Ским

Джен
NC-21
В процессе
1053
автор
Размер:
планируется Макси, написано 194 страницы, 19 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
1053 Нравится 325 Отзывы 404 В сборник Скачать

Глава 6

Настройки текста
Сила помещает нас в места где мы можем учиться. Это могут быть непростые места но они всегда правильные. Независимо где мы и что делаем. Это правильное место и правильное время. – Скимитар Саиф Катар. В юности течение Великой Силы может показаться пугающим поражающем воображение. Нужно лишь найти равновесие между Светлой и Темной гранью и тогда поток охватит заметная безмятежность. Если станешь сопротивляться влиянию Силы твое собственное тело восстанет против тебя. Сражайся с помощью Силы и целая вселенная будет на твоей стороне. - Вур’Дана мастер-дже'дайи храма Став Кеш. 10441 год после прибытия То Йоров. Джедай в борьбе преодолевает чувства. - Энакин Скайуокер. Камни в крови светило в пыли Десять с пятнадцати помощи ждут Знают нелегок путь сюда Но не погода виною тому Встретит ущелье смертельным огнем Где то корабль готовят к прыжку И все таки больше уверены в том Что где то среди желтых скал Пара канонерок идет напролом Контрабандистам готовя кровавый бал Галактика Небесная река регион Экспансии сектор Феллве система Йинчорр планета Йинчорр горная долина Ходить-на-Цыпочках *** Всем кто захочет почувствовать себя окороком в духовке буду советовать слетать на Йинчорр. - Мой господин выпейте. Прямо перед моим лицом появился металлический шейкер. Я сдвинул в сторону гарнитуру так чтобы микрофон не мешал пить провел языком по иссохшим покрытым корочкой соли губам оставив на них тонкий слой вязкой слюны и с вожделением человека проведшего целый день возле раскаленного кузнечного горна прильнул к пластиковой трубочке. Прохладный освежающий изотоник смесь воды углеводов электролитов витаминов минералов эфирных масел и некоторых органических кислот со вкусом муджа приятно обжог нёбо и весело защекотал по пищеводу. Меня словно подключили к зарядному устройству. С каждым глотком тело наполнялось легкостью и силой мгновенно оживляясь. Даже вконец одуревший от жары и усталости мозг давно предоставивший всю власть инстинктам и навыкам активизировался а слипшиеся извилины зашевелились. Еще бы залезть в турбодуш да хорошенько поскрести въевшуюся в кожу соленую корку совсем себя бы человеком ощутил. Словно прочитав мои мысли та что спасала меня от жажды принеся шейкер с живительной влагой принялась мокрым полотенцем протирать мое лицо и шею залезла под насквозь пропитавшуюся потом пыльную футболку и хорошенько прошлась по плечам и спине заодно слегка размяв задеревеневшие мышцы. И мне сразу стало казаться что я персик нежно окутанный тесьмой жизни. - Спасибо Койи. Ты даже не представляешь как ты вовремя. – я положил голову на подголовник называемый в среде космолетчиков ни как иначе как подзатыльник который твилечка успела заботливо подстроить под мой рост. Несмотря на некоторую расслабленность я не позволил себе отпустить рукояти системы наводки лазерной пушки. Мои пальцы все так же продолжали нежно ласкать гашетку словно это были соски любимой женщины. Подобное отношение к всего лишь обычному орудию могут понять разве что мандалорцы с их неуемной страстью к предметам и устройствам что конструктивно предназначены для укорачивания жизни разумных и не очень существ и вывода из строя любой техники и сооружений. Сейчас я и эта пушка единое целое и разлучить нас может лишь порог переступив который меня больше никогда не будет. Мои глаза все так же продолжали сканировать рабочую зону сквозь прозрачный блистер орудийной башни. С севера очерчивают границу видимости отвратительного желтоватого мертвого оттенка стены известнякового скального массива. Затем как на какую то глумливую насмешку Судьбы взгляд натыкается на кораллово-желтые частоколы из остроконечных каменных игл в некоторых местах достигающих пятидесятиметровой высоты. Сбежав как ошпаренная нетопырка из кастрюли с одной планеты где из насквозь промороженной поверхности торчали гигантские сосульки я тут же попал на планету где из нагретой будто адская сковорода земли торчат точно такие же только каменные. Между стоящих тесными рядами каменных игл называемых цинги потому что именно такой звук они издают при ударе растут редкие хвойные деревья. Прямая ровная без единой ветки ножка-ствол покрытая толстой серой шершавой корой и густая в виде широкой шляпки крона где вся хвоя находится четко сверху и если смотреть из далека складывается ошибочное впечатление что это никакие не деревья а гигантские грибы непостижимым образом выросшие на абсолютно сухом и твердом будто камень грунте. Километрах в трех прямо посреди каменного леса виднеется насаженный как кофтанская куропатка на шпажки республиканский десантный шаттл T-2c типа Тета что так по глупому подставил свой профиль во время попытки высадить десант. Получив очередь в борт шаттл рухнул напоровшись прямо на пару цинги над которыми завис пока пилот искал ровный клочок земли. На красно-белой измятой обшивке отлично гармонирующей с окружающим пейзажем прислоненная спиной к верхнему короткому имеющему форму лезвия крылу странной статуей застыла могучая фигура республиканской десантницы. Грудная бронеплита тяжелой силовой брони надетой на женщину а так же шлем наплечники и наручи все то к чему крепилось оружие и ценная электроника были впопыхах срезаны отчего человечка бесстыже сверкает на всю округу обнаженным мускулистым торсом. Лишь крохотную грудь скорее мужскую чем женскую прикрывают небольшие черные чашечки откровенного и дорогого лифчика. Такой даже под парадную форму вряд ли кто оденет не то что под силовую броню и скорее всего женщину срочно выдернули с какой то важной для нее встречи. На лбу десантницы прямо между глаз под короткой челкой выжженных на солнце соломенных волос с которыми лениво без какого либо интереса играется едва ощущаемый ветерок спряталась аккуратная непредусмотренная физиологией дырочка. У меня у самого были две точно таких же только на груди. Но теперь там лишь осталась пара круглых шрамиков что время от времени напоминают о себе начиная чесаться. Много южнее осмотрев стройные кораллово-желтые острые ряды взгляд сам собой находит еще одно горное ущелье со странными отвесными стенами из серого полированного камня чем то отдаленно напоминающими ряды огромных граненых колонн в тесноте которых ютится не менее странное озеро. Неглубокое. Не глубже трех метров. С водой что в течении дня прогревается до пятидесяти градусов и меняет свой окрас от едко-красного до темно-зеленого и от соприкосновения с которой все животные и птицы погибают превращаясь в мумифицированные статуи. Никакой мистики. Все в пределах законов природы. Мумификация происходит из за активного процесса испарения что повышает уровень щелочности и соли до неимоверно высоких показателей. Но многочисленные застывшие в предсмертной агонии высохшие трупы стоящие по берегам озера выглядят зловеще и заметно давят на психику а желтое скудное освещение что дает местное светило делает их еще страшнее. - Не стоит благодарности мой господин. – обольстительная наложница совершенно по бабьи набросила мокрое полотенце себе на правое плечо почесала предплечьем нос заодно утерев мокрый от пота лоб и перехватив поудобней шейкер приготовилась нырнуть в стакан тамбура что соединяет орудийную башню с основными помещениями корабля. - Как вы? – мой вопрос заставил девушку остановится. - Все хорошо мой господин. – ровный голос старшей из трех твилечек выражал лишь смирение кроткую покорность и готовность услужить. - Койи давай без вот этого вот всего. – меня перекосило как от зубной боли. - У меня совсем нет настроения играть во всесильного хозяина и его преданных рабынь. Как вы? Твилечка шумно я даже забеспокоился не отбила ли девушка себе копчик плюхнулась на узкий кусок палубы свесив в люк стройные ножки одетые в простые рабочие штаны немного помолчала осматривая так же как и я окружающий пейзаж и наконец ответила пусть усталым но вполне живым тоном. - Не беспокойся. У нас и правда все хорошо. По крайней мере по сравнению с тем что могло бы быть. Космо вообще кажется от всего происходящего в восторге. - В восторге? - Угу. Стрельба взрывы война в космосе падение с орбиты опять стрельба. Сплошное веселье. Девчонка не показывает этого но готова описаться от счастья. - Чем бы сэск’обирри не тешилась лишь бы вреда не приносила. Как Сьюпи? - Лучше чем можно было бы о ней подумать. Ее слегка потряхивает. Не без этого. Растеряна. Но не больше чем любая другая на ее месте. Никаких истерик. Кажется там на Аркании она свое отбаялась. - Я беспокоился что она может вконец сломаться а лечебниц для душевнобольных вокруг нет. - Учитывая все с нами случившееся действительно могла. Но вроде бы обошлось. - Это не может не радовать. А сама ты то как? - Я? – Койи замолчала в поисках правильного ответа на сложный для нее вопрос. Мне даже показалось твилечка испытала некоторое удивление от того что кто то интересуется как она пережила резкие перемены в своей жизни. - Ну да. Ты. – я позволил себе отвести взгляд от окрестностей и покосился на девушку. Первое на что обращаешь внимание смотря на Койи Матейл это ее темно-карие глаза. Самую чуточку раскосые непроглядные в оправе длинных загнутых темных ресниц они мягко светятся точно матовые драгоценные камни в которых таиться зрелая мудрость что дает только немалый жизненный опыт. Лицо у двадцатипятилетней Койи юношески свежее словно она всю жизнь умывается только утренней росой. Широкоскулое с точеным подбородком оно не меняет своего холодного спокойного выражения когда девушка говорит а губы остаются надменно изогнутыми. У твилечки красивая бархатистая кожа оранжевого оттенка а ее лекку имеют причудливый смуглый узор который очень высоко котируется у большинства ценителей женской твилекской красоты. Образ дополняют округлая шея покатые плечи гибкая фигура и огромная торчащая торчком роскошная грудь что готова чуть ли не разорвать довольно скромную с длинными рукавами футболку которая из за обильного потоотделения прилипла к телу и стала практически прозрачной. - Не знаю. – Койи Матейл нервно тряхнув лекку обняла себя за плечи - Когда падали было очень страшно. В животе будто горящая вомпа поселилась. Но… Жуткая жара желтоватые стены тусклый свет тишина… ожидание не пойми чего... это переносить куда тяжелее. Хорошо что есть чем себя занять. Работы по кораблю отлично отвлекают от глупых мыслей. - Ты главное не раскисай ладно? Просто не раскисай. Все это скоро закончится. И мы выберемся отсюда. Обязательно. Уж это я тебе обещаю. Я ожидал увидеть снисходительную кислую усмешку на лице взрослой здравомыслящей женщины которую пытается коряво подбодрить восьмилетний мальчишка но Койи лишь благодарно кивнула. Я отвернулся возвращаясь к наблюдению. Твилечка так больше ничего и не сказала. Просто молча посидела рядом еще какое то время а затем послышалась тихая возня и легкий стук обуви по металлическим ступенькам трапа возвестивший о том что я остался один на один с собой и окружающим миром. Мои глаза все шарили и шарили по однообразному карстовому ландшафту осматривая каменные леса грозящие своими острыми пиками затянутым сплошной облачной дымкой небесам по которым безжизненно вяло ползло местное светило обжигающее своими желтыми палящими лучами мертвенно-желтые известняковые стены гор. Мертвая десантница стоящая на крыле безжизненного шаттла. Множественные мумифицированные трупы животных и птиц стоящие по берегам несущего смерть всему живому озера. Мертвая тишина вокруг. Неизвестность… По спине и груди скапливаясь в трусах вновь начали то и дело сбегать щекоча кожу действующие на нервы крупные капли пота оставляя за собой влажные чешущиеся от соприкосновения с тканью дорожки. В паху раздражающе хлюпало. Витающий в застоявшемся тяжелом и жарком воздухе непроветриваемой орудийной башни неприятный едко-кислый запах немытого тела заставлял дышать через раз широко будто вытащенная из воды рыба разевая рот. С каждой тянувшейся бесконечно минутой окружающее все сильнее било по пошатнувшейся еще на Аркании психике прессинговало ее мяло настойчиво выдавливая наружу из глубин сознания засевшую там словно болезненная заноза темную гнилостную червоточинку. И постепенно в голове стали возникать затаенные даже от самого себя неожиданные подленькие мыслишки на которые невольно натолкнула своим приходом принадлежащая мне потрясающе красивая женщина. Зачем мне освобождать твилечек? Для чего? В благородство поиграть? Так я не благородный рыцарь я контрабандист а они не попавшие в беду несчастные принцесски за которых мне полцарства отвалят. Они рабыни. Рабыни которые привыкли жить в рабстве и ничего кроме рабства не знающие. Даже сэск’обирри которую скорее всего сделали рабыней не просто так а с определенным умыслом. Возможно это всего лишь какая то разовая акция вроде устранения диверсии кражи или промышленного шпионажа или возможно она должна была стать каким-нибудь глубоко законспирированным спящим агентом что годами и даже десятилетиями методично собирает необходимую информацию терпеливо ожидая когда же наконец поступит приказ начать действовать и прекрасно осознающий что подобный приказ может никогда и не поступить. Но причина по которой сэск’обирри сделали рабыней никакого значения не имеет. Ее учили не просто изображать рабыню а быть ей. И обучение наложило свой отпечаток на ее личность. Не могло не наложить. Она рабыня и точка. Койи правильно заметила что они все трое являются частной собственностью. В данном случае моей собственностью. Так не лучше ли их всех продать? Для них ведь ничего и не измениться. Зато я… Я… Я получу реальную возможность реализовать свой потенциал. Их общая стоимость около сотни тысяч. Может чуть больше может чуть меньше. В зависимости от того насколько умело торговаться. Продать твилечек и все абсолютно все мои проблемы одним махом будут решены. Кредитов с лихвой хватит и на обучение в летной академии и на четыре года беззаботной курсантской жизни. А если особо не шиковать то может даже на какой-нибудь поддержанный кораблик останется. Такой шанс выпадает лишь раз в жизни. И не воспользоваться им будет просто идиотизмом с моей стороны. Так зачем мне его упускать проявляя ненужное великодушие? Из за глупой нравственности? Не менее глупой совести? Может морали? Тогда я даже не наивный идиот я безмозглый жалкий кретин что за своим прямодушием не понимает свалившуюся в его руки редкую возможность а таким выбиться в уважаемые люди в жизни не светит. Да скажи я кому из команды о том что собираюсь просто так отпустить дорогостоящих рабынь да еще и денег им дать меня не только не поймут но еще и постараются выбить из сопливой детской головы подобную откровеннейшую чушь. А с волками жить по волчьи выть. Ведь это не мы такие это жизнь такая. Размышления легко и гладко текли в сознании заставляя отчетливо чувствовать правоту выводов. Я как тот лишившийся всего и любви и богатства и репутации узник бездонной ямы забвения где обреченные постепенно теряли рассудок в одиночестве и беспамятстве медленно утрачивая остатки личности становясь беспринципными чудовищами с уродливыми желаниями и страстями. Только вместо ямы с разъедающим мраком орудийная башня с терзающей духотой. Вместо бескрайней равнины с насаженными на пики мучениками каменные иглы с насаженным на них сбитым республиканским шаттлом. Вместо безбрежного океана огненной массы горячее щелочное озеро убивающее все живое. Вместо каменной аллеи с рядами извивающихся статуй с заключенными в них душами вереницы мумифицированных трупов различных животных и птиц. Вместо непосильных мук совести бремя нравственного выбора. Я встряхнул головой разбрызгивая во все стороны капли пота но на бритых висках тут же выступили новые. Попытался утереть лоб об и так уже насквозь мокрое плечо. Поерзал на жестком сиденье в попытке размять занемевший зад. И вновь уставился на унылый безжизненный пейзаж. Раздражение скопившееся за часы беспрестанного бдения постепенно разрасталось набухало наливалось невидимой угрозой готовой вылиться в неконтролируемую агрессию. Осталось совсем немного и оболочка воли удерживающая разросшийся так что затрещали ребра комок гнева легко лопнет и все закрутится хлынет понесет забьет ключом ядовитым для любого кто дерзнет прикоснуться или попробовать на вкус. Но за моим гневом таится коварный враг – страх пойти еще дальше. А всего то и нужно лишь вступить своей ногой на этот путь и решиться сделать шаг. Гораздо более простой чем кажется на первый взгляд. Ведь это именно Свет терзает меня воспоминаниями об убитой мной Саи а Тьма предлагает легкое прощение. Мною все больше овладевало одно единственное неукротимое желание избавить себя наконец от оков страха показать свое истинное лицо и стать силой несущей перемены. Усиливая действие жары оно затягивало меня будто водоворот… все остальное терялось смазывалось и поглощалось безысходностью водоворота как при каком то гипнозе. Прямой внешний раздражитель заставил рефлексы отреагировать и вытряхнуть заторможенный мозг из сомнамбулического состояния которое пилоты окрестили трупопаузой. Дико заморгав я потряс головой переключаясь на настоящее и дернул рукояти системы наводки выбирая необходимый угол упреждения. Тихо загудели сервоприводы орудийной башни. Повинуясь легкому движению пальца фотоэлектронный увеличитель приблизил появившийся на горизонте объект. Высоко в небе с размахом крыльев больше четырех метров парила внушительная птица. Точнее какое то промежуточное звено эволюции застывшее между птицей и рептилией. Огромные покрытые жесткими черно-бурыми перьями крылья существа заканчивались полноценно развитыми пальцами а клюв очень похожий на утиный имел иглоподобные зубы. Огромные изогнутые когти на длинных сильных лапах многозначительно намекали что птичка отнюдь не мирная а как раз совсем наоборот. Пытаясь окончательно скинуть с себя мутное состояние заторможенности я энергично встряхнулся всем телом приказывая себе собраться и безотчетно воззвал к Силе. И тут же почувствовал как окружающее начало резонировать со мной как мое естество сама моя суть становится единой структурой с реальностью как мои клетки получив новую информацию настраиваются на новый виток своей жизни. Я ощутил как проходящая сквозь меня Сила пульсирует в такт с биением моего сердца или может быть наоборот сердце подстроилось под ритм Силы. У меня наступил один из тех редких моментов когда человек как никогда близок к просветлению и теперь я радостно приветствовал Силу позволив Ей невозбранно течь сквозь себя. И Сила напомнила что я лишь малая часть чего то непостижимого великого. Поток трепещущей живой энергии низвергнулся в изнуренный детский организм напитывая каждую его частицу и выставляя прочь усталость. Это было похоже на то как если бы в засушливую пустыню несколько лет не знавшую дождей вдруг непрерывной стеной пришел тропический ливень. Густой и продолжительный. Смывающий все на своем пути. Под натиском которого гнется и полностью распадается личность. Я не замечал в себе никакого расстройства мысли и раздвоения воли но замечал расстройство эмоциональное. Придавленный атаковавшей меня толщей энергии я начал чувствовать нечто за пределами происходящего и уже минувшего что то что существует отдельно. Оно не физический объект не идет от земли не висит в воздухе. Оно самое восхитительное что только может настигнуть в мертвой безмолвной пустыне. Жизнь!!! Страсть - это признак жизни. Именно это когда то изрек мой отец. Появившееся неожиданно эмоциональное возбуждение принесло изумительное ощущение мощи. Сила крепла вместе со мной танцуя на кончиках пальцев рук и ног щекоча шею щипля в ходящей ходуном груди и казалось начала распирать тесную орудийную башню изнутри. Познание жизни вечной и подлинной самое глубокое и самое истинное познание имеет невыразимо эмоциональную природу. Это прикосновение к Богу восторг трепет одухотворение религиозный экстаз высшая сфера свободы и это одновременно привлекало и пугало обещая как огромные возможности так и огромные опасности. По всему телу возле самой кожи образовалось что то вроде тончайшей невидимой энергетической пленки и все это время одолевающая меня жуткая жара куда то отодвинулась став восприниматься на пару порядков слабее. Я не перестал испытывать натиск высокой температуры окружающей среды но мне стало значительно легче. Но этот факт был сразу же вытиснут на задворки сознания. Эмоциональный накал вырос настолько что перебил все мысли и желания окунув меня во власть эмоций так глубоко что я не смог ни о чем больше думать. Все что от меня осталось лишь то единственное что не смогли вытеснить эмоции - воля!!! Могучая воля человека чьими предками на протяжении шестисот лет становились сильнейшие ведьмы и лучшие воины. Воля что ковалась в горниле Датомира и закалялась кровью. Воля что провела через ледяной ад Аркании. - Нет эмоций есть покой! – с придыханием фраза сорвалась с губ и была впитана моей сутью. Зубы выбили частую дробь сердце сделало один единственный лишний удар ухнув куда-то к желудку. В эмоциональной жизни души наступила дисгармония. Оставив после себя некую незавершенность и сосущую пустоту поток жизненной энергии незамедлительно иссяк будто его никогда и не было. Появившаяся энергетическая пленка мгновенно исчезла. Вязкая духота вновь наполнила блистер отзываясь в организме чувством жажды и диким желанием почесать тело изнутри. Наступила слабость и я бессильно уронил голову больно ударившись лбом о датаэкран системы наведения. - Ским? – ожила гарнитура обеспокоенным голосом Шиван. – У тебя что то случилось? - Нет Шив. Все отлично. Просто волнуюсь за наших и устал ждать. - Точно? У тебя голос дрожит. - Тебе показалось. В микрофоне мембрана об электрод стучит. Нормально у меня все с голосом. – от того что в открытую вру девушке которой можно смело вынести определение заботливая старшая сестра появилось щемящее чувство вины. Но не говорить же ей что я похоже потихоньку теряю рассудок? Это все равно ничего не изменит лишь добавит Шиван головной боли. Меня ведь даже сменить некому. Суска-фоо и Мусмурис пашут как проклятые пытаясь как можно скорее реанимировать наш потрепанный в бою космический корабль. И лучше них с этим никто не справится. Койи и Сьюпи в технике разбираются посредственно лишь на уровне простого пользователя но крутятся рядом с Насекомым стараясь быть полезными и помогают как могут. Ни та ни другая вести огонь из лазерной пушки никогда не обучались а значит и заменить меня не в состоянии. Сама Шиван находится в почти таком же положении что и я. Только снаружи. Лежит в засаде и стережет чтобы к затянутому маскировочной тканью подбитому транспортнику никто не смог подобрался незаметно. Все же остальные те кто в достаточной мере владеет оружием включая одну ретивую сэск’обирри где то там среди кораллово-желтых каменных игл играют в смертельные кошки-мышки с оставшимися в живых республиканскими десантниками. - Уверен? – все еще сомневаясь решила уточнить Шиван. - Абсолютно. – мне оставалось только постараться вложить побольше твердости в свой ответ. - Ну смотри. Если почувствуешь что тебе плохо сразу говори. - Конечно Шив. Не переживай на этот счет. Облегченно выдохнув я втянул вязкие слюни что успел напустить на датаэкран и выпрямился. Сердце принялось биться тревожно и часто. У меня наступило какое то половинчатое состояние. С одной стороны голова работала быстро и четко начав ворочать вокруг испытанных ощущений все те непонятные мысли что недавно ее посетили и я точно осознавал что решил замарать себя работорговлей. С другой мне начало казаться что все то к чему я пришел в своих размышлениях по поводу продажи твилечек и все то что на мгновение подарила мне Сила ничего этого не было а мне наяву приснился всего лишь какой то бредовый горячечный сон. И чем больше я обдумывал произошедшее тем больше по моему сознанию расплывалась как пятно сырости по дрянной бумаге беспомощная растерянность. Надо срочно помочь самому себе вернуться в своё нормальное состояние стабильного и уверенного человека. Вспомнив все матерные эпитеты которыми за время нашего знакомства меня награждал Крыс а матерится наш инженер может на четырнадцати языках и девяти диалектах я отвесил себе десяток мысленных пинков и злобно дернул рукояти системы наводки орудия. Лучше до одури практиковаться в стрельбе с опережением и оттачивать точность чем позволить эмоциям вновь обрести власть надо мной. Вручную не нажимая кнопки сопровождения я выбрав точку прицеливания чуть впереди цели так чтобы появившаяся на небосклоне птица оказалась в этой точке к концу времени полета бластерных болтов а не там где она была в момент залпа принялся отслеживать птичий полет в воображении представляя как посылаемые орудием заряды один за другим поражают мишень. У меня лишь пять трехсекундных очередей. Важно не тратить боеприпасы. Две секунды необходимы для охлаждения ствола. Непрерывная стрельба в течении пятнадцати секунд перегреет орудие и его заклинит. Заученные схемы и формулы которые могли помочь при ведении стрельбы помогли очистить ум отрешиться от гнетущего пейзажа от назойливых мыслей и зарыть поглубже растерянность. Мучительная двойственность что с необъяснимой навязчивостью почти стихийно оккупировала мой разум решила выпустить меня из своих цепких лап стоило только лишь рассортировать многочисленные отвлекающие факторы. Я обрел целостность и мозг тут же нашел вполне логичный все объясняющий ответ на закономерно возникший у меня вопрос - что со мной еще за нахрен такое происходит? Бледная влажная кожа сильное потение учащенный сердечный ритм слабость головокружение эмоциональная неустойчивость с почти полной потерей эмоционального контроля горячечный бред все это вызвано ни чем иным как перегревом непривыкшего к такой экстремальной температуре организма. Мне нужно только потерпеть пока не вернуться все остальные а затем Шив сделает мне пару укольчиков и быстренько приведет меня в норму. Следующие пара часов пролетели со скоростью бластерного болта. Ко мне еще раз наведывалась Койи. Твилечка принеся воды и немного еды торопливо ретировалась не сказав при этом ни слова лишь почему то с выражением некоторого недоумения на лице осторожно принюхалась к стоящей в блистере вони и наградила меня странным многозначительным взглядом. Будь я хотя бы лет на пять постарше то обязательно решил бы что женщина таким взглядом дает понять одному бесчувственному чурбану что хочет его. Но какая женщина в здравом уме и твердой памяти а Койи оставляет именно такое впечатление может хотеть восьмилетнего ребенка пусть даже и выглядящего на пару тройку лет старше своего возраста? Пойманный взгляд рабыни был тут же переведен мной в разряд очередного бреда вызванного безжалостной жарой. Не забывая поглядывать по сторонам я продолжал упражняться пока кружащая в небе птица камнем не рухнула куда то между торчащих из земли гигантских игл. А еще минут через десять из за ближайших цинги появился Ховрак. Тогорианец выглядел изможденным его светлая грива слиплась и весела засохшими колтунами. Крестообразный шрам под левым глазом набух налившись дурной кровью и побагровел. Дышал Ховрак так что могучая грудь ходила ходуном. На правом плече наш кок тащил то что я поначалу принял за старый добрый РПГ-7 чему сильно удивился но приглядевшись внимательней понял что к советскому военпрому этот ручной гранатомет не имеет никакого отношения. Покрытый прочным дюрапластом более энергоемкий с большой энергоячейкой на конце трубы и продвинутым макроприцелом с плавающей системой наведения республиканский аналог РПГ скорее всего служит тем же задачам а потому и обладает феноменальной конструктивной схожестью. Выйдя из за каменных игл Ховрак настороженно остановился внимательно огляделся выискивая возможную угрозу показал условный знак означавший что он действует не под принуждением получил такой же от выглянувшей из под маскировочной ткани Шиван и только тогда двинулся дальше. Вслед за тогорианцем из каменного леса выбралась моя брыкливая собственность. Сногсшибательная твилечка щеголяла рваными штанами и содранными в кровь коленками. Вся левая сторона восхитительного лица набухла здоровенным желто-синим синячищем. Прелестные губки просто созданные для сладострастных поцелуев превратились в пару пышных оладий. Я зажмурился и постучал лбом по многострадальному датаэкрану. Вот с кем? С кем эта дура при ее то габаритах успела сойтись в рукопашной? И главное зачем? Последний вопрос был особенно актуален потому что сэск’обирри не была безоружна. В кобуре на правом бедре твилечки пристроился так полюбившийся ей револьвер который желающей повоевать рабыне отдал Мусмурис оказавшийся истинным владельцем монструозного бластера. На груди держась на специальных ремнях рукояткой вниз свисал явно трофейный армейский вибротесак больше похожий скорее на саперную лопатку чем на холодное оружие. Еще один трофей крупнокалиберная снайперская винтовка любимое оружие многих твилечских женщин показывала свой эргономичный приклад из за правого плеча сэск’обирри. Здоровенное весло с которым вообще непонятно как можно передвигаться а тем более бегать в узком пространстве между каменных игл не цепляясь при этом за всевозможные выступы смотрелось за спиной хрупкой твилечки как то органично и даже естественно. Наблюдая за принадлежащей мне избитой девушкой мне захотелось найти того кто это сделал и перерезать ему жилы на руках и ногах и смотреть как медленно по капле из него уходит жизнь. И это желание вдвойне усилилось когда я увидел болезненно преподающую на левую лапу Киру. Гурланин вся покрытая толстым слоем желтой пыли возникла буквально из неоткуда прямо рядом с державшейся под маскировочной тканью Шиван чем заставила последнюю вздрогнуть от неожиданности и мучительно рыкнув поспешила скрыться во внутренностях Махассара. Бегущая по венам кровь начала смешиваться с полыхающем внутри гневом. В душе стало темно точно в сердцевине черной дыры и в ней забушевала ярость как буря в пустой степи глухой ночью. Неистовая буря ликующего гнева и необузданного бешенства. Республиканским выкормышам было мало сбить наш корабль который стал для меня домом они посмели тронуть моих женщин!!! Грязный заморенный Дуда сгибающийся под тяжестью несомого груза вяло переставлял ноги следуя по пятам за Космо. На так и не пробитом бронежилете моего друга виднелись следы от семи бластерных попаданий. Темная кожа эломина побледнела а во взгляде застыла испытываемая безумная боль. Бушующий океан злости и гнева закипевший во мне столь свирепо что он наверно мог бы попросту расколоть мир если бы я позволил ему выйти наружу кристаллизовался перевоплотившись в ненависть. Чистую раскаленную до бела ненависть. Она точно живое существо сущность из которой можно бесконечно черпать энергию подпитывая собственное пекло голодной ярости медленно закралась в голову окутала сознание поглощая его связывая в стремительно объединяющееся нечто переполнив мой исступленный ум. Как бы было здорово будь у всех этих выродков от последнего бродяги со дна Корусанта до верховного канцлера одна глотка на всех и тогда бы я с огромным удовольствием ее перерезал заставив их корчится от боли. Хотя нет. Эти кровавые республиканские выкидыши чуть не убили моего друга!!! Подарить им благословение смерти это слишком просто. Необходимо сначала сломить их волю раздавить их надежды лишить их гордости заставить их стоять на коленях. И тогда настанет новая эпоха. Эпоха мира и порядка при котором никто больше не сможет причинять вред моим друзьям. Вот истинно достойная цель в жизни. Моя верхняя губа приподнялась а из клокочущих глубин естества принялся рваться наружу утробный рык несущий в себе силу моего гнева пламя моей страсти уверенность в моей победе. НЕЛЬЗЯ!!! С грохотом от которого могли лопнуть барабанные перепонки мысленный приказ ударил по стенкам черепа и отозвался очищающим звоном в полыхающей душе. Я не идеал выдержки но у меня за плечами всегда маячит тень убитой мной Саи которая стала для меня квинтэссенцией всего хорошего что существует в этой новой непростой жизни и больше я не позволю себе поддастся этому!!! Гнев тоже называют страстью и как всякая страсть он застилает глаза как какое то помрачнение туманит разум пленит душу закрывает сердце постепенно подчиняет себе сознание своего владельца меняет его личность вызывает зависимость. Вот почему нельзя терять бдительность. Нельзя поддавайся соблазну. Нельзя позволять затянуть себя. Нельзя позволять страстному искушению управлять собой. Обрушившаяся горная лавина воли задавила ожившую сущность пытающуюся разбрасывать в душе свои метастазы. Гнев сжался в крошечный почти незаметный комок. Битва воли и эмоций битва подсознательных сигналов и сознательных репрессий и контрсанкций битва за право быть самим собой за право моего выбора битва шедшая в моей душе целый день наконец закончилась. И я не потерял голову. Не поддался. Не пал. Вместо этого моя связь с Силой только упрочнилась и я обрел такой внутренний покой какого еще никогда не испытывал. И мир изменился стал простым и понятным не имеющем тайн преград и границ. В этот момент я чувствовал и видел все и казалось что нет пределов моему осознанию. Я знал позицию каждого живого существа в округе и даже если бы все они расползлись по множественным скальным пустотам я мог с точностью отследить где они и куда направляются. Через мучительную внутреннюю победу ко мне пришло состояние когда мир выглядит иначе состояние когда чувства гиперобострены до придела. Гиперобострены настолько что мой взор стал способен заглянуть за горизонт вечности и пронзить великую ткань мироздания. И в колеблющийся структуре реальности я узрел два колоссальных шара две гигантские сферы висящих в пустоте космоса. Чистая молочно-белая с вкраплениями голубого и грязная желто-черная с вкраплениями красного. Потоки энергий льющихся в мироздание из этих сфер искажали саму форму пространства-времени деформирую вселенную и удерживая в своих невидимых но от этого не менее могучих объятиях любой объект оказавшийся в пределах их доступности. И ровно по центру как раз в точке соприкосновения взаимодействия и стабилизации где силы сфер уравновешивают друг друга висела в состоянии полного покоя крохотная искорка человеческого разума. Моего разума. Преисполненного мощью Силы что вихрилась вокруг и лилась сквозь меня. Ее потоки темный и светлый убывали и прибывали формируя реальность. Я почувствовал сферы ощутил их присутствие с их успокаивающим притяжением и отдачей ощутил сам себя между ними невесомого безупречного зависшего строго посередине. Они обе оказывают на меня свое влияние но ни та ни другая не могут перетянуть на свою сторону. В победе над самим собой я обрел свою точку либрации точку равновесия между крайностями. Но равновесие штука всегда непостоянная. Его нужно непрестанно поддерживать балансируя на весьма тонкой и шаткой кромке. А пусть и подавившему последние остатки внутренней смуты и овладевшему собой но утомленному порывами собственных эмоций сознанию эквилибрировать на самой грани стоило неимоверных усилий. И хотя любые тревоги отступили на второй план малейшая физическая усталость полностью прошла и телесная энергия во мне буквально кипела желая вырваться на свободу а окружающий мир заиграл новыми яркими красками и даже воздух вокруг как будто стал светлее сбитое дыхание выдавало как мне при этом хреново. По моим внутренним ощущениям прошла целая вечность длившаяся бесконечно но во внешней физической действительности Космо успела только дойти до Махассара. Погруженный в себя я не заметил когда появился Вейлд-данол. Шкипер как и все остальные выглядел потрепанным грязным и вымотанным. Почти полностью срезанная подметка на его правом ботфорте загребала пыль при ходьбе. Неотъемлемая часть мужественного образа капитана его кустистые бравые усы которыми он так гордился считая что они привлекают восхищенные взгляды женщин-яркора (да и не только яркора) обгорели по самые ноздри. На длинной шее наличествовала окровавленная повязка из оторванного от рубашки куска ткани. Однако Вейлд-данол не торопился скрыться под навесом из маскировочной ткани. Наоборот он как и положено хорошему командиру внимательно изучил местность удостоверяясь в качестве маскировки. Прошелся чтобы посмотреть как наша позиция выглядит оттуда откуда может двигаться враг. Поискал места откуда можно вести наблюдение или незаметно выйти и вступить в бой. Затем он о чем то посовещался с Ховраком который в наземной войне понимает гораздо больше любого из нас показал мне кулак и пару знаков давая понять чтобы я не отвлекался а следил за небом и вдвоем с тогорианцем они перетащили из каменного леса несколько тюков туго набитых трофейным оружием и доспехами. - Так все собрались? Мелкий ты там бдишь? – донесся до меня громкий голос Вейлд-данола. После того как трофеи были доставлены на борт Махассара шкипер приказал всем незамедлительно собраться в кают-компании. Всем кроме меня. - Бдю. – я поерзал копчиком по жесткому сиденью приготовившись не упустить ничего из того что будет сказано. - Вот и бди! – жестко припечатал шкипер. - Насекомое что с кораблем? - Муфта обратного цикла мотиватора гипердвигателя поляризировалась. Мы с Крысом ее изолировали но полетел катализатор компрессионного кольца. Если не достанем катализатор то мы застряли в этой системе намертво шкипер. - Хаос бы побрал этих респов!! Можно поднять корабль в воздух? - Если вы нам поможете то думаю часов через десять. Там как пойдет. Если не поможете то... дольше. - Принято. Как только закончим болтовню приводим себя в порядок едим колем стимуляторы кому надо и принимаемся за работу. Дальше. Мы не глядя обеими ногами вляпались в экстренный случай обострения демократии. Что можно ждать ближайшие двадцать четыре часа? У кого какие мысли? - Йоу!!! В глотку мне джинтоник машу вать!!! Шкип!!! Что за ботва?! От такой работы тонтоны дохнут а меня так вообще по ягодичному шву порвет!!! Почему такая спешка?! – не мог не влезть Мусмурис. - Питьевой воды в округе нет. Насколько нам хватит своих запасов? Незачем тянуть комету за хвост и зря тратить время. Лучше сразу перебраться поближе к Морондаве. Там нам ничто не сможет помешать заниматься полноценным восстановлением корабля. Так что через двадцать четыре часа нас здесь точно не будет. - Удар с орбиты? А что? Местность вокруг пустынная. До ближайшего поселения полторы тысячи кликов. Никто из аборигенов даже этого не заметит. Респы на нас злы. Они знают что они способны на многое и так же эффективны как любое кадровое подразделение. Но мы буквально плюнули им в лицо. Бросили вызов. Командование респов наверняка в шоке. От этого их должен был охватить трепет. Но шок быстро пройдет. Скорее всего уже прошел. И им захочется отомстить. И что им помешает устроить да хотя бы бомбово-штурмовой удар? Просто так от злости? – включился в беседу Дуда. В голосе эломина все еще были болезненные интонации но одновременно слышалось и облегчение. Видимо Шиван уже успела вколоть ему обезболивающее. - Маловероятно. – ответила Космо. Как ни странно твилечка говорила достаточно внятно не шепелявя и можно было не опасаться что ей выбили зубы. - Поясни. – обратился к рабыне Вейлд-данол. - Ради одного поврежденного корабля и небольшой кучки контрабандистов тратить огромное количество боеприпасов просто нецелесообразно. Боеприпасы денег стоят а площадь что им придется накрыть как минимум в четыре квадратных клика. Скорее даже больше. Тут злись не злись а объяснять куда дел боеприпасы в уже приведенной к миру системе никому не захочется. К тому же когда вы обдирали респов я использовала сигнальную аппаратуру рейнджеров и подала запрос о помощи. Сейчас они там на орбите слышат слабое щелканье на аварийной частоте. Сигнал слишком слабый чтобы его можно было запеленговать но указывающий на то что кто то внизу пытается выйти на контакт. Конечно они не могут не предположить ловушки против спасателей ведь один из их шаттлов уже был сбит но Республика слишком привыкла полагаться на джедайские мечи и давно уже разучилась воевать по-настоящему. С грязью кровью трупами с боевыми тревогами и ночами в бомбоубежищах со всем напряжением сил народа и государства с похоронками в каждой семье. У Сената под рукой всегда есть джедаи которые с минимальными затратами могут решить почти любую проблему. И потому на любые потери они реагируют очень болезненно и обязательно попытаются проверить сигнал в надежде найти выживших. И уж точно они не нанесут удар пока не найдут хотя бы тела. Сейчас там на орбите какой-нибудь оперативный офицер уже изучает личные дела вызвавшихся добровольцев. Расспрашивает об их экипажах об их обучении об их способностях. А те в ответ пытаясь его убедить почему именно они могут отправится в бой рассказывают о своих возможностях при этом вспоминая о своей семье о четырех милых маленьких карапузах оставленных дома о своей чудесной жене. Для некоторых из экипажей это будет первый вылет на боевую поисково-спасательную миссию и они серьезно недооценивают трудности ожидающие их здесь. Это вы и сами видели на примере тех рейнджеров. У более опытных опасения за исход миссии куда более реальные. Но большинство из них ждут весь срок службы чтобы попасть на подобное задание. А потому говорят себе – не оплошай! - И когда ты собиралась об этом сказать нам? - Вот сейчас и говорю. - Обстоятельства сложились так что мы вынуждены были тебе доверится. Даже позволили тебе взять в руки оружие. А пойти на подобное было нелегко поверь. Мы до сих пор не знаем чего от тебя можно ожидать. И если не хочешь потерять наше доверие больше так не делай. В возникшей неловкой паузе мне почудилось смущение испытанное сэск’обирри. Да нет. С чего бы? Быть такого не может. У меня просто воображение разыгралось или я опять брежу из за жары. - Ладно. – вмешался Дуда возвращая разговор в конструктивное русло. - Допустим по площади они работать не будут боясь зацепить своих которых считают живыми. Пока. Но если не по площади а высокоточным малогабаритным боеприпасом? Мы на земле. Дефлекторы включить не можем. Они не могут этого не понимать. Чтобы нас угробить достаточно одной единственной MAMки с лазерной полуактивной системой наведения. - Зачем задаешь глупые вопросы? – заговорил Ховрак. – Ты и сам все прекрасно понимаешь. Если бы они нас обнаружили может быть так бы и сделали. Нам очень повезло найти в этой местности каверну в которой можно посадить корабль и успеть его спрятать. Вот уж действительно слепая удача. Наша маскировочная ткань максимально имитирует фон местности и визуально Махассар полностью незаметен уже метров с пятидесяти. Мы со шкипом проверяли. Наше излучение сведено к минимуму а все то что мы все таки излучаем не пропускается тканью. Зарегистрировать тепловую сигнатуру которая к тому же не отличается от общих фоновых показателей окружающей среды респы тоже не смогут. Маскировочная ткань обладает инфракрасной ремиссией. Да и сканеры жизненных форм им не помогут. Единственный шанс нас обнаружить это наткнуться случайно. - А вот этого исключать никак нельзя. – заметил Вейлд-данол. – То что респы будут активно нас искать понятно. И если мы здесь задержимся… - легкая заминка была явным намеком Мусмурису - то рано или поздно они нас найдут. Но одно дело искать пятидесятиметровый корабль на десятке квадратных кликов и совсем другое по всей планете. Космо ты уверена в своих выводах? - Ухрю – издала утвердительный звук сэск’обирри. - Значит благодаря сообразительности милой собственности Мелкого нас ждет не боевая поисковая миссия а поисково-спасательная. – стал слышен глухой уверенный перестук каблуков от соприкосновения с палубой. - В таких условиях я бы проводил операцию под покровом темноты и послал бы на этот раз пару машин. Но не неуклюжих шаттлов а тех что намного лучше приспособлены для действий в атмосфере. Ведущей машине добавить мощности двигателям и снизить вес. По максимуму урезать экипаж оставив только пилотов и пару наблюдателей. Снять тяжелые топливные баки тяжелые лучеметы. Вообще все вооружение и боеприпасы. Все что не прикручено намертво и даже кое что из того что намертво прикручено. - Шкипер в учебке нам говорили что когда высаживаешься нельзя даже отпускать руку с гашетки а ты предполагаешь что они снимут вооружение? – поинтересовался Дуда. - Я говорю чтобы сделал я. Что сделают они нам еще предстоит увидеть. Но поверь мне именно так они и поступят. Так... – продолжил Вейлд-данол свои рассуждения. - Я бы облегчил ведущую машину как можно сильнее сделав ее как можно более маневренной. И пустил бы ее над районом поиска для того чтобы она всячески провоцировала противника пытаясь вызвать вражеский огонь на себя. Ведущая машина это приманка и если мы клюнем на приманку… Ведомая машина это охотник. Ведомую машину я бы тоже облегчил. В скалах ночью на плохо знакомой планете да еще и с где то прячущимся контрабандистами которые так и ждут чтобы хорошенько засадить парочку бластерных болтов в борт как ни что другое нужна маневренность. Но при этом оставил бы то вооружение которого хватит уничтожить поврежденный космический корабль неспособный включить дефлектор. Заодно посадил бы в десантное отделение несколько бойцов. Кому то ведь надо действовать на земле если такая необходимость возникнет. Чем Темная сторона не шутит пока Светлая спит вдруг разыскиваемые потеряшки найдутся. Бронецифалы их и прикроют и раненых эвакуируют или трупы подберут. Не пилотам же этим заниматься. Еще я бы где-нибудь вне радиуса обнаружения запустил барражировать парочку скоростных истребителей в качестве поддержки. Ближе вряд ли. Работу ионных двигателей могут и заметить испугаются и не клюнут на приманку. И еще повесил бы на низкой орбите корабль с ночным светилом. Ночью на Йинчорре тем более в скалах слишком темно. Ноктовизоры могут просто отключится. Инфракрасный свет от большого прожектора был бы очень кстати. - Облачность шкипер. – внес замечание Дуда. - А точно. Значит про прожектор можно забыть. Значит только инфракрасные голокамеры. Но корабль я бы все равно повесил. На всякий случай. Вдруг ночное светило все же сможет пробить слой облаков. Хотя я бы вообще развернул полноценную сеть орбитальных детекторов. - Никаких детекторов шкипер. Откуда такая роскошь? Ты думаешь они у юстициалов есть? Как бы не так. Год от года финансирование Судебных сил только сокращается вместе с их все больше падающим престижем. Непонятно почему но последние лет пятнадцать Сенат стал отдавать предпочтение Планетарным силам безопасности. Если так дальше пойдет юстициалы скоро превратятся в простых судебных приставов. – убежденно заявила Космо. - Хм. А скажи мне красавица какова будет реакция командования респов если мы собьем их поисковые машины? – Вейлд-данол обратился к сэск’обирри как какой то преподаватель наталкивающий свою студентку на нужный ему ответ. - Какова реакция? – девушка ненадолго задумалась. – Учитывая психотипы командного состава юстициалов с которыми я ознакомлена и их модель поведения в заданных обстоятельствах... Потрясение замешательство растерянность недоверие возмущение злая беспомощность нерешительность раздумье колебание. Бомбить они так и не решаться ведь в сбитых машинах могут быть выжившие и учитывая все уже понесенные респами потери единственной вероятной реакцией должна быть войсковая операция с привлечением всех наличествующих в системе республиканских сил. Иначе итак невысокая репутация юстициалов пострадает окончательно и безвозвратно а командующий эскадрой полетит за дальние рубежи астероиды считать. – девушка затараторила с возбужденным придыханием. - Если верить вашей карте то ближайшая подходящая точка высадки в сорока кликах к северу от щелочного озера. Вот здесь на плато Бемарха. Подготовка займет какое то время потом сама высадка с выгрузкой наземной техники потом тяжелая дорога через скалы. Через каменный лес они будут вынуждены плестись как беременные тараканы по тонкому льду… - А когда все же доберутся будут направо и налево добро причинять пользу наносить да ласкам подвергать. И ни один из нас обиженный не уйдёт! – перебил разошедшуюся девушку Вейлд-данол. – Если мы собьем респов то они будут вынуждены на какое то время прекратить полеты. На то самое время которого нам должно хватить чтобы убраться отсюда туда где искать нас будет уже бесполезно. Респам останется лишь скрипеть зубами да ждать когда мы попытаемся вырваться с планеты. Но сбить надо быстро и в полной темноте. Без использования сканеров и систем наведения. Без каких либо визуальных ориентиров. Не выдавая себя. Есть у кого какие идеи как нам это сделать? - Я сделаю шкипер!! - мой звонкий голос вызвал оторопелую тишину. - Ты уверен Мелкий?! – осознав что я только что сказал крикнул Вейлд-данол. И что мне ему ответить? Есть ли у меня уверенность в том что удастся выполнить задуманное? Нет нету. Но если не я то кто из нас вообще способен на нечто подобное? - Да!!! *** - …Республика не может себе позволить потерять на этой планете еще хоть одного разумного. Каждый из присутствующих уже делал невероятное и совершал выдающиеся поступки. И я верю в ваш профессионализм. Верю в то что какой бы напряженной не была обстановка вы справитесь с чем бы то ни было. Результативного вам дня и доброй охоты господа. – закончив свою короткую речь старший офицер республиканской эскадры кивнул одновременно всем находящимся в помещении предполетного инструктажа сделал от узкой трибуны четко выверенный шаг назад и как только присутствующие в знак уважения к старшему по званию оторвали свои зады от жестких стульев размашистой энергичной походкой покинул зал. Коммандер Сантоса Лопеса Алонсо подозрительно покосился на слишком медленно поднявшегося со своего стула лейтенанта Эллареса Стака. Тот в ответ мгновенно подавив зевок одарил своего непосредственного начальника широченной белозубой улыбкой и поднятым вверх большим пальцем правой руки. Коммандер осуждающе покачал головой. Имея за спиной двенадцать лет тренировок молодой командир канонерки является отличным пилотом которому Сантоса как и другие их сослуживцы с легкостью доверит прикрывать свою спину но несколько безалаберным. Совсем не просто так еще в первые дни в Академии тогда еще курсанта Стака удостоили много о чем говорящим позывным Скубс что на сленге означает – понятия не имею. Начинающий пилот умудрился на открытой как стол местности потеряться в строю из пяти канонерок и отстать от ведущего. Вот и сегодня Стак вместо того чтобы готовится к предстоящей миссии завалился к какой то миловидной мириаланке из палубной команды Аккламатора и банальнейшим образом проспал все на свете. С помощью карманного фонарика и дружеского пинка очень мило и практически дружелюбно Сантоса удалось оторвать молодого человека от попавшей под его плутоватое очарование девушки всего за двадцать минут до предполетного брифинга. После чего им с языком на плече пришлось мчаться через половину огромного корабля чтобы пройти обязательную процедуру предполетного контроля и медосмотр. Но в стартовом лазарете отдернув сбившийся летный комбинезон Стак оттолкнул сунувшегося было к нему медицинского дроида и решительно подошел к находящейся там же забрачке со знаками различия капитана медицинской службы на воротничке. Уверенно подхватив симпатичного и слегка запунцевевшего от такого обращения медика под локоток бравый лейтенант склонился к оттопырившемуся прелестному ушку протянув девушке свой датапад содержащий справку врачебно-летной экспертизы и одновременно отгородился от любопытных глаз голографической ширмой. Спустя всего несколько мгновений из за голоширмы донесся звонкий шлепок по сочной попке и Стак тут же появился перед грозными очами своего начальника с уже заверенным допуском к полетам. Самым удивительным для Сантоса была не потрясающая наглость подчиненного граничащая с нахальством а то что где бы они со Стаком не проходили совместную службу женская часть персонала практически мгновенно узнавала о блудливом характере лейтенанта который никогда не пропускал ни одной более-менее симпатичной мордашки попадающей в поле зрения его вездесущих сканеров зачастую не брезгуя самыми экзотическими представительницами прекрасного пола но при этом женщины все равно с радостью одна за другой таяли в его объятиях. Этого сдвига в женской психологии коммандер никогда не понимал. В итоге им с лейтенантом все же удалось прибыть на инструктаж вовремя но по лицу Стака было прекрасно видно на чем он хотел вертеть этот самый инструктаж и где бы он на самом деле хотел бы находится. Либо в кабине канонерки совершая очередной безумный кульбит либо на очередной красотке имя которой он забудет как только с нее слезет если вообще удосужится узнать либо вообще объединив эти два занятия в одном. И подобное легкомысленное отношение совершенно не радовало Сантоса. Особенно перед опасной миссией. А то что миссия будет не такой простой как кажется Стаку коммандер не сомневался. Весь его немаленький опыт говорил об этом. Коммандер Сантоса родился в простой дуросской семье и вырос в тесной квартирке на -851-ом уровне в сумрачных глубинах экуменополиса столичной планеты Галактической Республики. С совершенно другим удивительным абсолютно незнакомым и таким прекрасным верхним миром маленький дурос столкнулся лишь тогда когда родители желая сделать сыну подарок на первый школьный день отвели его в городской развлекательный парк. Оказавшийся в необычайно-ошеломительном месте которое принято называть поверхностью и получив неизгладимые впечатления от всевозможных аттракционов мальчик со дна мира подхватил ничем неизлечимый недуг. Сантоса заболел небом. Раз и навсегда. Коммандер вступил в Судебные силы 23 года назад чтобы стать пилотом спасательной канонерки и сегодня Сантоса Лопеса Алонсо является оперативным командующим уникального авиационного подразделения 920-ой спасательной эскадрильи Отдела передвижений Корусантской службы безопасности. Несколько месяцев в году они выполняют задания в различных горячих точках галактики прежде чем вернутся на свою гражданскую работу. И за годы своей службы коммандер повидал всякого. - Босс ты чего такой кислый? – спросил лейтенант своего начальника. Сантоса не ответил. Вместо этого он повернулся к стоящему рядом с ним крепко сбитому наутоланину. Хладнокровный и невозмутимый старший сержант Кирон Мелар оказавшийся на этой миссии вторым пилотом Стака прослужил в Секторальных рейнджерах Судебного департамента 28 лет и принес свой боевой опыт в кабину пилота. Два последних десятилетия наутоланин провел во внешнем кольце охотясь на плодящихся как гизки пиратов. Он привык к бомбам и бластерным болтам летящим вокруг него. - Лютый возьмешь управление на себя а Скубс побудет у тебя блудилой. Будет штурманом будет вести переговоры будет следить за обстановкой а если потребуется то наведет прицел и произведет атаку. - Босс за что?!! – возмутился лейтенант. - Когда до тебя дойдет за что тогда и возьмешься за штурвал. Вся необходимая информация всегда доводится до экипажей заранее и в предполетном брифинге нет какой то особой необходимости но крайний инструктаж служит скорее как некий барьер психологический триггер до которого идет всего-навсего подготовка а после уже начинается миссия. И хотя до вылета оставалось почти 40 минут пилоты и сопровождающее их отделение рейнджеров которым предстоит лететь во второй канонерке отправились прямиком на ангарную палубу. Все кроме Стака. Лейтенант включив форсаж рванул в свою каюту прихватить зубную щетку и пару комплектов белья. Если что то пойдет не так это может очень пригодится. Каждый раз после предполетного брифинга коммандер направляясь к своей канонерке всегда думал о предстоящей миссии. Думал о том что он будет делать стараясь все проиграть в голове. Как руководитель миссии Сантоса чувствовал большую ответственность потому что окружающие его ребята это именно его ребята и он прикладывал все силы для того чтобы они оставались живыми его ребятами. Но сегодня коммандер по неизвестной ему причине почему то изменил своей извечной привычке. Вместо того чтобы сфокусироваться на задании Сантоса впервые в жизни думал что возможно он не вернется домой думал о том как миссис Алонсо не понравится быть вдовой думал о детях как собирает дочку в школу возясь с вечно непослушными застежками на ее любимых сапожках. А ведь у него были планы провести Торжества Перемирия со своей семьей. Он мог бы отказаться лететь. Как командир эскадрильи мог послать вместо себя кого то другого. Никто не поставил бы ему это в вину так же как никто бы не посчитал его трусом. Сантоса давно всё всем доказал. Но для него не отправится на задание всегда было труднее чем отправится. В ангаре Аккламатора стоял управляемый хаос. Вокруг пары канонерок VAAT/e с песочно-желтой цветовой схемой ливреи на округлых гладких бортах суетились многочисленные техники проводя ревизию фюзеляжей подготовленных машин. То тут то там мельтешили ремонтные дроиды оттаскивая куда то вглубь ближайшего складского помещения снятое с канонерок оборудование и вооружение. Под самым потолком перемещались кран-балки передвигая что то слишком тяжелое для дроидов. Кроме двух VAAT/e готовилась к вылету четверка Плащевидных во внутрифюзеляжные отсеки которых загружались ударные ракеты. Присоединившиеся к техникам пилоты внесли и свою лепту в царивший на леткой палубе организованный бардак. - Эй ты дух небесный!!! – на весь ангар заорал четырехрукий зексто в обычном засаленном рабочем комбинезоне но со знаками помощника командира эскадрильи по эксплуатации на узкой груди. - Привет дух перегарный!!! – в тон старшему технику ответил немного повеселевший коммандер. - Что Дистрофик нервничаешь? Как давление? – доверительным тоном который мог позволить себе только близкий друг спросил техник у подошедшего к своей машине коммандера. - Нормальное. Атмосферное. Как и должно быть. Как аппарат Хрудим? - Отлично все с машиной. Порхать будет как диатим. Тяговооруженность теперь намного превышает единицу… Сердце Сантоса неожиданное екнуло. В ангаре приняв умное выражением лица надутой нуны появился Стак с наступающей ему прямо на пятки мириаланкой. - Что делает эта дура?! – зашипел коммандер. – Новенькая что ли?! А этот идиот о чем думает?! Мало того что сам побежал за забытыми вещами так еще и привел свою бабу перед самым вылетом… Но двух плохих примет лейтенанту Стаку показалось мало. Он решил довести до инфаркта командира и сделал голофото. - Мдааа… - только и смог сказать Хрудим. – Ты это. Не думай о плохом. Не всякий же раз сбывается. - Сразу три? Если бы сегодня еще и тринадцатое было я бы точно лететь отказался и других бы из ангара не выпустил. Нет Стак конечно отличная прокладка между штурвалом и ложементом но что то он совсем головой перестал думать. В сопровождении Хрудима и матерясь про себя Сантоса обошел вокруг канонерки совершая неизменный обязательный ритуал после чего забрался в кабину сделав это с правой ноги и не забыв застегнуть воротничок. Все таки любые приметы появляются совсем не на пустом месте. Оказавшись в кресле первого пилота коммандер подключил свой датапад к компьютеру полетного контроля сбросил обновленную информацию по различным метеоявлениям которую получил во время брифинга и запустил предполетную проверку. Полностью интегрированный в машину компьютер Топлекс наблюдающий за энергией всех двигателей и полетных систем превращая команды пилота в тысячи маленьких сигналов необходимых для управления канонеркой тихо зашуршав встроенным диагностическим модулем принялся обследовать внесенные в конструкцию изменения. Под это успокаивающее шуршание Сантоса вывел над голопроектором карту местности и начал вглядываться в зону поисков. Несколько часов назад Плащевидный с подвешенным под брюхо контейнером с разведывательным оборудованием пролетел над горной долиной где потерялось отделение рейнджеров и куда теперь были вынуждены лететь пилоты 920-ой спасательной эскадрильи но из за плохой детализации получившейся голографической проекции было трудно понять крутизну горных склонов. А определить насколько круты там горы было очень важно. Через пару минут к Сантосе в этом нелегком деле присоединился его постоянный второй пилот капитан Дзют Бейт. Обычно экипаж VAAT/e состоит из двух пилотов и двух рейнджеров-стрелков которые выступают не только в роли операторов тяжелых сдвоенных лазерных пушек расположенных в боковых установках но и в качестве наблюдателей. Даже имея наружные голокамеры пилот физически не в состоянии уследить за всем творящимся вокруг. Особенно при сложном рельефе местности да еще и во время возможного боя и плохих метеоусловиях. Если сзади сидит спокойный разумный который может сказать по бортовой связи – эй стой право не двигайся возьми немного влево - то пилот начинает действовать точно по его указаниям. Сантоса всегда с уважением относился к этим надежным ребятам что как то спасли его дуросскую задницу когда он попал под огонь какой то банды на нижних уровнях Корусанта и никогда не называл их данным им пилотами Судебных сил уничижающем прозвищем бронецифалы. Тяжелые пушки с канонерки были сняты чтобы облегчить ее вес но без наблюдателей ночью в горах спасателям делать нечего. Сегодня в машину которая должна служить приманкой вместо пары обычных сержантов загрузились командир ДЕСО Аккламатора майор Крис Пиерцецчи и его заместитель. Как Сантоса успел узнать Пиерцецчи немногословный человек. Большой рейнджер. Очень тихий. Тихий по природе. И у коммандера появилась возможность в этом убедится. Бойцы просто поднялись на борт и закрепив свои потертые Вестар-M5 в специальных креплениях не задавая никаких вопросов молча расселись прямо на палубе из за того что кресла бортстрелков тоже были демонтированы. Время вышло. Настал момент запуска. Компьютер завершив предполетную проверку негромко дилинькнул и вокруг выведенной на одном из датаэкранов схемы канонерки появились две жирные зеленые линии сообщавших о температуре и герметизации корпуса. Офицеры инженерно-технического состава закончив осмотр сделали соответствующий доклад о готовности машин и дали добро. - Контроль я Коготь один. К взлету готов. Прошу разрешения на вылет согласно боевому заданию. – на общей волне зазвучал голос командира истребительного звена. - Коготь один ожидайте. – ответил диспетчер Аккламатора. - Контроль я Проход два. У меня все четыре двигателя прут и зажигают готов оторваться! – влез в эфир Стак. - Проход два делай что сказали. - Так не мне же… - Скубс заткнулся. – приструнил подчиненного коммандер. В ангаре огромного корабля грянул протяжный надрывный вой сирены и все те кто находился внутри устремились к выходам. Бронестворки донного люка медленно разошлись в стороны позволяя увидеть сквозь мутное голубоватое мерцание силового щита перекрывающего выход красоту открытого космоса. - Контроль когтям все чисто можете лететь. Приятного дня. - Шутник. Плащевидные мягко поднялись на своих репульсорных полях на полутораметровую высоту выстроились короткой бантовой дорожкой и один за другим соблюдая дистанцию бросились в омут космического вакуума. - Жук четыре я Аккламатор. Уведомление. Когти с первого по четвертый вышли в двадцать пятьдесят девять согласно правилам полетов. Следуют вектором один двадцать пять. Полет нормальный. - Аккламатор я Жук четыре. Понял тебя. Внимание Коготь один я Жук четыре! После входа в атмосферу опуститесь на эшелон в полторы тысячи. Скорость не более пятисот пятидесяти. Удерживайте два ноль один два пять. Подтверди получение приказа. - Я Коготь один Жуку четыре. Подтверждаю. После входа в атмосферу опустится до полутора тысяч. Скорость не более пятисот пятидесяти. Удерживать два ноль один два пять. - Контроль я Проход один прошу разрешения на взлет. – выполняя свои обязанности произнес капитан Дзют Бейт. - Проходы разрешение дано. Будьте трудными целями и умелыми охотниками. - Спасибо Контроль. Сантоса увеличил тягу на репульсоры и канонерка плавно оторвала от палубы свои косточки. Короткий дробный стук и узкий светодиодный индикатор загоревшийся зеленым возвестили о том что лапки поджаты и машина так же плавно двинулась к распахнутым створкам ангара. Проткнув силовую стенку канонерка грузно опустилась с обрыва в пустоту. В блистер кабины брызнули яркие лучи светила планеты Йинчорр воздействие которых на данный момент можно сравнить с полноценным ядерным ударом. Вселенная колыбель пугающих сил. Порядка тридцати часов назад сканеры нескольких кораблей эскадры зафиксировали активность трейсеров локальных магнитных полей местной термоядерной печи. Почти одновременно на клокочущей поверхности звезды произошли две мегавспышки и через пару минут образовавшееся вокруг сверкающего светила живописное облако плазмы стало видно практически невооруженным глазом а еще через восемь часов до уродливого песочно-серого куска камня под названием Йинчорр докатился солнечный супершторм. Ни с чем не сравнимая по силе и интенсивности жесткая ударная волна из ионизированных частиц которая возникает перед выбросом массы столкнулась с магнитосферой и магнитное поле стоявшее незримым щитом оберегающим планету от смертельной космической радиации начало возмущаться колебаться дрожать. Попав в атмосферу заряженные частицы помогли парам воды конденсироваться чем поспособствовали уплотнению облаков. Итак нехолодная газовая оболочка окружающая каменный шар покрытый горами и пустынями разбухла токи быстро нагрели ее еще больше и плотные слои поднялись вверх в результате на высоте около четырехсот километров появилось большое количество разряженного воздуха. В околопланетном пространстве резко возросло количество электронов прямых энергий электронов убийц что воздействуют на электронику создают проблемы для навигации и средств связи. И эти проблемы не заставили себя долго ждать. После того как машины вышли из ангара и получили вектор направления для выстраивания орбитального маневра речевой информатор канонерки нудным скрипучим голосом сообщил Сантосе что на них наведен радар и Топлекс думает что на него напали. Вокруг коммандера на управляющей поверхности пульта начали мигать множественные предупреждающие огни а звуковые сигналы в наушниках то и дело стали сообщать что на них наводятся средства ПКО. В чем было дело выяснилось практически сразу. Из за очередного энергетического всплеска в системе интедефекации свой-чужой сменилась кодовая посылка и радары кораблей эскадры стали восприниматься бортовым компьютером как враждебные. Устранили поломку тоже быстро но за эти пару минут Сантоса сжег изрядное количество нервных клеток. Может именно поэтому ночная сторона планеты затянутая густой клубящейся облачностью показалась коммандеру как никогда зловещей. Командование эскадры считало что это они будут охотниками но опыт настойчиво твердил Сантосе что где то там в кромешной мгле в томительном ожидании притаился жадный до охоты хищник и для него добыча именно они. И нужно быть очень осторожным чтобы не словить бластерный заряд в борт защищенный всего лишь семью миллиметрами анадированного алюминия во внешней обшивке. Миновав холодный вакуум космоса и войдя в верхние слои атмосферы канонерки приняла в свои тяжкие путы гравитация. По корпусам VAAT/e прошла легкая вибрация вызванная мгновенно нахлынувшими и сразу отступившими перегрузками. Воздух создал аэродинамическое сопротивление на преодоление которого тратится значительная мощность двигателей и температурные показатели силовых установок стремительно поползли вверх. Довольно крутой спуск закончившийся плавной замысловатой фазой торможения торопливо перешедшей в горизонтальный полет и за кормой канонерки сомкнулись облака. Стало пугающе темно. Ни света звезд ни мерцания хоть какого-нибудь огонька с поверхности. Только вязкая как кисель жаркая непроглядная ночь. В отчаянии найти хоть какой то источник света для своей работы ноктовизоры издали недовольный писк и незамедлительно отключились. У коммандера появилось ощущение что он управляет канонеркой с закрытыми глазами и он поспешил включить инфракрасные голокамеры которые обнаруживают тепло даже если света нет совсем. Небольшой датаэкран отобразил светящимся силуэтом остаточное тепло горных камней образующих очертания горизонта. Горная долина лежащая внизу ожила наполненная множеством инфракрасных маркеров и бортовой компьютер подключил аппаратуру селекции движущихся целей на фоне поверхности. - Сброс инфракрасного светового маркера для обозначения контрольной точки для корректировки полета.– проговорил капитан Дзют Бейт. – Вижу сканирую привязываю схему. Жизнь становится намного легче когда у тебя есть дерево на которое можно смотреть да Дистрофик? - Предпочту фонарный столб. – проворчал Сантоса в отличие от салластанца больше привыкший к полетам в условиях экуменополиса. - Ээээ командир да тут что то не так. – Дзют Бейт отчаянно пытался определить местоположение канонерки. Радар VAAT/e обеспечивает достаточно высокий уровень ситуационной осведомленности и отраженный от земли сигнал дает представление об изменении ландшафта но в горах сигналы радара отражаются во все стороны. Ложные сигналы могут привести к смертельному столкновению со скалами. Для безопасности умелый штурман сравнивает данные радара с голокартами местности и тем что говорят ему его собственные глаза. Но в этот раз картинка не складывалась. Всего за минуту полета появилось несколько расхождений между тем что удавалось разглядеть при нулевой видимости тем что показывал радар и тем что было на голокартах. - Я Проход один Жук четыре прошу связь. – заговорил Дзют Бейт отчаявшись локализовать положение машины. - Проход один я Жук четыре переключись на частоту один один девять точка три. - Проход один запрашиваю навигационные данные. - Проход один каково было твое последнее известное местоположение? - Когда я стоял первым в очереди на взлет твою мать! – выдал обычно сдержанный салластанец. - Аккламатор Проходу один. Графика со сканеров загружена в стандартной кодировке. Сообщи статус. Увидев обновленные данные Дзют Бейт выматерился более замысловато. Одна единственная лишняя цифра после запятой в координате чуть было не сорвала всю операцию. Из за непонимания компьютером масштаба голокарты и использовавшегося формата координат настоящее положение зоны поисков изменилось ровно на два километра. - Я Проход один выявил местоположение. Два девять нанна на точку аурек. Что со светом? - Освещения нет Проход один и вряд ли будет. - Понял тебя Аккламатор. – ворчанием выразил свое недовольство капитан. То что инфракрасному прожектору подвешенному к находящемуся на низкой орбите Консульскому вряд ли удастся пробить густую облачность было понятно и так но определенная надежда получить освещение все же оставалась. Сантоса решил использовать тактику под названием хомяк и вомпа которая основана на том что канонерки слабо защищены. Чтобы уменьшить риск быть сбитыми вражеским огнем канонерки снизились так чтобы была возможность спрятаться за деревьями и начали активно маневрировать среди торчащих из земли острых каменных игл уклоняясь от скальных выступов и сворачивая в изгибах долины. Облетая боевой квадрант хомяк сообщает вомпе о том что видит - справа низкая скала в форме морской раковины группа деревьев возможная цель но сложно сказать. Когда хомяк доходит до границы квадранта он разворачивается. Теперь вомпа идущая в трех корпусах сзади принимается за поиски. Обе канонерки продолжают двигаться на высокой скорости оставаясь трудными мишенями. Направляясь к линии за которой мог находиться противник машины резко поднимаются вверх и разворачиваются в разные стороны как бы говоря врагу – выбирай одного. Они летят вдоль деревьев привлекая к себе огонь. Но враг молчит. Хомяк и вомпа вновь объединяются сознательно ограничивая себя в свободе движений оставаясь внутри боевого периметра площадью всего в несколько квадратных километров и подлетая к склонам гор настолько близко насколько это вообще возможно. Все эти маневры достаточно сложны и при свете дня и обстановка в канонерке становилась с каждой минутой все напряженней. Ни у кого не возникало сомнений в профессионализме коммандера но даже лучшие из лучших не застрахованы от ошибки. Рейнджеры с встревоженными лицами тискали свое оружие и вглядывались в ночь сквозь распахнутые створки десантного отделения стараясь заранее обнаружить возможную опасность и вовремя предупредить полностью сосредоточенного на управлении Сантоса. Вспышки инфракрасных стробоскопов позиционных огней так похожие на вспышки при стрельбе добавляли нервозности. А когда машина зависала на несколько секунд на одном месте у коммандера возникало такое чувство что он следующий на расстреле. Но как был вынужден признать Сантоса это именно та миссия о которой каждый пилот-спасатель мечтает и которой боится. Миссия когда испытанию подвергаются все знания и умения полученные им за годы тренировок. У капитана Дзют Бейта было пожалуй больше всего обязанностей. Переговоры начали заполнять эфир. Интенсивность вызовов все росла. Они становились громче и громче. Быстрее. Иногда казалось что салластанец орет в комлинк. Сантоса так и хотелось просто отключить связь. Но надо было быть в курсе происходящего. Болтовня стала просто нескончаемой. Стало сложно различить что говорят твои напарники из второй канонерки которых забивали вызовы разумных находящихся вообще где то на Корусанте. Все хотели знать статус. Каков статус каков статус? Параллельно Дзют Бейт пытался связаться с разыскиваемыми рейнджерами. На открытой частоте он просто упрашивал – ребята ну пожалуйста покажитесь сделайте что-нибудь. Кроме этого капитан успевал с помощью инфракрасных голокамер и радара следить за обстановкой за бортом и прокладывать маршрут давая ориентиры Сантосе. За шесть часов коммандер сбросил не меньше трех килограмм. Напряженная атмосфера сменилась тупой усталостью. Экипажи канонерок вымотались донельзя и им пора было возвращаться на Аккламатор. Там машины заправят проверят техническую исправность и экипажи второй очереди отправятся продолжить поиски которые скорее всего не закончатся и после того как светило лишит канонерки защиты темноты. Контрабандисты себя никак не проявили. Их корабль так и не был обнаружен и существует высокая вероятность того что бандиты используя складки местности смогли просочиться через радиолокационное покрытие обеспеченное Аккламатором и покинули опасный для них район до того как в небе появились машины 920-ой эскадрильи. Но для ребят Сантоса найдется еще одна последняя работа. После долгих часов поисков они так и не установили контакт с пропавшей группой рейнджеров. Сомнений в том что бойцы мертвы не осталось. Со времен войн с ситхами предпринимаются все усилия чтобы находить и опознавать всех погибших республиканских солдат. И тела павших товарищей майора Пиерцецчи необходимо вернуть домой где они найдут свой вечный покой а для этого придется продолжить их разыскивать. В какой то момент канонерки просто маневрировали в четырехкилометровом квадрате осматривая сектор по направлению к большому озеру. Затем свернули с главной долины и совершили крутой подъем подмывшись в густых облаках и ухнули вниз вдоль скального массива. Из за меняющихся потоков воздуха можно было заметить изменение звука работы двигателей но внимание Сантоса полностью сосредоточилось на том что открывается впереди. И хотя адреналина хватало и без этого сердце коммандера забилось быстрее. Дзют Бейт запросил заход на цель сообщив высоту и скорость. Канонерки прошли на предельно малой высоте чуть ли не цепляя днищем острые наконечники каменных игл и верхушки хвойных деревьев. Но неважно насколько низко летит машина. Сантосе хотелось еще ниже. Потому что он чувствовал себя полностью открытым. Рейнджеры крутились в десантном отделении постоянно разговаривая с салластанцем. После подобных маневров им трудно было понять где они находятся и что лево и право для них для второго пилота и для канонерки. Для того чтобы вызвать возможный вражеский огонь на себя ведущая канонерка быстро пролетела над местом где был сбит республиканский шаттл на чьем крыле безмолвным изваянием застыла мертвая фигура единственного обнаруженного спасателями рейнджера. После чего Сантоса почти полностью положив машину на борт повернул на девяносто градусов и резко начал набирать высоту чтобы вторая канонерка могла незаметно проскользнуть и подойти к обломкам шаттла зависшим на 15-и метровой высоте. Он успел заметить промелькнувшую в полутора метрах толстую ветку дерева. - ПРОХОД ДВА ПОД ОГНЕМ!!! – панический крик на общей волне сорвал завесу с реальности и восприятие мира для Сантоса невероятно ускорилось. Коммандер увидел что то на огромном расстоянии в какие то доли секунды сквозь тьму ночи. Вспышки выстрелов. За эти краткие мгновения коммандер успел взмолится всем известным и неизвестным ему богам и попытался понять что будет быстрее канонерка или летящие к ней бластерные болты. Быстрее все же были бластерные болты. Плазменным сгусткам заключенным в магнитное поле понадобилась целая вечность чтобы добраться до своей цели. Приближаясь они голокадр за голокадром меняли свое положение в пространстве. Но ставшая идеальной мишенью машина смогла лишь дернуться в попытке уклониться от неминуемой гибели. Бутонами кошмарных огненных цветов расцвели всеми оттенками красного попадания на обшивке. VAAT/e не созданы для получения повреждений они построены для достижения высокой скорости в атмосфере и потому не имеют тяжелой брони. Какие то пару попаданий и в воздухе прогремел мощный взрыв. На датаэкране это выглядело как маленькое белое облачко. А затем забил фонтан. Целый фейерверк из искр. Ударная волна подхватила машину Сантоса и их бросило в сторону. Взрыв произошел слишком близко. Метрах в семидесяти всего. Потом коммандер почувствовал будто кто то кидает в канонерку камнями. Это донельзя пугает но на страх у Сантоса просто не оставалось времени. Вторая короткая очередь из бластерных болтов вырвалась из жерла ведущего огонь орудия еще до того как первая поразила свою цель. И эти выстрелы изменили направление и последовали за машиной Сантоса. Они как живые гончие пошли по следу затравленного зверя. На одних рефлексах коммандер попытался спасти машину но он уже знал что они разобьются знал что он всех подвел. Все начало проносится в его голове. Подготовка к миссии. Семья. Дети. Чувство горя и полного провала. Они даже не успевают дать целеуказание истребителям. Все произошло слишком быстро. Секунда может две. Когда Сантоса почувствовал что все кончено когда рассеялся туман перед выжженными глазами коммандер мог бы описать увиденное как висящий цветочный горшок. Он помнил когда еще был ребенком в комнате его родителей висели такие же горшки на окне. Растения свешивались с них а когда поднимался искусственный ветерок вызываемый системой вентиляции листочки начинали трепетать. Это было единственное что Сантоса мог видеть. Он не видел ничего кроме этого горшка поглощаемого красно-оранжевыми языками пламени и за наносекунды превращаемого в золу и тлеющие угли необузданной яростью плазмы. Жар и огонь. Во вселенной Сантоса не стало больше ничего. А затем наступила безмятежность вечности. Чтобы переместиться из выжидательного района в зону поисков четверке Плащевидных понадобилось меньше минуты. Но пилоты не нашли ничего кроме догорающих обломков двух канонерок. В бессилии покружив на остатках топлива истребители получили приказ возвращаться на Аккламатор. Как только Плащевидные ушли оператор Жука-4 заметил появившуюся и тут же пропавшую нитевидную структуру в тропосфере возле самой поверхности. Под прикрытием густой облачности и аэрозольной завесы скрывшей корабль от всех средств обнаружения основанных на электромагнитном принципе будь то радио инфракрасный оптический или любой другой диапазон контрабандисты затерялись на обширных просторах планеты Йинчорр. *** Размазывая по лицу я утер обратной стороной ладони струйками бегущую из носа кровь. Рука тряслась как у заправского пропойца с изрядным стажем употребления горячительных напитков. Тряслось и дрожало все мое тельце. Особенно нижняя челюсть. Я не обращал на это внимание. Последние десять минут я едва ли мог сосредоточится на чем то ином кроме боли разламывающий череп. Казалось будто кто то воткнул в мою голову длинную раскаленную иглу прямо между глаз. Веки были тяжелыми набитыми металлической стружкой. Я чувствовал как они скребут о глазные яблоки каждый раз когда приходилось моргать. Я не привык к такой длительной концентрации и напряжению своего восприятия и ко мне пришла расплата за самонадеянность. Но хуже всего было с ощущениями что подарили мне импульсы смерти. За ничтожный промежуток времени я убил шестнадцать разумных и каждая смерть прошлась грубой наждачкой прямо по моей душе. Они касались меня. Впитывались в меня. Проходили сквозь меня. И я всеми фибрами души ощущал безысходность обреченность страх и страдания последних мгновений их жизней. И в глубине моего естества знакомый жар Темной стороны отзывался на чужие страдания питаясь ужасом моих жертв. Свобода от ограничений утопление во власти экстаз от многократно возросшей мощи все это было невероятно трудно оттолкнуть. Невозможно оттолкнуть. Но каким нужно быть ублюдком чтобы наслаждаться муками тех кого ты лишил жизни и черпать силу из их ужаса и смертей? Только воля и полное осознание своей вины отгородили меня от непреодолимого искушения что нес в себе разъедающий яд Тьмы. Махассар куда то летел то и дело переваливаясь с одно борта на другой в попытках избежать столкновения со скалами. Несколько раз уклониться не удавалось и слышался скрежет сминаемой обшивки и грохот падающих камней. Как Шиван удавалось ориентироваться в полной темноте лично я не знал. Да и никакого дела мне до этого не было как и не было дела и до того сколько вообще длиться полет. Все были чем то заняты. Суетились. Что то обсуждали по внутрикорабельной связи. Мусмурис по своей извечной привычке матом ворчал что то о том что пора обзаводится маскировочным устройством. Это бы решило половину наших проблем. А я просто сидел на жестком сиденье и трясся всем телом старясь загнать всепожирающую боль куда то вглубь а вслед за ней и ощущения от чужих смертей. Все остальное проходило мимо меня. И в какой то момент мне отчаянно захотелось выбраться из опостылевший орудийной башни побыть на свежем воздухе полежать ни о чем не думая и дать наконец рукам просохнуть от пролитой ими крови. Тело долго отказывалось повиноваться. Ноги руки и туловище игнорировали приказы мозга подняться. Хорошо что только временно. Едва оказавшись на ведущем вниз трапе я чуть не рухнул и пришлось прильнуть к металлическим ступеням пережидая слабость. Когда ноги утвердились на покачивающейся из стороны в сторону палубе кают-компании мне вновь пришлось уткнутся лбом в металл ступеньки. - Мой господин вам нехорошо?! – этот голос принадлежал Койи и был невероятно до мурашек на коже сексуален. - Мой господин что с вами?! – не отстал в сексуальности от старшей подруги голос Сьюпи. - Извращугааа…- томно выдохнула Космо. Вздрогнув я медленно открыл глаза и продолжая держаться за трап заторможено повернув голову покосился за спину. Все три твилечки пристегнувшись ремнями безопасности сидели на закругленном диване и смотрели на меня и в этих взглядах было… многое. - Мой господин у вас кровь! – аппетитно поведя плечами Койи высвободилась из туго затянутых ремней. Было в этих движениях что то от извивающейся змеи. - О луны Рилота!!! Мой господин… - Сьюпи точно ртуть перетекла из положения сидя в положение стоя. Обученная доставлять мужчинам максимальное в том числе и зрительное удовольствие ртуть. - Датомирский зверь которого надо немедленно пожалеть… - Космо сидела положив ногу на ногу и прежде чем встать чарующе выпрямила одну ножку вытянув носочек и перекинула ее через стол для игры в дежарик напомнив мне сцену из одного старого фильма. Сила издевательски сохраняла молчание но мой внутренний голос принялся вопить что здесь что то не так. Что то сильно не так. Либо со мной либо с окружающем меня миром. Я нервно сглотнул вязкую слюну и неловко попятился от приближающихся ко мне твилечек. Сексуально озабоченных твилечек. Может это какая-нибудь глупая шутка? Ну решили бабы поприкалываться. Откуда им знать что это все не вовремя? Вот совсем не вовремя. Или у меня окончательно съехала крыша и начались галлюцинации? Может фантазии наяву? Или я сплю? С глухим рычанием в воздухе промелькнула черная молния с невменяемой жаждой крови в оранжевых алмазах глаз. Меня сбило с ног и протащило по палубе о которую я чувствительно приложился затылком. Сознание поплыло. Острые треугольные клыки вспороли ткань штанов и вонзились в плоть правого бедра. Сверху на меня упало чье то тело. Мне сразу стало нечем дышать. Возня. Пыхтение. В попытке причинить хоть какой то вред мои челюсти изо всех оставшихся сил сжались на уткнувшейся мне в лицо упругой женской груди. Человеческие укусы очень опасны и заживают хуже собачьих. Но вместо ожидаемого болезненного вскрика я услышал издаваемый диким животным утробный сладострастный стон который был заглушен противным визгом бластерного выстрела… Галактика Небесная река внешнее кольцо сектор Нуири система Луказек планета Луказек окрестности города Иалтра монастырь Белого Потока. *** Резкий звук х'кигскиго колокола отлитого на планете Дж'т'п'тан и преподнесенного в дар братьями по вере разнесся по мраморным коридорам возвещая обитательницам этого благословенного самим Великим Белым Потоком жилища об окончании очередного трудного наполненного ежечасными тяготами дня. - Вот и еще один день позади – несмотря на несколько меланхоличный настрой говорившей в ее сухом тихом голосе слышалась суровая властность женщины привыкшей отдавать распоряжение и прекрасно осознающей что все ее приказы будут немедленно исполнены. - Ты конечно же права сестра – босоногого забрака одетого в обветшалую дерюгу местами затертую до дыр и подпоясанную простой пеньковой веревкой ничуть не смущали ни властность стоящей рядом с ним твилечки ни богатое убранство приемной залы где они вели свою неспешную беседу. По коридору прошелестели тихие легкие шажки должные предупредить присутствующих о чьем то быстром приближении и тут же буквально из воздуха в дверном проеме материализовалась одна из старших послушниц. - Матушка настоятельница – послушница отвесила глубокий наполненный уважением поклон при этом успев сверкнув любопытным взглядом в сторону мужчины – сестра Акана здесь. Рядом со старшей послушницей все так же прямо из воздуха материализовалась еще одна. Стройная невысокая с пышной копной каштановых волос уложенных в сложную прическу не позволяющую объемным локонам рассыпаться по хрупким плечикам. В молоденькой девушке веселой и живой не было заметно ни малейшей наклонности к монашеской жизни. - Акана приблизься – слова настоятельницы сопровождались повелительным взмахом руки. Явно нервничая названная послушница сделала несколько неуверенных шажков и точно забывшись что больше не принадлежит к высшей родовой знати вместо традиционного принятого в ордене поклона присела в с детства привычном ей книксене. Ошибку усугубляло еще и то что девушка была облачена совсем не в вечернее платье а в обтягивающие тренировочные одежды. - Матушка настоятельница – голос молодой послушницы тонко задрожал а нежные ушки ярко заалели. - Мне сообщили что ты прилежная ученица и за короткий срок успела многого добиться на пути служения Белому Потоку. И только что продемонстрированное тобой Погружение явственно говорит об этом. - Благодарю Матушка-настоятельница – ноги девушки чуть было не запутались. Она едва опять не допустила ту же оплошность но вовремя смогла остановиться. В попытке скрыть неловкость поклон оказался несколько глубже чем предписывали традиции а краснота соскользнув с ушек покрыла лицо и шею. - Своими успехами ты заслужила поощрение. Спрятанные за опущенными ресницами изумруды глаз удивленно расширились. Успехи в учебе сами по себе служат наградой и ничего другого за усердие и прилежность не предусматривается. - Монастырь расположен рядом с побережьем а я так люблю плавать – с замиранием сердца еле смогла выдавить из себя девушка. - Передай своей наставнице что я разрешила покидать тебе стены обители дважды в неделю. На рассвете и на закате. - Благодарю Матушка-настоятельница – на этот раз послушница сделала все правильно и выполнила поклон безукоризненно. Пятясь спиной назад девушка развернулась и поспешила к выходу. Через несколько секунд невысокий силуэт вновь растворился в воздухе. - Может объяснишь зачем ты захотела показать мне одну из своих девочек? – заговорил мужчина. - А что? Может просто захотела продемонстрировать настоятелю Храма Бесконечного духа как много он теряет не принимая в свой орден женщин. - Так же много как и настоятельница монастыря Белого Потока не принимающая в свой орден мужчин. Смотри. Я ведь могу и соблазниться таким количеством сладкого. Они негромко рассмеялись. Подобные шутки давно стали привычными для союзных орденов и воспринимались как само собой разумеющееся. - И все же зачем ты заставила меня совершить столь длительное путешествие? Не пойми меня неправильно. Я конечно рад тебя повидать и всегда счастлив насладится прекрасными видами но на Дж'т'п'тане у меня полно работы. - Акана Норанд Госс Пелл может встать во главе ордена Фалланасси после меня. - Сколько времени у тебя осталось? - Достаточно чтобы научить ее наиболее важному.

Ещё по фэндому "Звездные Войны"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты