Полярники 35

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Человек из U.N.C.L.E. (Агенты U.N.C.L.E.), Агенты А. Н. К. Л. (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Илья Курякин, Наполеон Соло, Габриэлла Теллер
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, AU, Дружба
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Особенности дружбы с "медведем", или как выжить и достать досягаемую недосягаемую провизию, когда ты застрял в антарктическом крае, а помощь прибудет не скоро.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Когда на улице +30, всегда хочется чего-то холодненького.
16 июля 2018, 14:59
- Ты SOS посылал?

- Да.

- А мэйдэй?

- Наполеон, твою мать!

- Что? - Соло отошёл от мелкого окошка-бойницы и наивным взглядом уставился на Илью, - лично я бы все попробовал...

- Если такой умный - садись за панель и пробуй, - Курякин порывался встать, но потом лишь махнул рукой и продолжил морзянкой выбивать сигнал бедствия, - ты где-нибудь видишь рабочий прибор для передачи голосовых сигналов?

- Нет.

- Вот и я - нет.

Когда в начале миссии им сообщили, что не более чем через пару-тройку часов после завершения операции прибудет вертолёт и переправит двоих агентов в местность поблагоприятнее антарктического края, ни Илья, ни Наполеон не задавали лишних вопросов и не выказывали беспокойства. В конце концов, сколько заданий на их счету - уже и не сказать навскидку, и каждый раз все проходило без сучка и задоринки. Встряли они впервые.

Оба едва успели добежать до вышки и оттелеграфировать о прибытии, как тут же взвился вперемешку со льдом колючий снежный ураган, грозящий выбить стекло в единственном окне, а теперь и вовсе чуть ли не раскачивающий вышку на ее длинных металлических ногах-столбах и будто кулаками колотящий в хлипкие стены. Гладкая и легко обозримая на много километров местность тут же затянулась вихрем крупных белых хлопьев. Не видно ни шиша - какой уж тут вертолёт!

- Илья...

- Чего тебе?! - пальцы Курякина отбили три точки морзянской буквы "S", - пусть делают что хотят, а я здесь на ночь не останусь! - и мысленно добавил, - "тем более, с тобой".

Красноречивый взор Ильи давал понять, что ещё одно слово, мешающее важной работе - и от Соло останется горсть пыли да дорогой костюм. Тёплую полярную экипировку Курякин заберёт себе.

- Успокойся, большевик. От твоей злобы ничего не изменится там, "наверху". Разве что мы здесь подерёмся. А я не хочу, - Наполеон показушно зевнул, пытаясь источать невозмутимость, хотя периодическое потирание ладоней друг о друга, пар изо рта и прыжки по всему периметру деревянного пола вышки говорили об обратном, - мне как-то лень.

- Угу...

Чтобы хоть как-то согреться, Соло принялся заново перебирать документы. Под дрожащими пальцами оказывались то выписки из банков на крупные суммы, то чеки, сохранившиеся, кажется, со времён динозавров.

- Ты слышал?

- Что? - Наполеон оторвался от бумаг и притих, - думаю, тебе показалось. Глюки словил.

- Тсс, - Илья снова прислушался, - может, выйти и проверить?

- А вдруг медведи? - Скепсис во взгляде русского так и прошил его насквозь, - в смысле, я имел в виду, это по твоей части. Ну, шапки ушанки там, дружба с косолапым...

Просидев в молчании минут пять, Соло, едва не отморозив зад, решил всё-таки произвести разведку.

На хлопок двери и ворвавшийся в помещение ледяной воздух Курякин даже не обратил внимания, продолжая рассылать сигнал бедствия по разным частотам.

***



Подражая вихрю на улице, Соло так же стремительно влетел в помещение, переступая с ноги на ногу и переводя сбитое от долгой ходьбы дыхание. Стянув балаклаву, своими раскрасневшимися щеками он теперь чем-то напоминал русскую матрёшку, но не менее красный нос делал его похожим ещё и на алкоголика из провинциальной глубинки. Илья обернулся, цепляясь взглядом за комичный вид застывшего американца, коротко кивнул и продолжил попытки отодрать дверцу холодильника от корпуса.

- Х-хор-р-ошая идея, большев-вик! - Наполеон встал рядом, потирая руки и шмыгая носом, - я бы тоже не пр-ротив перекусить.

- Тогда... - Курякин разочарованно ударил кулаком по ребру примерзшей намертво дверцы, - помогай.

Соло по-кошачьи деловито обошёл вокруг, потрогал белые шматки льда, спаявшие по швам устройство, и потёр щетинистый подбородок.

- Поддеть бы чем-нибудь...

- Нечем, - коротко отрапортовал Курякин.

Слегка отогревшись, Соло скинул куртку. На лицах обоих агентов читалась непрерывная и сложная работа мысли. Наконец, американец, озарённый внезапно пришедшей идеей, поднял вверх указательный палец, с издевкой уставившись на коллегу.

- Знаю! - Не дав вставить слова Илье, он продолжил, - Можем тебя разозлить. Правда, тогда есть риск разгромить не только это, - Наполеон указал на злополучный холодильник, - но и вообще всю конструкцию. А нам тут черт знает сколько дней коротать...

Умудрённый опытом Соло знал, что увернуться от летящей в голову рации легче, чем от фляги, бутылки или чего ещё потяжелее, так что переговорное устройство безобидно влетело в стену и с грохотом упало на пол. Под ногой американца жалобно скрипнула половица.

- Ладно, не кипятись, - Наполеон поднял руки ладонями кверху в жесте "сдаюсь".

- Кстати о кипятке, - Курякин метнулся к одиноко стоящему на полу чайнику, - смекаешь, ковбой?

Растопив собранный у порога снег, Соло под наблюдением Ильи поливал водой обледеневшую дверцу, заворожённо следя за тем, как перед теплом покрываются порами и отступают прохладные глыбы.

- Не удивлюсь, если внутри мы найдём вмёрзшего в стенку мамонта, - Наполеон усмехнулся, но тут же зашипел от попавшей на руку обжигающей капли.

Впервые за последнюю неделю губы Курякина шевельнулись в лёгкой улыбке.

- Ты даже на ровном месте умудришься травмироваться, - беззлобно констатировал Илья, - а ещё один из лучших агентов, называется...

Но тут же пробивающаяся надежда сменилась недоумением. Справившись со льдом, они обнаружили только нагие полки да пару банок газировки и старее поповской собаки пиво в боковом кармане. Не густо. Наполеон разочарованно вздохнул и потёр покалывающий от недавнего мороза кончик носа.

- Kurwa! - тихо и сердито прошипел русский.

В эту самую минуту идея охоты показалась Соло не такой уж и бредовой. В конце концов, поджаренная на костре живность - будущая "мёртвость" - всяко лучше, чем приторно-сладкая пепси на голодный желудок.

- Как знаешь, большевик, а я пас...

***



Неонового цвета зеленые цифры на циферблате электронных часов показывали половину первого. На улице сгустилась непроглядная тьма, буря улеглась под вечер, и на небо высыпали сверкающие серебром звезды. Мороз крепчал. На усыпанную под вышкой снегом землю из окна лился желтоватый свет, делая пристанище агентов похожим на маяк посреди забытой цивилизацией местности.

В последний раз перед сном Илья доложил о западне и вышел из-за приборной панели. Чуть не налетев на расхаживающего из стороны в сторону озадаченного американца, он сдёрнул с вешалки куртку и сел на единственную старую раскладушку, стоящую в углу.

- Сейчас бы снова в Италию... - Наполеон медленно выдохнул, испуская пар свернутыми в трубочку губами. На светлой коже его снова проступал ярко-розовый румянец.

Последовав примеру товарища, Соло приземлился рядом, нахохлившись, кутаясь в экипировку и обматываясь шарфом.

- Терпи, казак, атаманом будешь! - медленно произнёс русский застывшим и отказывающимся шевелиться ртом.

Соло промолчал и придвинулся к Илье.

- Не обольщайся, - он уловил недовольно-враждебный взгляд Курякина, - так теплее.

Вышколенный по-военному русский напрягся, сидел, как каменная статуя, от чего у отогревшегося Наполеона возникла шальная идея как-нибудь расшевелить истукана. Подняв взгляд, Соло за меховым воротником куртки увидел белую полоску кожи, незащищенную толстым воротом флисовой кофты.

- Как там у вас говорится, - американец высвободил одну руку из варежки и незаметно потянулся к шее товарища, - тепло ли тебе, девица?

Прозвучавший в тишине голос развеял дымку дремоты, тогда как расстояние между тёплым телом и ледяными пальцами неминуемо сокращалось.

- Тепл... а-а, холодно, дедушка! - Курякин дёрнулся, оскалившись и широко раскрытыми синими глазами взглядывая на друга, - Ковбой!

- Ничего скучнее я в своей жизни ещё не делал, - Соло вздохнул, на минуту ударившись в ностальгию, - сидеть здесь с русским угрюмым медведем и мёрзнуть - так и помереть не долго.

- Рассуждаешь как старик, - Курякин поёжился, - думаешь, долго ещё ждать?

- Понятия не имею, большевик.

Илья не заметил, как и когда американец успел вытащить из дальнего кармана сверкающий в свете пистолет. Будто бы на стволе было написано что-то интересное, Наполеон, сжав губы, долго пялился на него.

Скрипнула раскладушка, и слева стало как-то пусто - Наполеон не поднял глаз, но видел, как Курякин устремился вглубь помещения, к панели. А через минуту протянул ему чашку чая. В лицо сразу ударил горячий пар; на дне плясали крошечные крупинки сахара.

- На вот, согрейся. Синий уже весь.

Жалкий вид приунывшего коллеги явно не вносил ни спокойствия, ни веселья в доставшиеся им двоим "шикарные апартаменты". Как мог, Илья накрыл свободным концом своей куртки теплолюбивого Соло и сам сел поближе, удерживая пушистую меховушку капюшона. Тёмная макушка американца заманчиво оказалась прямо под подбородком Курякина.

- Я тебе не полочка, - ворчливо отозвался тот.

Пальцы Наполеона цепко обвились вокруг разгоряченных стенок чашки; разливающееся внутри тепло придавало смелости. Глаза блестели от внезапно нахлынувшей сонливости. Сверху раздавался голос Курякина, бормотавшего что-то о проделанных поручениях и перегоне заложников в подземный бункер. Обрывки фраз и равномерный тон сливались с тихим сопением самого Наполеона, по-хозяйски откинувшего голову на плечо товарища.

- Спишь? - среди прочей информации до слуха донёсся то ли вопрос, то ли констатация факта.

- Мм... - Соло хотел сказать "да", но удалось только промычать что-то невнятное. Дальше пусть русский сам гадает над содержанием ответа.

***



Едва за окном забрезжил рассвет, краем сознания Соло уловил отдалённый, похожий на хлопки множества крыльев гул. Он приподнялся, прислушиваясь к шуму, ощущая, как нещадно ноет шея от нескольких часов сна в спартанских условиях, поморщился и открыл глаза.

Глухой рокот, казалось, с неба спускался к вышке.

- Илья... - охрипший голос прозвучал необычно громко в звенящей тишине, - эй, большевик.

Рука русского покоилась на груди Соло, приобнимая того. Высвободившись из мертвой хватки, он пихнул друга в бок.

- Курякин! - Наполеон снова попытался растормошить спящего, - черт, тебя и танками не подымешь...

- Отстань, - Курякин дёрнулся, желая выкроить "ещё пять минуточек", - чего докопался, спи...

- Ты оглох?

Илья, более не в силах отыскать ушедшую дрёму, насупился и притих.

- Кажется, за нами, - с расстановкой изрёк он, определив приближение спасательного вертолёта.

Не дожидаясь, пока русский примется за сборы, Наполеон подскочил, попутно выхватив из кобуры пистолет, и подошел к окну, дабы окончательно убедиться.

- Отойди.

Бесцеремонно оттеснив американца, Илья высматривал "своих" на невидимой под сугробами площадке. Показавшиеся на улице люди были неузнаваемы в полярной экипировке и утеплённых одеждах, но среди них Курякин сразу приметил знакомую фигуру и указал на неё Соло. Тот в ответ кивнул, но не проронил ни звука. А через несколько минут в дверь постучали.

- Эй, вы там живы ещё?

В веселом насмешливом голосе оба агента сразу узнали Габи.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.