Неправильный - не значит плохой 15

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Gorillaz

Пэйринг и персонажи:
2D, Murdoc Niccals
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Психология, Повседневность, Hurt/comfort, Занавесочная история, Дружба, Пропущенная сцена, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
OOC, UST
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Почему-то сегодня Мёрдоку совсем не хочется кричать на 2-D.

Посвящение:
Царьку, который помог мне дописать концовку

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Так много яойных фанфиков про этих двоих, а я пишу уже второй, где они - просто друзья. Хотя, каюсь, не удержался - небольшой намёк на влюблённость там есть. Уж извините.
2 июля 2018, 20:17
Мёрдок и Туди лежали на пыльном диване; он был достаточно длинным, чтобы вместить их обоих таким образом, чтобы рядом находились только их головы. Они оба курили. День с самого начала выдался какой-то "ленивый" - наверное, именно поэтому Рассел и Нудл с самого утра укатили по своим делам, отменив запись в студии. Впрочем, альбом был уже выпущен, так что Мёрдок не настаивал.
С обеда зарядил дождь; Туди, планировавший устроить дома уборку, слёг с головной болью, Мёрдок же был слишком сонным, чтобы настаивать.
И вот к городу подкрадывается вечер, а они всё так же лежат на диване и дымят. Туди - тонкий Winstone (Мёрдок всегда смеётся над ним, говоря, что тот курит дамские сигареты), Мёрдок же предпочитает толстые дорогие сигары, впрочем, он вполне может заменить их на что-то попроще; у Туди же от дешёвого курева начинает першить в горле, да и крепкие сигары Мёрдока вызывают у него обычно взрыв кашля. По этим причинам эти двое избегают совместного курения, но сегодня они почти с наслаждением вдыхали смешавшийся дым их сигарет.
Обоих их терзали мысли. О себе, о группе. Друг о друге.
Когда всё только началось, ТуДи не особо волновался обо всём случившемся. То есть, он, конечно, переживал из-за почти полной потери зрения, из-за черепно-мозговой травмы, и из-за своего внезапного положения заложника... Но он почему-то​ не винил в этом во всём Мёрдока - хотя, конечно, стоило. Напротив, несмотря на периодические оскорбления в свой адрес и постоянные пинки и пощёчины - он считал его почти что... Другом? Да, другом. Его, Рассела, Нудл. Конечно, измена Паулы стала сильным ударом для Стюарта, но он быстро простил Мёрдока - ведь он выглядел таким виноватым! Варианта, что Мёрдок просто разыгрывал сожаление, Тасспот почему-то не рассматривал.
Позже он начал понимать своё положение. Это было во время написания второго альбома - Demon Days. (Прим. Автора: Я знаю, что был еще и G-Sides, но о нём всё равно уже, кажется, никто не помнит) Раньше ему казалось, что он в любой момент может бросить группу. Однако теперь он осознал, что ему просто так не выбраться из цепких рук Мёрдока. Он зацепился за него - за фронтмена своей группы. Да, он видел его только так - как вокалиста, клавишника и фронтмена Gorillaz по кличке 2-D. Он был единственным, кто буквально ни разу не называл его настоящим именем. Если раньше участие в группе казалось весёлым и интересным приключением, то теперь, осознав, что это, возможно, навсегда, Стю впал в какую-то апатию. В это время Мёрдок всё чаще начал бить его. Казалось, лидер группы переставал видеть в Туди человека.
Происшествия на Пластиковом Пляже заставили Туди окончательно понять, что он привязан к своему образу, к Gorillaz, Мёрдоку; не по своей воле, и, возможно, навсегда. Он, кажется, начал сходить с ума. К этому времени побои от Мёрдока стали регулярным делом, и Туди наконец понял, с кем он имеет дело. С преступником. С садистом. С человеком, который не желает так просто отказаться от чего-то, что он в своё время назвал "своим". И неважно, что ему ради этого придётся пройти. Это его, и только его. Его группа, его Рассел, его Нудл. Его Туди. И когда Стюарт это осознал, ему стало совсем страшно. Он пытался выбраться, но всё без толку. Он пытался урезонить его, но получал лишь внеочередную порцию тумаков. И он постепенно начал привыкать.
К этому моменту он привык к Мёрдоку. И привык к своему положению. Он почти... Полюбил это всё. Чтобы не страдать от чувства несправедливости, он вбил себе в голову, что Мёрдок - непризнанный гений, и что он заслуживает того, чего он требует от окружающих. Но друзья, знакомые и просто окружающие Стюарта люди не были с этим согласны. Его психотерапевт говорил ему, что у него развился стокгольмский синдром и что это - болезнь, которую надо вылечить, но Туди лишь качал головой. "Люди - что-то большее, чем названия болезней и синдромов," - всегда говорил он. Однако... Он всё ещё иногда задумывался над этим. Иногда.
-Туди, - баритон Мёрдока отвлёк Стю от своих мыслей. - У нас дома есть чего пожрать?
-Ну... Там вроде осталась порция лапши, - ответил тот.
-И всё?
-Сейчас пойду посмотрю, - Туди уже хотел вскочить со своего места, но Мёрдок схватил его за руку.
-Да лежи ты. Если что - и лапшой перекантуемся.
Туди послушно лёг обратно, даже не подумав возразить.
Мёрдок привык говорить в отношении Туди что-то вроде: "Мой мальчонка". Он уже так привык считать Туди своей собственностью, что и забыл, когда и почему это началось.
Обычно, когда кто-то спрашивал, почему Мёрдок так цепляется за этого мальчишку, он закатывал глаза и говорил: "Он часть Gorillaz, а Gorillaz - это дело всей моей жизни, так чего здесь непонятного?!" И со стороны это действительно выглядело логично. Но для Мёрдока существовала еще одна проблема.
Когда он задавался вопросом о своих личных взаимоотношениях с Расселом, он легко говорил самому себе: "Он стал мне надёжным товарищем; когда я заменил его на драм-машину, я ощутил его отсутствие." С Нудл он так же легко решал для себя, что он считает ее практически приёмной дочерью. А вот на аналогичный вопрос про Туди Никкалз ответить не мог.
Он раздражал его. Эта его вечно счастливая мордашка, чёрные глаза, густые брови, которые он так любит недоумённо хмурить, длинные руки и тонкие, хрупкие пальцы, выглядящие одинаково элегантно и когда он играет на фортепиано или на гитаре, и когда он что-нибудь готовит, и когда вручную стирает грязные вещи, потому что стиральная машина опять сломалась. Впрочем, когда тот постоянно ныл и дрожал от страха, раздражал он Мёрдока не меньше. Так чего он от него хочет? Того, чтобы он наконец-то разозлился и справедливо накричал на Мёрдока? Может быть, даже ударил? Обратился, наконец, в полицию? Быть может и так. А может, бедный Стю-Пот будет злить Мёрдока в любом случае.
Пустив в потолок струю тёмного дыма, Мёрдок прорвал звенящую тишину неожиданным для их обоих вопросом:
-Туди, скажи мне, кто такой, по-твоему, друг?
Парень помолчал немного, раздумывая над вопросом, и наконец сказал:
-Ну... Это тот, кому ты полностью доверяешь. Кто тебе дорог. Кого ты, возможно, даже любишь...
Задымлённую комнату вновь наполнила тишина.
-А он что? - вновь спросил Никкалз.
-Что? - не понял Туди.
-Ну... А что должен делать сам друг?
-А... - Туди закусил губу. - Наверное, он должен не предавать твоего доверия, и кому ты тоже должен быть дорог... Ну... Кто-то, кто вытащит из любой передряги. Спасёт тебя, чтобы ни произошло.
-Понятно.
Мёрдок лениво кивнул.
-Слушай, Туди, как по-твоему - мы с тобой друзья?
-А...
Туди вновь задумался. Мёрдок почти на физическом уровне почувствовал, как в синеволосой башке ворочаются повреждённые мозги.
-Можешь не отвечать, - облегчил он страдания несчастного, - это был риторический вопрос.
-А...
Парни вновь замолчали, всё больше наполняя комнату клубами дыма.
-М-мёрдок... - на этот раз тишину нарушил Туди. - Я... Неправильный?..
-Что ты имеешь в виду?
-Ну... У меня нет передних зубов, и еще волосы синие. И вижу я плохо. Очень. И врач говорил что-то о неисправимой мозгововой травме... И психотерапевт еще... Ну... Ведь так не должно быть. Так не правильно. Значит, я неправильный?
На этот раз настал черед Никкалза думать над ответом. Наконец он сказал:
-Да. Ты неправильный. Но, видишь ли, такая штука... - Он прикрыл глаза. - Это ведь не твоя вина, что ты такой, верно? Да и ты ведь не плохой вовсе. Ты очень даже хороший. Поёшь, например, хорошо. И готовишь терпимо. Правда, тексты дерьмовые пишешь... - Мёрдок хмыкнул. - Но это, в принципе, не так плохо. Понимаешь, о чём я? Неправильный - не значит плохой.
-А... Понятно. - Туди выпустил изо рта струйку светлого дыма. - А ты? Ты ведь... Тоже отчасти... Неправильный.
Мёрдок открыл один глаз и скосил его на Туди. В любой другой день за такие слова он бы отвесил Туди знатный подзатыльник, но сейчас ему было слишком лень.
-Наверное. Вот только в отличие от тебя, - Мёрдок легонько ткнул Туди локтем в бок, - я еще и плохой. Типа, даже не спорь. Глупо не признавать, что я тот еще гад.
-Но ты ведь сам говорил... - начал Туди.
-Забей на то, что я говорил, - перебил Никкалз Таспота, не дослушав, что тот хочет сказать. - Вообще, пореже слушай, что я говорю. Я привык врать, дружище. Явно сказывается воспитание моего бати, - Мёрдок хрипло рассмеялся. - Лучше прислушивайся к моей музыке, ты же, в конце концов, ее поёшь. - Мёрдок вздохнул. - Знаешь, а ведь не будь я таким мудаком, никогда не было этой музыки. Вот так-то. Время и давление превращают говно в алмазы. Звучит как прекрасная метафора на нашу жизнь, не так ли, приятель?
Комнату вновь наполнила тишина. Они лежали так, погружённые в свои мысли, еще некоторое время. Но вдруг Туди выронил сигарету и схватился обеими руками за голову.
-Аай! Г-голова!
Он встал, чтобы взять из аптечки таблетки, но Мёрдок поймал его за край футболки и бросил обратно на диван, а сам, поднявшись на ноги, навис над пареньком.
-М-мёрдок, пожалуйста, не сейчас... Мне... Мне нужно принять таблетки...
Но, к удивлению Стю, Никкалз молча вышел из комнаты. Вернувшись, он бросил Туди на лицо пачку обезболивающих. Убедившись, что Туди принял нужное количество таблеток и лёг лицом в диван, ожидая, когда они подействуют, чёрноволосый направился на кухню. Открыв холодильник, он, помимо уже упомянутой Туди лапши, обнаружил там несколько яиц. Выбрав по запаху наименее тухлые, он положил их на столешницу рядом с плитой, достал сковороду и поставил её на огонь.
Когда содержимое яиц оказалось на раскалённой сковороде, Мёрдок вышел из кухни и, подойдя к дивану, присел рядом с Туди. Судя по немного разгладившейся физиономии вокалиста, таблетки начали действовать, но его лицо всё ещё было мокрым от вызванных болью слёз. Мёрдок потянулся к щеке Туди, чтобы вытереть их, но его рука ослушалась его и по привычке влепила пощёчину.
-Кончай ныть, - тихо проворчал басист. Парень протёр лицо собственной футболкой и кивнул. - Есть будешь?
Ответом послужил очередной кивок.
-Тогда подходи.
Мёрдок встал и направился обратно в кухню, по которой витал аромат горелого. Выключив газ, Мёрдок схватился за ручку чугунной сковородки и вскрикнул от боли. Включив в раковине холодную воду, он сунул под неё обожжённую ладнонь, сверля злополучную утварь злобным взглядом.
Как раз в этот момент пришёл Туди. Оценив происходящее, он живо вытащил две тарелки и разделил яишницу на два неравных куска. Тарелку с большим куском он поставил на место Мёрдока, порция же поменьше была перемещена к стулу Туди со специально наполовину спиленными ножками, чтобы долговязому вокалисту было удобнее сидеть.
Уже через минуту они оба сидели за столом. Ожог на руке Мёрдока слегка покраснел. Впрочем, учитывая цвет кожи гитариста, "покраснением" это было сложно назвать, скорее, кожа на месте встречи с раскалённым чугуном стала синевато-фиолетовой, что, впрочем, никак не делало сие зрелище более приятным глазу - скорее даже наоборот.
Смотря на тыкающего в своё "произведение" вилкой Мёрдока (он явно стремался пробовать это сам и ждал, пока это продегустирует Туди, чтобы посмотреть, как быстро тот отбросит коньки), Туди задал ему вопрос, явно волновавший сейчас его меньше всего:
-Мёрдок, ты её солил?
Никкалз поднял глаза на Стюарта.
-А что, надо было?
Туди стало смешно. Да, Мёрдок Никкалз, каким бы крутым ты не был, какую бы музыку не писал, как бы грациозно ты не уходил от ментов, мафии и запущенных Нудл тапочек, ты абсолютный ноль в готовке. И с чего ты вообще решил сегодня порадовать мир результатом своих кулинарных талантов?
Только Пот потянулся за стоящей посередине стола солонкой, как в дверь громко постучали.
-Я открою, - Туди вскочил со своего места и понёсся к двери. "Неужели нас опять выселяют?"
Как только он открыл дверь, его грубо отпихнули к стене.
-Мёрдок Никкалз здесь?
Это была полиция. Выбежавшим на шум Мёрдок недоумённо оглядел прибывших взглядом. Но не успел он задать им вполне логичное "Какого хера?", как его схватили, ударили лицом об стол и завели руки за спину.
-Вы арестованы, - холодно сказал один из ментов.
Мёрдок бросил испепеляющий взгляд на Туди. "Неужели ли этот мерзавец-таки подал на меня в суд?" Но, увидев напуганную и недоумевающую физиономию вокалиста, он понял, что это не его рук дело. Стю просто не умел врать или изображать что-либо, к тому же, он не способен на столь подлый поступок.
"Тогда за что?!"
-Чёрт подери, вы придурки?! - завопил Мёрдок. - Вы явно взяли не того! Я ни в чём не виновен! Слышите?! Туди, скажи им!
Тасспот отшатнулся к стене и со страхом наблюдал за тем, как на Никкалза надевают наручники. Он отлично знал, что лидер группы был способен на преступление, но сейчас он выглядел таким честным...
-П-постойте! - Туди бросился к людям в форме. - Наверное, произошла какая-то ошибка! Мёрдок не делал ничего такого?
-Да за что меня хоть арестовывают?! - завопил чёрноволосый басист, пока его, брыкающегося, вели к выходу.
-А то сам не знаешь, - буркнул один из задержателей.
Туди, увидев, что уговоры не помогают, попытался отпихнуть одного из тех, кто держал Никкалза, но беднягу вновь грубо отталкнули и в один момент вышли из квартиры, захлопнув за собой дверь.
Стюарт сполз по стене на пол и обхватил голову руками. Неужели Мёрдок опять встал на эту кривую дорожку? Но... Он действительно выглядел удивлённым и испуганным! Что делать теперь делать? Нанять адвоката? На секунду у Туди промелькнула мысль, что, когда Рассел и Нудл узнают о произошедшем, они даже не будут сомневаться в виновности Никкалза. Но Стю был там, он видел Мёрдока, слышал, что он говорил и КАК он это говорил! Быть не может, что бы он... Или всё-таки?..
Мысли смешались, и внезапно Туди вновь заплакал. С чего это? Почему?.. Он так волнуется за Мёрдока?..
Посидев так еще немного, он решил: "Я освобожу тебя, Мёрдок. А если мне это не удастся... Клянусь всем, что у меня есть - я продолжу твоё дело. Я не дам Gorillaz умереть."