Искупление грехов 6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Life Is Strange

Пэйринг и персонажи:
Максин Колфилд/Виктория Чейз, Рэйчел Эмбер/Хлоя Прайс, Максин Колфилд, Виктория Чейз, Рэйчел Эмбер, Хлоя Прайс
Рейтинг:
G
Жанры:
Повседневность, AU, ER (Established Relationship), Дружба
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Элементы фемслэша
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Прости за то, что я завидовала тебе. Прости за то, что я разрушила нашу дружбу. Прости, что я портила всё и прости за то, что прошу простить меня за свои ужасные поступки,-Чейз говорила искренне, так как её голос вновь дрожал и по щеке готова была пробежать горячая слеза.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
10 июля 2018, 16:25
Максин села на помятую постель, прижалась спиной к стене и потерла до сих пор сонные глаза. Виктория нервно ходила по её комнате, бормоча что-то себе под нос.
— Значит,-Макс потянулась,-Ты хочешь вроде как искупить свои грехи?
— Типа того,-Чейз остановилась, посмотрев на подругу и та увидела блеск в глазах блондинки.
— А я тут причём?,-подняв одну бровь, улыбнулась Колфилд.
— То есть «я тут причём»?,-блеск в глазах пропал, оставив на лице лишь негодование,-Ты же, типа, лучшая подруга Хлои.
— Ну и?,-всё ещё, возможно, поддразнивая, улыбалась голубоглазая.
— Твою ж мать, Максин Колфилд, проснись!,-Виктория начинала злиться,-Я хочу извиниться перед Рэйчел, а она сейчас в Нью-Йорке с Прайс. Поняла?
— Искупление грехов,-повторила Макс и усмехнулась,-Что-то вроде начала, так?
— Пожалуй.
— Будет интересно посмотреть на то, как ты перед всей школой просишь прощения за содеянное.
Чейз схватила подушку с кровати и пару раз ударила сидящую, которая засмеялась. Она кинула подушку на место и села рядом с Колфилд.
— Дело в том, что связь с одной из них есть у тебя, когда за все эти года у меня не осталось способа общения с Эмбер или той же Прайс,-начала Виктория,-А ведь я дорожила Рэйчел и её дружбой, правда,-голос девушки задрожал,-Но мной завладела эта пошла-она-на-хуй-зависть и я всё разрушила, как и всегда. Я ведь понимаю,-она сделала паузу,-что веду себя как последняя тварь, сучка и...
Макс не могла поверить, что Виктория Чейз могла дорожить хоть чем-либо, тем более кем-либо, кроме своей одежды и великолепной себя, но сейчас она была обязана поверить в то, что не чуждо коротковолосой людские переживания.
— ...и только разрушаю чужие жизни,-продолжила девушка,-Я хочу начать всё заново, правда,-она положила голову Макс на плечо,-Давно хотела, но не могла.
— Что тебе мешает прямо сейчас пойти к Кейт и извиниться перед ней?
— Хочу перед Рэйчел...
— Да что такого ты вообще сделала ей?
— Хотя бы то, что во время приготовления к «Буре» я предложила ей чай с таблетками, дабы самой сыграть главную роль.
— Ох, жестко...
— Да, я не цветочек, как ты могла заметить.
— Скорее "волчья ягода".
— Что?
— Да так...
— В любом случае, Прайс помешала мне сделать это, зато я сама испила этот "эликсир".
— Вкусно?
— Обычный чай. Вкуснее, чем твои кексы, что ты приготовила на прошлый вторник.
Макс легонько ударила кулаком в плечо Виктории и хихикнула. Затем она встала с кровати и взяла телефон, набирая чей-то номер. Чейз терпеливо, но с явным предвкушением смотрела на телефон. Колфилд нажала на "громкая связь" и в комнате послышались громкие гудки. Вдруг они затихли и вместо них послышался сонный, почти неразборчивый женский голос.
— Хлоя Прайс слушает Вас, Максин "не может догадаться, что сейчас ёбанные девять часов и я легла спать только сейчас" Колфилд.
— Ложиться вовремя надо,-с усмешкой ответила "не может догадаться...".
— Мамуль, мне завтра ко второму уроку, чсна.
— А кто будет делать домашку?
— Вот она,-видимо, указывая на Рэйчел, хихикнула Хлоя.
— Химия?
— Хуимия.
— Ботаника?
— Сожжем все леса, ай, ну больно же!,-засмеялась Прайс,-Я поняла-поняла.
— Анатомия?
— Мы с Рэйчел можем рассказать как люди совокупляются.
— Очень было бы интересно послушать, но я позвонила не совсем за этим. Тут кое-кто хотел бы поговорить с Рэйчел...-Макс посмотрела настолько хитро на Викторию, насколько только могла,-и с тобой.
Чейз, кажется, начала паниковать. Не то, чтобы она не хотела извиниться перед Хлоей, но её отношения с синеволосой упали ниже плинтуса, образуя что-то вроде тихой войны, так что это был удар в спину от такого же талантливого фотографа, как и сама Чейз.
— Окей.
Максин протянула телефон блондинке, кивнув, дабы придать хоть какой-то уверенности подруге. Та неуверенно взяла телефон.
— Привет?
— Здра-а-а-асте?,-видимо, Прайс не узнала Викторию.
— Это...
— Это?
— Виктория.
— Ебать не встать! Которая Чейз?
— Да, которая Чейз.
— Что же САМА КОРОЛЕВА хочет от меня и Рэйчел?
— Прощения, думаю.
— ...Чего, блять?
— Прощения. За всё.
— Серьёзно?,-кажется, Хлоя готова была рассмеяться.
— Начиная от списывания домашки и таблетками в чае, заканчивая...всем остальным.
— Мило.
— Я серьёзно, чёрт возьми!
— Виктория, я не собираюсь прощать тебя. Я, честно говоря, уже давно забила болт на твоё мудачество, но ты, как бы это не было отвратительно мило, правильно делаешь, раз просишь прощения у Рэйчел. Так и быть, я передам ей трубку.
— Благодарю Вас.
— Это я благодарю Вас,-Хлоя явно усмехнулась, как и Виктория.
Послышались странные звуки, а за ними голос Рэйчел.
— Да?
— Хэ-эй, Рэйчел!
— Виктория.
— Прости...
— Ничего.
— Нет, я не об этом. Прости меня за всё.
— М-м?
— Прости за то, что я завидовала тебе. Прости за то, что я разрушила нашу дружбу. Прости, что я портила всё и прости за то, что прошу простить меня за свои ужасные поступки,-Чейз говорила искренне, так как её голос вновь дрожал и по щеке готова была пробежать горячая слеза.
— Слушай, ты не дол...
— Не должна. Обязана. Я обязана попросить прощения, убедиться, что мы не будем никогда врагами и исправиться.
— Виктория Чейз, послушай меня ВНИМАТЕЛЬНО. Мы НИКОГДА НЕ станем врагами. Тем более я НИКОГДА НЕ буду ненавидеть тебя, ладно? По крайней мере, теперь точно уж не стану. Это очень мило, что ты решила позвонить.
Макс гладит по голове плачущую Викторию, которая еле держит телефон своими дрожащими руками.