ID работы: 7205298

Греческая сказка

Пелагея, Иван Телегин (кроссовер)
Джен
G
Завершён
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 2 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать

Москва

Настройки текста
С большим энтузиазмом нарезая круги по квартире, громко топая и заливисто смеясь, она то и дело врезалась в огромный чемодан, стоящий в коридоре уже второй час, но даже он не являлся веской причиной для того, чтобы успокоиться. Папины попытки убрать чемодан с пути дочери не помогли ей избежать столкновения уже со вторым чемоданом, которые она к себе словно притягивала. Её смех нельзя было не услышать, а на лице блондинки невольно возникала глупая, но до ужаса счастливая улыбка от осознания, что там, за дверью, по длинному коридору из гостиной до детской, носится её личный сорт бесконечной любви. Даже два. Но заканчивать этот беспредел было просто необходимо, учитывая время суток и нежелание иметь конфликты с соседями этажом ниже. Стоило ей переступить порог спальни и оказаться в коридоре, как рыжеволосое создание тут же показалось в нескольких метрах, с заразительным хохотом несясь в её сторону. - Мама! - закричала она, спрятавшись за неё и обхватив её бедро обеими руками, только до него и дотягиваясь. Следом за ней быстрым шагом шёл отец семейства, являясь главным спонсором этого вечернего беспредела и инициатором игры в догонялки по квартире. - Заканчивайте носиться, времени уже много, - усмехнулась Пелагея, глядя на взмыленного мужа и точно такую же дочь, что едва стояла на ногах, устав бегать. - Пить! - заявила Тася, потерев глаз и крепче вцепившись в мамину ногу, дабы удержаться. - Ребёнок вон весь вспотел, - подметила она, глядя на то, как ей жарко, и поправляя малышке волосы, что заметно растрепались во время их беготни, - Таюш, пойдём скорей пить и переплетать тебя, а то нам скоро в аэропорт выезжать... Обменявшись многозначительными взглядами с мужем, который направлялся прямиком в душ, тоже обнаружив, что времени до отъезда у них остаётся совсем чуть-чуть, они разошлись в разные стороны. Получив в руки свою долгожданную бутылочку с бабушкиным морсом, Тася потребовала включить мультики, что были разрешены только в нескольких случаях, одним из которых была миссия заплести что-то на голове. Миссия эта, разумеется, была больше по маминой части, что с каждым днём улучшала свой навык по заплетанию хвостиков, косичек и прочих радостей для счастливых обладательниц дочерей. И признаться честно, она до сих пор иногда не могла поверить, что пополнила ряды этих обладательниц чуть больше года назад. От каждого Тасиного «Мама» сердце Поли уходило в пятки, изредка возвращаясь на родину. Осознание того, что в тебе нуждается целый человек, сводило с ума. И не просто человек, а целая, огромная часть тебя, без которой невозможно дальнейшее существование. Удивительным было лишь то, как она раньше жила без этой части, даже не предполагая, что можно любить кого-то так бесконечно сильно. И первые шаги — это, конечно, очень мило и, безусловно, тоже важно, но о том, как внутри всё раз и навсегда оборвалось после самого первого «Мама», она вспоминала гораздо чаще, только теперь понимая, что всё, что было ДО, не несло в себе абсолютно никакой ценности; и что жизнь до этого самого «Мама», оказывается, не имела смысла. А она-то думала... К своим почти полутора годам Тася тоже имела предпочтения в выборе причёски, последние несколько дней упорно требуя заплести ей на голове «дракончика», как когда-то не так давно окрестила эту причёску мама, взяв это ещё из своего детства. Теперь все эти дурацкие, нелепые и смешные названия казались чем-то важным; чем-то, без чего раньше было совсем неинтересно жить. А ещё у Таси был своеобразный ритуал: первым делом она бежала к зеркалу смотреть, правильно ли получился требуемый «дракончик», а затем со всех ног неслась показывать свою причёску папе, считая его мнение в этом деле не менее важным. И разумеется, он восхищался её причёской и маминым навыком и заверял малышку в том, что никогда не видел ничего красивее в этой жизни. И это, как ни странно, была чистая правда. Просто раньше он не придавал этому значения, и никто не спрашивал его мнение касаемо таких, казалось бы, банальных вещей. Просто до её появления он и не думал, что так бывает; что одна маленькая девочка способна разрушить его представление об этом мире вдребезги и пробудить в нём все те чувства, о которых он и не догадывался. И пусть от её звонкого «Папа» все его внутренние органы оставались на своих местах, не меняя местоположения, он всё равно не до конца верил в то, что она обращается именно к нему. Он смотрел на неё с неподдельным восторгом, с едва заметным удивлением и с плохо скрываемой любовью от мысли, что это его дочь... его дочь вон от той блондинки, любовь к которой занимала в нём ровно половину. Он любил их обеих одинаково сильно, если не вдаваться в процентную составляющую той любви и не высчитывать, сколько это на самом деле в цифрах. Здесь слишком неуместна математика. И от этой рыжеволосой девочки иногда рябило в глазах, потому что создавалось ощущение, что она повсюду и поймать её почти невозможно; потому что сейчас она пьёт морс, полюбившийся ей совсем недавно, а через секунду уже вытаскивает футбольный мяч из бабушкиной клумбы, ибо они же не доиграли. И плевать, что пару минут назад на той клумбе росли тюльпаны, а мама, кажется, просила папу проконтролировать, чтобы бабушкины грядки и цветы не пострадали от их футбола, ведь главное, что следом идёт жизненно важное «Пап, смотри!», и он смотрит, и это счастье... Что касается путешествий, то их в жизни полуторагодовалой Таси было не так уж и много, а прошлогодняя поездка в Италию вообще не считается, потому что было жарко, и в основном хотелось только спать. Поэтому в этом году был, можно сказать, её отпускной дебют. О том, где находится Греция; что там есть; сколько туда ехать, и о многом другом она, конечно же, понятия не имела, но довольно быстро выучила название страны, в которую они собирались ехать, и с гордостью выдавала это слово в любой непонятной ситуации. Особенно по душе ей пришлось первое, основательное знакомство с аэропортом и самолётом, воспоминания о котором не успели отложиться в её памяти за те единственные два раза, что доводилось летать вместе с родителями и бабушкой. Людей было много, и это временами пугало, но в целом не вызывало паники и беспокойства, потому что рядом был папа, предпринимающий различные попытки развеселить полусонную дочь, и мама, не теряющая надежды напоить ту же дочь морсом, из которого бедный ребёнок состоял процентов на 70% последние пару дней. В столь поздний час Тасе хотелось разве что лечь спать, потому как детский организм и без того быстро устаёт, а если провести на ногах целый день, избежать тихого часа, (воспользовавшись тем, что мама ушла на маникюр и передала бразды правления в руки папы, что был более сговорчив), а под конец вечера ещё и побегать по квартире «на радость» соседям, то сил остаётся совсем немного. Поэтому она, как любой ребёнок её возраста, разумеется, начинала капризничать, условно благодаря родителей за выбор рейса в такое позднее время. И вот здесь наступил ещё один случай из того небольшого списка, когда мультики были не то, что разрешены, а являлись крайней мерой, чтобы хоть как-то отвлечь ребёнка на момент ожидания посадки. Впрочем, мультики тоже довольно быстро стали неинтересны, зато Тасино внимание сумел привлечь мамин браслет, снять который не составило ей никакого труда, учитывая тот факт, что родители цеплялись за любую возможность отвлечь своего детёныша, переживая, что отсутствие дневного сна и сил на данный момент могут неплохо отразиться на окружающих или, не дай Бог, на пассажирах самолёта. За то самое отсутствие дневного сна Ваня уже успел выслушать пару «ласковых» слов в свой адрес из уст любимой жены, что оставила с ним ребёнка, понадеявшись на его сознательность и несколько раз повторив, что сначала Тасю нужно покормить, а потом уложить спать, и желательно ничего не перепутать. Но за два года совместной жизни он уже прекрасно научился понимать её и успокаивать, и потому один поцелуй, в принципе, решил все его проблемы, вынудив Пелагею поддаться на так называемую провокацию и перестать возмущаться. Самолёт вызвал у Таси сначала вполне объяснимый страх своими габаритами, а затем неподдельный интерес ко всему, что находилось внутри. Так как перспектива держать дочь на руках все три с половиной часа полёта ни разу не грела молодых родителей, ими изначально было принято решение купить Тасе отдельное место, чтобы всем троим было комфортно лететь. Заняв своё полноправное место у окна в удобном кресле бизнес-класса, она с ещё большим интересом наблюдала за происходящим, категорически отказываясь спать и игнорируя все мамины предложения. Правда уже спустя полчаса полёта её начало клонить в сон, и ничего поделать с этим малышка уже не могла, действительно слишком сильно устав за прошедший день. Так началось её первое, уже более сознательное, (чем год назад), путешествие, в котором она с самого начала старалась принимать активное участие. И это не могло не радовать родителей, настроившихся на отдых, где будут преобладать интересы любимого детёныша, которому ещё столько всего нового и неизведанного предстоит узнать, а им, в свою очередь, рассказать и показать.
Отношение автора к критике
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.