Вода

Джен
NC-17
Закончен
0
автор
Размер:
Драббл, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Вода, основа человечества. Вода появилась на нашей планете миллионы лет назад, нежели почва или воздух. Если без еды человек может прожить от четырех до шести недель, то без воды не прожить и больше трех суток. Вода основная составляющая всего, без воды мы никто. Загрязнение воды приобретает всё большие масштабы. Это ведёт к ухудшению здоровья людей, гибели организмов. Что если наступит тот день, когда деньги перестанут быть значимыми, и основным продуктом станет вода...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Бедность, разруха и голод, последствия самой настоящей войны, вот только у этой битвы нет победителей. Все мы проиграли на этой войне… Никто не помнит когда все это началось, никто до сих пор не видит причины начала конца. Правительство существовавшее на тот момент винило во всем другие страны, ходили слухи что началась химическая война. В принципе, все как обычно, информационная война сеяла хаос на мирных жителей, в то время как главы государств не видели проблему у себя под носом, на протяжении десятков а то и сотен лет. Первыми в сети появились вирусные ролики о том что это инопланетное вторжение, но все факты были опровергнуты правительством. Затем одна из существовавших на то время террористических группировок взяла ответственность за происходящее, но и эта теория была опровергнута. Через несколько лет весь мир заполонила чума, военные перестали защищать мирное население и пустились в бой. Правительство все также существовало, но пряталось за бетонными стенами со своими семьями. Ничего не изменилось. Затем пронеслась первая волна зараженных, разнося все на своем пути. Большая часть населения мутировала, другие погибли от обезвоживания, третьи прятались в укромных местах, и не вылезали на поверхность. Вода со временем стала ценным ресурсом, не смотря на то что три четверти земного шара до сих пор покрыты водой. Первые пару лет правительство как-то пыталось придти к сооружению новых водоочистительных станций, но все тщетно, и шло в убыток, для стран это было не выгодно, в то время как на улицах гибли миллионы из-за химически нестабильного питья. Когда наконец наступил хаос, главы государств задумались, некоторые даже объединились, но было уже поздно. Зараженные стали новой опасностью, с которой не справился никто… Но жизнь продолжалась, у кого-то оставались запасы воды с прошлых времен, кто-то сооружал свои очистительные станции, а кто-то и вовсе добывал ее иными способами. Торговля водой была неотъемлемой частью новой жизни для выживших. Пожарные станции а также некоторые виды правительственных сооружений до сих пор диктовали свои условия, продажа воды для них была теперь основным доходом, а контрабанда тем временем строго каралась. В основном люди отдавали большую часть своей еды, одежды или же медикаментов в обмен на несколько литров воды. Ценник у правительственных структур был намного выше чем у контрабандистов, иным приходилось выживать и они нанимали «кочевников». Кочевник — доставщик, или же человек путешествующий из пункта «А» в пункт «Б» с особым грузом на плечах. Таких людей нанимали в основном богатые выжившие, имевшие в своем распоряжении огромное количество запасов, большая часть это бывшие военные, и дезертиры. Военный закон отстреливал кочевников как собак, а зараженные жестоко убивали каждого. Но, также у кочевников были и свои привилегии, они были неприкасаемые со стороны выживших. Они имели безграничный запас еды и воды в городах, и могли допускать все что угодно, так как они являлись собственностью крупных «шишек». Таким был и я… В основном путь с пункта «А» до пункта «Б» со всеми обстоятельствами, будь это отдых или ночлег составлял в большей мере четыре дня, при том что из одного города в другой идти больше пятисот километров. Но такие как я знали обходные пути, к сожалению о них знал и «военный закон» и «зараженные». Дойти до пункта было еще половиной проблемы, стоило лишь засветится в местной ночлежке охотнику на кочевников, и в лучшем случае ты лишишься груза, в худшем собственной жизни. Очередной груз в рюкзаке, слишком тяжелый на этот раз, пришлось рассортировать все на пару сумок, один за спину, другой в руки. Выдвинулся с пункта «А» примерно семь часов назад, солнце уже спряталось глубоко за горами, багровый свет озарил тучи над головой. Шлепая в поношенных ботинках по слякоти, не доходя до болота я решил остановиться, перевести дух и взглянуть на карту. Усевшись на сырую траву я скинул сумки и закатил рукава, лениво стянул капюшон затем повязку с лица. Бескрайние степи позади меня, остается пересечь болото, и равнины а за горами уже поселение. — прикинул я. Вытащив из рюкзака старую карту с потрепанными краями, и дыркой от складок посредине я пальцем ткнул на свое местоположение, огляделся вокруг и сверился с прилежащим болотом. — Еще пятнадцать километров, если не больше. — мысленно промолвив. Небольшое пятно появилось на карте, в паре сантиметров от моего пальца, затем и еще одно, и еще. Капли попали и на кончик носа, я взглянул в небо, собирался дождь. Солнце спряталось под землю, а серые тучи вскоре накрыли все небо, дождь усиливался с каждой минутой. Вновь накинув капюшон я полез в рюкзак за водонепроницаемым балахоном, не нарочно уронив старую фотографию. Взгляд заострился на снимке, и я некоторое время был в ступоре и не решался поднять ее. Грязными пальцами схватив фото я развернул его глянцевой стороной ко мне. Как это было давно… На снимке моя дочь и я в парке аттракционов, надпись фломастером в нижнем правом углу « 21.07.2017» Обычно я хранил эту фотографию во внутреннем кармане куртки, но, воспоминания не давали мне покоя и уже третий месяц как я не держал этот снимок. Дождь начинал лить как из ведра, но я не мог отвести взгляда до тех пор пока гром не пробудил меня, я убрал фото обратно в рюкзак и наконец накинул на себя балахон. На следующее утро я проснулся лицом уткнувшись в ярко-зеленую траву, открыв глаза я увидел раскрытый рюкзак. Паника охватила меня, я суетливо схватился за нож спрятанный за пазухой и оторвался от земли. — Нет! Нет! Нет! — пробормотав, ринулся к сумкам. Раскрыв рюкзак я вытряхнул из него все содержимое, затем вытряхнул все и из другой сумки. — Твою мать! — расслабленно я упал спиной в траву. Груз на месте, хвала Богам! Повернув голову направо, заметив необычный белый цветок я аккуратно поднялся, словно хищник охотится за добычей. — Что за… — белая бабочка, смотрела в мою сторону до тех пор пока я не сделал шаг. Взмахом крыльев она покружила над травой, затем будто испарилась в воздухе. Я подполз к цветку на котором она сидела, сорвал его и поднес к носу. — Ни чем не пахнет. — опять устремив свой взгляд на небо. Засунув цветок в нагрудный карман я направился преодолевать болота, попутно сломав большую ветку с одинокого дерева. Как только ноги ступили в грязь, я почувствовал как ботинки заполняются черной водой. С каждым шагом я уходил все глубже, до тех пор пока не погряз по колено. При помощи палки я преодолел большую часть болота, затем и вовсе выполз из него. Штаны по пояс промокли, а ошметки грязи с каждым шагом отпадали, ботинки «жмыкали» и ноги начинали замерзать. Преодолев горы, я глянул на горизонт, разрушенные дома и здания, где-то вдалеке виднелись клубы дыма от еще не потухших пожаров. Серое небо придавало всему однотонность, казалось что у художника закончились краски. Спустившись с горы я направился к поселению, провожая каркасы сгоревших машин, сквозь гниющие трупы животных и обезображенные тела зараженных. К подошве липла вязкая кровавая жижа, а остатки костей под ногами издавали хруст. Мерзкий запах сгоревших тел, и врезающиеся на полном ходу мухи, которые буквально облепляли тебя за несколько секунд, только и приходилось руками махать как сумасшедший. Пройдя блокпост, с вооруженными охранниками, которые к слову уже знали меня, я направился в центр поселения. Сплошной дикий запад, по бокам разваленные бревенчатые избушки, некоторые из них сгоревшие дотла вместе с жителями внутри, другие еще более-менее сохранились, в них и жили мирные люди. Далее проходя разрушенный фонтан, обойдя перевернутые каркасы автобусов можно было нарваться на местный бар, обитель всего сброда поселения. У входа лежал окровавленный мужчина, лет под шестьдесят на вид, у него отсутствовали обе ноги а сам он харкал кровью на деревянный пол. — Дай воды! Пожалуйста! — застонал дед увидев меня. — Хотя бы капельку! Умоляю! — Я прошел мимо, не успев перешагнуть беднягу, как тот обхватил мою ногу руками. — Ну что ты за человек?! Дай мне воды! Я инвалид! Дай! — с трудом оттолкнув старика в сторону, я вошел внутрь. — Эй! Заходи дорогой гость! — крикнул у стойки бармен. Я не спеша направился к нему. Бар не был забит полностью, скорее на половину, и большинство из посетителей походили на отчаянных людей, готовых проиграть в карты последний литр воды. — Как твои дела? — поинтересовался я. — Как видишь, основной доход приносят эти придурки. — кивнув в конец бара, на игральный столик. — Сам куда путь держишь? Налить тебе чего-нибудь? — Ага, не отказался бы от бутылки минеральной воды. — положив рюкзак на стойку. — Так куда? — В самое пекло дружище…в самое пекло. — ответив я открыл бутылку минералки и принялся жадно глотать ее. — Серьезно?! Ты же знаешь да что большая часть того города кишит зараженными. Зачем ты вообще взялся за эту работу, мог бы работать на меня. — Ну, таскать по кабакам пойло, это точно не для меня. — Да какое к черту пойло?! Я тебе предлагал доставку серьезных грузов и не по таким опасным местам, сечешь? — Я подумаю дружище. — сказал я и вытащил из рюкзака парочку пальчиковых батареек. — Держи. — Батарейки? Они же на вес золота братан. — Просто возьми их, хорошо? — сказал я и поднялся со стула. — Ты единственный из всех кочевников который расплачивается за еду. Спасибо! — в ответ махнув рукой я направился к выходу. Старик лежал чуть дальше от входа с простреленной головой. Я спустился с террасы и подошел к трупу. — ЗАРАЖЕННЫЕ! — закричал кто-то в глубине поселения. — ПРЯЧЬТЕСЬ! ОНИ ИДУТ! — рефлекторно я схватился за нож и принял боевую стойку. Двери в жилых домах захлопнулись, ставни окон мгновенно закрылись. Спотыкаясь, ко мне на встречу бежал молодой паренек. — ПРЯЧЬСЯ! СКОРЕЕ! — отдышался он. Следом послышалась очередь из выстрелов, вспышки отразились на стенах. Парень обежав меня побежал дальше, крича во всю глотку о пришествии зараженных. — Кочевник внутрь скорее! —за спиной послышался голос бармена. Я не раздумывая забежал в след за ним. — И часто ли у вас незваные гости? — прошептал я. — Последнее время слишком часто, похоже перебираются из городов. Ублюдки сраные! Выстрелы затихли, наступила мертвая тишина. Посетители попрятались в подвал, лишь несколько человек стояли у стойки направив ружья на дверь и окна. — У тебя кроме ножа есть с собой что-нибудь, а? — не отводя взгляда от двери прошептал бармен. — Нет, не люблю оружие. — ответил я. Перед окнами пронеслась тень, следом еще одна и еще одна, затем кто-то показался у двери, это было заметно через щель под дверью. Бармен задержал дыхание и приготовился выстрелить, пот стекал по его лицу и блестел под искусственным светом. Я крепко сжал рукоять ножа и приготовился к битве. — Мы ничего вам не сделаем, правда, мы лишь хотим вам помочь. — тонкий женский голосок раздался за дверью. — Какого хрена?! — возмущенно я посмотрел на бармена. — Ага! Сейчас прям, катитесь нахрен отсюда пока я не повышибал вам мозги! — закричал бармен. — Мы такие же как и вы, и мы хотим мира и не собираемся никого убивать. — Да пошла ты! — сказал бармен и нажал на спусковой крючок. Выстрел пришелся в дверь, появилось небольшое отверстие в верхней части двери, нацеленный на голову. — Я же сказал я не шучу! Поселение вновь окутала тишина. В течении часа бармен целился в одну и ту же точку, до тех пор пока в дверь вновь не постучали. — Я же сказал убирайтесь нахрен! У меня патронов хватит на всех! — Эй, это я! Они ушли! — раздался знакомый мужской голос. Молодой парень вошел внутрь, тот самый который предупреждал об угрозе. — Все кончено. Ты подстрелил одну из упырей. Опустив ружье бармен вышел из-за стойки и направился на улицу, обнаружив труп зараженной он харкнул на нее, я вышел в след за ним. Женщина лежала на спине с простреленной головой из которой до сих выливалась кровь, левая часть лица женщины опухла и покрылась черным пульсирующим наростом и волдырями. На руках также нет живого места, черный нарост с мелкими фиолетовыми болячками и торчащими венами. Тошнотворная вонь заставила меня сдерживаться, непроизвольно на глазах появились слезы. — Она…она же говорила с нами. — заикаясь сказал я. — Ага, ты сколько уже кочевников вкалываешь? До сих пор не в курсе что они умеют разговаривать. Эх ты, жизни не видел совсем оказывается. Ха-ха. — Я первый раз вижу зараженных… — Да ты совсем рехнулся кочевник. Ладно, нужно это отметить! — Спасибо, но я пойду. — глядя на труп женщины. — А если эти упыри до сих пор где-то прячутся, а? Может переждешь ночь у меня все-таки? — Времени все меньше, надеюсь этой ночью прибыть, если потороплюсь. — поправив рюкзак и натянув повязку на лицо я направился к выходу из поселения. Перешагивая горы тел, крепко держа при себе сумку я добрался до блокпоста, раскаты грома раздались за спиной, видимо нужно было все-таки переждать ночь. Но возвращаться плохая примета. — Эй ты! — крикнул кто-то позади. — Да-да, ты! — Что-то хотел? — боязненно я обернулся через правое плечо. Прикрывший лицо маской, мужик нацелился на меня из пистолета. Взволнованно шатаясь на месте он поглядывал по сторонам. — Ты хоть знаешь кто я? — Да мне срать! Что у тебя в сумке? Показывай! — крикнул мужик все также держа меня на прицеле. — Я кочевник! Ты совершаешь ошибку мужик. — опустив сумку на землю я потихоньку поднял руки вверх. — Кочевник?! Да при тебе даже оружия нет, какой ты нахрен кочевник?! — Я не люблю насилие, я привык договариваться мирным путем, понимаешь? — Не пудри мне мозги! Сейчас пистолет у меня, а у тебя есть припасы. Кинь мне рюкзак и я не вышибу тебе мозги. — Дружище, в этом рюкзаке груз который я должен доставить. Если хочешь я поделюсь с тобой своими припасами, если нет то тебе придется застрелить меня. — Ты в герои что-ли заделался?! Не боишься умереть сучара? Ну смотри, ты сам так решил. — сказал мужик и произвел выстрел. Пуля попала в левую кисть, от боли я рухнул на землю и схватился за руку. Кровь заливала и без того покрытую трупами землю, я отполз за каркас ближайшей машины и закричал. — Тебе не помогут эти припасы если ты меня грохнешь! Тебя найдут как только ты захочешь сбыть груз. Тебя вывернут наизнанку тупой ты придурок! — Заткнись и не высовывайся! — крикнул мужик и выстрелил, пуля отрикошетила от крыши минивэна и улетела в сторону. Следом последовал еще один выстрел, но уже из другого оружия. — Вылезай кочевник! — крикнул мужской голос. Я высунул голову и увидел бармена. — Так и думал что тебя нельзя отпускать в такую погоду. Ха-ха! — Я почти убедил его. — держась за ранение. — Да да, вижу по твоей руке. — ЗАРАЖЕННЫЕ! — раздался крик из глубины поселения. — ОНИ ИДУТ! ОПЯТЬ! ЗАРАЖЕННЫЕ! — Что за дерьмо?! — обернулся бармен. Свист над головой и в голову бедняги прилетает небольшой топорик. — С-сс…у-блюдки… — рухнув на землю. Я упал на землю и спрятался под днищем минивэна, прихватив с собой сумку и ружье бармена. Сотни пар ног быстро промчались перед мной, в поселении завязалась самая настоящая война, через пятнадцать минут оно горело оранжевым пламенем. Визг жителей не умолкал не на секунду, казалось будто их сжигали живьем прямо в домах, выстрелы прекратились после первых пяти минут битвы, так как зараженные неплохо владели холодным оружием. Запах гари и город окутал туман, я тем временем перевязал себе руку и уснул не заметив как уснул под машиной. Ранее утро. Я давно должен быть в пункте «Б» но я прошел лишь половину пути, шеф будет недоволен, возможно меня уволят, если уже не пустили охотников. Вылезая из под машины я схватил ружье с собой и направился в обход деревни. Дождь моросил, небо закоптилось после пожара, я и сам провонял сгоревшими трупами. Убедившись что груз в целости и сохранности я следовал к пункту назначения. Спустя несколько километров пути я почувствовал жуткую боль в области бедра, скинув сумки я приподнял одежду и взглянул на ранение. — Дерьмо! Видимо пуля все-таки отрикошетила и я не почувствовал. — схватившись за бедро я упал на землю. Рана на руки начинала гнить, я снял повязку с лица и намотал ее на кисть. — Все хорошо. Все отлично! — сквозь зубы проговаривал я словно заповедь. Поднявшись с земли я продолжил путь, тяжелые сумки отнимали еще больше сил, нужно было избавиться от лишнего груза. Остановившись у ущелья я облокотился спиной на скалу и потихоньку сполз от усталости, раскрыл рюкзак и сумку. — Запасные сапоги, балахон, вещи, радиоприемник, три бутылки воды и сухпаек, инструменты для шитья одежды, несколько газовых баллончиков и три килограмма картофеля. — вслух перебирал я. — К черту! Взяв лишь необходимое на день пути, я спрятал все в сумку с грузом, взгляд вновь упал на фотографию дочери. Запрокинув голову назад я закрыл глаза. Сердце бешено заколотилось от промчавших в голове воспоминаний, я набрал побольше воздуха в легкие и открыл глаза. Я как обычно вышел не вовремя, дождь опять заливал все вокруг а я шел с промокшими ногами и без сил по грунтовой дороге, иногда спотыкаясь и падая, не заметив как на дворе наступил вечер. Силы на исходе, хотелось спать и тогда я пополз. Не бросая груза я полз по земле, в то время как дождь заливал дорогу а брызги летели в глаза. Молния осветила дорогу и окрестность вокруг, и тогда я заметил двухэтажное здание где-то в поле. Добравшись до здания я скинул с себя мокрые вещи и уселся в угол дрожа как осиновый лист, зубы стучали не переставая. Послышался шорох, я сразу же подбежал к рюкзаку и вытащил нож. Молния осветила помещение и силуэт в темноте бросил тень. — Кто здесь?! — прохрипел я. — Ты хороший человек? — раздался детский голос. — Кто это?! Где ты? Я тебя не вижу! — держа нож перед собой. — Я подойду к тебе сейчас, ты не сделаешь мне больно? — сказала девочка. — Нет…я нет…я не из таких, я не из зараженных… — опустив нож и откинув его к вещам. — Они хорошие. — девочка протянула руку и аккуратно схватила мою. — Они были такие же как и ты, а теперь их не любят потому что они стали страшными. — Их не любят за то что они убивают невинных людей. — Они не убивают невинных людей. — молния вновь озарила помещение. Я увидел обезображенное лицо девочки. Она держала за руку и не отпускала. — Ты одна из них?! — закричал я и схватился за нож. — Вот видишь, ты хочешь быть таким же как и все, как те люди убивающие друг друга за литр воды. Пугаешься того чего видишь, не осознавая что в этом скоро зародится новая жизнь. Мы, как ты говоришь «зараженные» никому не желаем зла, просто нас не принимают за людей. Правительство диктует свои условия, до сих пор… — Я видел как вы сжигали целые поселения! Черт возьми! Целые поселения! — Нет, это делали не мы. Это проблема тех, кто изначально не следил за всем, тех, у кого не было настоящего правителя делающего все для своего народа. Ты видишь, даже после такой масштабной войны они до сих пор сидят на своих местах и живут в свое удовольствие. Проблема не в нас, проблема всегда в тех кто выше. — Какой-то бред… — Я могу тебе показать наш мир. — она протянула руку. — Доверься мне, у тебя нет выбора. Ты можешь умереть здесь от переохлаждения или обрести новую жизнь. Дождь резко прекратился, словно по щелчку пальца показалось солнце. Я глянул на маленькую девочку, она стояла ко мне спиной и указывала рукой на выход. — У тебя нет этих ссадин на руках… — прошептал я. Девочка обернулась. — Папа, нам пора идти… — О Господи! Нет! — упав на колени. — Родная, это ты… — сквозь слезы проговорил я. — Попей воды пап, все будет хорошо. — она протянула мне чашу. — Не может быть…прости меня. Пожалуйста! Прости! — зарыдал я. — Ты не виноват ни в чем. Попей воды отец… — половина ее лица также была покрыта пульсирующими волдырями, она смотрела на меня голубыми глазами держа в руках чашу. — Она же грязная, ты что? — глянув в чашу я увидел ржавую воду с плавающими внутри ошметками ржавчины. — Ее нельзя пить… — Она молчала в ответ и продолжала смотреть. — Тебе не больно, как твое лицо? Поговори со мной пожалуйста! — В ответ тишина, и тогда взяв чашу я полностью осушил ее. Девочка исчезла у меня на глазах. — Нет нет нет! Вернись! Прошу тебя! Я же выпил ее! — закричал я. Мои руки начали покрываться черным наростом, а левая часть лица стала тяжелой, я дотронулся пальцами до лица и почувствовал как кожа пульсирует. — ВЕРНИСЬ!!! — во всю глотку проорав я не дождался ответа и рухнул на землю. Домик исчез, а растения начали прорастать сквозь меня, последнее что я увидел это лежащую рядом фотографию.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты