Крылатые

Смешанная
R
В процессе
21
автор
Размер:
планируется Миди, написано 44 страницы, 14 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 20 Отзывы 11 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
      - Готова? Тогда слушай, - сказал мужчина, сложив руки на груди, - ты хорошо поиграла в революцию и помешала нам. Из-за твоих детских забав, нам пришлось быстро менять свои планы. Теперь ты должна нам помочь.       - Детские забавы? Мы гибли за эти забавы! – рыкнула я, сделав несколько шагов вперед, но встретилась лишь с суровым лицом.       - Я хороший стратег и боец, но не умею говорить, мне нужен голос, а ты отлично с этим справляешься, - заявил он.       - Это свой террор ты называешь стратегией?! – не выдержала я, мое тело уже трясло от пережитого, - ты убил столько горожан!       - Ты будешь говорить от нашего лица, - твердо произнес он, полностью игнорируя мои слова.       - Нет, - так же ответила я, чувствуя головокружение, перед глазами то все видно ясно, то совершенно ничего. Нервы пульсируют в висках с такой силой, что, кажется, я нахожусь в обмороке и нет одновременно.       - Ничего, у нас есть время, чтобы ты поняла, выбора мы не давали. Ник, пора отправляться, позаботься о нашем голосе, - с этими словами он ловко вскочил на коня, а меня усадили на другого, с каким-то мужчиной средних лет.       Я не сопротивлялась, просто не могла. Меня трясло как при сильной лихорадке, а перед глазами все больше темнело. Вскоре я стала ощущать, что силы покидают мое тело окончательно, ведь я не спала уже несколько ночей, не ела и практически не пила несколько дней. Ни один организм такого не вынесет, и мой тоже не вынес, забрав в спасительный сон без сновидений. Или это был обморок?        Проснулась я от холода, который пронизывал до костей, но явно не принадлежал моему тщедушному тело. Послышался смутно знакомый скрип, и я обнаружила несколько странностей. Во-первых, вез меня уже главарь, во вторых, все вокруг было усыпано снегом. Возможно это сон? Но наваждение не ушло, все вокруг белело от снега.       - Проснулась? – послышался низкий голос за спиной. Я вздрогнула и отстранилась, уставилась на главаря, который продолжал смотреть вперед, - ты проспала несколько дней.       - Уж простите, - тихо ответила я после чего посмотрела вперед, - мы на севере?       - Удивительная догадливость. Не пробовала гадалкой подработать? – лишь ответил мужчина, так и не обращая на меня свой взгляд.       Холод пробирал до дрожи сквозь тонкую ткань, и я обняла плечи стараясь укрыться собственными крыльями. Травмированное крыло уже почти не болит, это радовало, но все же это мнимое излечение. Снег вздымался в воздух таинственными узорами от каждого дуновения ледяного ветра. Впереди было лишь поле, но у самого горизонта чернел украшенный зимним богатством лес. Серое небо опускалось на землю невесомым туманом, словно пуховое одеяло укрывало землю. Это было действительно красиво, и я замерла, жадно запоминая мгновение столь прекрасного вида, вырвавшись из серой мокрой клетки. Сердце трепетало и желало склониться пред красотой природы, которую не суждено было увидеть в городе. Я словно оказалась в другом мире, измерении, где нет тех бед, нет того ужаса, но теплое тело позади напоминало о том, что это реальность, которая никуда не денется. Однако, сейчас я хотела остановить время и навсегда остаться в этих снегах, где царствует свобода. Только сейчас мне показалось, что я осознала, что живу. Именно в это мгновение, а все до этого было сном.       Я закрыла глаза, выдыхая пар в морозный воздух. Снег осыпался на щеки и сразу таял, становясь чистыми каплями, точно умывая меня от грязи города, во всех смыслах. Я не знаю сколько так сидела, затаив дыхание, вглядываясь в белоснежный простор и ловя ресницами снег. Я совсем забылась в этом странном умиротворении и совершенно расслабилась.       - Эй, ты там не замерзла насмерть? – хмыкнул голос позади, - сидишь как статуя уже который час.       - Было бы неплохо, - спокойно ответила я и усмехнулась, смотря в белый простор, - но у меня еще есть задачи в этом мире.       - Рад, что ты это понимаешь, - ответил он, - я не люблю заниматься внушением.       - Куда эффективнее кулак, верно? – усмехнулась я, вспоминая методы, которыми меня «воспитывали».        Я никогда не признаю насилия, потому что сама испытала его несправедливость на себе, своих близких и столько раз видела со стороны. Мне все равно, на тех, кто виноват, но как можно определить кто виновен? Надзиратели? Они выполняют свою работу, являясь такими же рабами, как и мы, но для элиты. Тогда виновата элита? Вспоминается Леша, который чуть не стал изгоем, будучи в элите, а значит они тоже всего лишь выживают, являясь рабами власти. Тогда виновата власть? Но президент наивен как ребенок и умом явно не блещет, как я выяснила из его допросов. На тирана он совершенно не годиться. Скорее на слабого шахматного короля, который прячется за пешками и может сделать не более одного шага. Тогда игрок, который управляет королем виноват? Этот игрок скорее всего тот человек, но где гарантии, что он тоже не является чей-то пешкой? Из этого могу сделать лишь один вывод. Виноваты лишь мы сами, что поддаемся системе позволяя ей размножаться как вирусу, заражая все новые слои. Найти источник вируса сложно, но разве его невозможно уничтожить? Достаточно начать с себя и разбить эту цепочку, начав пробираться все выше к вирусу и заражая противоядием ее. Даже мне смешно от своих мыслей, это настолько наивно?       Неужели с самого начала это был тупик и замкнутый круг? Но даже так, убийство остается убийством и насилие не решением. Лишь борьба между теми, кто кого под себя подомнет и будет издеваться.       - Если понадобиться, то и кулаком объясню, - холодно и жестко ответил мужчина из-за чего у меня пробежал мороз по коже, но я не подала виду, как привыкла и вновь спрятала это чувство в душе.       Главарь не говорил больше ничего, лишь резко натянул поводья и заставил коня пуститься вскачь. Следующие за нами повторили этот жест, я же вцепилась заледеневшими руками в седло, стараясь удержаться. Я никогда раньше не ездила на лошади, поэтому уже в первую минуту скачка отбила мне ноги. Наверняка появятся новые синяки и мне будет сложно ходить, но врывающийся ветер в лицо, снег бьющий в глаза вызывали лишь восхищение, как у маленького ребенка. Странно чувствовать все это в моей ситуации, но ведь сейчас у меня все равно нет другого пути. Поэтому сейчас я позволила себе тайно восхищаться происходящим, кто знает, может больше мне будет не суждено это ощутить.       Где-то через часа два или три мы прибыли к старому поместью. Оно было в два этажа, но внешность обманчива. На самом деле здание по-настоящему большое, но по площади, а не в высоту. Впереди разбивался на квадраты небольшой заснеженный сад, в котором совершенно не было деревьев, лишь низкие кустарники укрытые шапками снега. Вокруг же поля, с редкими лесополосами и лишь где-то вдалеке виден чернеющий лес. У ворот мужчина спешился и потянул меня следом за локоть, не говоря ни слова. За нами все спешились тоже, и мы быстрым шагом направились прямиком ко входу. Мужчина крепко держал меня буквально таща за собой, потому что я не успевала за его широкими шагами. Те, что шли рядом держали оружие наготове и постоянно озирались по сторонам. У главного входа мы оказались за считанные секунды, будто пробежали весь сад. Мужчина постучал в дверь и что-то сказал, видимо пароль. Дверь открылась, и мы оказались в большом полупустом помещении, служащим холлом. Первое, что бросилось в глаза, что все двери кроме одной были забиты досками. Стены светлые, но уже нуждаются в ремонте, при этом помещение было чистым, словно его только вымыли и убрали.       - Подберите ей комнату, - спокойно отдал приказ мужчина, толкнув меня в руки другим людям, - придешь как приведешь себя в порядок.       С этими словами он пошел в единственную открытую дверь, но я окликнула его, стоило тому дойти до нее.       - Что, для голоса слишком грязная?       Он проигнорировал это замечание и пошел дальше. Я привыкла к такому обращению с крылатыми, низшим классом и изгоями. С нами редко обращались, как с равными людьми и я попробовала все три типа. Но привыкла, не значит смирилась. Сейчас я ему нужна и на этом надо играть. Пока я не знаю, где нахожусь, побег бесполезен, просто замерзну насмерть в снегах или умру с голоду по дороге. Опрометчивый побег – это самоубийство. Я свободолюбива, но не безумна. Впрочем, до поры до времени. Не все рождаются безумцами. Но я надеюсь это время не настанет.       Меня провели на второй этаж в самую дальнюю комнату. То, что в этом месте нужно быть осторожным, сомнений нет. Мне же надо опасаться не только угрозы из вне, но и изнутри. Оказаться между двух огней не то, о чем я мечтала, но все же выбора нет. Многие помещения внутри были так же заколоченными, создавая тем самым сложный и запутанный лабиринт. Если меня не заберут потом из комнаты, то я даже не найду тот холл, из которого пришла. Когда меня привели и затолкали в помещение, громко захлопнув дверь снаружи, но не заперев, я выпрямилась и выдохнула, одернув одежду. Комната была небольшой, но определенно принадлежала не служанке. Те комнаты наверняка заняты оружием и взрывчаткой, а гостевые комнаты оккупировали террористы. И где они только раздобыли это место? Убили хозяев или это поместье изначально было заброшено?       Еще раз осмотревшись я заметила двуспальную кровать без постельного белья, забитые окна, еще одна дверь, растопленный камин и еще одна открытая дверь, из которой шел свет. Подойдя к ней, я поняла, что это ванная комната. Увидев ванну, я ощутила насколько замерзла и как сильно хочу смыть с себя всю эту грязь, накопленную при взрыве и в дороге. Я как будто еще ощущала на себе кровь с перьев платья, хотя ее там никогда и не было. Но ощущение, словно я была в чужой шкуре, причем шкуре своего собрата не уходило. Судорожно вздохнув и зарывшись рукой в грязные спутанные волосы, я решила, что привести себя в порядок и правда не плохая мысль. Закрыв дверь и подперев ее стулом, я набрала ванную горячей воды (к счастью, здесь есть водопровод), после чего забралась в ванну, начав отдирать от себя это липкое чувство, пока кожа не стала красной и все равно это не помогало.       Насколько можно быть жестоким, чтобы поступить так? Сколько злобы должно быть в душе того, кто оденет врага в шкуру его соратников и выставит на всеобщее обозрение? Впервые я разрыдалась, так что стала заикаться. Я стараюсь не позволять себе слез, чтобы моей слабостью не воспользовались, ведь этого только и ждут, чтобы не встретился похожий на того врача «добрый» человек, чтобы я не была как «она». Воспоминание, что навсегда засело в детскую психику кошмаром, вспыхивающим каждый раз, как рядом кто-то плачет. Та девушка, что рыдала над своими крыльями не уходила из моей памяти все эти годы. Перед глазами кровавая дыра вместо крыльев и крик девушки. Каждый раз плача, я вижу себя ею, и мне становится страшно, очень страшно. Именно это помогло и сейчас взять себя в руки. В конечном счете еще не все так плохо. Я больше не в плену того урода, но зато теперь в плену у террориста. Но здесь мне хотя бы дали помыться, это все же лучше тюрьмы. Надолго ли?       Вытерев слезы, я выбралась уже из холодной воды, дрожа от прохладного воздуха по моим меркам в комнате. Обтираясь, кутаясь в сухую одежду, я все не могла согреться, поэтому закуталась в плед, найденный на кровати и просто села у камина. Огонь танцевал перед взором, вырисовывая пророчества, которых понять я была не в силах. И что делать дальше? Держаться, бороться? Надо взять себя в руки, были времена не менее тяжелые. Но одно дело сказать и другое заставить свои нервы успокоиться, кулаки сжаться, а спину выпрямиться. Я не знаю, сколько так просидела перед огнем. Со стороны я, наверное, впала в ступор, а на деле я выстраивала информацию в схемы, соединяя собранные обрывки.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты