24.05/26.06. 1010

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Чудесная божья коровка (ЛедиБаг и Супер-Кот)

Пэйринг и персонажи:
Адриан Агрест/Маринетт Дюпэн-Чэн
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Hurt/comfort, AU, Соулмейты
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
[soulmate!AU, где люди общаются через прикосновения до того, как встретят своего соулмейта]

Маринетт не трогает Адриана: она боится разочароваться. Она вечно спотыкается (чтобы ухватиться за человека, стоящего рядом), врезается в кого-либо в коридорах, при знакомстве первым же делом хватается за руку. Она настолька влюблена в Агреста, что панически боится того, что он не её родственная душа, поэтому прикосновения к нему могут быть тольков самых смелых мечтах.[nonmagic!AU]

Посвящение:
ily, remember me

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
очень давно не писала, есть вероятность, что текст получился несколько рваным.

**атеншон!!!**
1. курящий адриан;
2. соулмейты;
3. очень много романтики, да, я любитель соплей.

недо-NC и пере-R. скорее, 16+.

**поменяла ник, раньше была lurk, теперь не lurk. Не пугайтесь, я просто ебобо**
1 июля 2018, 06:51
Примечания:
На концовку не сердитесь, я вижу её именно такой. В будущем у них на 128% всё отлично, но всё должно было кончиться именно на этой ноте.
upd: за концовку извиняюсь лишь из-за её небольшой сырости.

upd2: **публичная бета включена, буду ОЧЕНЬ благодарна, если Вы выделите все мои косяки**.
upd2.1: писалось после 24 часов без сна, вычитывалось мельком, извиняюсь, что сразу не включила пб.

Любви Вам.

24.05.19.



Дождь выстукивает свою мелодию об асфальт: она сбивается, и ливень, будто от досады, разбивается об землю. Небо тёмно-серое, и даже тёплый ветер не спасает от холода; дождь продолжает подбирать мелодию.

Адриан идёт спокойно, под чёрным зонтом, лениво осматривая пространство вокруг себя; затем достаёт зажигалку и затягивается сигаретой, зажатой у него во рту. Тёрпкий дым обволакивает горло, будто бы согревая, и Агрест медленно выдыхает.

Адриану восемнадцать, и он может себе позволить курить на улице в четыре утра.

Ливень всё усиливается, и в какой-то момент ветер (вместе с каплями дождя) тушат сигарету Адриана, и даже зонт не спасает.

«Чёрт», — мысленно выругивается Адриан женским голосом.

Люди не могут разговаривать, они общаются с помощью прикосновений: не важно, через ткань или нет, главное — как-либо дотронуться до человека. На самом деле, люди даже не знают своего собственного голоса: в мыслях они слышат голос своего соулмейта.

Они не могут общаться мысленно. Просто голос твоего соулмейта (или родственной души, как говорят особо романтичные личности) произносит твои мысли.

Эту романтичную истину Адриан знает с малых лет. Мама ему часто рассказывала легенду о соулмейтах.

Существует твоя родственная душа. Эта душа была, есть и будет с тобой всегда: во всех твоих прошлых и будущих жизнях, и если ты погибнешь — она погибнет вместе с тобой, не справившись с потерей своей половинки.

(Некоторые несчастные люди не могут иметь своего соулмейта, поэтому погибают при достижении двадцати лет. Они не слышат голос своей судьбы, они не могут общаться через касания — иным словом, несчастные)

Когда ты встречаешь своего соулмейта, ты начинаешь говорить, как и твоя родственная душа. Бывали смешные случаи, когда людям не нравились их собственные голоса, и они обращались к докторам в надежде его поменять на более приятный слуху, но голос менялся лишь на пару дней.

Вот так — просто взял свои деньги, подержал в ладошках и выкинул. Можете взять мои деньги, для меня это мелочь!

Адриан не горел особым желанием встретить своего соулмейта. Голос в его мыслях, конечно, был очень приятным — мягкий, высокий, хотя и очень мелодичный. Всегда радостный, будто счастливый.

Агрест был уверен, что сейчас его голос прокуренный насквозь, хриплый и невероятно неприятный.

Когда ты общаешься с людьми через прикосновения, ты слышишь их настоящие голоса, и Адриану приносили невероятное удовольствие те моменты, когда он с Нино сидел в своей огромной комнате, и они описывали друг другу их голоса.

У Нино весёлый голос, слегка нагловатый, будто бы всегда готов отпустить язвительную шутку, при этом приятный, слегка низкий. Когда они были подростками, у Ляифа смешно ломался голос, и он невероятно смущался, когда Адриан его описывал.

Агрест просил не описывать его голос; он хотел сохранить это в тайне, пока не встретит своего соулмейта.

Сейчас, когда Адриан шёл по мокрому асфальту, вдыхал в себя смолу и дышал мокрым и свежим от дождя воздухом, ему не было настолько интересно, кто окажется его соулмейтом.

Он уже был влюблён, и хотел сохранить это чувство до того, как оно иссякнет. Он не хотел разочаровываться.

Маринетт Дюпен-Чэн, отличница по всем предметам (имеющая одну тройку по физике), неуклюжая одноклассница с двумя косами, которая общалась со всеми, кроме самого Адриана. Порой она смотрела на него, но сразу же отворачивалась, как только видела, что её заметили. Агрест видел, как рьяно она искала своего соулмейта, касаясь всех, кроме него.

Это наталкивало на мысль, что она точно не была в нём заинтересована.

Сначала Адриан пытался её коснуться, но, увидев нахмурившуюся Алью, убрал ладонь.

А влюблённость всё крепчала.

Адриан кинул сигарету на асфальт, холодными пальцами достал телефон и написал Маринетт.

4:07. Почему ты меня не касаешься?



***



Запах свежеиспечённого хлеба проникал в комнату, смешиваясь с запахом кофе. Маринетт открыла глаза, уставилась в потолок и тяжело вздохнула.

Снова снился Адриан.

В этот раз они занимались любовью.

Щёки Маринетт стремительно начали краснеть, как только её память стала подбрасывать яркие, сочные картинки.

Они целовались: жарко, глубоко, мокро, покусывая друг другу губы. Его руки двигались вниз, по её бёдрам, переходя на внутреннюю их сторону…

Он произносил её имя голосом соулмейта.

Это уточнение больно кольнуло Маринетт куда-то в сердце, но она всё также прикрыла глаза, позволяя себе немного помечтать.

Его губы скользили по шее, руки раздвигали бёдра, а сама Маринетт откинула голову назад, сдерживая стоны.

Агрест стягивал с неё бельё.

Маринетт распахнула глаза, встала и, пошатываясь, пошла в ванную. Тело ныло, требовало разрядки, и Дюпен-Чэн захлопнула дверь, закрыв её на щеколду. Прислонилась к двери и запустила руку в трусики.

Мокрая, горячая, готовая. Она тяжело вздохнула, зажмурила глаза и стала вспоминать свой сон, смакуя детали.

Адриан снимает с неё трусики, кладёт их себе в карман и прикусывает кожу на бедре, тут же зализывая укус. Скользит пальцами внутрь.

Маринетт, слабо контролируя себя, дублирует его движения. Один палец входит без проблем, и она добавляет второй, рвано выдыхая от тесноты.

Адриан двигает пальцами; резко входит и медленно вытаскивает, продолжая оставлять засосы на бёдрах. Во сне Маринетт кладёт руку ему на голову, пытаясь направить, но Адриан мягко перехватывает её ладонь, целуя в запястье:

— Сейчас не так, — шепчет голосом соулмейта Адриан, и Маринетт в реальности не сдерживает скулеж.

Она вдалбливается пальцами, желая его пальцев вместо своих. Она хочет, чтобы он покусывал её бёдра вместо её пощипываний, хочет слышать его голос.

«Кончай, Маринетт», — мысленно произносит хриплым, нежным голосом.

Выгнувшись, пытаясь не сползти на пол, Маринетт думает лишь о том, что оргазм был бы ярче, если бы здесь был Адриан.

Она стоит ещё некоторое время, восстанавливая дыхание, затем вытаскивает пальцы из себя, на дрожащих ногах доходит до ванны и включает воду.

Сейчас ей необходим холодный душ.

*



Она выходит из душа, завернувшись в полотенце. Доходя до комнаты, она скидывает его (оставляет лежать на кровати, а ведь потом будет жаловаться, что постель сырая!) и залезает в футболку своего отца. Взлохмачивает влажные волосы, наносит бальзам на губы и спускается под шум дождя за окном.

«Ну конечно же, в воскресенье обязан был пойти дождь», — произносит мысленно Маринетт мужским голосом и краснеет.

Ей стыдно перед своей родственной душой за то, что присвоила его голос другому человеку. К счастью, времени на самобичевание не остаётся, потому что к ней подбегает её мама, целует в щеку и говорит Маринетт:

— Доброе утро, солнце, — улыбается, — завтракать будешь?

Люди, встретившие своих соулмейтов, могут говорить. По телевизору счастливая телеведущая рассказывает о политике.

На вопрос матери Маринетт кивает, подходит к столу и сразу же выпивает целую чашку кофе. В голове проносится мысль написать Алье, что планы в силе.

***



Адриан заходит в первую кофейню по пути, заказывает кофе, касаясь бариста (девушки, которая явно надеялась на то, что он окажется её соулмейтом; она даже пыталась что-то сказать, но поняв, что изо рта не вырвалось ни звука, расстроилась и понуро пошла готовить кофе).

Адриан уставился в телефон. Непрочитано.

Восемь утра, она что, ещё спит?

Мимолетно проносится мысль удалить сообщение, но он тут же её отгоняет: ему же не тринадцать!

Он снова тяжко вздыхает и визуализирует Маринетт, стараясь досконально вспомнить каждую деталь в её внешности.

Черные, как смоль, волосы, заплетенные в две косички с выбивающимися прядками; огромные голубые глаза с длинными, загнутыми ресницами, немного веснушек на носу, родинка под глазом; пухлые, сочные губы, накрашенные красной помадой и вечный румянец на лице. От неё пахнет яблочным соком.

Заказ приносят, и Адриан отпивает горячий кофе.

***



Маринетт лежит на сырой кровати (хмурится из-за того, что кинула на неё полотенце) и смотрит в окно. Дождь стучит по окну, разбиваясь, и Маринетт старается не думать, но мысли всё идут и идут: может, Адриан и правда её соулмейт?

Может, может, может… но нет. Ей не должно так везти.

Модель, ведущая свой текстовый блог, наследник крупной корпорации и просто Адриан-мать-его-Агрест не может стать соулмейтом обычной Маринетт, дочери пекарей.

Тогда почему внутри всё так сжимается при его взгляде?

Маринетт должна встретиться с Альей, чтобы она ей всё объяснила.

Дюпен-Чэн лениво шарит рукой по тумбочке, берёт телефон.

Одно непрочитанное сообщение.
Адриан:
4:07. Почему ты меня не касаешься?


***



Принцесса:
8:57. А ты?


Уведомление приходит неожиданно, и Адриан чуть не разливает свой кофе. Он смотрит на ответ Маринетт, а внутри словно всё переворачивается. Подскакивает пульс.

8:58. Я боюсь, что ты не мой соулмейт.



Прочитано. Сердце стучит ещё быстрее, Адриан закусывает губу, старается пропустить в лёгкие больше воздуха, но не выходит.

Он встаёт из-за стола, на ходу достаёт сигареты и, выйдя из кафе, закуривает, даже не открывая зонт. Волосы тут же становятся мокрыми, тяжелеют от воды, но Агрест лишь смотрит в телефон, ожидая ответа.

***



Сердце пропускает удар, а потом заново начинает быстро биться. Пальцы немеют, как и всё тело, и Маринетт глубоко вздыхает.

Сглатывает, а на глаза наворачиваются непрошенные слёзы.

8:59. Я же не твой соулмейт, правда ведь?



Адриан:
8:59. Скорее всего.


Слёзы текут по щекам, попадая в рот: солёные. Маринетт вытирает их тыльной стороной ладони.

Адриан:
9:00. Я всё равно люблю тебя.


***



Он печатает ответ в догонку предыдущему сообщению; слышит, как громко стучит сердце.

Адриан быстрым шагом идёт к дому, всё ещё не открывая зонт и не обращая внимания на уведомления. Докуривает, поднимается в свою комнату и падает на кровать прямо в сырой одежде.

Он не будет смотреть ответ. Агрест не хочет расстраиваться.

***



9:02. Я тоже тебя люблю.
Непрочитано.



Маринетт всхлипывает, даёт волю слезам и чувствует себя маленькой, прижимая к груди подушку.

***



26.06.19

Сегодня или никогда.

Месяц назад Адриан признался Маринетт в чувствах и получил взаимность, о которой мечтал со времён коллежа. Взаимность он получил, но за это время они не проверили, соулмейты ли они.

Сегодня — выпускной в лицее, и сейчас он обязан выяснить, его ли судьба Маринетт. За месяц с небольшим они лишь смущенно переглядывались (у Адриана стало намного больше интимных снов с Маринетт, чем до этого).

Настало время узнать.

***



Адриан невероятно пьян. Он стоит на ногах, но в нём слишком много смелости. В квартире, которую весь класс снял для выпускного, играет громкая музыка, везде слышны голоса тех, кто встретил родственную душу.

Надо найти Маринетт.

Он выходит в коридор, оглядывается, идёт на кухню.

Пусто.

Адриан достаёт телефон, старается писать без ошибок, и выходит неплохо.

23:47. Где ты?



Принцесса:
23:47. В ванной, здесь тихо. А что?


Адриан повернулся вокруг своей оси (немного потеряв равновесие) и направился прямиком к своему (как же он надеялся!) соулмейту.

***



Маринетт сидела в ванной не потому, что она затворница и ей не нравится тусить; просто в самом эпицентре веселья очень громко, и у неё, конечно же, заболела голова, и она решила отсидеться в ван…

Дверь открывается. Адриан заходит, слегка пошатываясь, закрывает дверь и поворачивается к Маринетт. Она сидит на полу, оперевшись спиной об стену.

Агрест садится перед ней на колени и рывком целует в губы.

Его губы со вкусом рома с колой, вперемешку с сигаретным дымом: сами губы тёплые и мягкие, они аккуратно раздвигают её.

Она слышит его голос.

Голос её соулмейта.

Маринетт прекращает поцелуй, всхлипывает и обнимает его за талию. Слёзы капают на дорогую рубашку, и Адриан усмехается:

— Что же ты плачешь, Маринетт, — целует в макушку, — давно своего соулмейта не видела?

Она шмыгает носом, держит в объятьях крепко-крепко. Боится отпустить.

— Столько времени потрачено зря, — шепчет Дюпен-Чэн, пока Агрест ставит её на ноги и обнимает, раскачивая её, упираясь подбородком в её макушку.

— У нас есть целая вечность, чтобы наверстать упущенное.

***


27.06.19. 9:10. Я всё ещё тебя люблю.
Прочитано.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.