В гостях у сказки (За тридевять морей) 3055

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Aoki Hagane no Arpeggio

Пэйринг и персонажи:
Конго
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 137 страниц, 32 части
Статус:
в процессе
Метки: AU ОМП Повседневность Попаданчество Пропущенная сцена Фантастика Элементы гета

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Padchei_angel
«Отличная работа!» от v_teacher
«Отличная работа!» от vash89
«Отличная работа!» от Родион Разрывин
«Отличная работа!» от frudul
«За возмездие бандитам.» от vi117
«Отличная работа!» от igor2012
«Отличная работа!» от dagba
«Отличная работа!» от Prichudakiller
«Отличная работа!» от Maxim Kutyrev
... и еще 22 награды
Описание:
Продолжение фика "В гостях у сказки". Всё те же и там же.
(Первая часть https://ficbook.net/readfic/4497961)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Омаки на "Сказку":
Shadowcaster "Самые обычные дни 2-го Восточного флота"
https://ficbook.net/readfic/6049317
Alexah "как Симакадзе за тортиком ходила"
https://ficbook.net/readfic/6466945

Интерлюдия I

3 февраля 2019, 23:13
      — Господин… — остановившись на пороге кабинета премьер-министра, Ичиро отработанным движением сунул папку с докладом подмышку и замер в поклоне, несколько отстранённо размышляя, что за последний месяц он уже в который раз застаёт Господина у окна, задумчиво рассматривающим раскинувшуюся у подножия горы столицу Северного региона.       — Проходи, Сакаи-сан, — Осокабе, не отрывая взгляда от панорамы за окном, указал на мягкий уголок в «неформальной» зоне кабинета.       — Благодарю, господин, — устроившись в кресле, Ичиро выложил папку на журнальный столик, мысленно перебирая основные темы доклада.       — Сакаи-сан, ты помнишь вкус настоящего кофе? Бразильского или колумбийского? — внезапный вопрос сбил его с мысли.       — М-мм… не особенно, господин, — он невольно покосился на стоявший в ажурной подставке кофейник. — Даже в те времена, когда Тумана не было, студент-сирота, живущий лишь на государственную стипендию, не мог позволить себе настоящий кофе.       — Извини, Сакаи-сан… — обернувшись, Осокабе виновато вздохнул. — Иногда забываю, что для людей семья — это не только социальная группа с взаимной ответственностью.       — Я ни о чем не сожалею, господин, — равнодушно откликнулся Ичиро. В самом деле — глупо ведь жалеть о том, чего никогда не имел. — К тому же сейчас… бразильского кофе не может позволить себе никто, и ни за какие деньги.       — К сожалению, не только кофе… — премьер-министр снова перевёл взгляд на панораму города. — Наша страна со всех сторон окружена морем, а мы выращиваем рыбу в садках. И балансируем на грани голода.       — После запуска в производство соцпайков из белковой массы положение стабилизировалось, — осторожно заметил Ичиро. — По оценкам экспертов…       — Если послушать экспертов, то у нас всё замечательно, — негромко перебил его Осокабе. — Показатели растут, кривые спрямляются, графики выравниваются… Вот только очереди к машинам социальной службы в прибрежных районах всё длиннее и длиннее с каждым днём.       Ичиро молча склонил голову, признавая правоту господина. По долгу службы ему приходилось читать не только официальные обзоры, но и сводки с мест, обтекаемо именуемых в информагенствах «санитарной зоной, ограниченно пригодной для проживания».       — Есть какие-нибудь новости о Чихайя Гонзо? — спросил премьер-министр внезапно.       — Пока ничего, — чуть поджал губы Ичиро. — От руководства Центрального региона не поступало никакой информации. Возможно, Чихайя со своей командой ещё не добрался до Америки. Или же добрался, но… — он на секунду смешался.       — Но нам не сочли нужным об этом сообщить, — закончил Осокабе за него. — Впрочем, теперь это уже не столь важно.       — Не важно? — удивлённый возглас вырвался у Ичиро непроизвольно. Ещё бы, бесценный (поскольку единственный) источник информации о Тумане… и «не важно»?!       — Именно. — Оконное стекло отразило появившуюся на губах премьер-министра легкую улыбку. — Так как теперь уже не единственный.       — Но, господин! Этот… Хасимото… вы ведь запретили какие-либо действия в его отношении, а он… — Ичиро скосил глаза на папку с докладом, с трудом подавив злость, — рассказывает какие-то идиотские сказки! Скупил у рыбаков… две тысячи тонн рыбы!       — Никаких допросов, никакого наблюдения, — негромко, без выражения отчеканил Осокабе. — И… Сакаи-сан, проследи, пожалуйста, лично, чтобы сотрудники нашей Общественной Безопасности не проявили усердия не по уму.       — Да, господин! — вскочив на ноги, Ичиро согнулся в поклоне. — Будет исполнено.              Когда дверь кабинета закрылась за помощником, Макото Осокабе печально вздохнул. Бывали моменты, когда люди его откровенно разочаровывали. Ну как можно в упор не замечать очевидного? Вцепились в глупого старика, словно тот резидент туманников. Схватить, допросить… сплошные рефлексы. А подумать?       Удручённо покачав головой, он подошёл к рабочему столу и, выдвинув ящик, извлёк из него потёртый лист с фотороботом. Хотя, фотороботом этот «рисунок» назвать было сложно, скорее схематичный набросок. Европеец, лет тридцати-тридцати пяти, тёмные волосы… вот и все приметы. Увы, но ничего другого на того странного гайдзина, что жил в припортовом районе, сдавал рыбу скупщику Кимуре и не раз заходил к старику Хасимото, не было. Разве что имя.       Слова чужого языка даже его улучшенным голосовым связкам дались нелегко…       — Вииктор Рокин.       Секунду подумав, Макото убрал фоторобот обратно в стол и коснулся клавиши селектора, вызывая секретаря:       — Инавара-сан, соберите мне всё, что у нас есть по России и... найдите японско-русский разговорник.       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.