ID работы: 7237295

Transposition, or: Ship Happens

Джен
Перевод
R
Заморожен
1177
переводчик
Paganell 8- бета
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
98 страниц, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Поделиться:
Награды от читателей:
1177 Нравится Отзывы 419 В сборник Скачать

Диатоническая 1.3

Настройки текста

Понедельник, 11 Апреля 2011

      К сожалению, найти преступников не так просто. Обычного желания явно недостаточно. И даже то, что я в доках, где частенько можно встретить членов банд, не помогало.       Черт. Мне просто невероятно повезло прошлой ночью встретить Лунга, а затем сразиться с ним.       Блин… Вероятно из-за этого я никого и не могу найти. АПП, скорее всего, были напуганы и без поддержки Лунга держатся в тени.       Перед выходом с Кладбища, я потратила немного времени на изменение своего тела и брони. И… ладно. Я должна признать это. Я сделала себя очень, очень привлекательной. Намного красивее Эммы. Я просто восхитительна… И никто это не увидит под броней. Но знаете что? К черту всё. Мое тело состоит из массы наномашин, и я могу делать с ними всё, что хочу. У меня есть возможность выглядеть так красиво, как я хочу, и нет абсолютно ничего плохого в том, чтобы воспользоваться этим.       Попробуйте только сказать, что вы бы не сделали то же самое на моем месте. Мы оба знаем, что это ложь.       Путешествовать по крышам было довольно весело, я без труда перепрыгивала с трехэтажных зданий на пятиэтажные. Пока костюм еще не был готов, я проверяла свои силы и прочность. На Кладбище Кораблей я без особых усилий поднимала листы металла весом в пару тонн.       Тестирование сил было ограничено тем, насколько громоздкие вещи я могла поднять, не сломав их при этом. И, конечно же, теперь я знала, что могу оказывать воздействие свыше двухсот пятидесяти тонн. Эту цифру я рассчитала сегодня, взяв за основу мое столкновение с грудью Лунга, а также то, с какой силой я вырывала переборки, резала и гнула сталь, чтобы сделать мою первую броню.       Так что… да. Я была чертовски сильна.       Я лениво задавалась вопросом — есть ли кто-нибудь сильнее меня в Броктон-Бэй прямо сейчас? Вероятно, это Виктория Даллон, известная как «Славная Девочка» или «Слава»… «Барби сопутствующего ущерба» — это тоже она…       Сколько она может поднять?

[Доступ…]

      — Черт возьми!       Я все еще не привыкла к этому. Правда. Доступ к интернету в моей голове без каких-либо усилий вообще, вызванный просто желанием что-то узнать… К такому трудно привыкнуть. По крайней мере, сейчас моё лицо закрывала маска, так что мои глаза не были похожи на тинкертех… Хотя линзы, вероятно, светились белым светом или каким-то еще.       Ладно, не важно. Согласно ПХO, Слава могла поднять около двух тонн и сама сообщала, что если она напряжется, то и автоцистерну в тридцать тонн осилит.       Круто. Похоже, я самый сильный кейп в заливе.       Я почувствовала, что улыбаюсь. Это чертовски здорово! Но нужно быть осторожной со своей силой. С Лунгом я просто запаниковала, но больше подобное не должно повторяться.       Это заставило меня задуматься. Моё тело было твердым наноматериалом. Масса серебряных наномашин, которые только эмулируют человеческую кожу. Но что, если я специализирую наноматериал для определенной функции или на самом деле создам реальные части моего тела? Наноматериал был своего рода «мастером на все руки», способным на многое. Можно создать что угодно, построить что угодно и сделать любую работу.       Но что, если бы у меня была специальная мышечная система, которая была буквально создана только для этого? Или добавить в себя какой-то материал, который имел более сильные молекулярные связи?       Стану ли я сильнее? Быстрее? Менее… уязвима? Конечно, поле Клейна и волновая броня были впечатляющими, но у них был предел, который, я чувствовала, возможно увеличить, но не до бесконечности. И мое тело… оно могло выдержать… как бы сказать? Огонь из стрелкового оружия? Да. Но я сомневаюсь, что выдержит нечто гораздо мощнее.       И учитывая тот факт, что это был только вопрос времени, когда я столкнусь с оружием Технарей, мне нужно быть к ним готовой. Лазеры, с которыми я смогу справиться своим полем. Радиация тоже, хотя я думаю, что у меня естественный иммунитет к ней. Гравитация… до определенного момента, как и лазеры. Надо выяснить, с чем еще я могу столкнуться. Мне нравится подготавливаться к неприятностям. Это то, что не раз спасло мою шкуру от Софии, Мэдисон и Эммы.       Быть готовой — значит моментально реагировать на угрозу, а не в панике отступать, чтобы ответить после. Это разница между невыгодным положением и возможностью продвигаться вперед.       Это была одна из вещей, которыми славился Оружейник. Он был готов почти к любой ситуации и двигался вперед.       Поэтому чем больше я узнавала о том, на что способна и как использовать свои силы, тем безопаснее и эффективнее я могла бы достичь своих целей, какими бы они ни были.       Но с изменением тела была проблема. Сейчас я словно пластилин, но если я закреплю наноматериал под определенные функции, то потеряю пластичность. Самый большой недостаток в статичном теле — это потеря способности маскироваться. О, я, вероятно, все еще смогу немного себя изменять, но никаких глобальных преображений.       Но… статичный каркас лучше защитит мое ядро…       Да. Это верное решение. Все, что могло лучше защитить мое ядро, было приоритетным. Из-за этого я сделала свою первую броню настолько толстой. Конечно, я не была уверена, что у меня есть ядро. Я это знала лишь со слов той сереброволосой девушки, но лучше перебдеть, чем недобдеть… Особенно когда тебе говорят, что ядро содержит твою личность. Хоть ядро и тверже, чем человеческий мозг, но все еще уязвимо.       Теперь, однако, я знала, что она говорила правду. И… это сделало всё более реальным. Я поверила ей, ведь зачем ей лгать мне? Но, несмотря на мою рациональность, шепот в глубине души всё еще держался за нелепый и постоянно уменьшающийся шанс, что я обычный кейп, а не компьютерная программа.       Хватит… Уже и так всё ясно.       Тейлор Эберт, волшебная девочка-робот, Неукротимый из Тумана, Экспериментальная Платформа X-01.       Подождите… Что за черт?!       — Эй!       Я прыгнула… Не через промежуток между зданиями, а на десять футов прямо в воздухе.       Боже правый, если бы у меня все еще было сердце, оно бы бежало со скоростью зайца.       Я обернулась. На противоположном краю здания стояла невысокая девушка, лет двенадцати или тринадцати, как вы наверное догадались, одетая в юбку с бело-зелеными волнистыми линиями и зеленый верх, на котором было что-то вроде брони. Зеленый шлем с козырьком закрывал глаза.       Слева от неё на, казалось, огромном скейтборде с красным свечением под ним стоял парень в красно-желтой броне.       Виста и Кид Вин. Местные Стражи. Виста была в команде с… 2008. Кид Вин с конца 2009 года, согласно его вики-странице.       Как, черт возьми, я их не заметила? У меня же идеальные слух и зрение.       Вот только… мое внимание было рассеяно. Черт. Тейлор, во время патрулирования не думай о посторонних вещах.       — Извините. Мы не хотели напугать вас, — сказал Кид Вин. — Просто хотели поговорить с вами. Вы Неукротимая, верно? Вчера поймавшая Лунга?       Я кивнула.       Он слегка улыбнулся, пересек крышу, взглянул на меня и протянул руку.       — Действительно хорошая работа. Я Кид Вин.       Я пожала её, Виста так же протянула руку.       — Виста, — представилась она.       Да-а-а. Она была… не такой, как я ожидала.       — Неукротимый. Но… вы уже это знаете, — сказала я, пытаясь выразить чувство уверенности, которого у меня, по правде, не было.       — Знаем, — кивнул Кид Вин и повернул голову к Висте, взглянув на неё, а затем вернулся ко мне. — Мы не ожидали встретить вас. Мы были на стандартном маршруте патрулирования и сначала не узнали вас. Оружейник рассказал нам, как выглядит ваша броня, но издалека сложно сказать, кто есть кто, поэтому мы пошли проверить. Ну и нам было бы интересно, не хотите ли вы патрулировать с нами? — спросил он.       Моим первым порывом было отказаться. Но я задавила это желание и задумалась. Они могут пытаться исправить дерьмовое первое впечатление от Оружейника прошлой ночью. Или они действительно просто интересовались новым кейпом. Это было заманчиво. Они оба были более двух лет в этом деле, а я… всего одну ночь.       Я задумалась.       Плюсы: Опыт. Нужно узнать как можно больше. Я понимаю, что с Лунгом мне просто повезло. Поэтому все, что могло улучшить мои способности, было важно, и не было лучшего способа сделать это, чем взаимодействие с людьми, которые знают, что и как делать. В этом серьезно поможет эйдетическая память.       Минусы: …мне придется общаться с людьми из той самой группы, частью которой я не хочу быть.       Но это может быть хорошим вариантом того, что я хотела: не слишком много взаимодействия, драмы или риска того, что кто-то узнает, что я такое. Я смогу учиться и помогать местным героям.       — Хорошо, — я кивнула.        — Отлично, — Кид Вин слегка улыбнулся. — Мы пройдем через доки, обойдем по северу центр города, а затем вернемся к базе СКП.       Виста прошла мимо меня, и я обернулась посмотреть, что она делает. Пространство между зданием, на котором мы были, и соседним просто… исчезло, как будто кто-то сдвинул их вместе.       Блин.       Теперь я поняла, почему она считалась таким мощным Эпицентром.       Кид Вин летел за Вистой на своей доске, а я следовала за ними, значительно медленнее, чем раньше. Было жгучее желание осмотреть его доску, посмотреть, как она работает, было ли это похоже на мои гравитационные двигатели или манипуляции струнами. Но сомневаюсь, что он позволит мне, плюс, это может стать поводом отметить меня как Технаря, чего я не хотела. Просто Бугай/Эпицентр, пожалуйста.       — Вы ведь Бугай, верно? — спросила Виста, впервые вступая в разговор и вторя моим мыслям. — Так Оружейник сказал.       Я слегка нахмурилась за маской. Они вытягивают информацию?       — Лучше знать заранее, кто что может, чем выяснять в середине боя, — добавила она.— Так мы можем расставить приоритеты и действовать по лучшей тактике.       Это была довольно веская причина, да и моя сила не была секретом после Лунга. Единственное, о чем они не знали, было мое поле Клейна, а оно довольно большое тактическое преимущество в бою. Это серьезно повлияет на то, как Виста и Кид Вин будут действовать. Может, мне просто сказать им?       В конце концов, это все равно всплывет. Лучше всего иметь некоторый контроль над информацией, которую они получат.       — Эм, на самом деле я Бугай/Эпицентр, — сказала я.       Кид Вин посмотрел на меня, пока Виста сжимала еще один разрыв между крышами, на этот раз имевшими двухэтажную разницу. Господи.       — Эпицентр?       — Да. У меня… есть силовое поле, которым я могу окружить нас, — сказала я им.       Я сформировала свое поле на пределе дальности, примерно в двадцати футах, окружая нас куполом из белых шестиугольников. Через пару секунд я убрала купол и сформировала стену над протянутой рукой.       Виста вдруг потянулась и коснулась её, проведя рукой по гладкой поверхности, а затем постучала по ней.       — Значит, вы танк, — заявила она.       Рассеянно вытаскивая определение термина из интернета, я думала об этом. Я могу нанести большой урон и достаточно прочная, но у меня еще и хорошая маневренность.       — Да, в значительной степени. Я еще довольно быстрая.       Кид Вин снова улыбнулся.       — Мы видели. Какое-то время мы не могли догнать вас, а потом вы замедлились, и мы смогли приблизиться.       Хм. Верно.       — Должно быть круто. Немногие Бугаи способны на такое. Обычно это что-то вроде экстремальной прочности или супер-силы, но недостаточной чтобы быстро двигаться или высоко прыгать, — прокомментировал Кид Вин.       Было приятно, честно говоря. Это было… успокаивающе. Знаю, маловероятно, что когда-нибудь меня смогут серьезно ранить, но в случае чего я смогу уйти. Да и боли я не чувствовала, боль волнует только людей. А повреждения оболочки не столь существенны, если цело ядро. Если что-то порезало меня — я могу это исправить. Или нет, если на то пошло, так как поверхностные повреждения вряд ли повлияют на меня.       Хотя… если бы я сделала себе более специализированные части, было бы неплохо иметь что-то похожее на боль, только более… продвинутое и конкретное, просто чтобы инстинктивно знать, когда что-то не так.       Я услышала странные звуки и повернула голову влево, чтобы сосредоточиться на них.       — Там что-то происходит.       Кид Вин бросил на меня оценивающий взгляд, прежде чем повернуться в том же направлении.       — Консоль, у нас, возможно, преступление к югу от нашего местоположения, разрешите расследование?       Нда… Мне определенно не нравится это. Я чувствовала неправильность, когда думала о том, чтобы быть под чьим-то руководством.       Должно быть, он получил положительный ответ, потому что кивнул нам, и Виста сократила расстояние на улице.       Мы остановились на краю ближайшего здания, глядя вниз на улицу. Между зданием и фургоном двигались люди, переносившие коробки. У некоторых из них были черные предметы, торчащие из поясов, которые я идентифицировала как пистолеты. Руководил ими парень с автоматом, который кричал на других, чтобы «перемещали его».       Виста оглядела сцену, а затем раздраженно фыркнула.       — Консоль, у нас, похоже, торговый перевоз наркотиков и возможная лаборатория. Как минимум семь гражданских, скорее всего больше. Стрелковое оружие, хотя у одного из них есть автомат. Приказы? — Кид Вин еще раз заговорил. — Нет, нету кейпов… Понял.       Он повернулся ко мне:       — Мы двигаемся дальше.       — Что? — мой голос был полон неверия. Они хотели просто оставить их? Какого хрена?!       Кид Вин вздохнул:       — Послушайте, мы не готовы сражаться с таким количеством людей, особенно вооруженных. Виста и я опытные, но одна шальная пуля — и мы мертвы. Быть хорошим героем — это знать, где твой предел. Консоль проинформирует полицию, и та разберется с ними, хорошо? Это их работа. Если бы здесь были кейпы — был бы другой разговор. Но мы все равно бы ждали подкрепление и СКП. Но, как бы то ни было, это просто не стоит риска.       Я… слышала, что он говорил. Но было трудно найти связь между словами и их значением. Они говорили, что не будут бороться с чем-то подобным. И это не имело для меня никакого смысла.       Я понимала, что полиция должна с ними бороться. Но они не так эффективны как я. Смотря на ситуацию, я не хотела просто так бросать её. Это то, что я искала, ситуация, которую я могу изменить.       — Мне… мне жаль, я не могу этого принять, — сказала я, столкнувшись взглядом с Кид Вином. Виста же изучающе смотрела на меня. — Вы, ребята, можете идти, но я собираюсь разобраться с ними, — я сделала несколько шагов в сторону, к краю здания, и в последний раз обернулась. — Было приятно познакомиться.       А потом спрыгнула с здания. Я смутно слышала, как Кид Вин выкрикнул мое имя, но не обратила внимания. Они больше не важны в этой ситуации, утратив взаимодействие.       Я приземлилась не на тротуар, как прошлой ночью, а на поле. Без особых усилий я наклонила поле на сорок градусов и оттолкнулась от него, легко преодолев расстояние между двумя домами и приземлившись перед мужчинами.       Люди вокруг меня начали реагировать, главный предсказуемо закричал: — Кейп! — он поднял автомат и направил его на меня. — Стреляйте!       Его палец сомкнулся на спусковом крючке, и, еще до появления первых пуль, меня окружило поле Клейна. Со всех сторон по мне стреляли, а я просто стояла там, ожидая когда у них кончатся патроны.       Что вскоре и случилось.       Автомат главного первым щелкнул впустую, а затем вокруг меня пистолеты начали делать то же самое. Я подождала пару секунд, пока дым рассеется, позволяя им увидеть, как их пули висели в воздухе, застряв там, где они попали в поле Клейна.       Я позволила пулям упасть с тихим металлическим звоном и ухмыльнулась за маской.       — Моя очередь.

[Статус поля Клейна: 4% от текущей общей мощности]

      Я выпустила приобретенную кинетическую энергию наружу в виде ударной волны, и люди были отброшены назад, приземлившись на тротуар в нескольких футах от того места, где они стояли.       Большинство из них были ошеломлены только от этого действия, но другие встали и побежали.       Ну уж нет. Не сегодня.       Я быстро двинулась за ними и вырубила, связав им руки и ноги тонкими полосками наноматериала. Я сделала их похожими на пластиковые наручники, для виду вытащив из кармана под одной из броневых пластин.       Подойдя к валявшимся мужикам повторила процедуру.       Отряхивая руки, я посмотрела на здание. Возможно, несколько…       — Какого хре** происходит, черт возьми?!       Да. Несколько внутри.       Человек, вышедший из здания, увидев меня, выронил коробку из рук и помчался обратно внутрь, я последовала за ним.       Здание было старым многоквартирным домом, простой трехэтажкой с несколькими сломанными окнами и треснутыми стенами. Внутри на стенах потрескалась вся штукатурка, на полу грязь и какое-то неопознанное вещество на потолке.       Я последовала за звуками, издаваемыми убегающим наверх человеком.       — Джейк! Там еб**** кейп! — кричал он.       Находясь на втором этаже, я чувствовала запах химикатов в воздухе, вероятно, побочных продуктов того, что они готовили в этом месте.       Раздался еще один звук — на этот раз звон разбивающегося стекла, и я направилась к двери, из-за которой слышался шум.       Заперто.       Для меня это не проблема.       Я толкнула дверь, сорвав засов и защелку на деревянном косяке, хрупкая металлическая цепь со звоном упала на пол.       Войдя в комнату, я огляделась. Много стеклянных пробирок, несколько горелок. Возможно, лаборатория по производству метамфетамина. Или, по крайней мере, амфетамина.       В комнате было четыре человека: двое выглядели так, как будто упаковывали наркотики, вероятно, для людей, которые несли их в машину, парень, которого я преследовала, и еще один за прилавком справа со всем лабораторным оборудованием.       На первых трех были надеты респираторы. Ну, торговцы были, по крайней мере, полуразумными, а не просто идиотами.       Двое из них направили на меня оружие. Преследуемого я выбрала в качестве первой цели. Его глаза расширились, и пистолет в его руках прыгнул, выстрелив несколько раз, прежде чем я добралась до него. Чтобы не драматизировать, я позволила пулям просто отскочить от брони.       Выхватив пистолет, я сжала руку.       Пистолет скомкался и сломался, а парень передо мной захныкал, поднимая руки. Остальные в комнате последовали его примеру, даже другой парень с пистолетом, который он просто бросил на пол.       Я заковала их так же, как и тех, что снаружи, в наручники из наноматериала на запястьях и лодыжках. Больше они не будут проблемой.       Посмотрев на лабораторную установку, просто подошла и выключила две горелки, что были включены.       Я бы назвала это успехом.       Довольная своей работой, я выбралась из здания.

***

      Висты и Кид Вина нигде не было видно.       Ну бли-и-ин…       Вероятно, им пришлось продолжить патрулирование без меня. Скорее всего, у них было расписание, и кто бы ими ни руководил, он не разрешил им участвовать.       Кроме того, мне надо рассмотреть это с их стороны: я была бродягой, а не частью команды, и показала, что эти бандиты не смогут мне навредить. Я вне их полномочий, они не обязаны помогать мне в переплётах, в которые я ввяжусь.       И всё же я была немного раздражена этим.       Я подождала две минуты, пока не услышала приближающиеся полицейские сирены, а затем вскочила на крышу и ушла.       Честно говоря, было довольно скучно. Это даже близко не похоже на схватку с Лунгом. Просто вооружённые торговцы наркотиками, даже не представлявшие для меня угрозы.       Я… я хотела чего-то большего. Что-то значимое. Я Неукротимый из Тумана, такие мелочи не для меня!       Лениво проверив наноматериал на Кладбище, информация о котором была в глубине моего разума, я порадовалась темпу его роста. Еще час, и его будет ровно в два раза больше. Еще пять часов, и количество снова удвоится. И еще раз. И еще раз. И еще раз…       Экспоненциальный рост. Разве это не волшебно?       Вынырнув из своих мыслей, я обратила внимание на свое окружение. Не хочется мне повторения истории с Вистой и Кид Вином, только с менее дружелюбными кейпами.

***

      Я вернулась домой к семи вечера. Впитав броню в ближайшем переулке, пошла к дому избегая папу, так как его машины еще не было на подъездной дорожке. Слегка нахмурившись, я пробралась внутрь и пошла на кухню. Покопавшись в холодильнике, достала остатки лазаньи, которую мы заморозили еще неделю назад, и включила духовку на разогрев.       Мой взгляд на еду был… другим, как и моё чувство вкуса. Мне не нужно было есть, и это определенно изменило то, как я рассматривала еду в целом. Тем не менее, сегодня утром подтвердились мои подозрения: мое тело просто произвело наноматериал из того, что я потребила, заменив другой, каким-то образом неисправный или поврежденный. Создание новых наномашин было проще, чем восстановление старых, а сломанные были просто переработаны или выброшены.       Давайте будем реалистами — человеческое тело делает то же самое. Люди сбрасывают около сорока тысяч клеток кожи каждый час. Это почти в тысячу раз больше, чем сбрасываю я за тот же период времени.       Все, что не использовалось в производстве, тоже было выброшено. Так что… да. Я ела всякую дрянь, буквально расщепляла её, и всё, что мне не нужно, выбрасывала.       Круто, да?       Состояла я в основном из углерода, водорода и кислорода. Углерода было около двух третей — но это не самое странное. Железо и никель тоже были в приличном количестве. Меньше всего было марганца, хрома, молибдена, селена и вольфрама. Ртуть была бы очень удобна для создания наноматериала, но люди, как правило, волнуются, когда она рядом. Что понятно, так как она действительно ядовита для них. Я же могла бы использовать и её.       Но Тейлор, ты хочешь сказать, что состоишь из этих тяжелых элементов, и все еще думаешь, что была человеком?       К тому же, каждая наномашина фактически противостоит своему весу, уменьшая влияние гравитонов на нее, несмотря на то, что все еще имеет ту же массу. Это уменьшение в какой-то степени контролируется и означает, что, независимо от того, какой я массы, я вешу столько, сколько хочу, в определенных пределах, конечно. Но я не могу использовать это, чтобы летать или быть невесомой, например. Сам наноматериал не может полностью противостоять гравитации. Таким образом, с тем количеством наномашин, что было в моем теле, я всегда вешу сравнительно мало.       Духовка подала звуковой сигнал, сообщая мне, что разогрелась до выбранной температуры. Я открыла её и положила лазанью, установив таймер на один час и пятнадцать минут.       А потом… я столкнулась с проклятием каждого школьника. Домашнее задание. Идеальная память не делает его менее утомительным, скажу я вам. Я исписала несколько листов, сделала всю тригонометрию за пять минут, все из которых были потрачены на написание шагов решения задачи, ведь я тут же решила их, только увидев. И наконец закончила работу над английским эссе. Еще один забавный факт бытия компьютером: английские эссе и литературные анализы не становятся проще только потому, что вы можете быстро решать математические задачи.       Поверьте мне, я знаю.

***

      Я услышала, как папина машина ехала по улице, и начала накрывать на стол после того, как убрала с него мою работу.       Лазанья была почти готова, поэтому я сняла фольгу сверху, завершая её приготовление. Достала из холодильника зеленые бобы и закинула в микроволновку готовиться.       Автомобиль заехал на дорожку перед домом и заглох, дверь открылась, а затем закрылась с приглушенным стуком. Подгнившая доска на передних ступенях заскрипела, и через пару секунд входная дверь открылась.       Туфли слетели в угол. Ключи от машины бросили в маленькую миску на столике в холле.       — Привет, Тейлор. Пахнет довольно здорово, — сказал мой папа, заходя за угол на кухню. — Спасибо, что приготовила ужин.       Я улыбнулась ему в ответ:       — Конечно, папа.       Со времен шкафчика мои отношения с отцом улучшились. Я не знаю, было ли это потому, что я прилагала больше усилий, или он, или даже мы оба, но результат был налицо.       Моя бодрость и отсутствие усталости во время завтрака явно пошли на пользу.       Папа подошел к холодильнику и достал бутылку пива, в то время как я открыла духовку снова и взглянула на лазанью. Теперь точно готово… как на «человеческий» взгляд, так и в инфракрасном спектре.       Хех. Использовать инфракрасное зрение для приготовления лазаньи. Обычный день из жизни Тейлор Эберт.       Надев рукавицы для печи, которые были на прилавке, я вытащила блюдо из духовки, поместив его на плиту, а затем использовала металлический шпатель из ящика, чтобы разрезать лазанью на секции.       Папа взял со стола тарелки и положил на каждую по квадрату лазаньи, а я достала зеленые бобы из микроволновки и принесла их, позволив папе положить себе первому.       Поставив тарелки на стол, папа сел и начал есть, взяв себе стакан воды, я присоединилась к нему.       — Как прошел учебный день? — спросил папа.       Я внутренне поморщилась, не желая рассказывать весь тот *****, который произошел сегодня.       — Все нормально. Математика и химия скучные, я зашла чуточку дальше учебной программы.       А еще у меня врожденное понимание всего, от n-мерных многообразий до аналитической комбинаторики и теории комплексных переменных функций.       — Урок мистера Глэдли был… обычным, — закончила я.       Папа понимающе кивнул.       — Однако я изучала некоторые интересные вещи. Не для уроков или чего-то еще, чисто для себя.       — О?       — М-м-м. Военные корабли Второй Мировой Войны и современные самолеты, — сказала я ему.       — Ну, я не знаю о современных самолетах, но ты знала, что в Броктон-Бэй была верфь, на которой строили военные корабли?       Я посмотрела на него с интересом. Я ничего не знала об этом, и в этом явно виноват медленный, громоздкий школьный компьютер.       — Серьёзно?       Он кивнул.       — Да. Эсминцы и подлодки выходили отсюда. Именно поэтому залив имел такой хороший фарватер, еще до того, как танкеры и грузовые суда начали его использовать. Если бы мой отец все еще был рядом, он бы часами рассказывал об этом. Его это очень интересовало. Знал всё о каждом корабле, который вышел отсюда, — сказал папа, улыбаясь. — Он любил их. Даже собирал некоторые модели.       — Поразительно, — улыбнулась я.       Я редко слышала что-нибудь о родителях отца. Они умерли еще до моего рождения, так что я даже не знала их.       — Они все еще пылятся где-то на чердаке. Вряд ли с ними что-то случилось. Если хочешь, мы можем пойти поискать их после ужина. И ты можешь забрать их себе.       — Правда?       — Конечно. Во всяком случае, он был бы рад, если бы кто-то забрал их. Они никому не принесут никакой пользы, просто собирая там пыль, — сказал он, вытирая рот салфеткой.       Я кивнула, немного взволнованная этим. Подводные лодки Второй Мировой Войны были довольно маленькими, даже близко не приближаясь к гигантским размерам современных атомных подводных лодок.       Мы с папой закончили ужин, убрав со стола и положив грязную посуду в посудомоечную машину. Остатки лазаньи отправились в холодильник на следующий день.       Как только кухня была убрана, папа посмотрел на меня.       — Ну, давай отправимся на поиски.       Он поднялся наверх, и я последовала за ним. Опустив лестницу на чердак, мы по очереди залезли наверх. Наверху папа потянул шнурок, который включал единственную голую лампочку в комнате, и огляделся.       — Вроде они в том в углу, — пробормотал он себе под нос. Покопавшись в том направлении, он вытащил коробку. Открыв её, заглянул внутрь. — Да, они здесь, пойдём.       Папа поднял коробку, и я отошла в сторону, чтобы он спокойно прошел. Дернув шнурок выключателя, я спустилась следом за папой и последовала за ним по коридору в мою комнату. Зайдя ко мне, папа поставил коробку на полу рядом с моей кроватью.       Опустившись на колени, папа снова открыл коробку и начал вытаскивать из неё вещи. Я же села на кровать, ожидая. Несколько папок были отложены в сторону, а затем он потянул обеими руками что-то длинное и цилиндрическое в ткани, которую он развернул и протянул мне.       Модель подлодки. Я взяла её, осматривая.       Темный пластик, с маленькими отверстиями по бокам и спереди, с нитями, натянутыми между столбами на палубе. Белые цифры «257» были над передними отверстиями и на рубке.

[USS Harder, SS-257.]

      У меня была информация об этой подлодке. Я не знаю откуда, но она была. Статистика, пункт отправления, дата ввода в эксплуатацию…       Папа протянул мне еще один корабль, и я, положив подводную лодку сбоку на кровать, взяла следующую модель из его руки.       Эсминец с надписью «468».

[USS Taylor, DD-468.]

      Данные у меня были противоречивые. Там сказано, что она была построена в Батэ, но если у дедушки была её модель, это должно означать, что она была построена здесь, в Броктон-Бэй.       — Тейлор? — папа посмотрел на меня. — О чем задумалась?       Я покачала головой.       — Да так… — я засмеялась. — Это просто… забавно. Эта модель USS Taylor. У неё моё имя. Две тысячи тонн, шестьдесят тысяч лошадиных сил с запасом хода в шестьдесят пять сотен морских миль и триста тридцать шесть членов экипажа.       Папа выглядел удивленным, а затем рассмеялся.       — Ты сейчас говоришь прямо как дедушка, — он покачал головой. — Бьюсь об заклад, он бы с удовольствием поговорил с тобой об этом.       Папа положил руки на колени, а затем выпрямился и встал.       — Ну, там есть еще несколько, и некоторые другие вещи. Я тебя оставлю. Если ты хочешь, мы могли бы сделать пару полок и установить их здесь.       Я усмехнулась:       — Мне бы этого очень хотелось.       Положив Taylor на бок рядом с Harder, я встала и шагнула вперед, заключая папу в объятиях.       — Спасибо, папа.       — Конечно, Тейлор.       Я слышала улыбку в его голосе, когда он ответил, поглаживая меня по голове.

***

      В коробке было еще несколько моделей — еще одна подлодка класса Gato, легкий крейсер Nashville и, к моему крайнему удивлению, модель линкора USS Wisconsin.       В Броктон-Бэй, должно быть, была большая верфь. Быстрая проверка интернета подтвердила мои подозрения. Однако компания, управляющая ею, потеряла контракты в семидесятые года из-за неуклонного ухудшения поздних поставок и вскоре после этого загнулась.       В коробке были страницы документов и фотографий, даже чертежи. Рукописные заметки на полях, которые, как я полагаю, были от моего деда, находились на нескольких кораблях.       Я прочитала все это, впитывая знания как губка.       Продолжалось это недолго.

***

      Я завернула все модели и положила их обратно. Папа, вероятно, поставит полки для них в эти выходные.       А потом… я лежала на кровати и смотрела в потолок.       Возможно, это выглядело так, будто я ничего не делала, но я делала физические симуляции, тесты, проводила исследования в интернете и моделировала различные конфигурации моего первого проекта.       Самой большой проблемой была энергия. Несмотря на все знания, которые у меня были, мне казалось, что чего-то не хватает. Чего-то, что могло бы обеспечить гравитонный двигатель достаточной энергией. Для этого… я собиралась сделать несколько генераторов.       Чтобы генерировать достаточно энергии для постоянного производства гравитонов, которые потребуются для двигателей (а также обеспечивать электроэнергией), мне пришлось бы использовать антиматерию. В частности, реактор антиматерии/материи.       Не так эффективно, как хотелось бы, тем более, что он будет облучать окружение и нуждаться в регулярном ТО, но он будет работать.       Между тем, наноматериал на кладбище продолжал производиться, заменив всю поверхность пола/стены/того, на чем он был. Однако наноматериал, который был на бандитах в качестве наручников, был снят и брошен в мусорный мешок. Похоже, их сейчас несут в мусорный контейнер.       Хм.       Я подождала пару минут, а затем собрала наноматериал в паукообразную конструкцию. Выбраться из пластикового пакета было легко. Выбраться из мусорного контейнера было немного сложнее, но я справилась. Протиснула наноматериал через зазор на крышке, а затем пересоздала паука снаружи.       Потребовалось полтора часа довольно впечатляющих прыжков и бега, чтобы вернуть наноматериал, но я использовала это время, чтобы продолжить свои эксперименты по моделированию.       В конце концов он достиг моего подоконника, где, сжавшись, протиснулся через трещину, прыгнув мне на грудь.       …В которую он впитался, быстро растворяясь в моем теле.       Удобно быть пластичной массой наномашин.       Удовлетворенная тем, что всё в порядке, я установила время пробуждения. Убедившись, что наноматериал продолжит размножаться без моего непосредственного контроля, я погрузилась в пустое темное ничто, которое я называла сном.
Примечания:
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.