Проклятый дар 19

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Тхурингветиль/Аэгнор, Аэгнор/Андрет, Саурон, Финрод
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Первый раз ООС Романтика Ангст Флафф Драма Фэнтези Психология Философия Hurt/comfort AU Эксперимент UST Смерть второстепенных персонажей Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Он был рад очередной битве — еще толком не понимая, что творится в его душе, наверное, он даже мечтал погибнуть, чтобы избавиться от невыносимой боли и тревоги, от постоянного, неизбывного гнетущего чувства, что он совершил роковую ошибку и теперь поздно что-либо исправить..."

Отчасти связано с другими текстами моего средиземского цикла - если кто читал про Морнэмира, это как раз про знакомство его родителей :) Осторожно: неканон, АУ, ООС. Нарушение всех законов и обычаев эльдар.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на челлендж "Рассказябрь-2018" по темам 4 и 5 "Проклятый дар" и "Разбитое счастье".
5 июля 2018, 23:01
Что такое бессмертие? Бессмертие, дарованное эльфам? Благо или проклятье? Многим хотелось иной раз назвать его проклятым даром. Как странно — какие-то люди мечтают о бессмертии, а некоторые эльфы, напротив, желают от него отказаться. Он так мечтал отказаться от своей вечной жизни, когда брат убедил его возлюбленную Андрет в свою очередь отказаться от него, от их любви… Или все же смерть — это проклятый дар? Что все могут сказать об этом наверняка? Наверное, ничего — вернее, каждый скажет свое, потому что не всем везет в этой жизни… Он был рад очередной битве — еще толком не понимая, что творится в его душе, наверное, он даже мечтал погибнуть, чтобы избавиться от невыносимой боли и тревоги, от постоянного, неизбывного гнетущего чувства, что он совершил роковую ошибку и теперь поздно что-либо исправить. Потом были долгие дни между жизнью и смертью, дни, когда он не мог понять, где находится и что с ним — и тем страшнее было осознание происходящего. Когда к Айканаро вернулось сознание, он ужаснулся — с ним случилось самое чудовищное, что только можно было себе представить. Он оказался в плену у врагов, в жутком Ангбанде, однако вскоре понял, что все не так страшно, как ему поначалу показалось. Саурон, о котором ходили всякие мерзкие слухи, взялся поставить на ноги полумертвого Айканаро, хотя никто не верил в успех его замысла, и благополучно вернул его к жизни; при более близком знакомстве эльф понял, что Черный Майа отнюдь не так страшен, как про него болтают, а его младшая сестра Тхурингветиль быстро нашла с гостем — никто не называл его пленником — общий язык. Однажды утром девушка-майа сказала, что хочет поговорить с ним наедине. - Мне надо кое-что тебе сказать, - шепнула она. - Давай зайдем ко мне, там нас никто не побеспокоит. Айканаро последовал за ней, полный нетерпения и любопытства, но тем не менее ощущая смутную тревогу. Закрыв дверь на задвижку, Тхурингветиль повернулась к нему и обвила его шею руками. - Нарьо, ты мне нравишься… Если он сейчас не оттолкнет ее, это будет концом всего. Концом прекрасной сказки, в которой он жил все эти годы. Дороги назад не будет. Хотя ее и так нет! Андрет наверняка уже давно умерла, умерла в одиночестве, так и не дождавшись своего единственного возлюбленного… Смерть — проклятый дар? Или все же бессмертие? Сейчас он ничего не понимал — ведь он жив и наверняка проживет еще долго, а Андрет мертва. Айканаро чувствовал на своем лице горячее дыхание майа. Опьяненная страстью женщина поцеловала его настолько крепко, что он утратил чувство реальности. - Когда я пришел в себя, мне было очень страшно, - шепнул он, - спасибо, что ты тогда меня поддержала. Иди ко мне. На какое-то время эльфу казалось, будто он утратил власть над своим телом — вернее, он даже не понимал, как все произошло, но это было за пределами его представления о прекрасном. Он с трудом подавил стон наслаждения, опасаясь, что их кто-то услышит; обнявшись, они еще долго не отпускали друг друга. Айканаро казался очень смущенным, но не расстроенным. - Ты сожалеешь об этом? - как будто насмешливо спросила Тхурингветиль. Он в свою очередь удивился, что не испытывает никаких угрызений совести ни по отношению к своей бывшей возлюбленной, ни по отношению к брату. Напротив, он поймал себя на кощунственной мысли — ведь если бы не Финдарато… Старший брат безжалостно разбил его счастье, решив, что может делать выбор за другого — так вот, с него хватит. Этот выбор он сделал сам, и, может быть, хоть в этот раз бессмертие не станет его проклятием! - Нет, что ты, - возразил Айканаро. - Просто думаю… о своем. - О чем? - она приподнялась на локте. С растрепанными черными волосами и сияющими от радости глазами она была очень красива. - Ты хорошо ладишь со своими братьями? - он внезапно ответил вопросом на вопрос. Тхурингветиль улыбнулась. - А что, разве не видно? Мой старший брат любого за меня на куски порвет, да и с Тевильдо мы никогда не ссорились. Почему ты об этом спрашиваешь? Краткая жизнь — часть вашей природы, мы так скорбим, когда вы уходите в мир иной! Лицемер! Даже краткая жизнь может быть счастливой, а может превратиться в кошмар твоими же стараниями! Интересно, что бы ты сказал, увидев меня сейчас, хотя у тебя, наверное, и слов бы не нашлось! У тебя с Амариэ ничего не сложилось, так ты решил испортить все мне, вроде как заботясь о нашем благе? Айканаро сел и растроганно погладил ее по щеке. - Тебе очень повезло с братом. А вот мне, наверное, нет, - он притянул майа к себе. Она внезапно отстранилась. - Так что все-таки тебя мучает? Скажи, я же вижу, что у тебя не все ладно, - на ее лице появилась грустная улыбка. Айканаро собрался с духом. Что он вообще только что натворил? Предал память Андрет… хотя какое это имеет значение? Все уже давно считают его мертвым, да и раньше мало кто интересовался тем, что у него на душе — он был благодарен майа хотя бы за то, что она спросила его об этом. - Это очень страшное слово — никогда. Не знаю, как тебе объяснить, не уверен, что ты не обидишься… но до тебя я был влюблен в одну аданэт. Тхурингветиль посмотрела на него с недоумением. - А на что тут обижаться? Все влюбляются, чего тут такого? Не вижу в этом ничего необычного. - У нас ничего не было, мы с ней не поженились, - в голосе эльфа звучала боль. - Я потому про твоего брата и спросил, мой со мной очень нехорошо обошелся. Я раньше этого не понимал, думал, что он прав. Финдарато нас разлучил. Он решил за меня, что для меня так лучше! И знаешь, что он ей сказал? Что я ее не люблю, она мне не нужна и что я будто бы никогда не снизойду до смертной девы. Она после этого и сама от меня отказалась, наверное, всю оставшуюся жизнь считала меня высокомерным гордецом! Его голос задрожал. Закрыв лицо ладонями, Айканаро заплакал от бессильного горя, обиды и сожаления о несбывшемся. Тхурингветиль придвинулась ближе и положила руку ему на плечо. - Мне очень жаль, что с вами такое произошло. Вы имели право на счастье. Однако судьба дала тебе еще время — и мне вместе с тобой. Он попытался улыбнуться сквозь слезы. - Наверное, мое бессмертие — все-таки не проклятый дар.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.