Герой для Южного парка 42

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Южный Парк, Лентяево, South Park: The Fractured But Whole (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Кеннет Маккормик/Леопольд Стотч, Карен Маккормик , Майкл, Генриетта Биггл, Пит Тельман, Фиркл Смит
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ООС Пародия Стёб Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Этот город нуждался в герое... Но не в таком.

Посвящение:
Флешбеки из прошлого, вы просто нечто.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Боже, даже не спрашивайте откуда в моей голове этот кроссовер! Я всё детство не любил пропаганду здорового образа жизни из Лентяево и не смотрел это шоу, хотя шапочно знаком с ним (Робби - чудо). И всё же Профессор Хаос в роли Робби Злобного и Мистерион в роли Спортакуса... Только с местным колоритом. Для тех, кто совсем не понимает аналогию, рекомендуется вот это видео с приставучей песенкой - https://www.youtube.com/watch?v=PfYnvDL0Qcw&feature=youtu.be
Я очень долго думал, как изменить имена героев. Извините, моя фантазия так офигела от кроссовера, что в именах уже подкачала, и Хаос остался Хаосом. В ролях: Хаос - Робби, Мистерион - Спортакус, Карен - Стефани, готы опционально заменяют остальных детей. Прямого кроссовера нет, это пародия с уклоном в гомосятину. TFBW за супергероев и гота-Карен. Сами готы мельком.
Для тех, кто вообще не въезжает в суть Лентяево: милая девочка Стефани приехала в город, где все ленивые, и решила попросить героя помочь ей это исправить, но письмо дошло не тому, хотя все остались довольны, кроме злодея Робби - вся эта беготня его раздражает. Так они и живут.
Для тех, кто не въезжает в суть Южного парка: это просто треш.
О творчестве и прочей белиберде вот тут - https://vk.com/not_b_d
31 октября 2018, 17:47
Примечания:
Сюжетное пояснение: Карен-гот пишет своему Тёмному Ангелу, но на зов приходит не он. Новый герой приобщает Карен и её друзей-готов к своему образу жизни.
Южный парк, возможно, был бы неплохим городком, не будь он самим собой. Все эти вечно занятые взрослые, играющие в глупые игры дети, куча разных знаменитостей… Этому горному городку определённо не хватало… Мрака. Именно так думала Карен, начиная своё письмо к герою Смертикусу, сеющему боль и разочарования. Девочка просила помочь горожанам узнать всё о душевных муках и подобрать всем гробы по вкусу и заслугам, научить их наконец-то безграничным страданиям. Смертикус принёс разочарование лишь самой Карен, когда вместо него явился другой герой. Он тоже мог превратить любую жизнь в ад, и город действительно нуждался в герое… И всё-таки не совсем. — Я пришёл помочь тебе, детка, — возвестил о своём прибытии герой, пафосно лёжа на холодном полу в комнате девочки в позе «рисуй меня, как тех французских женщин». Карен, раскуривая сигарету, окинула взглядом эту помощь снизу. Она старалась выглядеть готично, но ей самой пока не хватало мрака — ей должен был помочь Смертикус. Но это точно был не он. — Кто ты? — О, я ужас, летящий на крыльях ночи, я стриптизёр на шесте мироздания, я кошачья моча на лицах людей… Я Сексикус, герой номер шестьдесят девять, — довольно улыбнулся он. — Свали, — вздохнула Карен. — Я хочу превратить город в ад, а не в бордель. — Детка, ты уверена, что вечный кутёж — это не ад в твоём понимании? Маккормик задумалась над ответом. В чём-то герой был прав. — В таком случае, ты не сможешь сделать этот город ещё хуже. — О, ты сильно заблуждаешься… Я покажу тебе настоящий беспредел. Карен улыбнулась и затушила окурок о свою же руку. Сексикус присвистнул и вскинул брови, чего, впрочем, не было видно. Исчез герой так же внезапно, как появился, и Карен просто проигнорировала его уход. Надо сказать, для Сексикуса такая работа была в новинку. Он подрабатывал индивидуалом в своём трейлере, вёл исключительно аморальный и развратный образ жизни и никому не помогал бесплатно. Но это письмо маленькой девочки тронуло самые глубины его извращённой души. Он даст ей всё самое лучшее, на что способен, и научит её получать удовольствие от жизни среди этих людей. В конце концов есть же на свете мазохисты, которые счастливы лишь страдая, и даже для таких можно найти то самое, что принесёт им искажённую радость. Но кто сказал, что лучшее для Сексикуса — лучшее для всех? Беглый осмотр Южного парка показал, что прошлые герои его профиля явно прикладывали руку к созданию ночной атмосферы этого места. Проститутки, наркота, бухло и преступления — всё было в большом количестве. Так какой же чёрной магии не хватает милашке Карен? Чем нескромный герой ещё может помочь этому маленькому чертёнку? Сексикус задумался, потирая подбородок. Всё бы ничего, но он висел вниз головой на фонарном столбе, обхватив тот ногами, словно это был пилон. Уже следующей ночью городок стал ещё громче, ещё развязней и отвратительней. Сексикус крутился на пилоне, при этом успевая иронично потягивать мартини и курить косяк. Милашка Карен сидела рядом в окружении своих друзей-готов. Первым новшеством Сексикуса в городе стала отмена возрастного ценза на посещение всех злачных мест, что и делало пребывание детей здесь возможным. По крайней мере легально. — Бухло и проститутки — это очень вредно для организма, — наставлял их герой. — Но не так, как кофе и сигареты. От сигарет бывает рак лёгких, а от кофе — инфаркты, — вяло возразил Пит. — Ты вообще знаешь, сколько людей ежегодно умирают во время секса от остановки сердца? — герой продолжал крутиться, словно и секунды не мог без развратных действий. — А сифилис и прочие дары Венеры? Без презерватива ваша жизнь быстро превратится в боль и страдания при попытках поссать, а от бухла ссать очень даже хочется. Готы многозначительно выдохнули сигаретный дым. Они курили обычные, не веселящие — негоже разбавлять мрак яркими глюками. Сексикус сделал себе пометку в голове — найти траву, от которой бывают только бэд-трипы. — Секс — это слишком приятно, чтобы доставлять боль, — покривила губы Генриетта. Её друзья уставились на девушку с плохо скрытым удивлением. — Можно в задницу без смазки, универсально и мало кому нравится, и не забывай об отсутствии контрацепции, — Сексикус поднял вверх указательный палец, что тут же прошёл сквозь кольцо пальцев другой его руки. Несколько раз. Готы ненавидели, когда их кто-то учил, ненавидели этот клуб и кучку обдолбанных конформистов, но герой смог их увлечь. О боли он знал довольно много. Уж точно больше, чем об одежде, ведь на нём были лишь трусы в обтяжку да распахнутый плащ с капюшоном. Южный парк опускался всё ниже и ниже по шкале нравственности, и никого это не волновало. Хотя нет, был в этом городе один человек, которого остро волновал вопрос ночного шума. Эти негодяи мешали Профессору Хаосу спать и творить свои жуткие изобретения вроде «самоходный миньон 2.44 исправленная версия улучшено точно готово (3)»! Профессор был вне себя от недосыпа и постоянных наказаний со стороны отца. А ещё его, такого крутого, никто не звал на вечеринки, и арестован он был даже до попыток на них сходить! Словом, у него были все основания возненавидеть новый городской порядок и причину всех этих бед — героя Сексикуса с гордым номером шестьдесят девять на заднице. Сбросив со стола все старые чертежи и клетку с хомячком, Хаос принялся за разработку плана по изгнанию героя из Южного парка. Итак, что бы такого сделать?.. Злодейский смех не мог пробиться сквозь шум ночного города. У Профессора уже был план. Сегодня в клубе что-то не ладилось: люди стонали от новой порции кокса не так, как обычно, и уверяли, что их не вставляет, после чего падали замертво. Сексикус задумчиво осматривал наполовину вымерший клуб, как обычно повиснув на пилоне вниз головой. Всякий раз, когда он вставал нормально, кровь приливала к другой его голове, и той, в которой был мозг, ему уже не думалось. Готы улыбались. Им, кажется, происходящее доставляло удовольствие. Мысленно Сексикус, конечно, с ними согласился — куча отошедших в мир иной людей была определённо им ближе, чем порочные удовольствия от кокаина. Но герой чувствовал себя обязанным во всём разобраться. — Эй, мистер-думаю-только-членом, может, просто попробуешь порошок сам? — предложил Майкл. Герой окинул его критическим взглядом, концентрируясь на области ниже пояса, что заставило кудрявого гота покраснеть от стыда и злости. Сексикус великодушно решил не обижаться на детей и проигнорировал этот выпад в свою сторону. — Отличная мысль, — в итоге произнёс он и сначала нюхнул немного порошка, а потом попытался втереть его в дёсны. Он был уверен, что ему-то ничего не будет — не такую дрянь он пробовал. Как-то он умудрился упороться стрихнином и был таков. Однако, этот вкус был ему не знаком… — Муа-ха-ха, вашим геройским планам конец! — вдруг раздался из темноты зловещий голос. Где-то блеснул кусок фольги. Сексикус огляделся и даже принял нормальное положение в пространстве. Пару минут он мог провести и так. — Кто ты и что тебе нужно? — грозно спросил он грубым голосом с хрипотцой, от которого у всех готов непроизвольно задрожали коленки: слишком сексуален был их герой. — Я — Профессор Хаос! — представился злодей. — И это я заменил весь кокс в городе на стиральный порошок, чтобы больше не было шума и веселья! — Так вот что это такое, я где-то о нём слышал… — задумчиво пробормотал Сексикус, не знакомый с такой субстанцией. Вдруг это его криптонит? Зачем вообще используют этот порошок, если не для грязных игр? Злодей сиял самодовольством и синяками под глазами. Видок у него был откровенно нездоровый, и готы даже прониклись к нему лёгким уважением. Если отбросить его костюм недоеденного мятного пирога, конечно. После общения с Сексикусом ребята немного покраснели от этой мысли. — Думаю, мы сможем это исправить! — воскликнул вдруг герой. — В конце концов у нас есть героин! Готы вяло зааплодировали этому заявлению. Злодей стушевался и сконфуженно скрылся, продолжая блестеть в клубном освещении как диско-шар. Сексикус, раздав всем по добротной порции наркотиков, задумался — кто этот загадочный любитель фольги и почему не захотел к ним присоединиться? Он даже спросил готов об этом злодее, но те безразлично пожали плечами, мол, они без понятия. Это очень интриговало. Сексикус руками, ногами и другими частями тела был за развратный и аморальный образ жизни, не ограниченный никакими рамками. Каждый день — новые наркотики и новые шлюхи, ведь жизнь в таком ритме слишком коротка для постоянства! Сегодня он хотел развлечь готов чизом, но что-то снова пошло не так. Наверняка это проделки… — Как там его? — попыталась вспомнить Генриетта. — Какая в жопу разница? — пожал плечами Фиркл. — Кстати, ребята, это отличное супергеройское имя! — воскликнул Сексикус. — Ты хотел сказать «супергейское»? — усмехнулась Карен. — Одно другому не мешает, — пожал он плечами. — Но нам нужно разобраться, что он натворил сегодня. — Тебе надо — ты и разбирайся, — отмахнулся Пит. — Справедливо, не уважаю, — кивнул Сексикус и принялся придирчиво осматривать котов. В полумраке и резком клубном мерцании было плохо видно, но даже так герой смог заключить, что все коты — это кошки. — Как тебе мой план, а, Сексикус? Никто не сможет чизить, потому что кошки не вставляют! Всем придётся пойти по домам и лечь спать! — торжествующе выкрикнул Хаос, пытаясь переорать музыку. — Очень круто! — крикнул герой в ответ, поражённый чужой изобретательностью. Такую бы в спальню — так Сексикус бы оттуда не вылезал. — Теперь ваш праздник окончен! — довольно улыбнулся злодей. — Ты не учёл одного: кошки не вставляют, но вставлять можно им! Расчхеляемся, пацаны! — бодро воскликнул всегда готовый и никогда не унывающий Сексикус. Профессор Хаос чуть не упал прямо там и стремительно выбежал из клуба, испуганно матерясь. Готы переглянулись между собой. — Ты это серьёзно? — Если влезет — пожалуйста, — отмахнулся герой, провожая взглядом своего партнёра по увеселительным мероприятиям. Он бы победил этого злодея пару десятков раз… Думая об этом, Сексикус не заметил побагровевшего от злости Майкла. Так и шли ночи в Южном парке — Сексикус старался разнообразить досуг горожан, а Профессор Хаос всячески мешал. Менял пиво на полезный яблочный сок, переводил во всём городе часы, обманным путём укладывая людей спать вовремя, менял сексуальные костюмы монашек на настоящие, а диджеев — на священников. Но каждый раз Сексикус вмешивался в его проделки и возвращал городу его ужасный вид. Правда, со священниками бороться не пришлось, ибо такой педо-оргии не смог бы закатить даже Сексикус, как он с досадой подумал. Готы хотя и скрывали это за ехидными усмешками, успели привязаться к их злодею и с трепетом ожидали его нового появления. Сексикус, конечно, исправно превращал их жизнь в ад, но Профессор Хаос напоминал о былых мрачных и скучных деньках. А вдвоём они приносили в два раза больше боли и страданий всем вокруг. Они были бы неплохой парой… Так думал и сам Сексикус, член которого исправно вставал и указывал направление на Хаоса, от чего тот пунцовел и с реактивной скоростью сбегал. Герой мог завоевать сексуальное расположение любого в округе, и только этот загадочный злодей ему не давал. Всё так бы и тянулось изо дня в день и из года в год, если бы Профессор внезапно не исчез. Готы предположили, что тот просто заперся в своей лаборатории и больше не хочет выходить, или, может, его наказали родители и посадили под домашний арест. Никто не знал, кто же скрывался под этим шлемом из фольги, да и не горел желанием узнавать. Карен похлопала по плечу загрустившего Сексикуса. Тот даже перестал крутиться на шесте и просто понуро висел вниз головой. Карен, соответственно, сидела на корточках, не имея никакого желания общаться с геройской задницей. — Поищи его, у тебя же член находит всех, кому остро не хватает секса, а ему, кажется, нужно сильнее всех, — девочка курила, глядя в мрачное никуда своего сознания. — Он меня ненавидит, — вздохнул герой. — Ты сам говорил, что ненависть — двигатель страсти, — напомнила Маккормик. — Но он ненавидит меня не страстно, а… Просто так, — удручённо заметил он. — Ты герой или кто? Пойди и соблазни его, как ты умеешь. Бёдрами повиляй, на ухо пошепчи. — С ним это не работает! — раздосадованно повысил голос Сексикус. — Он не хочет меня! — Ну да, он хочет спать. Тебе вот хочется, когда не высыпаешься? — Мне всегда хочется, — неопределённо пожал плечами герой. — Ну, а ему всегда не хочется. Найдите компромисс, чего вы как маленькие — потрахались и баиньки, — она потушила окурок. — Моя девочка так выросла, — с умилением заметил герой. — Я выросла ещё в нашу первую встречу, когда увидела на полу своей спальни полуголого парня в одних трусах и плаще. Сексикус тепло улыбнулся воспоминаниям об ужасно холодном полу дома Маккормиков. Но Карен была права — он должен найти секретное логово их чрезвычайно милого и изобретательного злодея и завалить его пару десятков раз. Найти пристанище Профессора Хаоса было довольно легко, ведь он оставлял адрес на визитках. Сексикус, как и всё развратное и сексуальное, ворвался в логово без стука: там он застал мрачного и очень грустного злодея, играющего со своим хомячком. — Ёшкин крот! — нервно вздрогнул тот, чуть не выронив из рук своего миньона. — Какого чёрта ты здесь делаешь?! Сексикус опешил от такой реакции. Профессор Хаос, конечно, считал себя злодеем и старался вершить свои злодейские дела в меру сил и чуть сверх этого, но никогда не был резким и грубым. — Ну, ты долго не пытался прервать наш праздник разврата и удовольствий, и мы забеспокоились… — Нет никаких причин для беспокойства, я просто хочу, чтобы ты навсегда исчез и дождусь этого вот здесь, в одиночестве! — злодей скрестил руки на груди и нахмурился. — Но мы скучаем по тебе, ты никогда не присоединялся к нашим оргиям и пьянкам… — Сексикус знал о такте лишь со стороны ритмичности движений, но не как о понятии, которое предписывало не залезать на колени к агрессивно настроенным злодеям. Хаос нервно сглотнул и попытался спихнуть с себя наглого героя, но слова застряли в горле. Он уже боялся, что ещё пара минут — и в горле застрянет кое-что другое. — Разве тебе не интересно провести время с нами? Это же весело… — зашептал на ухо герой. — А ещё очень приятно. — Я не занимаюсь такими вещами! — пискнул Хаос, крепко зажмурившись. — Больше не занимаюсь… — Больше? Насколько больше? — Сексикус уже лизал чужое ухо, от чего злодей под ним дрожал и пытался вывернуться из сексуального захвата. — Н-ну у меня раньше были свои девочки и мамка, но я завязал… А ещё я продавал вейпы — немного полезнее обычных сигарет, но тоже вредно… — зашептал Профессор, уже во всю дрожа от неловкости и ощущения кого-то слишком горячего на своих коленях. Причём горячего во всех смыслах. Сексикус просиял. У них всё-таки было больше общего, чем он думал! Он ведь чувствовал, что в злодейском сердце тоже есть место его любимым разврату и наркотикам, разлагающим личность! — Но почему ты не сказал этого раньше? — жарко зашептал он, ненавязчиво снимая с Хаоса его экипировку. — Я-я… Боже мой, прекрати, не так быстро! — всё же извернулся злодей и скинул героя на пол, тут же придавливая того ногой, чтоб не поднимался. — Ножку пониже, милый, и можем продолжать, — промурлыкал тот. Хаос со стоном негодования закатил глаза. Этот герой просто неисправим! Он что, не может хоть пару минут обойтись без своих пошлостей?! — Ты сейчас же убираешься из моего секретного логова и из города, понял?! — предпринял последнюю попытку защитить свои честь и достоинство злодей. — Почему я тебе так не нравлюсь, а? Я с самой первой встречи хотел просто побыть с тобой… — без былой улыбки просил герой, всё так же лёжа перед Хаосом на полу. Открытый и без какой бы то ни было защиты. — Я думал мы могли бы… Нравиться друг другу? — Ёшки-матрёшки, — прошептал злодей и нервно застучал кулачками друг о дружку. — Ты нравишься мне, да, но я не хочу, чтобы всё вот так… — А как ты хочешь? — зацепился за последнюю ниточку надежды Сексикус. — Тихо, в темноте, под одеялом… Выспаться! — Профессор уверенно топнул по груди героя, но не больно. Герой вспомнил слова Карен о компромиссе. Девчонка была права — это же так важно: идти на уступки своему партнёру, чтобы сделать приятное. Сексикус решил не упускать шанс договориться со своим очень привлекательным злодеем. — А потрахаться до мы можем? — Ну можно… О да. Какой прекрасный ответ. И жили они долго и счастливо… Если бы дело было не в Южном парке. Сексикус продолжал наводить в городе свои порядки, а Профессор Хаос вяло пытался ему помешать, после чего они боролись. Так, как отец Хаоса раньше боролся со своими врагами… После этого злодей сладко засыпал в героических объятьях. Оказывается, от секса и бухла гораздо лучше спится. Даже готские завывания за окном не мешают. Карен продолжала с удовольствием играть с Сексикусом и остальными ребятами-готами, которые постепенно втягивались во все прелести аморального и антисоциального образа жизни. Заодно они неплохо втягивались в бондаж. Хаос проклинал этот город, этого секси-фукса и свои неудавшиеся попытки избавить одно от другого. Впрочем, это никак не мешало ему мирно сосуществовать со своим героем и даже мастерить для него штуки вроде "механический кот чиз быстро много точно работает обещаю тебе Сексикус (7)".
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.