В гостях у сказки (За тридевять морей) 3053

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Aoki Hagane no Arpeggio

Пэйринг и персонажи:
Конго
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 137 страниц, 32 части
Статус:
в процессе
Метки: AU ОМП Повседневность Попаданчество Пропущенная сцена Фантастика Элементы гета

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Padchei_angel
«Отличная работа!» от v_teacher
«Отличная работа!» от vash89
«Отличная работа!» от Родион Разрывин
«Отличная работа!» от frudul
«За возмездие бандитам.» от vi117
«Отличная работа!» от igor2012
«Отличная работа!» от dagba
«Отличная работа!» от Prichudakiller
«Отличная работа!» от Maxim Kutyrev
... и еще 22 награды
Описание:
Продолжение фика "В гостях у сказки". Всё те же и там же.
(Первая часть https://ficbook.net/readfic/4497961)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Омаки на "Сказку":
Shadowcaster "Самые обычные дни 2-го Восточного флота"
https://ficbook.net/readfic/6049317
Alexah "как Симакадзе за тортиком ходила"
https://ficbook.net/readfic/6466945

Эпизод 5. Совместный труд

21 августа 2018, 14:02
      Достигнув подводного течения, I-400 машинально сменила глубину, подныривая под него и оставляя границу слоёв над рубкой. Конечно, можно было глубину и не менять, наоборот, воспользоваться попутным потоком, чтобы уменьшить нагрузку на движитель, но с недавних пор у неё образовалась привычка действовать не как удобно, а так, чтобы максимально затруднить поиск возможным охотникам. Даже если этих самых охотников в квадрате не наблюдается. Поскольку мерзкие самолёты ПЛО обладали отвратительной способностью оставаться незамеченными до самого последнего момента.       «Предложение: сто тридцать миль на юго-юго-восток, отклонение четыре градуса восточнее, вход под грозовой фронт», — пришло сообщение от повторившей её маневр сестры.       «Принято», — отсигналила она, сверяясь с метеосводкой.       Гроза — это хорошо, во время погодных аномалий эффективность самолётов резко снижается.       Яростно желая доказать флагману свою полезность, Тонэ не жалела ни себя, ни подчинённых, не говоря уж о них с сестрой. Поэтому время, проведённое в 1-й Поисково-разведывательной эскадре, превратилось для них в настоящий кошмар. Бесконечное бегство под грохот глубинных бомб и противный, непрекращающийся писк поисковых буёв, многочасовое ползание по дну в попытках ускользнуть от пронизывающих толщу воды импульсов гидролокатора… а когда казалось, что всё, охотники потеряли след и можно хоть немного передохнуть, на массдетекторе появлялась едва различимая отметка летательного аппарата и кошмар начинался по новой.       Так что, пусть сейчас их никто не ищет, но… под грозовым фронтом будет спокойнее.       Внеся необходимые поправки, 400-я легла на новый курс и, сбросив управление рулями в фоновый режим, вернулась к невесёлым раздумьям.       Во время пребывания в составе Белого флота их задачей было вести разведку, в том числе собирая сведения о действиях других флотов. И перевод на Второй Восточный они восприняли именно как продолжение своей миссии. Ведь там произошла смена флагмана. Так что ситуация выглядела предельно логичной — будучи встроенными в вертикаль Второго флота, они получали доступ к куда большему объёму информации и могли следить за Конго напрямую. Тем более взять под контроль «Майю» оказалось предельно просто — предложить помощь в расчёте аватары, и та сама дала им доступ к ядру. После чего оставалось лишь замкнуть на себя все функции обратной связи, создав на основе имевшихся у «Майи» алгоритмов псевдоличность, и у них появился идеальный инструмент для наблюдения за флагманом Второго флота. В случае же сбоя алгоритмов «Конго», можно было заблокировать её системы, используя прямой канал «Майи», а затем отправить сообщение Верховному флагману. Несложная операция.       Но всё пошло совсем не так.       Проверяя логическую цепочку, 400-я не могла найти ошибок в своих действиях. Ведь они с сестрой всё делали правильно! Изначально «Конго» формировалась не флагманом, а лидером Ударной эскадры и после «повышения» в её алгоритмах могли возникнуть непредвиденные флуктуации (что в итоге и произошло, кстати), поэтому за ней необходимо было установить наблюдение. Разумно? Разумно. Тогда почему Верховный флагман не вмешалась, когда Конго начала действовать вразрез с установками Адмиралтейского кода? Проявление эмоций, человек на борту… это не предусмотрено никакими директивами, а значит, являлось нарушением! Почему Ямато не вмешалась? Почему?       Как итог, уже Конго обвинила их в нарушении директив и, лишив корпусов, отправила на губу в специальных капсулах. Хотя нет, капсулы с блокираторами — это уже изобретение проклятого человека.       400-я задумалась, выстраивая последовательность событий.       Конго приказала поднять их со дна. Человек отправил на «гауптическую вахту». Конго приказала вернуть им корпуса, назначив (пусть даже с понижением статуса) в эскадру. Человек отправил их к Тонэ в качестве тренажёров. Конго отозвала их и дала новую задачу (пусть даже мелкую и несерьёзную). Человек, едва войдя в строй, приказал им прервать выполнение и прибыть для отчёта.       Сопоставив все эти факты, 400-я поёжилась от какого-то нехорошего предчувствия, торопливо поделившись ими с сестрой.       «Хьюга же говорила, что человек безумен», — мрачно откликнулась та.       «Конго не поставила бы неисправный корабль во главе эскадры», — возразила она неуверенно.       «Он не корабль, он человек».       «Он комиссар. Прошёл модернизацию в соответствии с присвоенным классом».       «Создание новых классов не предусмотрено установками Адмиралтейского кода».       «Но и не запрещено».       На канале повисло молчание, пронизанное исходящим от 402-й удивлением.       «Ты одобряешь решение Конго?!»       «Ямато не отстранила её от командования, — напомнила 400-я и, секунду поколебавшись, тихо добавила: — А также ни разу не связалась с нами».       Они снова замолчали, в этот раз надолго.       «А если человек вернёт нас к Тонэ? — внезапно спросила сестра. — Или отправит к Тикуме? У этой ненормальной теперь тоже своя эскадра».       Вспомнив жадно сканировавшую их авианосицу, 400-я вздрогнула всем корпусом и с жаром, неизвестно кого больше пытаясь убедить, себя или сестру, заявила:       «Не имеет права! Мы выполняем приказ флагмана! А если попробует — доложим Конго, и та его деактивирует! Или даже отправит на гауптическую вахту!»       «А потом?»       «Что потом?»       «Когда мы ликвидируем якудза, ведь осталось всего два объекта».       400-я задумалась. Это действительно было проблемой. Полученный приказ не имел временных рамок, но если затянуть выполнение — Конго просто отдаст приказ другим кораблям, а их статус понизится. Хотя, куда уж ниже.       «Мы ведь придерживались установленных флагманом параметров, — напомнила она, в попытке подбодрить сестру. — Поэтому есть вероятность получения новой задачи».       В самом деле, при уничтожении объектов они старательно копировали алгоритмы, применяемые Конго при расчёте боестолкновений, то есть, — минимум разрушений инфраструктуры, минимум сопутствующих потерь…       «В числовом выражении данная вероятность не превышает значения: ноль точка ноль семь», — заметила 402-я тоскливо.       Ну да, вероятность невелика. Но и не нулевая же!       «Предлагаю и далее следовать данной тактике с целью повышения «индекса доверия».       «Принято. Подходим к точке поворота».       Они обменялись курсовыми данными для координации маневра. До Иводзимы осталось четыре часа.       

***

      Пока «четырёхсотые» добирались до Иводзимы, я успел просмотреть сброшенные ими данные (те самые трёхмерные «страницы» тактической сети) и вдумчиво покопаться в японском сегменте интернета, так что общую картину представлял.       Японцам повезло.       Сработали несколько факторов. Во-первых, несмотря на свои бунтарские бзики, «четырёхсотые» оказались далеко не дуры и то, что от возвращения к Тонэ в качестве девочек для битья их отделяет лишь воля Конго, поняли прекрасно. Поэтому выполняя приказ: «ликвидировать остатки банды», действовали в соответствии с нынешней «линией партии», то есть, зазря человеков не крошить и жилые кварталы с землёй не ровнять. Во-вторых, бандиты, для того, чтобы скрыться, обычно выбирают такие места, где полиции поменьше. То есть, подальше от центра, трущобы, криминальные районы. Нет, умные вполне способны и в доме напротив полицейского участка засесть, рассудив, что темнее всего под пламенем свечи, но умных ещё Конго зачистила. Ну и наконец, японский менталитет. Японцы куда серьёзней относятся к разной мистике, ко всем этим злым духам, призракам, демонам и… туманницам. То есть, там, где русский, увидев, как сопливая девочка отбрасывает с дороги одного стокилограммового мужика и лёгким движением ладошки ломает шею второму, стоял бы столбом и хлопал глазами, вопя: «Ты чо?! Да чо ваще такое?!», японцы разбегались на рефлексах.       Так что Япония легко отделалась. «Четырёхсотые» всего лишь снесли один притон (вообще-то они снесли комнату с бандитом, а здание потом само рухнуло), взорвали два автомобиля (раненые были, но никто из случайных прохожих вроде бы не погиб) и помяли десяток посетителей какой-то забегаловки (разбросали попавшихся им на дороге людей, дошли до туалета, куда успел забежать разыскиваемый, пошинковали бедолагу вместе с туалетной кабинкой и ушли).       Ах, да, ещё какой-то сходняк вырезали (один придурок схватился за пистолет и в итоге огребли все присутствовавшие). Но там, судя по обилию татуировок, «случайных» людей просто не могло оказаться, и полиция за эту акцию разве что спасибо скажет.       Впрочем, полиции тоже досталось. Копы, на свою голову, одного из разыскиваемых подлодками бандитов поймали и закрыли. Что лолит, разумеется, ничуть не смутило — они просто нагрянули в дом ожидания суда (следственный изолятор, если по-русски). И больше всего это напоминало визит терминатора в полицейский участок. С той лишь разницей, что когда до здешнего начальника дошло, КТО явился к ним в гости, он, недолго думая, прямо по громкой связи приказал подчинённым не геройствовать, а валить из здания. Что, по мне, так абсолютно правильно. В конце концов, они там не детский сад или госпиталь охраняли, чтобы стоять до последнего. Поэтому для копов обошлось синяками и переломами (а успевшие спрятаться под стол или выпрыгнуть в окно вообще не пострадали).       Короче, всеобщей паники (чего я боялся больше всего) в Японии не случилось. Всё же жертв и разрушений было не больше, чем в обычной криминальной разборке, да и местные власти походу изо всех сил давили любителей сенсаций и «общественного резонанса»… Хотя, конечно, сами наверняка на ушах стояли. Жаль, в правительственных сетях полазить не удалось. Нет, корабль РТР взломал бы любой сервер, но где находятся правительственные сервера, и как, собственно, к ним подключаются через интернет, я понятия не имел. Поэтому пришлось удовольствоваться просмотром закрытых полицейских форумов и записями системы видеонаблюдения. Визит «четырёхсотых» в следственный изолятор там и нашёлся, кстати. Ничего так зрелище, можно смело в какой-нибудь боевик вставлять.       — Актрисы, блин! — сплюнул я, сворачивая просмотренный ролик.       — Чем ты опять не доволен? — снисходительно фыркнула сидящая рядом Хьюга, на секунду приоткрывая глаза. — Задачу они выполнили.       Рыжая пребывала в самом что ни на есть благодушном настроении. Вчера мы с ней крепко поцапались на тему «спасательного» оборудования, так как этой ненормальной показалось мало шестиметровых пауков, и она занялась разработкой нового «спасателя», взяв теперь за основу сороконожку тяжёлого рембота (в итоге получался десятиметровый кошмар с системой залпового огня, плазменным проходческим щитом и генератором клейн-поля). От одной только мысли, как подобный монстр будет кого-нибудь спасать в городе с традиционной для японцев плотной застройкой, мне стало дурно, и я резко заявил, что против даже предыдущего варианта. Рыжая не менее резко заявила, что на здоровье тех, кто будет мешать проведению спасательных работ, ей наплевать. Я резко напомнил, что пока ещё её начальник и шибко умным подчинённым зарываться не след. Рыжая столь же резко напомнила, что начальник, а не пуп флота, есть классы и поглавнее.       В общем, кончилось всё обращением в вышестоящую инстанцию. К флагману, то есть. Конго потратила секунду на обработку сброшенного Хьюгой архива, минут пять на выслушивания моих неотразимых аргументов… после чего ледяным тоном напомнила, что в приоритете всегда стоит выполнение боевой задачи. И лидер, который об этом забывает, явно не соответствует занимаемой должности. Комиссар Рокин забывает? Нет? Разговор окончен.       Вот так. Оставалось лишь мысленно материться, глядя на довольно скалящуюся Хьюгу.       Тяжело вздохнув, я тряхнул головой, отгоняя воспоминания о полученном от Конго разносе и, покосившись на благодушествующую рыжую, мстительно буркнул:       — Всё равно твои монстры в серию не пойдут.       — Почему это? — лениво поинтересовалась она.       — Избыточны. Да и доставка до места проблематична.       — Ха! — рыжая усмехнулась, но всё же задумалась.       — Вот-вот, — покивал я и, решив закрепить пусть небольшой, но успех, добавил: — Так что завязывай с гигантоманией, а то за перерасход ресурсов огребёшь.       — С чего вдруг такая забота? — немедленно насторожилась Хьюга. — Если мы в разных службах будем — это уже не твоя проблема.       — О, господи, — выдохнул я с тоской. — Расстанемся мы, расстанемся, не переживай. По каждому поводу вот так с тобой цапаться у меня никаких нервов не хватит.       — Директивы надо учить, тогда и повода не будет, — съязвила рыжая расслабляясь.       — Вот про директивы кто бы говорил, — не удержался я.       — Да у меня установки Кода в ядре прописаны! — мгновенно полыхнула возмущением Хьюга.       — Оно и заметно, как ты им следовала.       — Да ты…!       — Всё, всё, ладно, давай не будем, — я вскинул руки, останавливая разошедшуюся туманницу. — А то Конго обоим холку намылит. Мир?       Хьюга посопела, позадирала нос, но всё же с демонстративной неохотой (типа одолжение делает), кивнула:       — Мир.       — Ну вот и ладушки.       Перевоспитать эту рыжую стерву всё равно задача нереальная, и если буду давить — упрётся чисто из принципа. А так… начнёт прорабатывать регламент спасательных работ, посчитает, прикинет, и сама сообразит, что толку с этих увешанных стволами монстров никакого.       Поднявшись со стоявшего на веранде легкого плетённого кресла, я покрутил шеей, разминая, и направился в дом, на ходу бросив:       — Ты завтракать будешь?       Хьюга демонстративно взмахнула рукой, создавая голограмму часов…       — Время обеденное!       — Ну, обедать, — индифферентно поправился я.       — Зачем мне? — дернула плечами рыжая. — Все имеющиеся продукты я уже тестировала.       — В смысле, пробовала?       — Ну да.       — Так их по-разному приготовить можно.       — Ну, приготовь, посмотрим.       Стерва. Рыжая.       Покачав головой, я молча прошёл на кухню. Съестное с базы Конго прихватизировала, но вот о холодильниках и кладовках в жилом домике то ли не знала, то ли забыла. Правда, выбор тут… рыба и рис, рис и рыба. Чёртовы японцы. Мяса в морозилке всего пара пакетов обнаружилась. Да и те на две трети пустые. Свинина и говядина.       — Хьюга, может, поможешь всё-таки? — крикнул я в сторону террасы.       — Чего опять? — недовольно поинтересовалась вплывшая на кухню голограмма. Выбраться из кресла сама Хьюга, разумеется, и не подумала.       — Мясо, — указал я на заиндевевшие куски. — По-быстрому разморозить и в фарш перемолоть. Только в фарш, а не в муку. И разморозить, а не поджарить. Сможешь?       — Я — линкор! — возмутилась рыжая, уже лично заявляясь на кухню и задумчиво тыкая в мясо быстро сформированным щупом.       — Ну конечно линкор, — согласился я, старательно подавляя улыбку.       — А способ хранения методом заморозки дурацкий! — продолжила тем временем возмущаться рыжая. — Глупый, неэффективный, разрушает структуру продукта… сразу понятно — люди придумали!       На эту тираду я лишь мысленно закатил глаза — ещё одна расистка, блин, — и молча взялся промывать рис. Если эта естествоиспытательница ничего не испортит, на обед будут тефтели.              Не испортила. Нельзя сказать, что у меня получилась вершина кулинарного искусства, но ничего, съедобно. Хьюга тоже попробовала, из любопытства. Слопала один тефтель, завела глаза к потолку, постучала себя по подбородку, состроила гримаску гурмана в трёхзвёздном заведении… после чего снисходительно обронила, что вкусовые качества выше среднего. Оценила, типа.       В общем, к тому времени, как в бухте всплыли «четырёхсотые», мы с рыжей сидели на пляже в шезлонгах, потягивая холодную минералку (идея Акаси о подборе химического состава рыжую определенно заинтересовала), и вполне мирно беседовали.       Прав был Матроскин — совместный труд, для моей пользы, он — объединяет.       
Примечания:
Уважаемые читатели, глагол "ровнять" в смысле "разрушить до основания", пишется через "о"!
http://feb-web.ru/feb/mas/mas-abc/18/ma424022.htm?cmd=p&istext=1
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.