Шерлок, или Туда и Обратно +702

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Джон Хэмиш Ватсон, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок/Джон
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Фантастика, AU
Размер:
Миди, 20 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Это... было потрясающе!» от SKC
Описание:
Что может заставить Шерлока бороться с одиночеством? Доводы окружающих? Скука? А может, путешествие в будущее?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
1 апреля 2013, 01:40
- Скучно, - Шерлок выдохнул сигаретный дым в пустоту. Иногда он начинал жалеть, что завязал с наркотиками. Они делали жизнь быстрее… А если не удавалось, всегда можно было вколоть то, что замедляло его самого, приспосабливая к существованию в естественном потоке линейного пространства.
- Одиноко? - он потушил сигарету, подтянул колени к груди и уткнулся в них лбом.
Такое предположение выдвинул Лестрейд после очередной попытки продедуцировать жизнь консультирующего детектива.
«Одиноко» у Шерлока бывает, если на это есть время, пустое, ничем незаполненное время, когда он обречен на бездействие. Это не одиночество - просто скука.
Инспектор предсказуемо пришел к неверному выводу при анализе данных.
Он поднялся с дивана и подошел к книжной полке, где стоял его неизменный слушатель. Знакомым движением провел по нему пальцами, разглаживая несуществующие морщины, шлифуя гладкое пространство лобной кости до блеска.
Иногда он, и правда, верил, что это его единственный друг, что не особо лукавит, представляя так случайным гостям не самый забавный экспонат на Прайд-роуд, 14. Где-то у него хранились чучело совы и несколько заспиртованных кобр.
- Лестрейд - идиот! – недовольно объявил Шерлок черепу.
Единственный недостаток в таком друге – он не был резиновым. Иногда очень хотелось швырнуть им со всего размаху в стену.
Раздался звук пришедшего сообщения, на экране телефона высветилось:
«Новое дело. Приходи»
- Наконец-то! - Шерлок победоносно ухмыльнулся, поцеловал череп в макушку и подмигнул пустым глазницам.
На этот раз вызванная скукой минутная слабость не дошла до подыскивания другой квартиры с бОльшим количеством пешеходов под окнами - неисчерпаемым источником изучения или до возникновения желания иметь в доме живого соседа.
Не то, что бы он был против, но кто в здравом уме – унылом и предсказуемом - захочет с ним жить? Он оглянулся с порога, обводя взглядом запыленное пространство с разбросанными в хаотичном порядке вещами, с небольшой лабораторией в одном углу и отделением городского морга в другом… А двое «не унылых» и «не предсказуемых» на ограниченном количестве квадратных метров - слишком редкая удача, чтобы на нее можно было всерьез рассчитывать.

***

- Исчезновения начались давно, но мы не связывали их друг с другом до вчерашнего дня, - инспектор раскладывал на столе фотографии, - Шерри Свонсон на данный момент считается первой в списке жертв. Далее с промежутком от двух недель до нескольких месяцев исчезли еще восемь человек. Вчера к нам пришла Аманда Корнес с признанием в убийстве собственного мужа. Говорит, замучила совесть. Ранее она обратилась к некой, по ее словам, кхмм… ведьме, которая предложила избавиться от супруга за небольшое вознаграждение. Заснув с мужем, наутро миссис Корнесс проснулась в комнате одна. Мы не могли предъявить обвинение в убийстве или в заказе убийства, но обыск у возможного исполнителя провели. Не нашли ничего заслуживающего внимания, только обычный для таких мест набор амулетов, склянок с неизвестными жидкостями – сейчас они в лаборатории. И представь себе, получили чистосердечное признание выжившей из ума старухи. Она добровольно отдала фотографии людей, числившихся до этого пропавшими без вести, не эти, а другие, они прикреплены к делу - узнаешь по пентаграммам, начертанным на них. Но, как ты понимаешь, я не могу с этим идти к прокурору, я стану посмешищем всего Лондона. Мне нужно реальное орудие убийств и исполнитель, ведь сама подозреваемая прикована к инвалидному креслу.
- Она сейчас здесь?
- Что ей здесь делать? Допросили и оставили дома, она вот-вот окочурится, а мне бы хотелось, чтобы дотянула до суда, так что будь с ней понежнее. Держи адрес. Там сейчас никого, наши закончили, соседей опросили, родственников у нее нет… Вид у тебя ужасный, когда ты ел в последний раз?
- Когда стащил твою кредитку. - Шерлок одарил инспектора фальшивой улыбкой и вышел из кабинета.

***

- Молодые люди такие самоуверенные, считают, что все знают лучше других, - посмеиваясь, старуха взяла рюмку с мутной жидкостью и быстро опрокинула в себя. Шерлок уже осмотрел дом, и, не обнаружив в нем ничего интересного, принялся изучать хозяйку, решив, что именно в ней кроется ключ ко всем разгадкам.
Жалкое создание, в давно нестиранной ветхой одежде, скрюченное от радикулита и артроза, пропахло мочой и старческим потом.
- Один ты, один как перст. Не по-человечески это, - вдруг ее голос перестал быть снисходительным и в нем появились нотки печали.
- Не вижу потребности, - пожал плечами Шерлок, - я не люблю быть зависимым и не забочусь о других. Другие отнимают время, которое можно потратить с большей пользой и интересом.
- Такой умный и такой дурак, - не согласилась с ним «ведьма», с укоризной покачав головой, - да и не твоя это судьба. Тебе повезло больше, чем мне.
- В судьбу верят те, кто не хочет принимать ответственность за происходящее.
Он находил странным вести философскую дискуссию с безумной старухой, но она казалась ему интереснее большинства «здравомыслящих» людей. Шерлок снова окинул взглядом дряхлое тело, на этот раз почти с уважением. Чтобы прослыть у народа ведьмой, надо уметь наблюдать и анализировать увиденное. Как делает он сам. Не удивительно, что многие считают его методы сродни колдовству и называют либо шарлатаном, либо фокусником.
- Хочешь, карты тебе кину? Не простые - путеводные. Будущее покажу.
- Спрогнозировать будущее человека проще, чем погоду. Но люди настолько уверены в своей уникальности, что скорее посчитают прогноз чудом, чем поймут, что действуют по шаблону.
- Давненько не приходилось слышать подобной чепухи, - неожиданно живые и пронзительные глаза смотрели в упор.
Шерлок почувствовал, что настала его очередь находиться под рентгеном цепкого взгляда и быть изученным до мельчайших подробностей.
Затем, несмотря на отказ, старуха достала из складок грязной юбки потертую колоду карт и швырнула их веером перед собой.
- Разрушаю стену прочную, сотворяю мост высокий, пройдешь ты по мосту…
Детектив стал подниматься из-за стола, не обращая внимания на монотонный бубнеж.
Надо все обдумать, пока не было ни одной зацепки, но он знал, что найти разгадку - лишь вопрос времени.
- … мое слово крепко, как камень. Не забыть, не изменить.
Бабка хлопнула в ладоши и скривила в радостной ухмылке беззубый рот.
- Считай это моим подарком тебе, - потом закашлялась и сплюнула зеленым на пол. – Силы покидают меня, вот уже и на такую ерунду толком не способна.
Шерлок подождал, пока у старухи выровняется дыхание и решил задать интересующий вопрос напрямик, ведь иногда в ответах больных людей скрывается больше смысла, чем кажется на первый взгляд:
- Удиви меня и скажи: где все эти люди? – он навис над ней, сжимая в ладонях поручни инвалидного кресла.
- Понятия не имею.
- Но они исчезли из-за тебя.
- Жизнь часто сравнивают с поездом, а я, выходит, та кто меняет маршруты. Это не всегда зло, ты не представляешь, как часто люди плутают по собственной неосмотрительности. То проспят свою остановку, то сядут не туда.
- Хочешь сказать, они до сих пор живы? – Шерлок оттолкнулся от кресла и зашагал по комнате, размышляя об услышанном.
- По крайней мере, не моя вина, если иначе. Кто я такая, чтобы брать на себя такой грех?
- Как?
- Увидишь скоро. Ты же всегда хотел, чтобы твой поезд прыгал кузнечиком, пропуская ненужные станции. Тебе должно понравиться.
- Воспринимать это как угрозу?- с любопытством поинтересовался Шерлок.
- Вернешься, когда исполнишь свою судьбу и построишь свое прошлое в будущем или будущее в будущем, смотря про какого тебя мы говорим… Редкий парадокс, впервые с таким сталкиваюсь, должно быть, ты удивительный человек.
Старуха снова хлопнула в ладони.
Перед глазами у Шерлока все поплыло, и он ухватился за край стола в попытке удержаться на ногах.

***

Вдох.
Телу жестко и неудобно.
Открыть глаза.
Брусчатка.
Почему меняют брусчатку?
Надо подняться.
Магазин вместо закусочной…
Тошнота. Спутанность сознания и дезориентация.

- Лестрейд, она накачала меня чем-то. Джон? Какой Джон?
Телефон отключился. Он засунул его в карман пиджака и заставил себя идти дальше. Шел, петляя, с трудом переставляя ноги. Когда его задевали, терял равновесие и падал, поднимался и снова шел.
- Эй, смотри куда прешь!
Барбитураты, опиаты, галлюциногены…
Поднял руку в попытке остановить такси, но его объехали, не снижая скорости.
Шерлок устало опустился на скамейку, бросил последний взгляд на неправильный мир вокруг и потерял сознание.

Кто-то приподнял веко и посветил фонариком. Яркий луч света врезался в сетчатку глаза, в висках застучало. Шерлок с силой зажмурился.
- Бледность кожи. Зрачки расширены. Пульс нитевидный, - констатировал мужской профессионально-равнодушный голос. - Принимали наркотики?
- Я - Шерлок Холмс, позвоните инспектору Грегори Лестрейду в Скотланд-Ярд.
- Номер сможете назвать?
И тут, словно по хлопку старухи, туман в голове рассеялся.
- Сэр?
- Мне надо идти.

Когда врачи махнули рукой на упрямца, отказывающегося от помощи, и скорая отъехала, Шерлоку удалось остановить такси. Всего пара кварталов от нужного дома… который встретил заколоченными окнами и надписью «продается».
Проклятье. Пора бы уже проснуться.
- Говорят, здесь жила ведьма, вот никто и не хочет селиться. Удивительно, что люди все еще верят в такое.
- Жила?
- Умерла. Не скажу когда, но давно заметил, что дом выставлен на продажу. Выходите или передумали?
- Я выйду. А какое сегодня число?
- 21 августа.
- Год?
- Да, друг, видно, хорошо ты погулял. С утра был 2012.

Шерлок достал отмычки и вскрыл входную дверь. После смерти хозяйки дом должен был достаться муниципалитету. Наверняка они и вывезли всю мебель, а на ремонт поскупились.
Он достал сигарету и закурил.
«Я меняю маршруты…» И еще что-то про будущее.
Даже когда он по нескольку недель не выходил из наркотического небытия, настолько отчетливо его не глючило.
Будущее, значит?
Шерлок огляделся по сторонам: те же самые ободранные обои, тот же закопченный потолок.
Или может параллельная вселенная? Черная дыра? А еще некоторых крадут инопланетяне.
Фантастика - не его любимый жанр. Обычно, под кайфом ему виделись дела, расследования. Он сам создавал идеальные загадки, сам же их и отгадывал, будто играл в шахматы против самого себя. Он был достойным противником, и ему это нравилось. Только в какой-то момент он обнаружил, что стал узником собственной галлюцинации, и тогда наркотики исчезли из его жизни раз и навсегда. Шерлок предпочитал свободу.
Надо найти выход.
Он отковырнул щебенку со стены, провел ею по руке, сдирая кожу, и зашипел от боли.
Под опиатами он бы ничего не почувствовал, значит, одним пунктом в его списке стало меньше.

Шерлок подъезжал к дому на Прайд-роуд, с интересом оглядываясь по сторонам, и удивлялся тому, насколько правдоподобно его сознание изменило реальность. Ни одного прокола, даже для него такое казалось невозможным - целый город, построенный по воспоминаниям и измененный собственным воображением. И ни одного розового слона, появление которого доказало бы абсурдность происходящего… Так, и правда, недолго поверить в то, что очутился в будущем. Или в то, что в этой вселенной он умеет летать. А для подтверждения сигануть с Биг-Бена. Вполне вероятно, его тело в этот момент будет лежать где-нибудь под мостом, размахивая руками в попытке взлететь. А если нет?

- Глазам не верю!
«Я своим тоже», - подумал Шерлок, когда увидел широкую улыбку своего домовладельца и ощутил хлопок по плечу.
- Здравствуй, Стивен.
- Ты ли это! И совсем не изменился.
Черт.
Если воодушевление при встрече можно было списать на оплаченные задолженности по квартплате пару дней назад, то остальное указывало на одно - придумав будущее, он не позаботился о крыше над головой.
Не прошло и минуты, как ставший вдруг словоохотливым сосед рассказал все, что Шерлоку нужно было знать о своем «прошлом» - два года назад он
съехал с квартиры, и о своем «настоящем» - свободной квартиры в доме нет, и для Шерлока никогда не будет.
- А что стало с твоим последним жильем? Взрыв твоих рук дело, признавайся? Диктор по телевизору говорила, мол, террористы и все такое, но я сразу сказал жене: «Нет, это может быть только наш бывший жилец, он такой». - Стивен засмеялся и снова хлопнул детектива по плечу.
- Ты про какое именно? – вкрадчиво поинтересовался Шерлок.
- Сейчас гляну в телефоне, ты мне скидывал когда-то адрес на случай, если вдруг клиенты начнут разыскивать. Я и отправлял некоторых, ты, кстати, все еще мой должник за это. Вот, нашел. Бейкер-стрит 221Б.
Хммм… Неплохой вариант, от Скотленд-Ярда недалеко и от Бартса, именно в этот район он собирался переезжать в свое время. И с пешеходами под окнами… Значит все же позаботился о себе.
- Да, все там же. Мимо проходил. Передавай жене привет… и Кэти.
- Эй, потише! Это было давно… - голос соседа зазвучал угрожающе, видимо он вспомнил, за что не любил своего квартиросъемщика.
Но Шерлок уже не слушал, с ироничной ухмылкой он отходил от своего бывшего дома, высматривая на дороге свободное такси.
Ему нужны были туалет, душ, еда, диван и сигареты. Даже если мир казался выдуманным, тело продолжало требовать удовлетворения естественных нужд.
Минус барбитураты.

Шерлок расплачивался с таксистом, когда увидел самого розового слона, на которого только мог рассчитывать.
- Джооон, - кричал тот, в нетерпении прохаживаясь взад-вперед перед самым его носом, - мы опаздываем, нельзя ли побыстрее?
Из дверей дома на Бейкер-стрит вышел мужчина и начал ворчать:
- Знаешь, времена, когда я по команде «подъем» вставал и собирался за сорок пять секунд, остались в прошлом, - незнакомец зевнул и с вызовом посмотрел на недовольное лицо «слона», который и правда был розовым, во всяком случае, розовой была его рубашка.
- Сорок пять секунд? Хм, интересно а…?
- Забудь, ни я вставать по твоей команде не собираюсь, ни у…
- О!
- Нет!
Причудливая фантасмагория вдруг застыла на мгновение, вытянувшись в струну, потом обернулась с шальной улыбкой и подмигнула Шерлоку, после чего схватила мужчину за локоть и потащила в противоположном от машины направлении.
- Это был ваш брат? Похожи, - с интересом посмотрел на пассажира водитель такси.
- Да, брат, - машинально ответил Шерлок, а про себя подумал, что все могло быть гораздо хуже: если бы раздвоился Майкрофт, точно пришлось бы шагать с Биг-Бена. Так что собственный дубль - вполне забавная галлюцинация по сравнению с другими возможными кошмарами.

***

«Ну что ж, посмотрим, каково это - жить с не унылым соседом», - думал детектив, взламывая замок на дверях собственного дома. В том, что Джон был не только не унылым, но и экстраординарным или даже гением (почти как он сам), Шерлок ни на минуту не сомневался, иначе зачем этот Джон вообще понадобился.
«Интересно, в какой области он специализируется?»
Ему всегда хотелось иметь рядом с собой того, кто смог бы по достоинству оценить красоту проводимых им экспериментов, иногда представляющих исключительно академический интерес для современной науки. Многие посчитали бы его эксперименты к тому же маргинальными, а теории - расходящимися с общепринятыми концепциями, но нужный человек наверняка разделил бы с ним радость открытий и неожиданность результатов.
- Как вы смотрите на то, что бы исследовать влияние электромагнитного излучения на глазные яблоки?
- Хммм… Если удастся изменить параметры волны, можно попытаться сохранить оболочку глаза нетронутой…
Специалист в области физики? Было бы полезно.
Только вот то, что он наблюдал ранее у дверей дома, скорее смутило, чем заставило представлять радужные перспективы тесного сотрудничества. Увиденный им Шерлок был нетерпелив и возбужден, он явно торопился на очередное расследование. Джон - детектив? Второй консультирующий во всем мире? Другой причины кого-то ждать, когда начинается новое дело, он представить не мог.
Он бы не ждал.
Получается, без Джона этот Шерлок не справлялся. Тогда, должно быть, он не в своем будущем, а в параллельной вселенной, и местный «он» - идиот.
Шерлок бегом поднялся по лестнице и с некоторым беспокойством стал оглядывать гостиную.
- Вот и ты!
Любимый череп занимал почетное место на каминной полке, еще и украшая стену напротив своим портретом.
Многие бы удивились, узнав, что Шерлок привязывался к вещам. Меняя квартиры так часто, как у их владельцев заканчивалось терпение, он перевозил с собой одно и то же имущество. Если бы его спросили, он бы принял равнодушный вид и ответил, что неразумно тратить силы и время на поиски нового, если старое продолжает удовлетворять необходимые потребности. Он ценил удобство: когда вещи становились настолько привычными, что казались практически невидимыми, они переставали отвлекать от более важных задач.
Разделить с кем-то жизнь - значит отказаться от своего мира. Ведь придется разделить окружающее пространство на двоих. Подвинуться, впуская на свою территорию. Стоило такое представить, как другой человек сразу начинал мешать, и именно его хотелось подвинуть куда-то подальше, за черту и границу. И выстроить забор повыше, чтоб уж точно не проник обратно, внутрь.
А если посмотреть на это иначе – он заполучит того, кого сможет изучить так же хорошо, как старую кружку со всеми ее трещинами и неровностями. И чье присутствие станет таким же обычным, незаметным и даже (только как предположение) необходимым.
Было бы неплохо…
Таким человеком ему наверняка захотелось бы овладеть полностью, чтобы он стал его вещью в его мире.
Идеальной вещью.
Резиновым другом.
Он смог бы швырнуться им в дурном настроении, не боясь разбить, или прогнуть под себя, расплавить и вылепить в нужную форму.
Отлично.
Только вот Джон резиновым не был. Мужчина, который вышел из дома на Бейкер-стрит, не походил на нечто идеальное, податливое и бесформенное.
Как же они умудрялись сосуществовать друг с другом?
Мечта психоаналитика – прогулка по подсознанию.
Шерлок поставил на камин запыленного «друга». От привычки думать, держа в руках череп, он, по всей видимости, избавился.
Рядом на маленьком столике шахматы. На доске не та композиция, которая могла бы быть, играй он сам с собой. Черные защищались исключительно при помощи пешек - похоже на попытку уравнять шансы на победу. Ни одну из сторон изначальное неравенство не раздражало.
Книжные полки забиты справочниками и словарями. Поверх - чужие книги: художественная литература в мягких переплетах, каталоги, скидочные буклеты и кроссворды. Брошюра с судоку. На одной из первых страниц кроссворд закончен его почерком, внизу подписано чужим: «Это не для интеллектуалов вроде тебя, играй в свои игрушки».
Шерлок нехотя улыбнулся, редко кто открыто признавал его способности, даже в такой вот ироничной форме.
После следующей попытки «помочь»:
«Спасибо. И услуга за услугу. Закончил за тебя эксперимент с улитками. В следующий раз помогу управиться в лаборатории».
Других решенных за Джона головоломок Шерлок не нашел.
На журнальном столике две кружки. Его кофе: черный, две ложки сахара.
Не в его кружке.
В его кружке - чай с молоком, без сахара.
На чужой - логотип медицинской службы вооруженных сил Великобритании. Этим объясняется военная выправка мужчины. «Подъемы остались в прошлом» - военный врач в отставке.
На DVD-проигрывателе прикрепленный стикер:
«Ты выбираешь фильм, я - ужин».
На дисках, лежащих перед проигрывателем такие же желтые бумажки с мелким неразборчивым почерком, по которому всегда можно узнать настоящего врача.
«Это детектив. Правда, даже я разгадал его на десятой минуте. Чтоб побить рекорд, тебе придется вычислить убийцу по начальным титрам. Разгадаешь по обложке, получишь право выкинуть диск».
Шерлок отогнул стикер и посмотрел на картинку под ним. Действительно предсказуемо. Криво усмехнувшись, он метнул диск в урну у стола. Но забавно. Наверное…
«Фантастика про перемещения во времени. Смирись с недостоверностью событий»
«Как единственный в мире консультирующий путешественник во времени, имею полное право критиковать неточности», - парировал мысленно Шерлок.
«Нудно. Можно отвлекаться. Я не против быть отвлеченным».
Они с Джоном любовники. Но это он понял еще по тому, как общались мужчины на улице. Только не хотел об этом думать. Пока.

Пространство кухни оказалось более организованным, чем бывало у него раньше: в хлебнице лежал вполне мягкий батон, на полках - свежие продукты. В углу - колбонагреватель и несколько чистых сосудов. Шерлок недовольно сжал губы – этого было совершенно недостаточно для работы. В холодильнике еда привычно соседствовала с экспериментами. Пакеты, миски и коробки с непрозрачными крышками, были обозначены его инициалами. Над переносицей появилась недовольная складка.
Только когда он открыл двери в следующее помещение, позволил себе расслабленно выдохнуть, чтобы тут же с потрясением ахнуть. Целая комната, отведенная под лабораторию! Переоборудована из спальни примерно четыре месяца назад. Он провел ладонью по автоматическому коагулометру – именно о таком он мечтал, после того как увидел в Бартсе. Отдельный холодильник для опытных образцов человеческих органов.
Более современный микроскоп. Пропеллерная мешалка.
Боже, он хотел остаться тут жить!
Кресло.
Стоящее не на своем месте. И скрадывающее слишком много полезного пространства. Ему бы оно было ни к чему. На подлокотнике профессиональный журнал для медиков. Даже если Джон и не разделял с ним радость открытий, он продолжал присутствовать рядом.
Оставалось найти место, куда переехало его спальное место. И Шерлок уже знал, чья это будет комната.

Бесстрастно роясь в собственном бессознательном, запертом в тумбочке у кровати, он с некоторым недоверием узнавал о своих сексуальных предпочтениях, о которых ранее и не догадывался. Особенно поразило его (нет, не приспособление, о механизме использования которого он имел лишь самые смутные представления), а то, что люди, живущие в этой комнате, старательно пытались различными способами доставить друг другу удовольствие и действительно получали его: и от способов и от процесса. К обычному совокуплению двух мужчин он бы отнесся с большим пониманием.
Шерлок не был девственником, но однажды, уже очень давно, пришел к выводу, что интимно сближаться с другими людьми - не для него. Да и в целом, мир преувеличивал значимость настолько малоприятного занятия. Потакание физическим желаниям - как это похоже на людей. Он отличался от других. Есть и спать уже было компромиссом с его стороны, уступкой, необходимой для нормального функционирования организма. В сексе же кроме неудобств он ничего привлекательного не нашел. Потеря контроля над собственным телом и разумом, потеря времени на поиски согласного партнера и на сам процесс. А еще с «ними» надо разговаривать. Сплошные жертвы.
Поэтому он выбрал для себя быть женатым на работе и испытал всю гамму прекрасных чувств: страсть, волнения, восторг, бессонные ночи, занятые поклонением любимому объекту, готовность отдать собственную жизнь, полное слияние и взаимопонимание. Ему не нужен третий в настолько совершенных отношениях - он верный любовник.
Шерлок захлопнул тумбочку с чувством глубокого разочарования. Надо разобраться в себе. И понять, почему он не просто подвинулся, разрешая Джону занять место в его мире, но и перепланировал мир так, чтобы любой его частью переплестись с жизнью другого человека.
Только не в этой комнате, пропахшей чужим незнакомым запахом. Запахом его предательства.

***

- Ты куришь сигарету?
Шерлок виртуозно выпустил аккуратное колечко дыма и заставил себя открыть глаза.
- Согласись, курить никотиновый пластырь было бы затруднительно и, несмотря на то, что они разбросаны по всей квартире, и совершенно очевидно принадлежат мне, я предпочитаю табак.
- Но… Ладно, черт с ним, почему ты здесь лежишь?
- А где я должен быть?
Шерлок потушил сигарету и запахнул халат.
Это был его халат, его диван и его гостиная, он имел полное право здесь лежать. И совершенно не обязательно себе об этом напоминать. Его дом, жизнь и мозг.
- Ты же собирался в Лестер.
- Нет.
- Хммм… ну как знаешь. Ты поел? Чай будешь?
- Если бы хотел, то сам себе и приготовил.
Шерлок бросил взгляд в сторону Джона, и с удовлетворением заметил, как у того сначала округлились глаза от удивления, потом лицо приняло выражение растерянности, быстро сменившееся обидой. Впрочем, обижался Джон недолго, махнул рукой и ушел на кухню. Только Шерлок поздравил себя с первой удачной попыткой выживания бесполезной фантазии из головы, как фантазия пришла обратно, села на край дивана и участливо спросила:
- Что случилось?
Потом потянулась рукой, чтобы коснуться лица.
Шерлок сощурил глаза, что означало: «Даже не мечтай». Однако стоило взглядам встретиться, как враждебность куда-то испарилась. Трудно злиться на того, кто смотрит на тебя ТАК! Это… отвлекало.
Мешковатые джинсы и невзрачный свитер, простое, без изысков лицо… А если, наоборот, дать к себе прикоснуться?
Шерлок подтянулся к Джону и поцеловал сжатые губы, которые почти сразу расслабились и дрогнули в слабой улыбке. Одна рука легла на плечо, а второй Джон убрал густую челку со лба:
- Тебе надо подстричься, скоро совсем не будет видно глаз.
Нежные прикосновения ладонью вдоль щеки.
Прислушиваясь к собственным ощущениям, Шерлок отмечал любые отклонения от нормы. Нет, все в порядке.
Он довольно усмехнулся прямо в лицо Джона:
- Ничего не чувствую.
- Что?
- Я не хочу тебя.
- Эээ…
- Боже, я все же не до конца свихнулся! И не так безнадежен, - отпихнув от себя Джона, он вскочил с дивана и закружил по комнате. – Какое облегчение! Может просто мне не стоило игнорировать и эти потребности организма? Чтобы они мне не отомстили в такой гипертрофированной форме? Но знаешь, даже если я решу удовлетворить их, ты мне все равно не нужен, я предпочту самообслуживание. Так что давай, исчезни по-хорошему. Ты, безусловно, абсолютно, однозначно не нужен. Давай, уходи, ну же!
Шерлок нетерпеливо кивнул в сторону двери и показал направление рукой. Оставалось только топнуть ногой для пущего эффекта.
Непрошеный любовник, оккупировавший его мозг, наблюдал за потоком словесных излияний, не проронив ни слова.
Воодушевление скоро сошло на нет, Шерлок вернулся на диван и с некоторым разочарованием откинулся на подушки:
- Ты все еще тут? Хммм… странно…
Лицо Джона не выражало никаких эмоций, только слегка побледнело, и задергалась бровь.
Когда раздался характерный звук входящего сообщения, он достал мобильный.
"Я тебе уже сказал, что ты мне не нужен? Не верь. ТВОЙ ШХ"
Джон потер лицо ладонью:
- Ты мне отправил? – он протянул телефон, давая прочесть запись с экрана.
Шерлок скривился:
- Да. Но та часть меня, которая в настоящее время совершенно неадекватна и поэтому не несет за свои слова никакой ответственности.
- Если ты решил поиграть со мной, - голос был тихий, мягкий, но при этом не допускающий возражений, - то это плохая затея, Шерлок. Очень. Плохая. Затея.
«Включил режим доктора», - понял Холмс.
- Ты даже не осознаешь, в чем заключается твоя главная проблема, не так ли?
- Объясни, пожалуйста.
- Ты ненастоящий. Я тебя выдумал! - почти с гордостью ответил Шерлок.
- Таааак, хорошо… Скажи, ты принимал какие-нибудь наркотики сегодня?
- Да, но не в этом суть.
- Твою ж мать, как не в этом! – маска невозмутимости моментально исчезла с лица Джона.
- Ну, я принял их не совсем добровольно, - пробормотал Шерлок, испытывая неконтролируемое желание оправдаться.
- Когда ты их принял? Во сколько?
Детектив посмотрел на часы:
- Семь часов назад.
Джон задумался ненадолго, потом покачал головой:
- Невозможно, я был с тобой.
- Не хочется тебя расстраивать, но тебя со мной не было, и быть не могло, ты пока даже не существовал.
- Кхммм… Знаешь, это все-таки становится немного обидным.
Пришло новое сообщение: «Посмотри шрам на боку. Потом выслушай меня. И поверь в то, что я скажу. ТВОЙ ШХ.»
- Что там?
- Бред. Да еще местами – заглавными буквами.
- Конкретнее можно?
- Под левым ребром у тебя шрам, так?
- Нет.
- Что?
- Нет у меня там никакого шрама, на спине есть, с того дела, когда…
- Я знаю про тот, что на спине, снимай халат.
Шерлок нервно сглотнул и запахнулся сильнее на всякий случай.
- Шерлок, мать твою, Холмс, снимай халат!
- И не подумаю, мало ли что у тебя на уме.
- Если, по-твоему, происходящее тут похоже на гребаную прелюдию к сексу, то могу тебя заверить – твоя шутка сделала меня импотентом на долгое время.
- Ну, убедился? - Шерлок выставил бок на обозрение и мученически закатил глаза
- Но этого не может быть, - Джон провел пальцами по гладкой коже, на месте которой должен был находиться широкий шрам, оставленный бортиком бассейна во время взрыва.
- Добро пожаловать в мою галлюцинацию.
Ответом были сдвинутые в раздумье брови.
- Смирился с неизбежностью своего несуществования?
Джон достал телефон и заново прочел последнее смс. Поверить? Глупее только лишь перезванивать второму Шерлоку. Его личному. Но почему бы и нет. Тем более ему хотелось знать, что где-то там все еще есть ЕГО Шерлок.
- Я тут немного занят, - слова в трубке прерывались тяжелым дыханием, какое бывает при быстром беге.
- …
- Ах, ну да, ты не поверил.
- В то, что меня нет?
- Пффф… Джон?
- Да.
- Сделай все правильно, иначе я останусь без тебя. А мне тебя, - в трубке раздался чей-то резкий, неприятный визг, прерванный глухим шумом борьбы, потом зазвенело стекло и, наконец, снова вернулся хладнокровный голос Холмса, - уже страшно не хватает.
- Ты там в порядке? - с тревогой спросил Джон глядя при этом на Шерлока сидящего на диване.
- Как я и думал, именно почтальон приведет нас к похитителям.
Раздались гудки. Положив телефон на стол, Джон снова задумался.
- Джон?
Та же интонация вечного нетерпения.
- Пытаюсь вспомнить, где я заснул. Все из-за ночного дежурства, выспаться днем ты мне не дал… Решил доехать на метро... Да, там и заснул…
- Замечательно, теперь мы будет спорить, кто кому снится!
- Это очевидно, не так ли?
- Именно. Я был тут первым.
- Спорное утверждение без возможности доказать обратное.
- Да ты послушай себя, даже разговариваешь, как я!
- Я с тобой живу.
- И это должно меня убедить?
- Даже не пытаюсь. Пойду, чай сделаю, тебе тоже? Или ты сам?
Джон принял невразумительное мычание за согласие и вышел из комнаты.
Сразу стало тихо и пусто. Так, как привык Шерлок.
Он посмотрел в сторону кухни. Не исчез бы там Джон без него. Идея остаться совсем одному в перевернутом мире перестала казаться такой уж привлекательной.

- Знаешь, я ведь раньше этого боялся. Ну, что ты меня забудешь и сотрешь со своего жесткого диска, как ненужную информацию, - признался Джон, ополаскивая кружки в раковине.
- Теперь мы занимаемся сексом, и ты решил, что это все меняет? – с сарказмом поинтересовался Шерлок.
Он стоял рядом и неловко держал в руке электрический чайник.
- Нет… да поставь его уже… дело совсем не в этом… на подставку и включи.
- А в чем же?
Джон не стал объяснять, только загадочно улыбнулся, чем раздосадовал Шерлока еще больше.
- Зато, похоже, для меня все изменилось – ты везде!
- Видел бы, как я с тобой воюю за свой ноутбук… Но в этом и есть смысл, правда? Когда живешь вместе?
- Мне это непонятно.
Джон ущипнул себя за больное плечо и поморщился.
- Удивительно реальный сон.
- Тоже не помогло, - Шерлок приподнял рукав рубашки и продемонстрировал содранную щебенкой кожу на запястье.
- Ты говорил про наркотики?
- Это было дело об исчезновении людей. Лестрейд попросил меня найти улики. Все, что у него было - признание старухи, по которому получалось, что она избавлялась от людей при помощи магии, - Шерлок взял протянутую кружку (свою) и сделал глоток. Чай был именно таким, как ему нравилось и даже лучше того, что готовил он себе. – Осмотрел дом – результат нулевой. А потом мне что-то вкололи и вот я здесь - в своем будущем. Вернее, я не помню, как мне вкалывали, но других объяснений у меня нет.
Джон хихикнул.
Шерлок внутренне напрягся и приготовился услышать едкие замечания.
- Прости. Ну, облажался, с кем не бывает. Хотя да, с тобой не бывает… И пришел ты из?..
- 2010, тот же день.
- Аааа, это многое объясняет. Вернее объясняло бы, будь оно правдой. Хочешь есть? Я вот - ужасно. Могу разогреть рагу.
- Ты спишь и хочешь есть, подозрительно, не находишь? – Шерлок позволил себе снова расслабиться.
- Ничуть, - ответил Джон, засовывая в рот печенье и запивая его чаем, - живя с тобой, я все время вижу во сне еду, у нас, знаешь ли, ненормированный рабочий день.
В этот момент зазвонил телефон, и Джон пошел в гостиную, чтобы ответить на звонок.
Долгое молчание в трубку прерывалось редкими фразами:
- Да… беседуем… ты уверен? ... Хорошо.

- Тут… кхмм… ты звонил, сказал, один адрес надо проверить, - объяснил Джон, возвращаясь. – Это по делу, над которым ты сейчас работаешь. Появилась новая информация. Что скажешь?
- Наконец-то! – вскочил Шерлок, допивая одним глотком чай. – Естественно, я еду. Начал было удивляться: какой длинный и скучный сон!
– Все, чему ты удивился?
Они обменялись понимающими улыбками, и тут до детектива дошло: местный Шерлок ходит на расследования вместе с Джоном. Почему бы и ему не взять доктора с собой? Хотя бы ради того, чтобы убедиться, насколько он ему не нужен.
- Пойдешь со мной?
Джон неожиданно рассмеялся:
- О, боже! Да! А еще я видел много трупов и могу быть твоим ассистентом.
- Что? – Шерлок с подозрением сдвинул брови.
- Да так, вспомнилось кое-что, – Джон притянул его к себе и поцеловал в складку над переносицей.
Шерлок замер на мгновение, затем решительно отстранился.
- Это было лишнее, - строго сказал он.
- Знаю, но ничего не мог с собой поделать, ты неотразим, когда хмуришься, - продолжая улыбаться, ответил Джон. - И потом, если я лишь плод твоего воображения, это все только ты сам и твои желания.
- Я… - слова ставили в тупик. И рука, которая снова гладила лицо. И под которой хотелось расслабить все недовольные складки на лице. Шерлок упрямо боднулся в ладонь, сбивая ее, и уверенно произнес:
- Ничего такого не хотел.
- Да? А то, если мы все-таки в моем сне… должен предупредить, тебе не повезло - мои сны заканчиваются всегда одинаково, - Джон посмотрел на Шерлока с такой многозначительностью, что до того, наконец, стало доходить, каким образом используется механизм из прикроватной тумбочки.
Джон хмыкнул:
- Ладно, пойдем, посмотрим, чем ты там сам себя от скуки спасать надумал.

***

Их цель находилась в старой индустриальной части Лондона, среди заброшенных складов. Из такси пришлось выйти за несколько кварталов, а дальше перемещаться пешком, стараясь держаться в тени зданий.
Шерлок с любопытством заметил, что от мужчины, который так уютно смотрелся с коробкой чая в руках и полотенцем на плече, не осталось и следа. Манеры Джона резко изменились, он весь подобрался, словно сгруппировался в ожидании схватки, стал двигаться быстро и бесшумно.
Из облезлого кирпичного дома, служившего когда-то конторой, вышли трое мужчин и направились к машине.
«Вооружены», - отметил Шерлок.
Свет фар скользнул по кирпичной стене, за которой замерли детектив и его помощник.
Когда шум мотора затих, Шерлок рванул было к двери строения, но наткнулся на плечо Джона.
- Оставайся тут, - распорядился он, не желая, чтобы его тормозили.
Джон отрицательно мотнул головой и достал пистолет.
- Даже не надейся, что пойдешь туда один, - прошептал с твердостью в голосе.
Шерлок нехотя кивнул, времени на препирательства не было.
Достал из кармана связку отмычек, выбрал нужную и сунул ее в замок, повернул пару раз направо и налево, пока не раздался еле слышный металлический щелчок. Просунул руку, и нащупал на стене выключатель.
Под потолком моргнула и зажглась тусклая лампочка, Джон толкнул ногой дверь и шагнул вперед, выставив перед собой пистолет.
«Он - солдат, привык не рассуждать, а действовать. Быстрая мобилизация - его профессия. Или инстинкт. Участвовал ли Джон в реальных боевых действиях?» - пронеслось в голове Шерлока. Он оглядел пространство, подмечая детали. Потом снова погасил свет и закрыл глаза, вспоминая и анализируя увиденное.
- Они держали заложников в правом дальнем углу несколько дней, двоих взрослых и одного ребенка. Связанных по рукам и ногам. Сегодня их переправили в другое место. Совсем недавно. Мужчина оказывал сопротивление, был избит и провел некоторое время без сознания. Они не собираются возвращать их живыми.
- Другой ты тоже был в этом уверен. – Джон плотно сжал губы.
- Они бы не увезли их далеко, заложники все еще где-то здесь, надо осмотреть территорию складов.
- Есть надежда, что они живы?
- В этом доме убивать не стали, решили перепрятать, значит, чего-то ждут.
- Напишу Лестрейду, чтобы захватил с собой больше людей и бригаду скорой помощи. Но они доберутся сюда не раньше, чем через полчаса.
- Мы пока проверим самые вероятные места, по дороге я заметил…
Шерлок вдруг поднял руку в предупреждающем жесте. Потом толкнул Джона в небольшой проем за стенными шкафами.
В помещение кто-то вошел.
Вновь зажегся свет, шаги приблизились, Шерлок скользнул в ту же нишу, вжался в Джона, потом скользнул ладонью вдоль его руки, сдавил напряженное запястье и покачал головой. Нельзя устраивать перестрелку, не зная точного количества людей, против которых им пришлось бы выступить.
Джон согласно кивнул и опустил пистолет.
Шерлок прислушался к чужим шагам: «Всего один. Рост примерно шесть футов, грузный. Дыхание тяжелое. Я справлюсь. С Джоном вдвоем - наверняка».
Вошедший отвечал по телефону:
- Перевел их… Да… Кончать? Здесь, или отвезти…
Разговор затягивался, и Шерлок воспользовался моментом, чтобы изучить Джона.
На сосредоточенном лице проступили незнакомые морщины, черты немного заострились - это сделало его визуально старше. Глаза, наоборот, стали казаться более живыми и молодыми. Мягкое, неспортивное тело при таком близком, практически интимном контакте обнаружило скрытые мышцы и неожиданную силу. Шерлок слегка наклонил голову и вдохнул запах Джона. Невнимательный исследователь сказал бы, что он пахнет чаем и печеньем с корицей - ароматами кухни на Бейкер-стрит, но Шерлок явственно ощущал основную ноту, как заключающий штрих к портрету его обладателя – нагретый ладонью металл, так похожий на запах крови.
Мужчина закончил разговор по телефону как раз рядом со шкафом. Шерлок выждал момент, когда он повернется спиной и бросился на него, краем глаза замечая, как Джон выскочил следом и коротко замахнулся.
Их движения были гармоничны и слаженны, похожи на танец, в котором один из партнеров предугадывает действия второго: заткнуть рот рукой, ударить рукоятью пистолета по основанию шеи, подсечь под колено, повалить оседающее тело на пол, снять с себя ремень и связать руки за спиной.
- Где они? – потребовал Шерлок.
- Да пошел ты!
Шерлок поставил ногу на шею бандита и надавил.
- Сволочь! - взвыл тот. - В седьмом контейнере. Да перестань же! Больно!
- Сколько вас здесь?
- Я один. Но остальные вот-вот вернутся, даже не надейся, что сможете уйти отсюда живыми.
Джон взвел курок и приставил к виску мужчины:
- Вставай!
Затем передал пистолет Шерлоку, а сам соорудил из какой-то тряпки кляп и закрепил веревкой, найденной в комнате. Видимо, из нее изготавливали путы для заложников. Потом той же веревкой тщательно связал бандита.
- Неплохо, - признал Шерлок, осмотрев узлы, - вот этот мне не знаком.
Он ткнул пальцем в узел, которым у пленника были связаны щиколотки.
- Знаком, это ты мне его показал… однажды… распутывался я долго…
От улыбки Джона по спине Шерлока побежали мурашки.
- Седьмой, значит, следующий по правому ряду, - прервал он Джона, - надо торопиться.
Они втолкнули бандита в кладовку и подперли дверь доской.

***

Контейнер оказался незапертым. Похитители уверились, что дело сойдет им с рук и предсказуемо потеряли осторожность.
В метрах десяти от входа на земляном полу лежали заложники.
- Пожалуйста, не надо, - раздался умоляющий голос.
- Все хорошо, - тихим успокаивающим тоном ответил Джон. - Вы в безопасности.
Женщину била крупная дрожь, в глазах стоял ужас.
- Меня зовут Джон, я - доктор, это мой друг. Мы вам поможем.
- Помогите мужу, он без сознания.
- Как вы сами? – Джон посмотрел на ссадину на левой скуле.
- Его сильно били.
Как только Шерлок развязал удерживающие ее веревки, она сразу же подползла к ребенку и схватила его, громко всхлипывая.
- Скольких человек вы насчитали за те дни, что провели тут? – спросил Шерлок.
- Что? Я не знаю…
- Сосредоточьтесь - это важно.
- Они менялись все время, - женщина с неистовой силой прижимала к себе ребенка и раскачивалась из стороны в сторону, еле слышно бормоча ласковые слова.
- Шерлок, сейчас не время, - Джон попытался ослабить ее хватку, боясь, что женщина причинит вред собственному сыну.
Шерлок закатил глаза, но отошел, стал изучать следы на земле, измерять их и подсчитывать в голове:
«Сюда их завели трое, еще трое уехали, следы различаются…один в кладовке… Туфли на тонкой подошве. Очень приметный рисунок…»
- Вы видели хорошо одетого мужчину невысокого роста?
- Что? Да. Только один раз, уже здесь.
- Джон, он заказчик. Уехал чуть раньше, там следы от протекторов на дороге. Дорогая спортивная машина. Что вы можете о нем сказать?
- Нам запрещали на него смотреть, поэтому я видела его только мельком.
- Хммм, интересно… Его голос вам не показался знакомым? Жесты, интонации? Другие как-то обращались к нему?
- Я… я не знаю, не помню, – голос у женщины дрожал все больше.
- Прекрати… ты доведешь ее до истерики, - перебил допрос Джон.
Детектив недовольно поджал губы. Беседы с жертвами не были его любимой частью работы, да и мало что полезного удавалось выудить из запуганных до полусмерти людей.
«И они легко впадают в истерику», – с неохотой согласился Шерлок. Лестрейд после нескольких инцидентов на пушечный выстрел не допускал его к живым свидетелям преступления. Ну, не важно, он все равно гораздо больше выяснил, исследуя отпечатки ног.
Джон осматривал малыша, мальчика лет семи, который по всем признакам находился в шоковом состоянии: пустой взгляд, температура тела понижена, реакции на прикосновения отсутствуют. Ребенок больше походил на тряпичную куклу, чем на живого человека. На ногах ссадины от веревки, которую отморозки-похитители сначала затянули слишком сильно, но потом все же догадались снять. Нарушенное кровообращение уже дало о себе знать, неизвестно к чему бы это привело, останься мальчик связанным дольше.
Джон тихо ругнулся, от чего малыш вдруг испуганно вздрогнул и начал скулить, теснее прижимаясь к маме.
Доктор решил его не беспокоить до приезда скорой, тщательный осмотр можно провести и после укола успокоительного. Хотелось надеяться, что гибкая детская психика справится с полученной травмой.
Джон обернулся к отцу ребенка. Пощупал пульс, заглянул под веки.
На мужчине не было живого места от синяков и кровоподтеков.
- Скажите, что с ним все будет в порядке? – с надеждой попросила женщина.
- Я вам обещаю. С вами и вашими близкими все будет в порядке, – уверенно ответил Джон.
- Если хотите, чтобы слова не стали пустым обещанием, то давайте выбираться отсюда, – заметил Шерлок сухим тоном.

Они подхватили с двух сторон мужчину, женщина с сыном на руках, еле переставляя ноги, поплелась вслед за ними.
Отойдя на безопасное расстояние, решили затаиться в одном из незапертых контейнеров.
Джон устроил мужчину на полу и накрыл его своей курткой. Потом позвонил Лестрейду и обрисовал ситуацию, выяснил, что полиция и врачи прибудут на место не позднее чем через десять минут.
Проинформировав остальных, он на всякий случай расположился поближе к дверям.
- Ты оказался не так бесполезен, как я предполагал ранее, - Шерлок встал рядом.
- Рад слышать.
- Знаешь, я бы мог с тобой работать. Иногда. Ты, конечно, ничего не смыслишь в дедукции, но обладаешь другими полезными навыками.
- Быть коллегами?
- Пока рано об этом говорить.
- По-моему, в самый раз, - улыбнулся Джон, - При первой встрече ты сразу назначил меня соседом. В тот же день, ближе к вечеру, произвел в коллеги. До статуса друга я рос целый месяц, а потом ты всем представил меня своим партнером - не в деловом смысле слова.
Шерлок фыркнул:
- Ты сильно разочаруешься, проснувшись, хотя…
Джон скосил взгляд в сторону потерпевшей, которая начинала с подозрением поглядывать на них, решая, не попала ли к психопатам, избавившись от преступников. Он улыбнулся ей как можно более ободряюще и прервал Шерлока суровым взглядом.
Тот продолжил чуть тише:
- Я мог тебя уже знать и тогда вполне объяснимо… - не договорив, он запнулся и покачал головой. - Нет, все равно, не сходится. Снова увидев тебя, я сделаю все, чтобы история не повторилась.
- Тебе же понравилось со мной работать?
- Я бы мог все сделать один. Как привык.
- Ну вот, то я плод твоего подсознания и должен исчезнуть при помощи силы мысли, то становлюсь реальным и совершенно тебе не нужен. Знаешь, у меня так паранойя разовьется. Пожалуй, продолжу думать, что сплю.
- И разовьется шизофрения. Один из методов дедукции гласит - если устранить все невозможное, то независимо от того, что останется, это и есть правда. Если принять как факт, что мы оба реальны и сейчас 2012, то появляется больше смысла и многое становится на свои места.
- Тогда ты ничего не можешь изменить. Твое будущее - мое прошлое, и все произойдет именно так, как уже произошло.
- Я смогу. А ты должен хотеть этого не меньше. Представь, как бы сложилась твоя жизнь без меня? Ты квалифицированный специалист, ты…
- Безрадостно. Я бы не хотел что-либо менять.
Что-то в тоне мужчины насторожило Шерлока. Он посмотрел на Джона, снова пытаясь расшифровать.
Два года назад. Военный врач. То, как уверенно держит пистолет… Ирак или Афганистан? ПТСР? Не похоже. «Безрадостно». Эквивалент скуки на языке самого Шерлока? Любопытно.
Все это время он думал, нужен ли ему Джон, упуская мысль, что он сам может быть тем, в ком станут нуждаться. Нуждаться в той жизни, которой он живет. Выходит он все-таки нашел того, кого пугает обыденность, и Джон - та самая редкая удача. Не придется двигаться, пуская в свою жизнь, ломать другого или подстраиваться самому. Общие кружки ерунда по сравнению с открывающимися преимуществами. Общая кровать? Ну, это все же из разряда сказок, а он пока только предположил существование научной фантастики. И потом, он может изменить будущее чуть позднее, оставаясь с Джоном соседями или пусть даже коллегами. Друзьями? Теоретически допустимо. И на этом остановиться. Да!
- А тебя не смущает, что я играю на скрипке, когда думаю и, бывает, по несколько дней не разговариваю?
- Ты еще снова солги, будто это худшее, что я должен о тебе знать. Пойду, посмотрю, как он там. – Джон кивнул головой на все еще лежащего без сознания мужчину.
Но не успел отойти, как снаружи послышался шум тормозов.
- Стой, нет! - встревоженный окрик раздался до того, как Шерлок открыл двери и выскочил в темноту.

Детектив добежал до конца ряда и спрятался за гаражом в метрах двадцати от четырех бандитов, суетливо носящихся в свете автомобильных фар. Был еще пятый, он вышел из конторы, освобожденный от веревок, и принялся сбивчиво рассказывать своим подельникам о случившемся в их отсутствие. За ним маячил шестой. Он громко кричал и отчитывал пятого.
Хрустнуло раздавленное стекло, выдавая приближение Джона.
- Их надо отвлечь, - прошептал Шерлок, не оборачиваясь.
Джон прицелился и выстрелил в колесо машины.
Бандиты бросились в ближайшие укрытия.
- Предлагаю сдаться, полиция будет здесь с минуту на минуту!
В ответ прогремели выстрелы, и на их головы посыпались выбитые пулями куски штукатурки и осколки кирпичей.
- Я тебе собственноручно шею сверну до приезда копов, тебе и твоему дружку, - угрожающе рыкнул знакомый амбал, видимо, посчитав делом чести расквитаться с ними за свое поражение в предыдущей схватке.
- Я должен был попытаться, - объяснил Джон, заметив насмешливый взгляд.
Затем они рванули в соседний проход.
В темноте бежать было трудно, Шерлок то и дело спотыкался об невидимые препятствия. Что-то острое прошло сквозь ногу, разрывая штанину. Не обращая внимания на боль, он продолжал нестись вперед. Позади, оступившись, негромко чертыхнулся Джон.
Создаваемый шум был кстати, он помогал вести преследователей в нужном направлении.
Шерлок мчался, петляя по лабиринту, запутывая и уводя как можно дальше от контейнера с заложниками до тех пор, пока завернув за очередной угол, не оказался перед бетонной стеной. Возвращаться было поздно.
- Ты как? — спросил он, немного задыхаясь от быстрого бега.
- Нормально, можно даже сказать, как обычно с тобой и бывает, - Джон засмеялся и закашлялся одновременно, потом выглянул из-за угла.
Бандиты приближались. Неожиданность первого выстрела против численного превосходства врага.
- На счет три я стреляю на поражение. Готов?
«Плохой план. Очень плохой план…», - думал Шерлок, лихорадочно обследуя тупик. Его внимание привлекла подозрительная куча хлама в самом углу. В видимой хаотичности улавливалась последовательность. Так и есть! Под мусором пряталось круглое отверстие диаметром меньше метра, ведущее в вырытое в земле убежище и заваленное деревянными ящиками. Он откинул их. Должны поместиться.
- Раз… два…
- Сюда. - Он схватил Джона за локоть и потащил в лаз.
Они забились в яму и прикрыли вход ящиком.
Когда-то укрытие служило тайником для вора, обчищающего склады.
Во всяком случае, так определил детектив.
- Если нас найдут – это конец.
- Не будь таким пессимистом, - ответил Шерлок.
- Знаешь, если я сплю, хотелось бы проснуться именно сейчас.
- Согласен.
- Тогда… Я тебе говорил, что все мои сны заканчиваются одинаково? Может, стоит попробовать? - Джон развернул Шерлока на спину и, прижав к земле своим весом, поцеловал.
В первое мгновение Шерлок хотел отстраниться, но его руки так и остались лежать на плечах Джона, сминая под собой ткань рубашки и не отталкивая.
Его так никогда не целовали - настолько отчаянно. Словно Джон действительно верил: от этого зависит их жизнь. Шерлок неловко провел языком вдоль языка целующего его мужчины, чтобы проверить одну догадку, точнее, доказать или опровергнуть зарождающееся подозрение. Они так легко сегодня работали в паре, так правильно приспособились друг к другу, будут ли они так же идеально подогнаны и во всем остальном? Здешний Шерлок - наверняка, но подойдет ли именно он? Джон вдруг замер и попытался отодвинуться, пришлось положить ладонь на его затылок, запустить пальцы в короткие жесткие волосы, чтобы задержать. Джон поддался, только продолжил с такой неторопливой нежностью, будто у них была целая вечность впереди, и больше незачем было спешить.
«Наверное, так целуют, когда не все равно кого», - предположил Шерлок.

- Я не проснулся. – Джон с тихим вздохом прервал поцелуй.
Шерлок чувствовал на губах его горячее дыхание.
- Все равно было… неплохо. Попытка неплохая, – он не мог в темноте разглядеть выражение лица Джона, но был уверен, что тот сейчас улыбнулся. Прикоснулся к лицу кончиками пальцев и убедился в своей правоте.
- Неплохо или понравилось?
Шерлок промолчал. Не надо быть гением, чтобы знать ответ. Хотя сам он шел к нему непозволительно долго.
- Было странно. Ты был странный… - признался Джон, - я будто снова пережил первый поцелуй с тобой. И если твоя теория на счет будущего верна, для каждого из нас он будет дважды.
Над их головами раздались шаги. Кто-то крикнул: «Они здесь!»
- Только из-за сложившихся обстоятельств, это вряд ли возможно, - фраза, которая пару минут назад прозвучала бы сухо и язвительно, теперь была наполнена сожалением.
- А я все еще обещаю тебе свое прошлое.
Щелчок. Джон снял пистолет с предохранителя и вывернулся, заслоняя собой Шерлока и одновременно держа на прицеле лаз.
Бессмысленное самопожертвование. В любом случае прятаться здесь было негде.
Шерлок почувствовал себя обманутым.
Слишком многого не случится. Ни для одного из них.
Вся эта странная и незнакомая жизнь с Джоном могла стать его настоящим. И сам Джон - совершенно непонятный и неизученный – мог стать ему известен каждой незаметной чертой характера и каждым сантиметром кожи. Он мог бы пить с ним чай. Коротать время в течении долгих опытов. Мчаться по ночному Лондону, разгадывая загадки, распутывая дела. Преследовать преступников или наоборот убегать от них, как сегодня. Смотреть дурацкие фильмы и ругаться из-за кроссвордов. Иметь возможность увидеть его улыбку после поцелуя. Гладить по голым плечам и засыпать рядом каждую ночь. Любить.
Не быть одному.
В виски ударило болью, и реальность поплыла перед глазами.
- Нет! Не сейчас!
Он вцепился в руку Джона.
- Шерлок, что? – Испуг. Потом понимание и облегчение:
- У тебя получилось?
«А как же ты?» - попробовал он выдавить из себя. Губы не слушались. Его рвало пополам в попытке удержаться в этой реальности.
- Шерлок, все нормально, ты должен идти.
Голос якорем тянул обратно, вопреки тому, что говорил Джон.
Он упрям. Он не сдастся так легко…
- Послушай меня хоть раз, ты должен…

- Ну вы закончили? А то мне надоело ждать.

- Там… Не может быть! Слышишь, там ты!
Силуэт Шерлока почти совсем растворился в воздухе, но тело, физически ощущаемое, продолжало каким-то образом оставаться рядом с Джоном.
Джон истерично рассмеялся:
- Ты знал! Ты, сукин сын, знал все это время и поэтому пришел!
Шерлок почувствовал, что обращались уже не к нему.
- Конечно. Прошлое же не изменить, хотя надо сказать, что я и не пытался, а значит, твоя гипотеза продолжает оставаться недоказанной, - донесся его собственный голос. - Мы тут с полицией засели неподалеку, знаешь, каких трудов мне стоило придержать инспектора и его людей, пока вы там свои дела улаживали.
В яму посветили фонариком:
- И отпусти уже Джона, тебе пора.
Отдаленные выстрелы… Вой сирен…
Секунду Шерлок колебался, а потом разжал руку. Последнее что он услышал, перед тем как потерять сознание, был тихий шепот Джона: «обещай и ты мне мое прошлое».


Выдох.
Боль.
Лежать и не двигаться.
Вспомнить.
Джон.
Я обещаю.


Эпилог.


Следующие два месяца Шерлок держал слово. Держал, не смотря на то, что не знал, на яву ли случилась с ним вся эта история, или он увидел ее во сне, выхватив из подсознания когда-то услышанные фамилии, адреса, лица.
Не помогло в решении загадки и то, что труп старухи был найден в ее квартире в тот же день, когда Шерлок вернулся откуда-то после двенадцатичасового отсутствия. Двенадцать часов будущего или бреда из-за необнаруженных в крови препаратов.
Дело о пропаже людей закрыли.
Неразумная часть его мозга предоставляла разумной доказательства реальности произошедшего с ним. Разумная отказывалась их принимать. И все же впервые в жизни он надеялся на то, во что не верил. На чудо.
Только чудо предстояло спланировать.
За некоторые добровольно оказанные британскому правительству услуги ему было выдано личное дело интересующего человека.
С фотографии смотрело знакомое лицо.
«…Переправлен в Лондон из Кабула в конце прошлой недели. Проходит реабилитацию. Ранение в плечо...» И еще в ногу, если можно так сказать, хотя от пули на самом деле умер другой человек, в смерти которого винил себя Джон.
Кроме психосоматических болей, наблюдались признаки депрессии и подавленной тревожности. На контакт с врачами шел с неохотой. Проблема доверия. И стандартное для таких больных заключение – посттравматическое стрессовое расстройство.
Значит, просто так Джон его к себе не подпустит, требовалось действовать тоньше.
И ждать.
Пробил дом на Бейкер-стрит и узнал, что хозяйкой является Марта Хадсон. Несколько лет назад он помог ей засадить мужа в тюрьму. Остальное было делом техники. «Нечаянная» встреча и вот его уже приглашают поселиться квартирантом в нужном доме.
Шерлок составил несколько цепочек из людей, которые могли привести Джона к нему. И даже нашел одного общего знакомого - Майка Стэмфорда. Затем лично встретился с каждым из них и рассказал о том, что нуждается в соседе.
Этого казалось мало, сделав ставку на Стэмфорда, Шерлок снова обратился за помощью к брату. Через его связи организовал Джону психоаналитика принимающего недалеко от Бартса. Маршрут между домом, в котором Джону выделили временное жилье, и кабинетом врача пересекался с маршрутом, по которому Стэмфорд ходил на работу. Подкорректировать время приема у психоаналитика не составило проблемы, как и рассчитать время встречи бывших однокурсников до минуты. Девять двадцать семь, если назначать встречи на восемь тридцать.
В один из вечеров, накурившись до одури и выслушав от миссис Хадсон выговор за задымленную квартиру, он смял в пепельнице последнюю сигарету и пошел за никотиновыми пластырями в ближайший аптечный киоск. Джон мог не одобрять его привычки.
Посетил склады. Не обнаружив укрытия, спасшего им жизнь, нанял людей, те вырыли именно такую яму, в которой поместилось бы двое мужчин, и накрыл ее деревянными ящиками с упорядоченно сложенным хламом сверху. Высчитал время прибытия и места укрытия для себя и группы захвата в будущем.
Оставалось только ждать.
Хотя ожидание с каждым днем давалось Шерлоку все сложнее: хотелось бежать, хватать и уводить к себе того, которого он считал уже своим по праву.

- Как же все изменилось.
- Ты не представляешь насколько.
Рука Шерлока дрогнула, и реактив выплеснулся на поверхность образца раньше времени, загубив результаты проводимого опыта.
Срочно привлечь внимание.
- Ты не мог бы одолжить мне свой телефон, мой здесь не ловит?
«Умнее ничего не придумал?», - мысленно отругал себя Шерлок.
Любой идиот поймет, что он не стал бы выбирать оператора сотовой связи с настолько дрянным обслуживанием.
- А что не так с городским?
- Предпочитаю смс.
- Прости, он остался в пальто.
Как обычно бывало у Стэмфорда.
- Вот, возьмите мой.
- Спасибо.
Именно поэтому и не устраивал стационарный.
- Это мой старый друг Джон Ватсон.
- Афганистан или Ирак?

Он уходил, оставляя на столе незавершенным важный эксперимент, и чуть не забыв сказать, как его зовут и куда собственно приходить Джону. В его состоянии простительно.
Подмигнуть тоже простительно.
Непростительно было бы на глазах у Джона устроить победный танец, который он позволил себе, лишь закрыв двери лаборатории.
Он дождался.