Я жалею, что не поцеловал тебя 73

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Бриенна Тарт/Джейме Ланнистер
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU UST Любовь/Ненависть Нелинейное повествование Пропущенная сцена

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Я жалею, что не поцеловал тебя в ту ночь".

Посвящение:
Прекрасной и могучей бете ^_^

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Курсивом в работе показано события месяцем ранее.
Уточнение. Прошлое: после встречи Дайнерис и Серсеи Бриенна остается в Королевской Гавани.
9 августа 2018, 17:19

«Отпечатки наших пальцев на жизнях, которых мы касаемся, не тускнеют».

Как только вручили письмо, сердце девушки пропустило удар, а внутри все свернулось в тугой узел. Бриенна была на закрытом совете, когда в дверь постучали. Девушка обсуждала стратегию боя, который станет последним для многих воинов, но главное — чтобы не погибло все человечество, чтобы Белые Ходоки не забрали последний клочок земли в безмолвном океане. Что будут стоить жизни погибших солдат, если зима окутает этот мир навсегда? Поэтому каждый воин или доброволец был на вес золота. Однако когда Бриенне передали письмо, с печатью знакомого до боли дома… Дома Ланнистеров… Девушка, не открывая, могла сказать — помощи от них можно не ждать. Все присутствующие ожидали, когда же она вскроет послание. Они тоже не были глупы — без армии Ланнистеров шансы на победу крайне малы, поэтому люди надеялись узнать ответ сегодня, чтобы успеть скоординировать действия за ночь. По их расчетам, Белые Ходоки доберутся до них через три дня, в худшем — к завтрашней ночи. Так и не открыв письма, Бриенна покачала головой из стороны в сторону. Она знала его. Уговори Джейме свою сестру, он бы уже был здесь, а не отправлял письма. Нет. Там, скорее, было что-то другое. Личное. Бесконечное множество минут они сидели в тишине. Никто не просил, чтобы Бриенна открыла послание и прочитала эти строки. Они ей верили. А сердце девушки то замирало, то глухо отдавало каждый удар в голову. Хотелось заплакать, выбежать, разорвать это письмо на тысячи кусочков, а успокоившись, собрать их снова воедино и прочитать. Да, её много раз предавали, бросали, ранили (а иногда и протыкали) ножом в спину. Но это было больнее. Будто ранили глубоко-глубоко. В самый важный орган человека. Сердце. Запустили в него миллионы дротиков с ядом и оставили погибать. Каждая маленькая девочка мечтает о принце, который спасет свою принцессу, приедет на белом коне к ней в башню и увезет ее от злых людей. Далеко. Навсегда. И будет нежно любить ее, лелеять и никому не отдаст. Будет гордиться своей принцессой и когда-нибудь станет королем, а она — королевой. Будет у них много детей, и все они будут счастливо жить в замке, вид которого открывается на вечно бушующий вдали океан… Однако не всегда мечты совпадают с реальностью. Бог не наградил Бриенну красотой, не дал длинных густых кос, больших глаз и маленького носа. Но зато обременил высочайшим ростом, грубыми чертами лица, довольно-таки широким лбом, выпирающими зубами и полным недоверием к людям. Последнее, возможно, сформировалось со временем, но девушка этого не помнит. Воспоминания больно врезаются в память. Вечные балы, неудобные и противные, везде жмущие платья и смешки. Смешки и взгляды отвращения, удивления, сожаления — девушка будет помнить всегда. Скорее, их просто нельзя забыть. Как, например, свое имя или размер груди — об этом всегда напоминают. Взглядами или словами. Сколько вёдер слез она выплакала за свое детство? Пять? Или двадцать пять? Кто уж будет такое считать! Бриенна, правда, помнит, когда плакала в последний раз… Картинки событий, происходящих в тот вечер, заполонили ее голову, однако, сейчас она не готова была еще раз такое пережить. После его предательства… Девушка честно держалась изо всех сил, пыталась сосредоточиться на плане, понять, где выступает она, какова ее роль и… в голове все перемешалось, походило больше на кашу, чем на стратегию действий, еще и живот неприятно скрутило… Ох. Главное, ее голова боролась с сердцем. Одна говорила, что это — предательство, а другое, что стоит прочесть письмо, вдруг есть весомая причина, по которой Серсея отказалась и Джейме не смог ее переубедить… — Нет такой причины! — крикнула Бриенна, вскакивая со стула. Тут до нее дошло, что она сказала это вслух и теперь множество пар глаз смотрели на девушку в недоумении. Что она чувствовала? Неловкость? Или просто не знала, как повести себя в такой ситуации? Разве это не дежавю? Красивое слово для неприятных воспоминаний. Тогда, в последнюю ее ночь в Королевской Гавани, Джейме пришел к ней. И не шестое чувство подсказывало ей, что в письме не будет воодушевляющей информации, а лично его слова в ту ночь… — Ты же понимаешь, —Ланнистер закрыл за собой дверь, но продолжал говорить тихо. Ему не хотелось, чтобы неприятности коснулись еще кого-то, особенно Бриенну. Он понимал, что это их последний разговор, а встреча перед Великой Битвой… Да даже дураку понятно, что ее не будет. Его сестра была упрямее старого осла. Слепая, глупая надежда. Хотя бы пусть она будет согревать сердце еще более упрямой девушки. Бриенна отрицательно покачала головой. Ничего она не понимала. Начиная с того момента, как вообще появилась в этом месте. Раньше она была уверена, что из каждой ниточки ее поступков в итоге получится картинка, кружево, да что угодно. Но последние события почему-то рушили все. И ее, и ее картину. Поэтому теперь, а в особенности сейчас, девушке было сложно быстро что-то понять, как бы она не пыталась. Пожалуй, стоило уделять время не только тренировкам. Но прошлого, к сожалению, не исправишь. Если выдернуть хотя бы одну, кажущейся незначительной, нить, то все остальное рассыпется. Вот, что девушка действительно понимала. Поэтому старалась ни о чем не жалеть. — Бриенна, вы можете идти, если вам нехорошо, — голос доносился будто из другого мира. Но в тоже время, он был таким спасительным… В эту секунду было абсолютно все равно, кто что думает о взаимоотношениях девушки с Джейме. Просто катастрофически не хватало воздуха. А это — хорошая причина уйти. — Мы все равно уже закончили с вашей ротой. Кивнула, будто сказала: «Спасибо огромное» и вышла. На воздух. Срочно. По расчетам, армия Белых Ходоков должна была подойти к границам через трое суток, однако, возможен вариант и завтрашнего вечера. В общем, велики шансы, что это последняя ночь. Вечерние сумерки, холодный ветер проникает в легкие, наполняя их таким необходимым воздухом. Легче, правда, не становится, но Бриенна чувствует, что теперь можно не лгать самой себе. Осталось дойти до своей палатки, чтобы наконец снять это все с себя и… …лицо вдруг залилось румянцем. Ох, Старые и Новые Боги, Бриенна же была в одной сорочке. Чувство стыда перекрыло всё. Слова, не доходя, растворялись в воздухе. Девушке казалось, что в сию минуту обрекла Джейме на вечные ночные кошмары. Зачем же он пришел сюда в столь поздний час? — Выпьем? — надо было сменить тему, зайти издалека. Джейме подошел к столику, не обращая внимания на отрицательный ответ Бриенны, разлил вино по стаканам и дал один девушке. Разговор предстоял тяжелый. Если честно, всегда сложно прощаться. Особенно зная, что в этом мире вы уже вряд ли встретитесь. Руки у нее ужасно тряслись, но она пыталась не обращать на это внимание. Ей было очень некомфортно находиться в таком одеянии на людях. Откровенно говоря, ей вообще было неудобно в любой одежде, если на ней не присутствовало доспехов или хотя бы меча «Верный Клятве». А сейчас… Бриенна чувствовала себя голой, будто любой мог ранить ее или начать издеваться над ней. Как раньше. Как всегда. Когда она пила в последний раз? Или это вообще впервые? Но вкус, однако, был хорош. Не жжет горло и не приходилось мерзко морщиться, как это делают мужики в пабах. И девушке это нравилось. Еще несколько небольших глотков, и пугающие мысли куда-то медленно уходили. Голову будто занимало что-то другое. А это было непривычно — терять контроль над происходящем. Джейме сел в кресло, что стояло около столика, и Бриенна сделала тоже самое. Молчание изрядно затягивалось, но никто не хотел, или не мог, его прервать. Пламя свечи отклонялось в разные стороны, будто забавлялось от всей этой ситуации. Свет не хотел меркнуть, хотя девушка сейчас бы не отказалась потушить все огни в мире. Ей казалось, что так она сможет вырваться из этого кошмара. Однако это был не сон. Было слышно, как где-то вдалеке ветки деревьев, от порывов ветра, бились друг о друга; как кто-то смеялся и, кажется, не замечал, насколько быстро всё катится вниз; можно было услышать взмахи крыльев мотылька, что яростно пытался добраться до света или дыхание… свое и собеседника, что сидел в паре метров, как оно смешивалось и, вроде бы, даже становилось синхронным. С одной стороны, хотелось кричать, упрекать всех, что скоро война, а все заняты лишь собой; но с другой, хотелось насладиться всем этим движением отдельно от него. Наблюдая. Иногда это может нравиться. Например, как смотреть спектакль, где актеры действительно проживают свои роли. Или, допустим, закрыв глаза, умиротворенно слушать, как кто-то исполняет песни или просто играет на инструменте. Отрешенность иногда помогает найти себя или не потерять. — Зачем ты приехала? Ведь знаешь, переубедить Серсею невозможно. Сколько бы клятв ты не давал, они не касаются других людей, — Джейме выплеснул эти слова, словно это был какой-то яд. И вновь воцарилось молчание. Девушке стоило ответить на вопрос, вот только нужные слова никак не могли влезть ей в голову. Почему же она здесь? Дейнерис решила мирно договориться и отправила Бриенну на переговоры. Вот почему она здесь! И никакого подтекста. Нет. Нет. Нет. Девушка никогда не признается себе, что думает о Джейме даже чаще дозволенного. Бриенна пожала плечами и отвела взгляд от его лица, что при свете свечи становилось еще привлекательнее. Она, вроде бы, и пыталась запомнить каждую его морщинку, впадинку, но и одновременно гнала его образ из своих ночных грез. После такого она чувствовала себя пристыженной, словно за какое-то дерзкое деяние, кражу, например.  — Вы и так знаете причину, сир Джейме, — проговорила девушка, разглядывая тень от столика на полу. Тратить, возможно, их последнюю встречу на такой дурацкий разговор… Боги, как же это глупо! Однако ничего другого Бриенна придумать не могла. — Хватит! Хватит этих официальных слов и ответов. Ты, упертая и верная свои клятвам женщина, понимаешь, что мне это позерство уже надоело? Скажи уже, наконец, что действительно думаешь, а не то, что должна бубнить тут, — Джейме выплевывал каждое слово, пропитанное ненавистью. Но к кому? К ней или к ситуации? Он налил себе еще вина и осушил стакан разом. Бриенна сидела в нервном напряжении. А он прав. Чувствует (или думает, что чувствует) она совсем другое. Или просто мечтает? Чтобы он еще раз спас ей жизнь или честь, или… сам… От таких мыслей пунцовый румянец вновь вспыхнул на щеках. Девушка прикусила губу, чтобы избавиться от картинок, вспыхивающих перед глазами. Дурацкая фантазия! И это все от одного бокала вина? Налейте же тогда еще! Даже посмотреть интересно, что будет с девушкой потом. — Сир Джейме, вы же знаете, я… — и ей не дали договорить. Ланнистер со всей силы ударил здоровой рукой по столу, после чего быстро встал на ноги. Звуки, что так приятно окутывали ее, затихли, померкли, перестали что-либо значить. От неожиданности Бриенна вздрогнула, сильнее вжалась в сиденье кресла. Она была безоружна, практически гола перед ним. Сделай он с ней хоть что-нибудь, девушка не стала бы сопротивляться. Чего-то она даже хотела… Еще раз прикусила губу, только сильнее, чтобы точно прийти в себя. В реальность… …срочно нужно вернуться в реальность. Ниточки рвутся, оставляя место эмоциям. Сильно зажмурила глаза, что аж стало больно, после чего вновь открыла. Уже в своем шатре. Как дошла до него — не помнит. Да это и не важно. В руках уже изрядно смятый конверт. Трясущимся руками оторвала печать и достала письмо. Повертела в руках, не поверив своим глазам. Всего пару предложений. И разве много смысла можно вложить в несколько строк? Ох, Бриенна, разве ты не помнишь, сколько всего было всего лишь в одном слове. А тут… роскошь! Ноги, правда, подкосились быстрее, чем слова дошли до мозга, вызвав ответную реакцию. Тело, что уже долгое время находилось в напряжении, сдалось первым. А на днях ей предстоял еще тяжелый бой! Или… девушка вновь потеряла связь, падая назад, в ту злополучную ночь. Хочется вырваться, но… … но так страшно. Бриенна попыталась посмотреть в глаза Джейме, но, не выдержав, быстро отвела их в сторону. Он определенно был зол. Стоит уточнить, ужасно зол. В его взгляде читались только негативные эмоции, будто через секунду он мог вынуть откуда-нибудь нож и одним ударом прекратить ее жизнь. Но этого не происходило, поэтому Бриенна вновь подняла глаза и теперь не собиралась их отводить. Собрав остатки мужества, девушка хотела встань, еще не понимая зачем, но Джейме опередил ее и тут. Опустился на колени, положил руки по краям кресла. Через секунду, длящуюся словно вечность, он уперся левой ладонью, чтобы удержать равновесие, и максимально приблизился к лицу Бриенны. — Либо мы с огромной армией, либо письмо. Я обещаю, что сделаю все, что в моих силах, — их носы практически соприкасались, а дыхание смешивалось, вызывая химическую реакцию. Хотелось отбросить все домыслы, клятвы, разум и… просто отдаться моменту. Жаль, что Бриенну воспитывали не так. Девушка лишь коротко кивнула. — Прости, — тихо прошептал Джейме, быстро поднялся и вышел из комнаты, оставив девушку одну. Наедине со своими мыслями. Тяжело оставлять дорогих сердцу людей, понимая, что нет надежды встретиться снова. Бриенна поднесла руки к лицу, накрыла его ладонями и бесшумно закричала. Слезы обжигающим ручьем лились из глаз, но было все равно. Она знала. Просто поняла это по его печальному взгляду — ждать предстоит только письма. Вот то самое письмо сейчас перед ней, но глаза не собирались фокусироваться на буквах. Создавалось впечатление, что подсознание не хотело даже знать, что написано в тех предложениях. Нужно было себя пересилить, сломать. Снова. Любит ли она Джейме? Что за глупый вопрос. Что, точнее, значат для ее эти слова? Бриенна уважает Джейме за его поступки. Он, возможно, мог стать ее другом или братом, будь они не во враждующих лагерях. Они были в чем-то похожи, но различий было куда больше! Поэтому на вопрос: «Любит ли она его?» — ответ последовал бы отрицательный. Тогда, почему вновь потекли слезы? Строчки письма все-таки ударили в сердце, доказав, что клятва, все-таки, превыше всего? Или что она ничего не значит? Ах, сколько ненужных вопросов! Девушка отложила письмо, пошатываясь, встала и медленно побрела к кровати. Нужен был крепкий сон, чтобы все обдумать или доказать, что это всего лишь галлюцинации. Письмо оставила на столе, потушила пальцами свечу, решила не переодеваться, улеглась и сразу провалилась в тревожный сон. «Я жалею, что не поцеловал тебя в ту ночь. Вряд ли такая возможность вновь мне представится… на поле боя». *** Это случилось на рассвете. Тревога поднялась незадолго до начала самого страшного боя. Размеры вражеской армии повергли в шок всех. Оправдались страшные опасения — это будет масштабная битва, с еще большими потерями. Все планы полетели в пекло, потому что никто не ожидал, что все настанет так рано. Оставалось лишь действовать по ситуации. А это уменьшало шанс выиграть войну до минимума. Но они шли. Воины, один за другим поднимали оружие и отправлялись убивать и умирать. Бриенне не повезло оказаться практически в центре самых кровопролитных событий. Девушка только и успевала обороняться, иногда наносить удары, иногда пропускать их. Разум кричал, что стоит отступить назад, где будет более безопасно, но долг обязывал идти вперед, что она и делала. Стоило на секунду закрыть глаза, а потом вновь открыть, как уже несколько солдат с обеих сторон лежали замертво, а снег быстро становился бордовых оттенков. Однако эффект неожиданности был на стороне Белых Ходоков, поэтому, на данный момент, они удерживали преимущество. В какой-то момент нестерпимая боль пронзила левую руку, после чего последовало еще несколько сильных ударов. Бриенна повернула голову назад, чтобы, как уже было для нее понятно, посмотреть на родную землю в последний раз. Поймала взглядом знакомый силуэт, что был не так уж и далеко от девушки, золотая рука поблескивала на утреннем солнце. Мужчина повернулся, на лице его изобразился испуг, а Бриенна лишь улыбнулась. Он все-таки сдержал обещание. Новая волна боли появилась в ногах, из-за чего девушка упала на ставший уже красным снег. Ярко голубое небо, как вода на родном Тарте. Вот только в голове был не дом, а все вертелся тот самый вопрос: «Любит ли она Джейме?» И ответить хотелось: «Да». Потому что это правда, ну и хотя бы перед смертью стоит быть честным с самим собой.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.