которым стоял русоволосый гопник. — Да, я нормально, живу, работаю. А вот ты как? Как дела в семье? — Ммм, знаете, такое себе, — он не особо хотел рассказывать о своих проблемах, ведь и у нее их достаточно. Зачем загружать кого-то лишними переживаниями? Но женщина видела его насквозь и знала, что в семье опять произошел скандал. — Хэй, малой, по тебе же видно, что всё плохо. Сорри, что вмешиваюсь в твою жизнь, но вид у тебя отвратный, — резко встрял рядом стоящий парень. Влад должен был смутиться или же оскорбиться? Но этого не произошло, вместо этого он почувствовал тепло в груди. Это называется радость? Этому совершенно незнакомому человеку не всё равно? Он правда сказал это, или подростку померещилось? — Оу, правда? Я даже и не задумывался о своем состоянии, видимо, оно что-то выдает. Я не особо хочу загружать людей своими проблемами, ведь у каждого их вполне хватает, — Влад пытался дружелюбно улыбнуться, но вышло только странное перекошенное от страха лицо. — Ну, парень, иногда нужно выговариваться, ведь если будешь всё держать в себе, сердечко не выдержит, и ты скоропостижно скончаешься. — Поскорее бы, — буркнул юноша, на что Екатерина и философ в спортивках недовольно хмыкнули. — Ладно, теть Кать, можно мне дошик с говядиной... — Мятную жвачку, зажигалку и сигареты, да, я знаю, — прервала его женщина и очень быстро испарилась в поисках нужных вещей. — Куришь? — А почему бы и нет? — усмехнулся Влад. — Меня Слава зовут, — наконец-то личность молодого гражданина стала известна, и подросток наконец-то смог узнать, кто же этот таинственный парень. — Ну, а как ты понял меня зовут Влад, только не называй Владик, мерзко звучит. — Окей, заметано. Именно с этого момента и началась их история. Славик оказался очень классным и веселым, жизнь Влада приобрела новые краски, и пятьдесят оттенков серого превратились в разноцветную палитру. Каждый день что-то новое. Это буйство красок и эмоций. Жизнь начала быть прекрасной. До одного момента.

Мне бы этот прибор с яркой вспышкой из фильма "Люди в черном". Я бы выкрутил реле на максимум и вообще, - все подчистую стер бы.

— Так говоришь, именно здесь нашли твоего отца? — Слава сел на корточки и зачем-то потрогал землю. — Да, и знаешь, это было отвратительно. Они не пощадили мою детскую психику и вместе с матерью приволокли сюда. На те, блять, гляньте, распишитесь и уезжайте обратно, — Влад стоял на плите. Совершенно недавно на этом месте решили построить жилой дом, привезли плиты, технику, начали что-то делать, а потом резко заморозили стройку. Люди, которые вложили свои деньги в строительство, подняли всех властей, просили вернуть их деньги, но им показали кукиш и сказали "все живут, и вы как-нибудь живите". Теперь это любимое место Влада и Славы. Заброшенная стройка, как романтично. — Я хочу найти их. — Кого? — удивленно спросил подросток. — Убийц или убийцу твоего отца, — Славик серьезно посмотрел на Влада. У последнего защемило в груди. Казалось, что сердце пропустило пару ударов. Славе не всё равно. Слава думает о нём, о маленьком потерянном мальчике. — Ты-ы, серьёзно что ли? Слав, не надо, ты чего. Уже прошло десять лет. Забудь об этом, это уже не так важно, — он тяжело вздохнул, зря они подняли эту тему. — Ладно, Влад, — подросток никак не отреагировал, — Владик. — Что? — Пошли за шавой, — Славик улыбнулся в своей манере и, подойдя к Владу, слегка приобнял его. Этим же вечером у Влада случился приступ сильного кашля. Что-то мешало дышать, и воздуха катастрофически не хватало. Казалось, что еще чуть-чуть и он задохнется. Грудную клетку очень сильно жгло, легкие как будто наполнили очень острыми гвоздями или же их резали чем-то очень острым. Спустя пару секунд боль отступила, и подросток смог прокашляться и вдохнуть полной грудью. Слезы текли по щекам, а рядом с ним лежали светло-розовые лепестки. — Мне звонила твоя мать, — Влад устало посмотрел на только что вошедшего в комнату Славу, — она сказала, что у тебя был очень сильный приступ кашля. Ты заболел? Тебе ничего не нужно? — Нет, мне ничего не нужно, Слав, я просто хочу спать, — он устало перевернулся на правый бок и, укрывшись одеялом, принялся разглядывать стену. — Влад, я волнуюсь за тебя... — Если ты волнуешься, то оставь меня на время, я хочу побыть один, — на этих словах Слава вздохнул и ушел в другую комнату. Случилось что-то серьезное, раз Влад так себя ведет. Подросток знал о том, что есть болезнь. Она бывает, но не у всех. Кто-то может её пережить, а для кого-то она станет последней пережитой эмоцией. Хaнаxaки — так называют её в народе. Болезнь, при которой больной откашливает цветы из-за неразделенной любви. Если спустя неделю, он не получит взаимных чувств, то человек медленно и мучительно умирает. Влад не думал о том, что когда-нибудь будет болен этим. Он считал себя ярым асексуалом, никогда никем не увлекался, никого не любил, но видимо с появлением Славы, вся его жизнь перевернулась с ног на голову. Что-то было в нём такое и, кажется, Влад полюбил это что-то.

Очутился бы в незнакомом месте, ничего не понимая. Не зная, кто я. Лишившись потребности глушить препаратами фантомные боли.

Последние два дня были для Влада адом. Его крутило, тело ломило, неимоверно хотелось пить. Случались частые приступы кашля, из-за которого возле подростка образовывались лужи из слюней вперемешку с нежно-розовыми лепестками. Глотка болела, казалось, что её режут очень острым ножом. Он понимал, что причиной всего этого был Славик и ненавидел всё на свете. Он проклинал всех богов и спрашивал за что всё это. Он хотел бы вернуться в прошлое и предотвратить встречу с ним. Он хотел бы стереть всё. Таблеток от этого не было. Хотя, есть одна — взаимная любовь, но Влад знал, что Славик влюблён в Лильку из соседского подъезда. Ему ничего не светило, наверное, только знатные пиздюли и презрение. Лучше уж умрет, но никогда не разрушит их дружбу.

Я бродил бы бесцельно по городу, ставшему вдруг спасительно чужим, Не чувствуя зажимов подреберья. Свободный, как выпущенный джин.

Влад кое-как перебирает ногами, он медленно идет по парку. Голова кружится, хочется пить, но пересиливает себя и потихоньку идет к дому Славы. Он нуждается в нём, но Влад это не скажет ему. Нет, только не это. Подросток чуть ли не ползет, ведь ноги не держат. Но он добирается до подъезда и набирает заветный номер квартиры. 68. Раздается звонок, спустя пару секунд заспанный голос Славы: — Кого там принесло в два ночи? — Сла-ав, это я, — слова давались Владу очень тяжело, каждое слово отдавалось болью и хотелось кашлять. — Влад, секунду, подожди! — через пару минут юноша сидел на кухне своего друга. Он выпил вторую кружку воды и вновь забился в кашле. — Я могу тебе чем-нибудь помочь? — Не думаю, —Влад смотрит на Славика из-за полуопущенных ресниц. Тело слегка подрагивало, но боль становилась терпимее. Кажется, это всё из-за присутствия Славы. —Знаешь, я ведь понял, что с тобой случилось, — старший парень замолчал, он старался тщательно подобрать слова, чтобы не обидеть или не задеть друга, — скажи мне, но только честно, это всё из-за меня, да? Владу показалось, что его окатили холодной водой. Видимо, Слава хорошо читал людей. В их первую встречу он видел всю его боль, хотя они были не знакомы. А сейчас, сейчас он просто смотрел своими проницательными голубыми глазами. — Я-я, я не знаю, возможно... — Я не хочу видеть, как ты страдаешь, Владик, но я не могу ответить тебе взаимностью, ты же ведь знаешь, — он тяжело вздохнул и отвел взгляд в сторону. — Да, я всё понимаю, Слав, в этом нет необходимости... — Но ведь — Нет, забудь, просто забу... — начался новый приступ кашля. Только он был более болезненный, лепестки были кровавыми, а легкие будто бы лопались. — Потерпи, сынок, осталось совсем немного,— раздался голос. Это был голос отца. Влад не мог ошибиться. Это точно был он. Спустя долгое время Влад наконец-то смог обрести душевное спокойствие. Он видел, как Слава сидит над его бездыханным телом, обнимает его, плачет и что-то шепчет. Но ему это не поможет. Больше не поможет.

Холодно в аду, нечем дышать на небесах, Вселенной больше нет, но я о ней зачем-то помню.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.