Личная жизнь Синявкина +1228

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP, Стёб
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Групповой секс, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Классно и смешно!!)))» от Daee
Описание:
- Отсутствие личной всегда плохо отражается на характере начальства.
- Ну так устрой ему ее, ты же личный помощник, должна заботиться и о ней.
- Я? Я с ним? Издеваешься?!
- Не хочешь сама, найди кого-нибудь. Очевидно же.

Посвящение:
Автору заявки, тем, кто наберется мужества это прочесть, своей поехавшей крыше - весна же ж

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
PWP оно и есть PWP. Мне почти стыдно((
P.S. Мышаня, это не совсем то, что ты хотела, но у меня всегда альтернативное видение заявок((

Работа написана по заявке:
29 марта 2013, 19:15
- Я не понимаю, почему до сих пор мне не подана машина?! Мария, вы вообще помните о своих непосредственных обязанностях? У меня назначена встреча через час, а вы даже не соизволили предупредить водителя. Чем забита ваша голова? Вы свое время тратите только на то, чтобы в социальные сети фото в купальниках выкладывать?

- Я...

- Мне не нужны ваши оправдания! Про бизнес-класс в самолете вы не подумали, вместо гостиницы подобрали какой-то клоповник, а моей дочери купили не нормальную куклу, а монстра на батарейках. Вчера, вместо того чтобы быстро уладить проблему моего гардероба, вы несколько часов пропадали неизвестно где.

- Но я...

- Это сейчас вы можете мне рассказывать сказки про пробитое колесо, отсутствие шиномонтажей и пробки. А лично я уверен, что вы просидели в кафе с подругами. Наверняка такими же...

Звонок прервал унизительную отповедь, которую в “награду” за верную службу получила Мария, занимающая должность личного помощника руководителя небольшой компании по производству и обслуживанию вендингового оборудования. Шеф, Александр Владимирович Синявкин, здоровый бугай 35-ти лет отроду, с двумя высшими образованиями и упертостью танка, скрещенного с бульдозером, был хорошим руководителем, отличным бизнесменом и гадким человеком. Ну, может, и не таким гадким. Но Марии последние полтора месяца так не казалось.

Александр Владимирович подходил к любому вопросу дотошно и основательно, поэтому, собственно, и выбился в люди. Но в жертву успешному бизнесу пришлось принести семейный уют. Жене надоело обездвиженное бревно, которое периодически падало на супружеское ложе, и она решила проблему хорошо известным способом - нашла любовника, а потом и вовсе свалила к нему, прихватив десятилетнюю дочь. Александр Владимирович, будучи занят проникновением своей компании на новую территорию и вытеснением конкурентов, проморгал вытеснение самого себя из жизни семьи. Он умолял жену повременить с месяц-другой, обещая все уладить “как только, так сразу”, но та скептически ухмыльнулась и подала на развод. И вот теперь шеф, перенося свое раздражение на работу, методично, по чайной ложке, выедал мозг подчиненным. И, естественно, в первую очередь доставалось особам приближенным. Секретарь, личный помощник, зам - первые жертвы барского неудовольствия. В последнее время было особенно весело: секретарь сбежала на больничный, зама сослали в командировку, поэтому Мария отдувалась за всех одна.

Шеф, прихватив портфель с документами, покинул офис, и Мария перевела дух. Но едва она взялась за свой длинющий список первоочередных дел Синявкина, как снова раздался телефонный звонок и мерный голос любимого начальника начал методично капать на мозг за грязные борта служебного автомобиля. То, что на улице период глобального таяния снегов и грязи по уши - это не аргумент. Как и то, что чистый автомобиль - забота водителя.

- Эта скотина по приезде еще заставит меня с ведром и тряпкой скакать, - Мария страдальчески подняла глаза от монитора и увидела свою подругу Татьяну из отдела продаж.

- Все так плохо? - та протянула ей чашечку кофе, и девушка благодарно кивнула.

- Отсутствие личной жизни всегда плохо отражается на характере начальства.

- Ну так устрой ему ее, - Татьяна пожала плечами, - ты же личный помощник, должна заботиться и о ней.

- Я? Я с ним? Издеваешься?!

- Не хочешь сама, найди кого-нибудь. Очевидно же.

Мария покрутила пальцем у виска, бросила взгляд на часы, ойкнула и кинулась бронировать билет на самолет. На этот раз в бизнес-класс.

***

Александр Владимирович вышел из машины, предварительно кинув водителю, что завтра желал бы ехать на чистом автомобиле. Идти до подъезда было всего ничего, но уже у двери мужчина вспомнил, что еды в доме нет, поесть по дороге он не сподобился, домработницу себе до сих пор не завел. Идти в ресторан не хотелось - он устал от людей сегодня, поэтому привычно решил зайти в небольшой магазин на углу - там всегда можно было разжиться готовыми салатами и полуфабрикатами, которые брошенный муж был в состоянии довести до ума.

Можно, конечно, было сгонять водителя, но поезд ушел. Набрав необходимое, Александр Владимирович шел, осторожно переставляя ноги - солнце скрылось, растаявшее за день подмерзло, и теперь можно было смело исполнять пируэты на льду.

- Осторожно! - недовольно буркнул мужчина, когда проходивший мимо товарищ еще более массивной комплекции поскользнулся и вцепился в Синявкина.

- Мужик, не со зла, чесслово! - парень извиняюще приложил руки к груди.

- Пацаны, закурить не найдется? - еще один гражданин подошел к случайно образовавшейся паре.

- Не курю, - снова буркнул под нос Александр Владимирович, а стоявший рядом с ним сунул руку в карман. Но вместо пачки сигарет и зажигалки мужчина увидел звезды на небе и перед глазами. Ничего не поделать - добротный удар по затылку чем-то тяжелым имеет побочные эффекты.

***

Первое ощущение - голова гудела как колокол. Он хотел потереть затылок, чтобы унять неприятные ощущения, но, дернувшись, обнаружил пакостный сюрприз номер два: руки были не свободны. Он приподнял голову и увидел нечто странное: облаченный в костюм Адама Александр Владимирович возлежал на ложе королевских размеров, имевшем еще и замысловатые приспособления в виде наручников и поножей. Именно они и удерживали Синявкина в положении лежа.

Нормальная реакция нормального человека, непонятно каким образом оказавшегося в такой ситуации, - начать возмущаться. Причем громко. Можно матом. А не вышло - рот был заткнут кляпом, а выразительно и матерно мычать Александр Владимирович еще не научился.

В неведении он пребывал вечность - где-то тикали часы, но как Синявкин ни изгибался, увидеть циферблат не мог. Сначала он активно дергался, надеясь на свою силу (зря, что ли, абонемент в спортзал столько стоит?), но через некоторое время безрезультатных попыток внешняя злость уступила место зловещим планам мести. Узнать кто, вырваться, убить и жить счастливо дальше.

Еще через некоторое время и планы мести наскучили: стало холодно, мужчина поежился. Кроме того, он вспомнил, что голоден, да и прочие потребности организма давали о себе знать. Глаза привыкли к темноте, но зацепиться взгляду было не за что. Комната была пуста - ни шкафов, ни столов, ни прочего. Только он, кровать и тиканье на заднем плане. А, еще какой-то красный огонек призывно подмигивал.

Дверь отворилась без скрипа, и в комнате появились две персоны. Силуэты были видны отчетливо, а лица - нет. В любом случае, начать светскую беседу мешал кляп. Один из новоявленных персонажей включил освещение, ослепившее Синявкина, и, подойдя к кровати, поинтересовался:

- Ты готов?

“К чему, сука, не пояснишь?” - задал бы встречный вопрос Синявкин, если б мог. Но, видимо, собеседник решил, что у связанного достаточно средств для выражения несогласия/согласия, и посчитал молчание за положительный ответ. Постепенно глаза привыкли к яркому свету, и Александр Владимирович смог рассмотреть вошедших. Они были похожи - оба высокие, накачанные, что не скрывали штаны и майки. “Однояйцевые, - мысленно окрестил их Синявкин, - Лелик и Анаболик”. С появлением этих двоих он снова начал дергаться, чтобы до тупоголовых качков дошло, что ему тут надоело.

- Ты сценарий помнишь? - спросил Лелик у Анаболика. Или наоборот.

- Ну да, - не очень уверенно ответил второй. - Наверное.

- Ладно, на крайняк - импровизируй.

Однояйцевые, переевшие стероидов, тем временем перешли к решительным действиям. Лелик добавил освещения, а Анаболик подошел к камере, которая стояла в углу.

- Поехали.

Синявкин уже уверился, поехать тут могла только крыша. Однояйцевые подтвердили его догадку, начав процесс неторопливого разоблачения. Лелик (или Анаболик) стянул майку со своей мускулистой загорелой груди и широким жестом запустил в угол. Медленно, как стриптизер на подмостках, расстегнул молнию светлых джинсов, отправив и их нахер, оставаясь в обтягивающих плавках. Поиграв бицепсами перед камерой, показав поджарую задницу Синявкину, качок повернулся к нему лицом. Александр вспомнил, что он не одет вообще, и задергался еще сильнее.

Лелик неторопливо подошел к кровати и провел широкой ладонью по телу мужчины с легким нажимом, начиная от груди. Рука парня погладила висящее безжизненной тряпочкой мужское достоинство Синявкина, и тот с ужасом понял, что тряпочкой быть тому недолго. Несколько мягких касаний, и Александр почувствовал, что возбуждается. Протестующее мычание послышалось, когда Лелик уселся между ног мужчины, заставляя развести ноги посильнее (фиксация позволяла), и взял в рот наполовину эрегированный орган. Перекатывая яички в руке, то сжимая, то отпуская, второй рукой парень зажал член Синявкина у основания, пока губы и язык ласкали верхнюю часть.

Александр шизел - неизвестно где находится, ему отсасывает незнакомый мужик, а он, вместо того чтобы как следует навалять этому педику, лишь стонет в ответ. Но при этом следовало признать, парень знал, что делает. Пока когнитивный диссонанс склонялся в сторону плотского удовольствия, Синявкин совершенно выпустил из виду, что рядом есть еще и Анаболик. Лелик трудился не покладая ни рук, ни губ, ни языка, а руки второго начали щипать соски Александра. От присутствия еще одного охотника за его телом Синявкин попытался избавиться тем же способом - активным дерганьем, но Лелик схватил его за ляжки, а Анаболик придавил плечи и начал покрывать поцелуями торс. Привязанный и припечатанный, Александр мог только лежать и гадать, чем все это закончится. Расслабившись, в какой-то момент он понял, что кончит от умелых действий однояйцевых, но так просто отделаться ему не позволили. Анаболик отстегнул наручники, но лишь для того, чтобы связать руки Синявкина за спиной какой-то прочной хренью. Фиксаторы для ног остались на месте. Александра подняли и заставили опуститься на колени - размеры траходрома, который он спутал с кроватью, позволяли и такое. Стоять было дохрена неудобно, опора была условной, но сзади поддерживал Анаболик. Лелик, похабно улыбаясь, снял дикое приспособление, и Синявкин смог выговориться. То есть собирался. Но как только он открыл рот, в него тут же вснули какую-то силиконовую штуку синего цвета. Резко, без объяснений и предисловий. Александр сдержал рвотный позыв, но эффект был. Анаболик убрал штуковину, и Синявкин смог вздохнуть полной грудью.

Пока он наслаждался воздухом, однояйцевые времени не теряли. Лелик стянул с себя плавки, явив взору стоящий член нехилых размеров и проведя им по лицу Александра. Сзади к нему прижимался Анаболик, тоже, судя по всему, скинувший свои труселя, не давая отстраниться от Леликовых прелестей. Синявкин решил для себя, что рот он не откроет ни при каких обстоятельствах, но эти мудаки оказались хитрее.

Лелик достал баллончик взбитых сливок, выдавив на член чуть ли не половину, и сжал щеки Александра так, что рот приоткрылся. Головка, покрытая клубничными сливками, проникла внутрь, и Александр вспомнил, что он так и не поел. Сливки были слишком вкусными, а он - слишком голодным. Нет, если б этот качок насыпал себе на ствол жареной картошки с котлетами, то Синявкин схомячил бы вместе с членом, но, как говорится, чем богаты, то и жрите. Александр против воли, затмеваемой голодом, шире открывал рот, стараясь дотянуться до сладких облаков, принимая чужой член все глубже и глубже. Лелик оценил правильность маневра и щедро полил себя снова. Александр облизывал и обсасывал, все больше входя во вкус. Качок начал потихоньку двигаться, убедившись, что зубы Синявкина ему не угрожают. Меж тем руки Анаболика обосновались на Александровых ягодицах. Мужчина и так стоял на коленях, разведя ноги, а теперь между разведенных ягодиц настойчиво толкался инородный предмет. На живую плоть он не походил, потому что ею и не был. Фаллоимитатор синего цвета, который Александр сам же перед этим и облизал, настойчиво проникал внутрь ануса, разрабатывая непривычные к таким нагрузкам мышцы. На какое-то время пришло осознание, что трахают его и в хвост и в гриву, а он только сливки жрет.

Дальше - больше. Игрушка покинула Синявкинский многострадальный зад, и на ее месте оказался уже живой отросток - в растянутое отверстие толкался Анаболик, чье достоинство было ощутимо больше упомянутого имитатора, сопя и постанывая в ухо Александру. Рукой парень обхватил член Александра и принялся надрачивать - заботливый, блять. Если бы Синявкин мог - то сплюнул бы... Или нет. Толкаясь, Анаболик задевал простату, и Александр начал ловить кайф от ощущений изнутри и снаружи. Минет в его исполнении стал выглядеть совершенно по-блядски, и Лелик составил компанию Анаболику - однояйцевые стонали хором.

Когда троица уже готова была обкончаться, Лелик резко отстранился, член Анаболика тоже покинул тело Александра. Сам Синявкин мало что понимал, отмечая остатками сознания, что ему освободили ноги и развязали руки. Полчасика назад качкам бы не поздоровилось, но сейчас желание махать кулаками сошло на нет. Кто-то из парней растирал ему онемевшие конечности, заодно контролируя возможные порывы въехать по морде, снова притягивая к кровати и целуя. Поцелуй был не слащаво-слюнявым, а жестким и грубым. Очевидно, нежности здесь не в ходу.

Уложив Синявкина, Лелик (или Анаболик), не прекращая терзать рот Александра, опять обхватил ствол. Член обрадовался руке как родной. В качестве ответной любезности Анаболик (или все-таки Лелик) положил руку Александра на свой стояк, и мужчина смог теперь на ощупь оценить размеры того, что некоторое время назад долбило его зад. Впечатляло. Пока Синявкин занимался сравнительным анализом, в упомянутый зад опять сунулся посторонний предмет.

- Опять?! - застонал разум.

- Опять! - удовлетворенно отозвалась простата.

Вскоре Синявкин приноровился к ритму партнеров, дергая рукой и подмахивая задницей. Секс-марафон продолжался к полному удовольствию всех участников процесса, но кончить опять не дали.

- Суки, - выругался Синявкин про себя, когда тот, что спереди (пусть будет Лелик) резко сжал ствол, вызывая такую же ответную реакцию, а Анаболик отстранился. Бездействие длилось пару секунд, и Лелик закинул ногу Синявкина себе на плечо и резко вогнал свой член в растянутый предшественником анус. Александр Владимирович офигело обозревал свою мохнатую конечность, что торчала на отлете, успев зацепить мысль, что не заметил излишней растительности у парней. Чтобы удостовериться, провел рукой по груди, животу, ноге Лелика. Тот, приняв чистое любопытство за страсть, начал совершать фрикции с еще большим энтузиазмом. Брошенный на произвол судьбы собственный стояк требовал внимания и заботы, и Александр уже сам дрочил себе, пока Лелик впечатывался в его зад по самые яйца. Анаболик, временно сошедший со сцены, вернулся, чтобы напомнить Синявкину о радостях орального секса. Повернув лицо мужчины к себе, он провел головкой по губам. Тот понятливо открыл рот и продолжил прерванный процесс.

Окончание было эпичным. Никем не сдерживаемый, Александр кончил себе на живот, Лелик, издав короткий рык, сжал ягодицы мужчины и обмяк, толкнувшись в последний раз. Дольше всех продержался Анаболик - причмокиваний Синявкина ему показалось недостаточно и он довел до конечного результата себя сам, обильно обрызгав лицо Александра спермой.

***

Они сидели втроем на той же широченной кровати, и Синявкин ощущал странное. Настолько это было непохоже на супружеский долг - сунул/вынул/отвалил - что сейчас он был где-то между психозом и эйфорией.

- На, - протянул кто-то из парней сигарету.

- Не курю.

- Рома, - представился Лелик, протягивая руку. Формальности после такого траходрома позабавили.

- Саша, - представился в ответ.

- Подожди, ты не Леша? Эдик, - дополнил Анаболик.

- Я Саша, - поднял он голову на качка. Однояйцевые переглянулись.

- Пиздец, - заключил Рома. - Слышь, братан, кажется, ошиблись мы слегка.

Следующие полчаса Синявкин офигевал, потом ржал, потом снова сползал в ахуй и опять истерически ржал. Ситуация оказалась развеселой донельзя: Рома и Эдик решили сделать карьеру порнозвезд и принять участие в конкурсе, проводимом одной немецкой студией. Чтобы быть “оригинальными”, парни решили снять “как бы настоящий” ролик. Похищение, насилие, групповуха. Нашли добровольца, списались, обговорили детали и перепутали его с Александром.

- Ну мы еще подумали, что ты так хорошо в роль вжился... - мямлил Рома-Лелик. Эдик вообще не отсвечивал.

- Ролик, значит, - Синявкин задумчиво потер подбородок, - ролик... Так, мать вашу, и делать надо все по-людски. Вещи мои где?

Эдик молча принес шмотки, застенчиво прикрываясь ладошкой. Звезда, блин.

- Мария, - на время Синявкин даже не взглянул, - отмените мою встречу на завтра, вызовите из командировки Стрельцова, меня не будет три дня.

Девушка посмотрела на часы, закрыла сайт эскорт-услуг, где пыталась найти для шефа достойную претендентку на вакантное место громоотвода, и рухнула на клавиатуру.

- А теперь показывайте, где тут и что. Все, блин, самому делать приходится, - обратился Синявкин к однояйцевым, отключая телефон.

Рома и Эдик даже не подозревали, с каким дотошным руководителем они будут иметь дело ближайшие три дня...