Удержи мое сердце 14

Lena_Alexandrova автор
От тени Тень соавтор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Элен и ребята

Пэйринг и персонажи:
Аделина, Бруно, Себастьен, Лали, Жозе, Бенедикт
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 89 страниц, 18 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ER Hurt/Comfort Детектив Драма Дружба Нелинейное повествование ООС

Награды от читателей:
 
Описание:
Жизнь ставит героев перед нелегким выбором. Дружба, любовь, чувство долга - что для каждого из них окажется превыше всего? Научатся ли они прощать, забывать плохое? Смогут ли пойти вперед или призраки совершенных ошибок будут тянуть их на дно прошлого? Ответы на вопросы могут дать только они сами.

Посвящение:
Благодарю моего соавтора "От Тени тень" за поддержку, терпение и творческую фантазию!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка
от талантливой Ольги Серобабовой
https://yadi.sk/i/pT4Kw6xEZddkTw
Арт - тот же автор.
https://yadi.sk/i/VcPYX23iXyJlIA

Глава 18

16 ноября 2018, 12:38
Опустевший на время дом, снова наполнился радостными голосами, сияющими взглядами — он был словно пронизан обжигающими искрами любви. Смешные утренние перепалки, дружеские шутки и задорный смех опять нарушали тишину, возвращая жизнь друзей в привычное русло. Первый, после возвращения ребят из Тулузы, уикенд единогласно было решено провести вместе. После вкусного завтрака, который готовили дружно и мальчики, и девочки, все перешли в гостиную и, удобно устроившись на подушках дивана, разглядывали фотографии на мониторе компьютера Бруно, как вдруг, раздался звонок в дверь. — Кто бы это мог быть? — Бенедикт открыла и была крайне удивлена — на пороге стоял высокий, подтянутый, но уже немолодой мужчина в элегантном костюме и родители Себастьена. — Добрый день, — нерешительно поздоровалась Бенедикт с незнакомцем и более радушно — с Полин и Леоном. — Месье Локонте! — воскликнул Бруно и стремительно пересёк гостиную, чтобы поздороваться и с шефом, и с родителями друга, вошедшими в дом и как-то смущённо поглядывая на хозяев. — Да проходите же! — пригласил Жозе, когда бурные приветствия, в процессе которых, родители Себастьена чуть не задушив в объятиях Лали, сошли на нет. Все расселись на подушках, и ребята в недоумении выжидательно переглянулись. Кашлянув, начал разговор Локонте. — Итак, друзья мои, я пришёл потому, что вы, некоторым образом, оказались причастны к нашему расследованию и задержанию подозреваемой в мошенничестве и убийствах нескольких пожилых женщин в разных концах света, которую вы знаете под именем Алины Дюрье, но на самом деле у неё множество имен, и то, которое известно вам — не настоящее. Я пока не вправе обнародовать истинное имя этой мадемуазель, поэтому будем называть её Алиной Дюрье. Прежде всего, я немного расскажу о ней. Девушка росла в семье медиков, довольно благополучной, занималась музыкой, изучала и знает в совершенстве несколько языков, получила диплом фармацевта. Несмотря на хорошее воспитание, Алина всегда была алчной, склонной к обману и даже к некоторой жестокости. Ей всегда хотелось делать всё, что заблагорассудится, и выводило из себя то, что мешало так поступать. В первую очередь ей мешали родители, которые чуть было не стали первыми жертвами. Они наставляли дочь, пытаясь сдерживать неблаговидные порывы, и в итоге чуть не поплатились за это жизнью. Алина прекрасно разбиралась в химии и увлекалась изготовлением отравляющих веществ, которые не будут оставлять следов в организме. Поэтому решила убрать со своего пути отца, который был особенно строг к ней, заодно и опробовав на нём новую «разработку». Алина подлила ему в чай собственноручно приготовленную отраву, но, видимо, где-то просчиталась — отец выжил, но не стал заявлять в полицию, тем не менее, Алина сбежала. — Господи! — не сдержав эмоций, ахнула Полин, покосившись на сидящего рядом сына. — С этого момента потянулась цепочка преступлений, — продолжил Локонте. — Алина виртуозно меняла внешность, подделывала блестящие рекомендации и устраивалась на работу к одиноким, состоятельным старушкам. Втираясь в доверие, она делала всё, чтобы те упомянули её в завещании, и как только это происходило, несчастные женщины, спустя непродолжительное время, умирали от сердечного приступа, благодаря «лекарствам», которыми их угощала Алина. Так она добралась и до мадам Дюваль — очень богатой женщины. Алина решила, что это — джекпот, но к своей досаде случайно узнала, что несколько лет назад старушка составила завещание, согласно которому всё имущество после её смерти переходило внучатому племяннику — вам, месье Себастьен. Себ в недоумении посмотрел на Локонте. — Но я ничего не знал о завещании. Я просто любил тётушку Кристину, с удовольствием приезжал к ней… — Вы же знаете, чем она занималась? — уточнил Локонте. — Какой у неё был бизнес? — Она была владелицей алмазной шахты, — пожал плечами парень. — Ничего себе! — присвистнул Жозе и обвёл взглядом присутствующих. — Теперь я понимаю, почему Алина так настаивала на обмене завещаниями, — передёрнул плечами Себастьен от охватившей его брезгливости. — Откуда же взялась эта алмазная шахта? — вдруг спросила Лали. — А мы сейчас попросим рассказать об этом мадам и месье Куриво, — сделал приглашающий жест в сторону пожилой пары Локонте. — Что же, стрекоза, и вы, ребята, слушайте, — начал свой рассказ Леон. — Мадам Дюваль — кузина отца Полин. Она жила во Франции до восемнадцати лет, а потом произошло несчастье — её жених погиб. Девушка не смогла оставаться дома — слишком много было воспоминаний вокруг, поэтому в отчаянии она сбежала в Канаду, чтобы всё забыть. Какое-то время она работала гувернанткой в богатой семье, где в неё влюбился старший сын хозяев. Ясное дело, родные были против такого увлечения, и парочка сбежала на север страны к золотым приискам. Сначала они жили в деревне золотоискателей, но удача отвернулась от них — бесконечное промывание песка в реке не давало результатов. Пара жила впроголодь, но они любили друг друга и не теряли надежды на счастливый исход поисков. В конце концов они решили уйти из лагеря. Они шли всё дальше и дальше, вверх по реке, которая петляла в лесу, забрались в глухие места и вскоре наткнулись на заброшенную хижину, в которой умирал старик. Молодые люди, как могли, ухаживали за ним, и им удалось вырвать для старика несколько лишних дней. Перед смертью он отдал влюблённым карту, в которой указывалось место, где были найдены алмазы. Он обессилел и не мог вернуться к семье, поэтому, умирая, попросил их позаботиться о его жене и трёх дочерях. — Они нашли алмазы? — спросила очарованная невероятной историей Бенедикт. — Да, все было так, как сказал старик. Пара нашла месторождение и оформила документы на себя и семью старика. С тех пор чета Дюваль ни в чём не нуждалась. Только одно омрачало их жизнь — у них не было детей. Несколько раз они приезжали к нам погостить, и мадам Дюваль полюбила нашего Себастьена, как родного сына. Когда ему было четырнадцать, он впервые попал в Канаду и был очень впечатлён поездкой на алмазную шахту. Помнишь, сынок? — Конечно, — кивнул Себастьен, — но я не знал, что шахта до сих пор существует. Думал, что она давно иссякла. — Вы правы, месье, — громко сказал Локонте. — Ваша тётушка была умной женщиной, вложив все свои средства в акции, приносящие неплохой доход, так что могу вас поздравить — вы стали довольно состоятельным человеком. Ну, а Алина думала, что шахта продолжает работать и надеялась, окрутив вас, стать одной из самых богатых невест мира. К сожалению, вы в её дальнейшие планы не входили, но благодаря мадемуазель Лали, которая действовала весьма неосторожно, вам удалось остаться в живых. — И я безмерно благодарен ей за это, — поцеловал свою неугомонную невесту Себастьен. — Но неужели Алина смогла одна столько натворить? Мошенничества, убийства… — Бенедикт передёрнуло от ужаса. — Не одна, — усмехнулся доселе молчавший Бруно. Он вопросительно взглянул на шефа и, когда тот кивнул, продолжил: — У неё был сообщник. Именно он находил жертв. Как — нам ещё предстоит выяснить, но его причастность уже доказана. Кстати, тоже небезызвестный нам тип, — парень выразительно посмотрел на Аделину и усмехнулся. — Жюло Ксавье. Девушка вздрогнула и густо покраснела. Она не осмелилась поднять глаза, но Бруно ласково взял её за руку. — Он так же, как Алина, менял внешность и имена, — слегка сжав подрагивающие пальцы Аделины в ладони, продолжил он. — Когда я его увидел — не мог отделаться от ощущения, что лицо мне знакомо. И пока Фабрис искал владельца машины, на которой укатила в туман моя невеста, я пытался вспомнить, где мог видеть этого парня. Но после информации от Фабриса всё встало на свои места. В досье имеются фотографии Ксавье лишь в гриме, а тут я видел его настоящее лицо, да ещё и в сумерках, поэтому не сразу узнал. Прокололся парнишка на любви к девушкам и крутым автомобилям, — Бруно обнял Аделину и улыбнулся. — Если бы не ты, мы, наверное, ещё долго искали бы этого типа. — Прости меня, — девушка наконец взглянула на жениха. Её глаза были полны слёз, щёки горели румянцем. Она была так трогательна и мила, что Бруно, не сдержавшись, коснулся робким поцелуем нежных губ. — Я люблю тебя. Пока остальные беседовали, задавая множество вопросов Локонте, Себастьену и его родителям, Жозе поймал взгляд Лали, слегка кивнул ей и, когда девушка подошла, тихо сказал: — Мы с Бене уезжаем вечером, — и, чуть помедлив, добавил: — в Южную Америку. Навсегда. Когда до Лали дошёл смысл сказанных слов, в её груди разлился холод, сковав сердце. Она устремила на друга пронзительный взгляд и онемевшими губами прошептала: — Почему? Жозе, не сводя с неё горящего взгляда, в котором бушевало отчаяние, с трудом выговорил: — Так будет лучше для всех. И в первую очередь для вас с Себастьеном. Я хочу, чтобы вы были счастливы. А если останусь — то всё испорчу, потому что мне будет трудно себя сдерживать. Ты начнешь метаться между нами и сделаешь больно и себе, и Себу. — Нет! — быстро сказала Лали и схватила Жозе за руку. — Это невозможно, это пройдёт. То, что было в Тулузе, останется прекрасным воспоминанием! И я ни о чём не жалею, — добавила она, опустив глаза. — Я тоже, Лали! Я тоже! Но боюсь, что не смогу спокойно наблюдать, как ты ходишь рядом, смеёшься, целуешь Себастьена, занимаешься с ним любовью! И потом, есть Бене, которая все эти годы терпит мои выходки и заслужила быть счастливой. — Прошу тебя, не уезжай! — взмолилась Лали. — Ты стал очень дорог мне, — и слёзы задрожали на её ресницах. Жозе молча поднес её руку к губам, и кожу Лали обожгло от поцелуя. Прикрыв глаза, качнулась навстречу, но Жозе удержал её. — Нет, Лали, не нужно, пожалей моё сердце. И потом, у тебя есть Себ, посмотри на него! Лали повернула голову в сторону Себастьена, а тот, словно почувствовал — взглянул на неё сияющими влюблёнными глазами. Она мягко улыбнулась в ответ и послала воздушный поцелуй. Повернулась к Жозе, кивнула. — Ты прав, я люблю Себастьена больше жизни, но и ты всегда будешь занимать определённое место в моём сердце, как самый лучший и близкий друг. Лали искренне тепло обняла Жозе, ощущая в душе лёгкую грусть, понимая, что он увезёт с собой кусочек её сердца. — Я могу тебя попросить об услуге? — спросил Жозе. — О да, всё, что угодно! — встрепенулась Лали. — Не говори ребятам, что мы с Бене навсегда покидаем Францию. Сообщишь им позже, когда самолёт взлетит. Опять сердце в груди сделало бешеный скачок, но Лали сумела совладать с ним, поэтому просто сказала: — Им будет очень сильно не хватать вас, — и, вдруг, осознав до конца проиходящее, в отчаянии воскликнула: — Неужели мы никогда не увидимся с тобой?! Жозе изменился в лице — видно было, какая борьба с собой и раздирающими сердце чувствами идет внутри него. Он резко выдохнул и, улыбнувшись, поправил ей выбившуюся прядь волос. — Пройдет время, моя Лали, страсти улягутся и тогда… Всё может быть… — запечатлел он на её щеке прощальный поцелуй. — Может быть… — эхом ответила Лали, тихо вздохнула, сжала его пальцы в ладони, но, спустя мгновение, лицо ее прояснилось и она, отпустив руку Жозе, направилась туда, где её ждали нежные объятия Себастьена.