Пятьдесят оттенков социопатии 6

__Gothic Lady__ автор
Реклама:
Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Описание:
Столько разных жизней, столько разных судеб. С времён последних действий прошёл год. Всё изменилось. Почти всё. Шерлок со своим верным другом Джоном всё также расследуют преступления, миссис Хадсон всё ещё «не их домработница», Майкрофт занят государственными делами. Ирэн в солнечной испании, а Мориарти и вовсе оказывается жив. Но стоит Шерлоку случайно заглянуть в ресторан, как жизни всех этих людей переворачиваются с ног на голову.

Обложка — https://vk.com/photo-149042968_456239030

Посвящение:
Моей больной фантазии

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

1

12 августа 2018, 03:06
Примечания:
ГРУППА ВК — https://vk.com/club149042968
      Обычный осенний день решил порадовать жителей Лондона яркими лучами солнца. На протяжении всего этого дня оно пекло, словно печь в каком-то крупном хлебном цеху. Из-за подобной жары люди буквально не могли жить, не то что работать! Потому и в доме 221B на Бейкер-стрит работа также встала.       — Скука, — завёл свою обыденную шарманку кудрявый детектив.       — Но у нас куча нераскрытых дел, — противился его словам коллега и, по совместительству, сожитель доктор Ватсон.       — Да, но они настолько скучные, что при такой жаре к ним даже прикасаться не хочется!       Джон тяжело вздохнул и прошёл на кухню, где налил в два стакана воду со льдом. Затем вернулся в гостиную, аккуратно приземлился на своё излюбленное кресло и протянул Шерлоку один стакан.       — Благодарю, Джон, — даже не пытаясь смягчить тон, сказал социопат.       Доктор лишь слегка улыбнулся.       Всё-таки мужчины пытались сделать что-то с этими делами, но они оказывались поистине элементарными, и поэтому коллеги легко с ними справились. Затем, предупредив хозяйку квартиры — миссис Хадсон, они вместе ушли в ближайшее кафе и уселись за столиком у окна. Именно там детектив и доктор заказали себе мороженого и охлаждающих напитков.       Спустя некоторое время молчания, Холмс выдал:       — Я закурю, — и достал из кармана потрёпанную пачку с зажигалкой, газ которой уже был на исходе.       — Шерлок, здесь запрещено курить, — поспешно сообщил друг кудрявого сыщика, указывая на табличку у двери.       — Ох, что за вздор! — раздражённо возразил тот, но всё-таки убрал обратно в карманы всё что достал. После этого он внимательно изучал почти опустошённый стакан.       — Шерлок, надо поговорить, — начал Джон и выдержал паузу, ожидая реакции собеседника. Её не последовало. — С тобой что-то не так.       — С чего ты взял? — не поднимая глаз на доктора, спросил Холмс.       — Ты мрачнее обычного, никакие дела больше не приносят тебе радости, ты снова начал курить, и я боюсь, что вернёшься и к другим вредным привычкам... — Ватсон был уверен, что его намёк будет весьма ясен. Поймав взгляд кудрявого, он продолжил, — и ты почти не появляешься в госпитале Святого Варфоломея, а ведь у тебя там своя лаборатория...       — Ну и что? Я вообще не понимаю, к чему ты завёл весь этот разговор. Со мной всё нормально. Просто перемена погоды так на меня влияет, не более. Давай не будем больше поднимать эту тему, ладно? — Казалось, что ещё немного и социопат в порыве гнева перевернёт их столик со всем содержимым.       — Как скажешь, извини, — притих доктор.       Мужчине ничего не оставалось кроме как смириться. Из этого упрямца просто так ничего не вытянешь. Он же самая настоящая Королева Драмы. Хотя сам он раскусит тебя за пять секунд. Но в последнее время Ватсон стал замечать, что социопатия Холмса-среднего стала увеличиваться, так скажем. Он стал ещё более замкнутым и практически разорвал все связи с внешним миром.       — Алло. Майкрофт? Да, я пытался с ним поговорить. Нет, всё без толку. Молчит. Да, я хотел, но он так разозлился, что я понял, что разговор стоит прекратить. Да, я пытался прятать сигареты, но... Нет, я не к этому клоню... Нет! Майкрофт, перестань. Я прикладываю все силы, меня тоже очень волнует состояние Шерлока. Нет, мне не плевать на него! Даже вполне-таки наоборот... Нет, не стоит... Нет, я не... Да, ладно, до связи, — Джон угнетённо отложил трубку.       — Кто звонил? — спросил Шерлок, заходя в общую комнату.       — Да так, из местной больницы. Просили подменить там одну коллегу, я скоро буду, — ответил Ватсон, накинул свою кожаную куртку (к слову, жара уже прилично спала) и вышел из дома.       — Хм... Столько лет вместе живём, а ты так и не понял, что меня так легко не проведёшь... — вслух подметил Шерлок, рассматривая в окно, как его сожитель оглядываясь усаживается в чёрную дорогую машину и уезжает.       Проводив взором наивного друга, Холмс сел в своё кожаное кресло и прикурил сигарету. Его легкие наконец дождались новой порции никотина. Он вдыхал дым, смотрел на опадавший пепел и выдыхал. Клубы дыма кружили и нависали над ним. Если миссис Хадсон решит сейчас проведать квартиру, детективу несдобровать. Но его это сейчас не сильно волновало. Он был погружён в другие думы.       Джон Ватсон и Майкрофт Холмс не первые, кто начал подозревать, что известный детектив, мягко говоря, «расклеился». Сам Шерлок тоже это прекрасно замечал, но не мог никак дать этому какого-то логического объяснения. Его дедукция была здесь бессильна. Поэтому он приходил к мысли, что дело не в разуме, может всё гораздо сентиментальнее. Но поскольку Холмсам это чувство было чуждо, он не стал забивать этими рассуждениями голову и продолжил придерживаться здравого смысла.       — Здравствуй, Майкрофт.       — Вот и увиделись, — «Рептилия» подала намёк на приветливую улыбку.       — Я уже говорил и готов повториться, я не знаю что с ним.       — А у меня есть предположение... — начал загадочно Холмс. Он обошёл свой рабочий стол и встал напротив Джона, опираясь на твёрдое дерево.       — Я внимательно слушаю, — сообщил доктор Ватсон.       — Даже у таких гениев, как у нас, Холмсов, бывают поражения. И порой нашими главными врагами становятся, как это ни странно... чувства.       — Чувства?       — Да, чувства. Обычные человеческие чувства. Обычно мы слишком умны для этого, мы слушаем лишь голос разума. Но, как и у котов в весну, у нас бывают...       — О как... — Ватсон начал расплываться в улыбке. Хотя глаза говорили о другом. — Не хотите ли Вы сказать, что Шерлок затосковал по женщине?       Майкрофт промолчал. И это молчание длилось с полминуты, после чего он всё-таки выдавил что-то вроде:       — Подобное нельзя отрицать...       — И кто же эта счастливица? Может, Эта женщина?       — Не исключено... — согласился Холмс.       — Знаете, Майкрофт, Ваше предположение не лишено смысла, но не думаю, что я способен сейчас к нему прислушаться. Всего доброго.       С этими словами Джон поспешил удалиться, даже не послушав, что же кинул ему вдогонку старший Холмс. Почему-то этот разговор его очень разозлил, что-то внутри доктора зашевелилось и это что-то было весьма недружелюбным. Что-то буквально начало рвать его на части. Кулаки сжимались сами собой. «Такси!» — крикнул он и сел в первую остановившуюся машину.       Он смотрел в окно на проносящиеся мимо дома, витрины, знаки, людей. А в голове только и проносились мысли о том, что Шерлок мог вдруг затосковать по женщине. Но с чего вдруг? Единственной женщине, которая подобралась ближе всего к нему, он сделал липовое предложение, после чего бросил. Хотя, там было даже не ясно, кто кого бросил. Но даже к той, с которой ему пришлось пару раз переспать, Шерлок не испытывал ровным счётом ничего. Бред какой-то.       «Эта женщина...» — с некой усмешкой тихо произнёс Ватсон. Он был уверен, что она уже давно забыла необычного детектива. И доктор даже не догадывается, что по сей день социопат получает от этой особы смс на каждый праздник. Может, всё-таки так и есть? Шерлок заскучал по старой подружке? Это весьма вероятно. Она симпатичная, дерзкая, самоуверенная, а главное — умная. И если бы не Шерлок, она бы легко смогла обвести вокруг пальца его заносчивого братца. Да, эту версию не стоит откладывать.       Джон доехал до Бейкер-стрит. Заплатил водителю, вышел из машины и зашёл в квартиру. Поднимаясь по лестнице, бывший военный услышал крики. Голоса он легко распознал, это определённо были миссис Хадсон и Шерлок. Ватсон поспешил зайти к ним.       — Я тебя предупреждала, в квартире не курить! — кричала на весь дом старушка.       — Простите, но здесь я нигде не увидел этих ваших излюбленных табличек «курить запрещено»! — раздражённо парировал Холмс.       — Юноша, это большая наглость! Мог бы хоть окно открыть для приличия!       — А может я не желаю слышать людей. И машины. И весь этот городской шум!       Джон поспешил уладить сей спор, который, вероятно, мог продолжаться вечно. Миссис Хадсон он добродушно налил чаю, а Шерлоку дал не слабый подзатыльник за «дерзость пожилой женщине».       — Знаешь, я в газете читал, что неподалеку открылся новый ресторан. Уютная обстановка, нестандартная кухня, живая музыка, место для танцев, — Джон пихнул друга в бок, — ты же любишь танцевать. Почему бы тебе не сходить туда, развеяться?       — Ты приглашаешь меня туда вместе с тобой?       — Ну вообще-то... — доктор засмущался и уже, казалось бы, хотел согласиться, но вдруг вспомнил о том, с какой целью это затеял и сообщил, — нет, я просто хочу чтобы ты сходил туда один. Вкусно поел, послушал музыку, потанцевал. Может быть... — Ватсон сглотнул ком, что так и норовил застрять в горле, — познакомишься с какой-нибудь красавицей...       — Девушки меня не интересуют, Джон, и ты это знаешь, — отрезал Холмс и снова уселся в своё кресло, закидывая ногу на ногу.       — Да, но... Может тогда просто сходишь туда? Потом расскажешь мне что это за место. Ладно?       Шерлок взглянул на коллегу. Глядя в эти щенячьи глаза, детектив не мог отказать. Ну никак. Пусть сердце его покрыто льдом, но устоять перед этими глазками он не мог совершенно. Пришлось согласиться.       «Старая роза», — прочитал вслух детектив название ресторана. Уже на улице слышалась музыка, но её громкость и энергичность не пришлись ему по вкусу. Шерлок потрепал кудряшки, осмотрел свой качественный недешёвый костюм, подаренный Джоном на какое-то мероприятие, и раскрыл двери, проходя внутрь.       Внутри было весьма шумно, помещение само по себе не маленькое и битком набито людьми. Духота была невыносимая, но кондиционеры работали старательно. По всему залу чувствовался весьма аппетитный запах, от которого живот Холмса начал с предвкушением урчать.       — О, мистер Холмс, позвольте я провожу Вас к Вашему столику, — вежливо обратился молодой официант. Взглянув на него, детектив сразу понял, что парнишка новичок, которого взяли только вчера. К тому же, он не отличается аккуратностью.       — Нет, спасибо, я дойду сам, — подражая вежливости официанта, ответил посетитель.       Шерлок ступил шаг в сторону столиков и вдруг остановился. Сердце его сжалось и заколотилось с новой силой. Дыхание остановилось. В тёмном углу недалеко от музыкантов, мужчина заметил столик на двоих. А за ним... Девушка была в красной свободной блузке, несколько верхних пуговиц расстёгнуты, и она периодически дёргает уголок воротника, как бы охлаждаясь. А может цель иная, например, привлечь собеседника к объёмным формам зоны декольте. Её чёрная юбка на удивление коротка и сексуально обтягивает округлые бёдра. Туфли на высоком каблуке. Чёрные с красной подошвой. Это было заметно, так как девица сидела нога на ногу, периодически меняя их местами. И делала она это так плавно и так привлекательно, что на это можно было бы смотреть постоянно. И что удивительно, делала она это всё механически, словно не замечая того, какой эффект производит на окружающих. Раньше бы Шерлок и подумать не мог, что подобная одежда так бы соблазняюще на ней смотрелась, а эта красная помада так манила бы коснуться сладких губ. Холмс испытал странное чувство. Казалось, однажды он его уже испытывал, но то что происходит сейчас, гораздо сильнее и мучительнее. Детективу вдруг захотелось подойти к своей бывшей коллеге и коснуться её волос, которые кстати заплетены в небрежную косу на левый бок.       «Сексуальная Молли», — вдруг сорвалось шёпотом с его губ. Внимательный мужчина даже заметил появившиеся ямочки на её щеках. Они стали ещё выразительнее, словно улыбка практически не сходит с её лица. Даже сейчас она улыбается. Но улыбается она уже не Шерлоку. Кулаки кудрявого социопата сжались. Он подметил, что цвет кожи патологоанатома стал более живым, на щеках лёгкий румянец. Видимо, теперь она не сидит целыми сутками в морге, ожидая, когда консультирующий детектив заглянет к ней за помощью.       Но кто же рядом с ней? Не тощего телосложения мужчина, глаза не цвета Англии, они тёмно-карие. Волосы светлые, до плеч и немного вьются. Одет неплохо: светлый коричневый блейзер, под ним рубашка с вертикальными полосками, тёмные джинсы с цепью и чистые туфли. Настолько чистые, что когда его нога высовывается из-под стола, на туфлях можно увидеть чёткое отражение люстр, что висели над залом.       Холмс долго не мог прийти в себя, но наконец, собравшись с мыслями, прошёл к своему столику. Он находился не так далеко от столика Молли, но при этом ей заметить Шерлока гораздо сложнее, чем ему расслышать её разговор. Ничего подслушивать он, конечно, не собирался, но вот наблюдать за ними стал очень охотно.       Детектив не понимал чем вызван его интерес. Но оторваться от бывшей коллеги он не мог. И то, что сейчас она разговаривает с полной противоположностью Шерлоку, его не радовало. А даже наоборот... Злило. Социопат не знал как объяснить его чувства. Может просто без Молли ему справляться стало сложнее. Она уехала из Лондона год назад. И вот сейчас она... Расцвела. Её движения не скованы, голос уверенный, улыбка свободная. Девушку не узнать. Хупер стала очень привлекательной, и не удивительно, что у неё появился не менее симпатичный ухажёр.       Резко Шерлок сорвался с места, но никто, кроме официанта, который только что подошёл узнать заказ, не заметил этого. Социопат обошёл его и прошёл к музыкантам. Музыка резко прекратилась.       — Красивая игра на скрипке, не находишь? — произнёс блондин, обращая внимание своей подруги на одинокого скрипача, который остановил музыкантов, чтобы исполнить свою мелодию.       — Действительно, — сквозь зубы процедила та.       Девушка была поражена, удивлена, шокирована и возмущена. Как смел он ворваться сюда, остановить музыкантов и начать исполнять свою музыку? Это высокомерие вызывало сильное негодование у мисс Хупер. Её аккуратные ногти, покрытые красным лаком вцепились в стол.       — Милая, всё нормально? — обратился парень к ней.       — Да, Сэм. Может, потанцуем?       — Хочешь потанцевать? Прямо сейчас? — заулыбался блондин.       — Да, именно сейчас, — уверенно с ноткой коварности произнесла его спутница.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: