Греческий воздух

Пелагея, Иван Телегин (кроссовер)
Гет
PG-13
Завершён
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
Нравится 11 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Тёплый песок пляжа в нескольких метрах от отеля встречает их полным отсутствием людей. Жаждущих посидеть у моря в два часа ночи больше не нашлось. Романтические ужины, завтраки и обеды — это слишком банально, несмотря на то, что со дня их свадьбы прошло всего два года. Так мало, чтобы что-то могло стать банальным. Так мало и много одновременно. И потому, взяв бутылку шампанского из мини-бара своего номера, убедившись, что ребёнок крепко спит и раньше утра не проснётся, о чем свидетельствовали все четыре ночи до этого, они идут на пляж, где тепло и безлюдно, хотя, казалось бы, ночная Греция - довольно романтичное место для влюблённых. Он держит её за руку и помогает спускаться по ступенькам, потому что на улице слишком темно. И несмотря на то, что вероятность убиться или переломать ноги слишком мала, он всё равно ведёт её следом за собой, не доверяя этим ярко горящим фонарям. Он просто ведёт её, и ему нравится. Это тот случай, когда быт не надоедает; когда с каждым днём чувства внутри прогрессируют всё сильнее; и по утрам в висках пульсирует сплошное «люблю». Даже без макияжа, даже сонную, даже если она ещё не успела толком проснуться. Он приземляется на песок первым, вытягивая ноги и дожидаясь, пока она сядет рядом, пока до рассвета ещё много времени, а шампанское не успело согреться. - Не холодно? - заботливо спрашивает молодой человек, поправляя накидку на её плечах, без которой строго-настрого запретил выходить ей из номера. - Не-а, - мотает головой блондинка, невольно улыбаясь и отставляя бокалы, прихваченные с собой, прямо на песок. Пробка вылетает из бутылки с характерным «выстрелом», а её содержимое вскоре оказывается в бокалах и едва слышно шипит. Он берёт оба бокала в руки, один из которых протягивает ей, загадочно улыбаясь. Тосты — это не про него. Не у всех получается выражать свои чувства словами. Вот у него с этим не очень, но если бы от этого хоть что-то зависело, они бы тут сейчас не сидели. - С годовщиной! - как-то даже слегка смущаясь, улыбается он, наклоняясь к ней и целуя в губы, - Люблю тебя... - И я тебя очень люблю, - она широко улыбается и выглядит настолько довольной, что остаётся только позавидовать. Бокалы звонко ударяются друг об друга, и они делают по несколько глотков, про себя подмечая, что содержимое очень даже неплохое на вкус. Бокалы снова оказываются на песке, а его рука крепко обнимает её за плечи, и она опускает голову ему на плечо. Здесь остаётся позавидовать им обоим. Два года пролетают так мимолётно и незаметно, что воспоминания проносятся в голове с удвоенной скоростью, но за некоторые из них удаётся зацепиться. И она цепляется первой, вытягивая не самый лучший момент из всех имеющихся... - Поль, да клянусь, я давно ей всё объяснил и не врал тебе ни тогда, ни сейчас! - преграждая ей путь и пытаясь остановить, выпалил Телегин. - Ну, не обращай ты внимания на эти ебанутые заголовки!.. Ты же должна понимать, что это враньё. - Меня в этой ситуации беспокоит исключительно ребёнок, который не виноват, что его родители... - пытаясь успокоиться, возразила она, но договорить не успела. - Я никого не бросал, ты же знаешь... Я перевожу деньги, а больше ей ничего от меня и не нужно, - перебил её он, упорно завоёвывая к себе доверие и пытаясь доказать, что всё не так безнадежно, как кажется, - Ты реально сейчас уйдёшь из-за этого? И она осталась, так никуда и не уйдя в тот вечер. В вечер, когда очередная статья в сомнительной газетёнке решила проверить их отношения на прочность и на наличие доверия. У неё было всего два варианта: уйти, поддавшись провокациям, или остаться, поверив ему. Его словам и поступкам, а не тому, что писали в тех статьях. Он был честен с ней с самого начала, не скрывая ни недавнее рождение ребёнка, ни взаимоотношения с матерью этого ребёнка, с которой у них, по его словам, уже ничего не было. На отчаянные шаги решаются отчаявшиеся. И это почти так же банально, как романтический ужин для двоих в честь годовщины свадьбы. И ты либо рискуешь и смотришь, что будет дальше, либо отступаешь назад и избегаешь резких обрывов и крутых поворотов. Третьего не дано. Выбор был за ней и не был очевиден. Руки сплетаются в замок, шампанского в бокалах становится всё меньше, но в бутылке ещё чуть больше половины, а значит, уходить рано. До рассвета как минимум четыре часа. Он крепко прижимает её к себе, словно боится потерять, словно даже спустя два года вероятность есть; но она продолжает сидеть рядом, уложив голову ему на плечо, продолжает переплетать их пальцы и не собирается никуда уходить. И он выдыхает, понимая это, осознавая, что она рядом, и поводов для беспокойства нет. Дальше его очередь вытягивать из своего подсознания одно из совместных воспоминаний, как из густого дыма - на ощупь. - И чё, думаешь согласится? - недоверчиво глядя на бархатную коробочку с красивым кольцом и небольшим бриллиантиком посередине, уточнил молодой человек и перевёл взгляд на друга. - Надеюсь, - с трудом вытягивая из себя слова, отозвался Телегин, захлопнув коробочку и убрав в карман пиджака. - А тебе-то это зачем нужно? Нафига так рано жениться? Чтобы через год развестись? - скептицизм в словах друга нарастал, вынуждая Ваню всё больше сомневаться в правильности задуманного, но отступать было некуда, да и не хотелось. При виде неё он лишний раз только убеждался в том, что всё делает правильно, что это исключительно его инициатива и желание быть с ней. - Ну, а если я уверен в себе и в своих чувствах к ней? Если я уверен, что и через год, и через два, и через пять буду любить её? Какой тогда смысл тянуть? Море сегодня, на удивление, тихое, спокойное и совсем без волн, как, например, вчера. И вокруг так тихо, что, кажется, они одни не только на этом пляже, но и в целом мире в данную секунду. Глубокий вдох сопровождается очередным поцелуем в шею, от которого по всему телу разливается приятное тепло, а с лица не сходит улыбка. - О чём думаешь? - замечая её задумчивое выражение лица, спрашивает он. - Да боюсь, что Тася может проснуться, - пожимает плечами девушка, не в силах отключить материнский инстинкт даже ночью. - Ну с чего ей проспаться? Мы же её проверили перед уходом: всё хорошо, ребёнок спит, - заверяет её Ваня, не наблюдая поводов для переживания. - Ну, да, - согласно кивает она, за два года привыкнув верить ему. И если он говорит, что поводов для беспокойства нет, значит, их действительно нет. Она проводит своей рукой по его запястью, по всей длине татуировки с именем их малышки, и чему-то улыбается, через мгновение резко меняясь в лице. Могла ли она два года назад быть уверенной в том, что эта татуировка когда-нибудь появится на его руке? - Срок шесть недель, - шумно выдохнув, произнесла блондинка и растерянно посмотрела на сидящую напротив женщину, - Мам, мне страшно... - Полечка, ну не накручивай ты себя! Скажи ему обо всём прямо сегодня: он будет рад... - Светлана Геннадьевна, как никогда, была убеждена в своих предположениях на 100%. - У него недавно родился ребёнок. Зачем ему ещё один прямо сейчас? - задавая эти вопросы куда-то в пустоту, недоумевала Пелагея, устало потирая виски. - Ты прекрасно знаешь при каких обстоятельствах этот ребёнок родился, - парировала женщина, совершенно не понимая, почему дочь так пессимистично настроена, - В конце концов, если ты в нём не уверена... Может быть, вам тогда вообще не стоит жениться? - Ну, ма-а-м! - едва не всхлипнув, протянула она, сама успев запутаться за прошедшие несколько часов, - Хорошо, я поговорю с ним вечером... Два года проносятся быстро, едва уловимо и по-особенному. И поездка в Грецию была запланирована ещё с апреля, ведь первый совместный отдых, он же медовый месяц, и непосредственно сама свадьба — прошла именно здесь. Уезжая с этого острова в прошлый раз, они обещали морю обязательно вернуться сюда в том же составе, но другим количеством. Они обещали вернуться сюда все вместе: втроём; когда время придёт и позволит это сделать. Они сдержали своё обещание и спустя два года снова сидели на тёплом песке греческого пляжа, правда теперь уже шампанское было разрешено им обоим, а не как в тот раз, когда она не пила ничего крепче сока, избегая даже вино, что, в принципе, было рекомендовано беременным в маленьких количествах. Это было первое море для Таси, что до этого ещё ни разу не ездила отдыхать с родителями так надолго, ограничиваясь лишь ванной и бассейнами. Время, наконец, пришло и позволило осуществить всё задуманное. Задуманное ещё очень давно. До рассвета остаётся всего два с половиной часа, а шампанское заканчивается, и их уже клонит в сон. - Вань, смотри, звезда падает! - невольно выкрикивает блондинка, с детским восторгом глядя на небо и едва успевая загадать желание, - Ты загадал? - Да я вообще не понял, чё произошло, - смеётся он, больше перепугавшись от её такой эмоциональной реакции, - Ты успела? - Успела, - с довольной улыбкой заявляет она, - Я за нас двоих загадала! - Ну, значит, точно сбудется, - нисколько в этом не сомневаясь, улыбается Телегин, поднимаясь с песка и помогая подняться ей. Она точно знала, чего он хочет, но не решилась загадать именно это, побоявшись, что такое может быть осуществимо не так-то просто. Он хотел ещё одну дочку, чтобы собрать коллекцию или окончательно сойти с ума от их количества на одной территории, именуемой домом. Он хотел, и их желания вполне совпадали, но загадала она другое. Ей бы хотелось и через десять лет вернуться сюда, на какой-нибудь греческий пляж, сесть на песок, под звёздами, вместе с ним и открыть бутылку шампанского или вина. И ей, кажется, было без разницы, сколько их будет на тот момент, даже если количество человек в их семье не изменится. Ей просто хотелось, чтобы всё это никогда не заканчивалось; чтобы, если это сон, то никогда не просыпаться; чтобы так было всегда. Они возвращаются в номер ближе к четырём утра и облегченно выдыхают, что дочь спит, и ничего страшного не произошло. Они ещё некоторое время предпринимают попытку дождаться рассвета у себя на балконе, но Тася обычно просыпается рано и даёт родителям возможность высыпаться крайне редко. Под настроение. Поэтому уже через двадцать минут они буквально валятся с ног и решают, что рассвет — тоже в некотором роде банально, хоть и жутко романтично. В конце концов, поспать хотя бы ближайшие часа четыре, а если повезёт, то даже все пять - это тоже романтика. Ведь впереди ещё три дня отпуска, и нужно успеть насладиться морем и солнцем на несколько месяцев вперёд. Ведь впереди ещё три дня, а Тася, кажется, совсем не планирует расставаться с полюбившимся морем, впервые в своей жизни увидев вживую такое огромное количество воды и ещё не зная о существовании океана. И это куда романтичнее, ведь за оставшиеся три дня они будут ещё не раз осознавать, как сильно и почти невозможно счастливы. По крайне мере, упавшая звезда ясно даёт понять, что всем обещаниям суждено сбыться. Ведь всегда можно вернуться. Ведь впереди ещё целая жизнь. Целая жизнь, чтобы ещё не раз успеть вдохнуть этот греческий воздух.
Отношение автора к критике
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.