Предсказание для маленькой принцессы 4

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сухинов С.С. «Изумрудный город»

Пэйринг и персонажи:
Аларм/Элли, Аннушка, Том, Стелла, Корина
Рейтинг:
G
Жанры:
Фэнтези
Размер:
Миди, 16 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Новорожденным принцессам по сказочной традиции полагается иметь фею-крёстную и получить много добрых предсказаний. Но может случиться и так, что на праздник явится и какая-нибудь обиженная волшебница, и сделает злое предсказание. Итак, что ждёт маленькую Анни, принцессу Изумрудного города?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Колыбельная "Спи, принцесса" в исполнении автора: https://yadi.sk/d/tzUwuGuf89Al_Q
27 октября 2018, 17:59

Принцесса будет всех прекрасней и прелестней,
И будет стар и млад красавицу любить.
Всё будет у неё, и счастье будет – если…
…Сумеет и в беде достойной счастья быть!

К/ф «Ослиная шкура»




Гости бывают разными. Есть такие, которых приглашаешь с удовольствием, но заранее знаешь: они страшно заняты и заглянут лишь ненадолго, и пробудут не дольше необходимого. Есть такие, которых и не рад видеть, а они всё равно назойливо пришли. Есть такие, которым и ты не рад, и они тебе тоже не рады, а приглашать надо – положено по статусу, этикету, дипломатическим отношениям, в общем, политика, будь она неладна. А есть гости, приход которых – маленький праздник в любое время суток и на любой срок, причём и для тебя, и для них.
Для Энни такими гостями были Том и Лили. Год назад, после свадьбы Аларма и Элли, ребята поселились в Жёлтой стране, у Виллины. Энни думала, что они там надолго не удержатся, но ошиблась. Виллине понравилось их общество, а Тому и Лили понравилась жизнь Жёлтого дворца, и они – по крайней мере, до сих пор – никуда не спешили уходить. Оба повзрослели и посерьёзнели. Том с увлечённостью развивал свои способности предсказателя, хотя до сих пор мог вдохновенно ляпнуть сам не зная что, тут же об этом забыть, а потом остальные удивлялись совпадениям. Лили, с её любовью к тайнам, была отличной парой для бывшего медвежонка, и порой окружающие только удивлялись, как эти двое понимают друг друга – их разговор мог для постороннего уха казаться сплошными загадками. А тут ещё общество Виллины, тоже любительницы древних тайн. Трое нашли друг друга. Энни первое время пыталась прочнее вписаться в их компанию, но потом махнула рукой и вернулась в Изумрудный город. Друзьями остались, конечно, но общение стало менее тесным.
А похоже было, что с Жёлтой страной у Тома и Лили всерьёз и надолго. В государственных делах оба участвовали активно и с интересом, и не раз в их разговорах проскальзывало что-то, что намекало на их замыслы о будущем той же страны. И Энни (и, конечно же, Элли и все друзья) не раз задумывались: не станут ли Том и Лили (если они так и будут вместе) наследниками Виллины? Пока никто их прямо не спрашивал, но явно к этому шло.
Энни же хватало своих дел. Она активно участвовала в жизни Голубой страны. Официально правительницей там уже была Корина – но Энни всё время волновалась, не навредит ли бывшая приёмная дочь Гингемы Жевунам. Так что Энни немало времени проводила, бдительно наблюдая за бытом Жевунов, всесторонне интересуясь укладом их жизни, и нередко спорила с Кориной, то предлагая какие-то свои идеи, то отвергая её идеи по развитию страны. Корина с Жевунами вроде ладила, Энни с ними дружила тоже, а вот Корина с Энни постоянно цапались.
К счастью, не так давно Энни стало не до Голубой страны, потому что в жизни её сестры произошло важнейшее событие. У Аларма и Элли родилась дочь.
И Энни теперь почти не покидала Изумрудный дворец.

Том и Лили уже поздравляли Элли – заявились «по-свойски, по-дружески» на третий день после рождения малышки, но и официальному празднику через месяц тоже были рады.
- А чего вы без Виллины? – удивилась Энни, встречая друзей с утра пораньше. – Она что, не прилетит?
- Прилетит, конечно, но попозже, - пояснил Том. – Вместе со всеми четырьмя слугами к полудню. А мы решили не ждать зря. Вообрази, Лили меня прибежала будить в пять утра. Ей, понимаешь ли, не терпелось скорее приехать!
- Кому ещё не терпелось, - хмыкнула Лили. На самом деле она просто всегда скучала по Изумрудному городу и была рада любой возможности навестить родную страну.
- Как дела у вас во дворце? Новенькие есть? – полюбопытствовала Энни, пока шли на второй этаж, в гостевые комнаты.
Через некоторое время после войны в Жёлтую страну начали переселяться рудокопы из Подземелья и из Пещеры. Сначала, разумеется, были долгие переговоры между Лангой и Виллиной (Том и Лили уже жили в Жёлтой стране, но ни в каких делах ещё не участвовали), а потом в Жёлтом дворце начали появляться новенькие. Их было немного: переселялись одна семья, две, временно жили во дворце, ну и строили себе дома неподалёку. Мало того, на одной из переселившихся девушек женился садовник Логон. Всего же переселенцев было пока что не больше двадцати человек.
- Пока нет, - сказала Лили. – Но мы ждём прибавления.
Том пихнул её локтем. У них вообще было частенько такое: они пихались, толкались, щипались, ставили подножки, Том дёргал Лили за косички, Лили отвешивала ему дружеские подзатыльнички. Такое вот дурашливое проявление глубоких чувств. Ну а о том, что чувства были глубокими, знали уже все и давно.
- В одной из переселившихся семей родится ребёнок*, - пояснил Том, увернувшись от ответного щипка.
Энни выразила радость, но несколько рассеянно.
- Скажи мне, Том, - серьёзно спросила она, - ты уже научился предсказывать будущее осознанно, а не спонтанно?
Том только плечами пожал.
- А что, надо что-то предсказать? – вместо него спросила Лили.
- Ну, можно было бы, - протянула Энни. – Например, будущее нашей Анни.
Маленькую дочку Аларм и Элли назвали Анной, в честь матери сестёр Смит. И то, что в семье теперь оказались двое тёзок, дошло до умов всех заинтересованных только тогда, когда имя уже было дано и одобрено. Менять никто не хотел. Решили, что разницы звучания уменьшительных форм имени будет достаточно для того, чтобы Энни и Анни не путать. Энни предлагала ещё форму «Ханна», но это не понравилось молодым родителям, а вариант «Нэнси» вообще был встречен возмущением**.
- Не знаю, не уверен, - признался Том в ответ на вопрос Энни. А Лили уже восхищённо-заинтересованно просила:
- Ой, кстати, а можно на неё посмотреть?
Том снова пихнул Лили.
- Она ж не картинка, чтоб на неё смотреть! – нахмурился он.
- Разве тебе не любопытно? – повернулась к нему Лили.
- Любопытно, - не стал спорить Том. – Энни, так можно нам увидеться с твоей племянницей?
- Если Элли разрешит, - усмехнулась Энни.

Но Элли не разрешила. Пока. Не добившись встречи с малышкой Анни, Том и Лили остались одни на некоторое время – Энни умчалась, сказав напоследок, что, если они хотят помочь, она ждёт их в тронном зале через полчаса.
- Энни не зря спрашивала про твои способности, - сказала Лили внезапно серьёзным тоном – особым тоном, который появлялся у неё только тогда, когда она думала о какой-нибудь тайне.
- Я бы рад, понимаешь, - вздохнул Том. – Но не уверен, что смогу. В голове всё путается. А ты что думаешь?
- Для всей семьи естественно думать о будущем ребёнка, - ответила Лили. – Вот я и думаю, это продиктовано теми самыми естественными побуждениями или они правда чего-то опасаются.
Склонив голову, она таким же особым взглядом, соответствующим голосу, посмотрела на товарища. Лили знала, что Том иногда выдаёт свои прорицания внезапно, надо только создать соответствующее настроение и задать какой-нибудь наводящий вопрос, на который Том сможет ответить, не задумываясь, а потом окажется, что он нечаянно что-то предсказал.
Но Том беспечно махнул рукой:
- Ну, я могу, конечно, вдохновенно провещать всякую мишуру, типа того, что Анни будет красивой, умной и талантливой, но это ж и без пророчеств ясно.
- Мне неясно, - сказала Лили чуть ревниво. Том мягко улыбнулся – став на мгновенье похожим на прежнего плюшевого медвежонка.
- Не волнуйся, ты всё равно непревзойдённый гений в танцах, музыке и во всех прочих искусствах. Просто, учитывая, что Анни принцесса, никто не удивится, что она будет умной и талантливой. Её же все будут учить и вообще день и ночь вокруг неё виться. А Элли ещё и фея. Ах да, ещё могу предсказать ей уйму поклонников, доброе сердце и… и… - Том картинно почесал в затылке, - что же ещё… что там ещё полагается предсказывать принцессам? Всё стандартно, всё по списку. Но думаю, наших друзей волнует не эта шаблонная чепуха.
- А что? Логическое продолжение истории Волшебной страны? – хмыкнула Лили.
- Логическое! Скажешь тоже. История не укладывается в рамки логики, - заявил Том. – Хотя, может быть, ты кое в чём права…
- И если рассуждать логически, то нас ждёт много интересного без всяких пророчеств, - продолжала Лили. Том кивнул.
- Просто у будущего много вариаций. Но есть вариации, которые особо друг от друга не отличаются. Можно, допустим, сравнить с едой.
- Как? – Лили хихикнула.
- Например, то, что ты завтра будешь обедать, это почти несомненный факт. Но что именно ты съешь на обед – вариантов множество, - объяснил Том. С тех пор, как он стал человеком, в нём проснулся исследовательский интерес к еде. И в Жёлтом дворце он нашёл благодарного товарища по интересам – повара Твигла, который не только умел готовить все блюда Волшебной страны, как популярные, так и малоизвестные, но и не ленился придумывать новые (а также спрашивать рецепты у бывших жителей Большого мира). Лили же этот интерес не особо поощряла и к любым редкостным яствам была равнодушна.
- И при чём тут судьба Анни? – спросила она.
- Я тебе могу точно предсказать, но без всякой магии, только основываясь на логике – у Анни в жизни тоже будет серьёзное противостояние с кем-нибудь очень нехорошим. Когда, с кем именно и чем оно кончится – вот это уже вариации, - сказал Том.
Лили легонько хлопнула его ладонью по плечу.
- Времени тебе до вечера.
- Понял, - ухмыльнулся Том. – Но не факт, что у меня получится.
- Надо, - наставительно сказала Лили.

***

- Да здравствует Анна Ника Анджелина Алармия, принцесса Изумрудного города!
Толпа радостно взревела и замахала руками. В сторону королевского балкона полетели букеты цветов. На балконе стояла Стелла с Анни на руках, как настоящая фея-крёстная (Анни практически невозможно было разглядеть за ворохом кружев), Аларм и Элли, из-за спины сестры выглядывала Энни, а чуть в стороне остались Виллина (сидящая в кресле), Страшила, Железный Дровосек и Лев. И ещё дворецкий, он же распорядитель праздника. На соседнем балкончике, чуть меньше, обреталась более интересная и непредсказуемая компания: наряду с Фарамантом, Дином Гиором и Роханом там стояли Веса, Ланга, Корина, а также Том с Лили и Дональд. Если все мужчины были между собой лучшими друзьями (ну, может, Дональд немного выбивался), то о женщинах то же самое сказать было категорически нельзя. Корина и Ланга были едва ли не кровными врагами с самой войны, Ланга ещё не наладила толком отношения с матерью, Веса и Корина взаимно друг друга недолюбливали, а Лили легко могла поцапаться и с Кориной (с которой враждовала ещё со времени восшествия той на престол Изумрудного города), и с Лангой. Единственное, за что можно было не опасаться – за взаимоотношения Весы и Лили.
Когда ещё во время подготовки к празднику хозяева торжества распределяли, кто где будет стоять, Аларм, увидев список, забеспокоился:
- Может, не надо их всех туда? Они же передерутся.
- Не-а, - легко отмахнулась Энни. – Они взаимно друг друга страхуют.
- Это как? – удивился Аларм.
- Объясню для непонятливых, - сказала Энни не то с раздражением, не то снисходительно. – Ланга не будет ссориться с Весой в присутствии посторонних, особенно Корины. Корина не тронет Весу, опасаясь Ланги. Ланга не будет ссориться с Кориной в присутствии матери, а Лили никто не тронет, потому что рядом Том. Ясно?
- Ну, ясно, - неуверенно кивнул Аларм. – Почти. Не думаю, что кто-то боится Тома.
- Не боятся, но ссориться с ним не будут. Том теперь – ученик Виллины и к тому же предсказатель. Корине и Ланге не нужны неприятности ни сейчас с Виллиной, ни в будущем, если Том что-то напророчит. И ещё. Все они сейчас понимают, что надо сохранить лицо и изображать радость и хорошее настроение в любом случае.
- Но пророчества Тома не бывают специальными, и потом, он же всего лишь видит будущее, причём туманно, а не нарочно призывает неприятности для кого-то, - заметил Аларм. – И Корина, и Ланга должны это понимать.
Энни поморщилась.
- Ну и что? Они понимают… я так думаю. Но всё равно. Ты будешь ссориться с человеком, который может узнать твоё будущее? Это ведь невыгодно. К тому же Дональд с Томом друзья, а значит, Ланга не будет задевать Лили. И наконец, ссора между Лангой и Лили чревата неувязками с переселением рудокопов, это уже простая политика. Даже если Лили первая начнёт, Ланга не продолжит. Всё, молодой папаша, иди займись своими делами и не мешай мне заниматься моими!
Был ещё и третий балкончик, где собралась не столь взрывная сугубо мужская компания: Аргут, Эльг, Людушка, Магдар, Кустар с Пеняром (они сейчас снова жили в Жёлтом дворце и приехали навестить давнего друга), Логон, Салар и Твигл, генерал дуболомов Лан Пирот, предводитель Летучих Обезьян Уорра (просто почётный гость, так как Золотой Шапки давно не существовало), а также Олдар, отец Аларма, ныне член правительства рудокопов в Пещере. Этажом выше, также на балконах, стояли другие почётные, но не столь известные гости, и из всех окон фасада торчали головы дворцовой прислуги, а кое-где даже придворных, которые не успели занять место получше.
Само представление Анни народу заняло от силы минут пятнадцать. И состояло в том, что её торжественно объявили, издали показали кружевной свёрток, потом подождали, пока у народа иссякнет запас восторженных возгласов, а потом Стелла сказала краткую торжественную речь. По этому поводу было много споров – кому говорить речь, но всё же кандидатура Стеллы казалась наиболее подходящей.
- Что-то у нас в последнее время Стелла все церемонии ведёт, - сказала Энни ещё до праздника. – И свадьбы, и крестины…
- Какие ещё крестины? – удивилась Элли. Насчёт свадеб возражать было нечего. Стелла венчала и Дровосека с Весой, и самих Аларма с Элли.
- Ну это я образно. Но согласись, из всех наших знакомых Стелла больше всего бы подошла на роль феи-крёстной.
- Почему же не Виллина? – поинтересовался Аларм, который уже более-менее был знаком (с подачи Элли и изредка Энни) с сюжетами сказок о феях-крёстных и их способностях.
- Потому что, - упрямо сказала Энни и не стала ничего объяснять. Виллина, конечно, могла бы быть феей-крёстной, мудрой и могущественной, но вот как-то… не подходила она сюда. Фея-крёстная для Анни должна быть моложе и бодрее.
- Спасибо, очень понятно, - сыронизировал Аларм на эту реплику. Энни только отмахнулась. Вмешалась Элли и перевела разговор на деловые темы, пока два самых её родных и близких человека (ну, Анни третья, но она пока слишком маленькая) не развернули баталию. Похоже, такие словесные перепалки обоим даже нравились. Нечто вроде вида спорта. Кое-кто из друзей уже привык к их ссорам (а кое-кто даже с интересом ждал новых, ведь порой было очень весело наблюдать), но Элли всё лелеяла мечту это прекратить.
Итак, Стелла сказала речь, суть которой была несложна – вся Волшебная страна очень рада появлению на свет дочери Белого Рыцаря и Хранительницы, у Изумрудного города есть наследная принцесса, уже много лет в Волшебной стране не рождались дети в семьях фей… и прочее, и прочее в том же духе. Всё это звучало, конечно же, довольно высокопарно, красиво и торжественно. Потом был объявлен концерт на площади перед дворцом. Высокие особы должны были присутствовать, сидя на своих балкончиках, но тут Анни расшумелась.
- Ей давно пора спать, - шепнула Элли. Она нервничала. За последние два года она уже привыкла к дворцовым праздникам, но сейчас переживала за дочь.
Стелла аккуратно перехватила Анни одной рукой, второй ласково коснулась её личика, провела пальцами по лбу, и девочка успокоилась, а через минуту сонно засопела. Элли дёрнулась к ней, и только Аларм её удержал – слишком был строг план праздника. Суета родителей вокруг ребёнка, к сожалению, не была предусмотрена. Хотя и Аларм, и Элли отдали бы многое, чтобы остаться сейчас с дочерью в тишине. Но нельзя. Только один день – нельзя.
Была принесена давно приготовленная к этому случаю парадная колыбелька, все высокие особы уселись в подставленные кресла. Аларм и Элли сидели по обе стороны от колыбели, Стелла – сзади неё.
- Зачем Анни здесь оставаться? – шепнула Элли, наклонившись так, чтобы слышал Аларм. – Может, её лучше унести? Я могу попросить Энни с ней побыть. Если она уйдёт с праздника, это будет не так невежливо, как если уйдём мы.
Аларм только недовольно развёл руками, покосившись на дворецкого. Потом хмуро посмотрел на соседние балкончики. Хотелось найти кого-то, кто виноват в этом, мягко говоря, неумном плане праздника, где месячный ребёнок обязан спать под грохот оркестра и хора. Почему-то этот момент остался непродуманным, хотя, казалось, предусмотрели всё. Но, конечно, Аларм понимал – он и сам виноват не меньше, раз не обратил на это внимания. Не подумал. По неопытности.
Стелла услышала реплику Элли.
- Анни можно унести после второго номера, - тихонько подсказала она. – Но вам придётся остаться ещё ненадолго. С Анни уйду я, и хорошо бы, меня проводил кто-нибудь из фрейлин.
Элли обрадовано кивнула.
- Хорошо. Я попрошу Фаину.
После второго номера, как и было договорено, Стелла невозмутимо встала, раскланялась, взяла Анни на руки и торжественно ушла в сопровождении первой фрейлины Изумрудного дворца Фаины. Почти весь дворец был пуст, все смотрели концерт, разве что кое-кто из окон фасада высовывался.
- Идёмте в детскую, ваше величество, - почтительно позвала Фаина. И огорчённо вздохнула: - У нас, к сожалению, нет нянек, но с девочкой могу посидеть я.
- Спасибо, не нужно, - улыбнулась Стелла. – Я с удовольствием посижу с ней сама.
Тому, что у наследной принцессы Изумрудного города нет орды нянек, удивлялся весь дворец, но позиция Элли по этому вопросу была тверда и категорична. Да, и она, и Аларм – люди занятые. Но чужим людям своего ребёнка они не доверят. Энни поможет, Страшила, близкие друзья, ну, а вообще Элли мечтала проводить как можно больше времени с малышкой сама. Пока что у неё это почти получалось.
Стелла расположилась вместе с Анни в детской. Уложила Анни (значительно освободив от вороха кружев), села рядом с кроваткой и задумчиво стала смотреть на девочку. Фаина вежливо покашляла от двери.
- Чем я ещё могу помочь, госпожа?
- Спасибо, можете быть свободны, - улыбнулась Стелла, не поворачивая головы. Фаина сделала почтительный реверанс и ушла. Стелла не сводила взгляда с Анни. О чём думала в эти минуты фея Розовой страны? Кто знает. Но если бы кто-нибудь её увидел сейчас, то решил бы, что Стелле грустно. И печалится она о чём-то, что у неё отнято.
Здесь, в детской, концерт на площади совсем не был слышен (это Элли ещё перед рождением ребёнка постаралась и создала в предназначенных для малышки комнатах магический щит тишины). Стелла не услышала и звуков шагов за дверью, и едва различила лёгкий стук. Потом ручка осторожно повернулась.
- Можно? – шёпотом спросила Энни. За её спиной стояли Том и Лили.
Стелла выразительно подняла брови.
- Вы почему не на концерте? – прошептала она.
- Ушли, - объяснила очевидное Энни. – Там и без нас народу много. Мы послушали номеров пять, шесть, и очень вежливо ушли.
Стелла кивнула и приложила палец к губам, кивнув на спящую девочку. Энни махнула рукой.
- Можно перейти в гостиную и сделать щёлку в дверях. Мы услышим, если она проснётся.
Лили и Том уже склонились над кроваткой, восхищённо и заинтересованно глядя на Анни.
- А её будут ещё к гостям выносить? – спросила Стелла.
- Будут, - кивнула Энни. – В восемь часов, в начале бала. У наиболее важных гостей будет возможность познакомиться с ней поближе… Идёмте! – она буквально потащила Тома и Лили за руки в гостиную, Стелла неохотно отправилась следом.
- Я бы не оставляла Анни без присмотра, - с тоской сказала она.
- Но мы же тут, - возразила Энни уже чуть громче, прикрывая двери, но не до конца. – И вряд ли кто-то сейчас сунется к Анни. К тому же, вы не представляете, сколько Элли тут магической защиты установила.
- Есть причины? – полюбопытствовала Стелла.
- Есть родительская паранойя, - фыркнула Энни. – Ну, у молодых родителей с первым ребёнком это случается. Ребёнку пылинка в нос попала, он чихнул, а у родителей уже страх до небес: не болен ли наш малыш смертельной болезнью.
Том и Лили устроились на одном кресле: Лили, собственно, в самом кресле, Том на подлокотнике.
- Значит, в опасности для Анни ты не веришь? – поинтересовался Том у Энни.
- Верю, - тут же кивнула она. – Назови любую опасность, и я в неё поверю. Именно поэтому я сейчас не на концерте, а здесь. И моя сестрица со своим рыцарем тоже были бы здесь, да этикет проклятый. Я верю в опасности, потому что в Волшебной стране может произойти что угодно, особенно с нашей весёлой семейкой. Если Анни проживёт всю жизнь тихо, спокойно и беззаботно, я даже удивлюсь.
- Я же тебе говорил, - Том пихнул Лили в плечо. Та в ответ стукнула его по коленке.
- Но, - продолжала Энни, - переживать по поводу опасностей надо тоже в меру и тогда, когда это нужно. И вообще не переживать надо, а действовать. По ситуации. Давайте о чём-нибудь другом поговорим.
- Корина обиженная стояла, - поделилась Лили озабоченным тоном.
- Естественно, - усмехнулась Энни. – Она всегда обиженная, когда в Изумрудный город заявляется. Всё мечтает вернуть его себе назад. Обойдётся. А я вот думаю – мы Агнет не пригласили. Она не сыграет роль злой феи?
- Что-что? – удивилась Стелла. Энни всплеснула руками.
- Ну как в сказках… Злая обиженная фея предсказала новорожденной принцессе какую-нибудь пакость.
- Агнет не фея, - сказал Том. И со знанием дела добавил: - И предсказывать не умеет.
- А почему ж её не пригласили? – спросила тем временем Лили.
- Скажем так, - ответила Энни с некоторой досадой, - мы-то её простили, зла не держим и не желаем, но в число избранных друзей она не входит. А политической необходимости её приглашать, как с Кориной, нет. Так что Агнет сейчас отсиживается вместе с Тамизом в Железном замке Аргута, в то время как сам Аргут здесь, на празднике. А если бы Агнет сюда явилась, было бы неловко и нам, и ей, и остальным, тем, кто знаком с её историей.
Стелла издала непонятный иронический смешок.
- Мы думали над тем, чтоб её пригласить, - добавила Энни. – Правда, без особой радости, честно скажу. Но у нас ведь не просто праздник, а праздник в честь Анни. Агнет же до Анни вряд ли есть какое-то дело… Мы вон её на свадьбу приглашали, так она весь праздник просидела с кислой миной, одним видом настроение портила. Вся такая – «Ах, меня несправедливо обидели, какая я несчастная». Так что, пожалуй, хорошо, что сейчас её тут нет.
Стелла кивнула. Встала с диванчика, на котором сидела, и прошла снова в комнату Анни.
- Взгляну, как она, - пояснила волшебница. Правда, пробыла в комнате Анни значительно дольше, чем нужно для того, чтоб просто взглянуть на ребёнка.
Том и Лили обменялись своими особыми долгими таинственными взглядами.
- С Дариной будет о чём поговорить, - Том задумчиво поднял палец. Лили пожала плечами.
- Я и так рассказываю ей все новости. Хотя подозреваю, что она и без меня многое знает.
Дарина была когда-то, несколько сот лет назад, принцессой Розовой страны, а ныне – жительницей Невидимой Земли. Лили же, благодаря своему уникальному заклятию, наложенному на неё ещё в детском возрасте некоей неведомой волшебницей, имела возможность туда попадать и возвращаться свободно, и они дружили. У Дарины была своя романтически-мистическая история – в довольно юном возрасте эта принцесса сбежала в Невидимую землю, влюбившись в Асмаральда, сына Торна. Том с Дариной и Асмаральдом познакомился, когда путешествовал вместе с Элли и Страшилой по Невидимой Земле. А Энни – после битвы в Лунной стране. Короткое знакомство – но запоминающееся.
Том посмотрел на Лили снисходительно.
- Я имею в виду – в будущем, - пояснил он.
- И что? – удивилась Лили. Том пожал плечами с ещё более загадочным видом, словно хотел сказать: «Ничего ты, Лили, не поняла». Лили махнула рукой. Потом с подозрением покосилась на друга.
Вроде ничего такого он не сказал, но откуда тогда этот тон и этот вид, как будто ему именно сейчас открылось что-то потустороннее?.. ***

***

Ровно в восемь – распахнутые двери большого зала, на этот раз пена кружев на руках у Энни (рядом Фаина, а с другой стороны – Стелла), Аларм и Элли величественно стоят возле тронов; снова торжественное:
- Анна Ника Анджелина Алармия! Принцесса Изумрудного города!
Аплодисменты, туш оркестра, возгласы толпы сливаются в гул, вопль Анни прорезает шум. Энни отчаянно смотрит на дворецкого, дворецкий – на дирижёра, дирижёр судорожно машет руками, оркестр обрывается на полутакте. Энни быстро перехватывает Анни так, чтоб одной рукой держать её, а другой – схватить её же за руку. Анни сжимает палец Энни, отвлекается и замолкает.
Быстренько Энни отдала племянницу в руки беспокойных родителей.
- Ну как она? – Элли встревоженно перехватила дочь.
- Да всё нормально, - сказала Энни. – Не волнуйся ты так. У меня младшая спала, даже если в её коляску с воплем врезались на самокате. А потом ещё я орала «Тише, ребёнок спит!».
- Спасибо, ты меня очень успокоила, - нервно сказала Элли и передала дочь нетерпеливому Аларму. Энни покосилась на него и хихикнула. С Анни на руках Аларм делался совершенно неузнаваемым. Если нежности с Элли он позволял себе, только оставаясь с ней наедине, и раньше застать вот примерно такое выражение лица у него можно было только случайно и неожиданно, то с дочерью он, казалось, вообще забывал, где находится и кто тут рядом. Кроме Анни, ну и Элли, для него ничто не существовало.
Оркестр снова что-то заиграл, бал продолжился, но вокруг уже собралась очередь желающих посмотреть на маленькую принцессу. Первыми, естественно, подошли ближайшие друзья.
Аларм и Элли тихонько ворковали над дочерью – колыбелька была поставлена прямо перед троном, - и казалось, что ими забыт весь мир – но это было нарочно обманчивое впечатление: в любую секунду Элли готова была схватить Анни на руки и исчезнуть, перенеся дочь в безопасное место, а Аларм – выхватить меч и защищать свою семью до победного конца. Ну это если вдруг, хотя маловероятно, что на них вот прямо сейчас кто-нибудь нападёт.
Энни внимательно оглядывала всех присутствующих. Том и Лили давно уже танцевали, время от времени нарочно наступая друг другу на ноги (Том был неуклюж, зато Лили танцевала великолепно, так что они друг друга примерно уравновешивали, а на ноги наступали потому же, почему всегда толкались и щипались). Страшила и Лев пристроились возле трона и разговаривали о чём-то своём. Дровосек и Веса умилялись над малышкой и обсуждали с Элли, что, когда Анни исполнится год, можно будет устроить по этому поводу большой детский праздник, именно для детей, а не для взрослых; Анни, конечно, ещё не поймёт, но это не страшно. Ланга, спрятавшись за спиной Стеллы, посматривала то с завистью на эту идиллию, то с ревностью в центр зала, где Корина танцевала с Дональдом. Олдар тщетно пытался протиснуться сквозь толпу друзей, чтоб хотя бы взглянуть на внучку. Виллина сидела в глубоком кресле и благожелательно посматривала на всех по очереди.
Лакеи разносили по краю зала напитки и вазочки с тающим мороженым. Кое-где можно было даже расслышать радостные тосты и пожелания: «За принцессу Анни», «за королеву», «за Белого рыцаря и Хранительницу» и многое другое в том же духе.
Танец кончился, и Том с Лили, а также Корина с Дональдом тоже подошли к трону. Том сразу же притащил целый поднос с разными сортами мороженого и лимонада.
- Я хочу попробовать всё, - заявил он и устроился в кресле. – Ну и вы угощайтесь… - это уже было сказано с комически-печальным вздохом.
Лили изумлённо уставилась на него:
- Эй, а ты не лопнешь, обжора плюшевый?
- Не-е, - помотал головой Том. – У меня всё в мышцы уходит. И вообще, моему растущему организму нужны эти, как их, витамины. – Том и в самом деле не толстел, сколько ни ел, а вот вырос за два года почти на голову.
- В мороженом нет витаминов, - хмыкнула Энни. Том искренне удивился:
- А что в нём есть?
- Сахар, - сказала Лили, отобрала одну вазочку и наградила Тома ещё одним суровым взглядом: - А уступить место даме не хочешь? – рядом больше не было свободных кресел.
- Это тебе, что ли? А тебе некогда, - сказал Том. – Ты идёшь танцевать.
- Правда? – с иронией подняла брови Лили. – И с кем же?
- С Дональдом, - махнул рукой Том. – Дональд, ты же пригласишь Лили на танец?
- С удовольствием, - поклонился Дональд и протянул Лили руку. Она неохотно вернула вазочку на поднос.
Энни покосилась на Лангу и хихикнула. Непонятно, как принцесса Подземелья отнеслась к такой смене дамы у своего… эм… жениха? Официальной свадьбы у Дональда с Лангой ещё не было. Правда, есть вероятность, что официальной – и не будет. А живут вместе они уже давно и не скрывают этого.
А ещё Ланга не раз признавалась, что из-за какого-то колдовства Пакира обречена на бездетность. Она этого не хотела, но выбора не было. Так что неудивительно, что на Анни смотрит с завистью. И надо быть внимательными: какая это зависть? Ведь завидовать можно по-разному: можно радоваться чужой радости, а можно желать её разрушить, вроде как – я несчастна, ну и вам счастья не видать. Не устроит ли Ланга, озлобившись в зависти, неприятностей?
Аларм опустил Анни в колыбельку, и она выдала целую тираду из недовольного похныкивания.
- Терпеть не могу маленьких детей, - небрежно сказала Корина, обмахиваясь веером. – И зачем только было так торопиться с наследницей?
- А мы любим маленьких детей, - сдержанно ответил Аларм. – И любим Анни.
Элли, к счастью, реплики Корины не услышала – она сидела по другую сторону колыбели и была занята беседой с Весой.
- Просто я не понимаю, зачем, имея вечную юность, так быстро заводить ребёнка, - пренебрежительно объяснила Корина. – Сначала бы хоть научились государством управлять, а потом бы уже детей рожали.
- Не волнуйся, - вежливо ответил Аларм. – Мы отлично справляемся с управлением государством.
Он мог бы, конечно, ответить что-нибудь более резкое – но не сделал этого по двум причинам: во-первых, он только с Энни вступал в различные острословные перепалки, а во-вторых, в данный момент у него не было желания вообще продолжать разговор с Кориной. И разбираться в подробностях в управлении страной и рождении детей. А не ответить вовсе он тоже не мог. Если б Корина задела его одного – ещё ладно, но она задела всю его семью. И Элли, и малышку Анни…
- А, ну зато теперь понятно, почему ты до сих пор не родила, - подала голос Ланга. – И почему Энни в Голубую страну постоянно мотается…
Энни захотелось воскликнуть «браво».
- Да и ты к материнству что-то не торопишься, - насмешливо заметила Корина, обернувшись к Ланге.
- У меня бесплодие, - зло ответила та. Корина хотела, видимо, что-то съязвить и по этому поводу, но не успела.
- Я вот думаю, - совершенно невозмутимо заявил Том, рассеянно глядя куда-то сквозь Корину, - вот на тебе, Корина, и на Лили одинаковое заклятие. Если ты попадёшь в Невидимую землю, ты сможешь из неё вернуться?
Корина посмотрела на Тома как на ненормального и отошла в сторонку. Том хмыкнул и взял новую вазочку с мороженым. Энни хлопнула в ладоши.
- Вот, Аларм, а ты ещё не верил, что Корина Тома боится, - сказала она. Аларм недовольно отмахнулся, слегка уязвленный. А Том закивал:
- Выгодно прослыть прорицателем. Напустил на себя таинственный вид, заговорил с загадочной интонацией – и люди уже думают, что ты говоришь не просто так. Но насчёт Невидимой земли я и правда думал: сможет ли Корина посещать её так же беспрепятственно, как Лили, или нет.
Энни вместе с креслом придвинулась ближе.
- Ты ещё не пробовал провидеть будущее Анни? – тихо спросила она. Том покачал головой.
- Могу только предсказать, что Корина ещё не раз попытается напакостить и Аларму с Элли, и самой Анни. Но это и так понятно каждому, кто хорошо знает нашу Корину и её способности.
- Пусть только попробует кто-нибудь напакостить Анни, - спокойно произнёс Аларм. Но от спокойствия веяло угрозой для всех неприятелей.
Ланга подошла ближе к компании.
- Что, пытаетесь угадать судьбу маленькой принцессы? – невесело вздохнула она. Энни напряжённо посмотрела на неё:
- А тебе есть что сказать по этому поводу?
- А что я могу сказать? – удивилась Ланга. – Я не пророк. А вот пожелание высказать могу.
- Ну давай, - с интересом кивнул Том. Энни тоже кивнула, но с настороженностью.
- Элли ведь будет учить Анни магии? – Ланга посмотрела на Аларма и Элли, склонившихся над колыбелькой. Аларм держал Элли за руку. – Ну, если в семье волшебника рождается ребёнок, то он чаще всего маг.
- Но не всегда, - Стелла тоже подошла и присоединилась к разговору. – Бывают и такие случаи, что родители оба – сильные маги, а ребёнок без капли волшебства.
- Бывает, - небрежно кивнула Ланга. – А бывает, что ребёнок без капли врождённого волшебства учится по книгам. И тому целых два примера. Ну, в общем, я хотела сказать, что Анни надо учить магии, и желательно включить в программу боевую магию и защитную. Чтобы она в случае чего могла постоять за себя. И противостоять кому угодно.
Элли услышала, отвлеклась от колыбельки и посмотрела на друзей через плечо Аларма.
- Благодарю за беспокойство, Ланга, но моей дочери всего месяц, и если понадобится, я сама за неё буду противостоять кому угодно.
- И я тоже, - оглянулся Аларм. Ланга небрежно кивнула.
- В вас я не сомневаюсь. Но когда ваша дочь вырастет, вы не всегда будете рядом. Хотя другое моё пожелание – чтобы вам с ней никогда не пришлось друг друга терять. Даже на время.
- Спасибо, - серьёзно ответила Элли. Все понимали, что для Ланги такое пожелание – не пустой звук, слишком остро она испытала расставание с матерью на себе. Они до сих пор друг к другу относились как-то странно: одновременно боялись и друг друга, и друг за друга, хотели быть вместе и не могли этого сделать…
Виллина тоже ненадолго подошла к колыбельке, а затем Том быстро уступил ей место – ведь больше здесь негде было сесть.
- А вы чего Анни пожелаете? – полюбопытствовал он у волшебницы. Так как он жил в Жёлтом дворце и общался с Виллиной постоянно, то и разговаривал с ней более свободно и непринуждённо, чем остальные.
Виллина улыбнулась:
- А чего я могу ей пожелать? Доброго сердца, мудрости и смелости, как у её друзей. Большой любви, как у её родителей. Ну и чтобы рядом было много друзей и близких, на кого она в трудную минуту сможет положиться. Я не сильна в придумывании цветистых пожеланий, Том. А то, что судьба у Анни будет необыкновенная и интересная, это всем нам ясно. Спасибо, мои дорогие, я пойду, - и она встала, чтобы вернуться на своё прежнее место, в отдалении от друзей.
В это время вокруг колыбельки Анни собралась сугубо мужская компания: Олдар и четверо слуг Виллины. Аларм давал объяснения и останавливал особо любопытных:
- Нет, она ещё не улыбается. Да, родителей узнаёт, а как же. Рохан, не трогай Анни! Твигл, нет, подержать не дам, это всё-таки живой ребёнок, а не кастрюля! Мало ли, вдруг ты её уронишь?
- Молодой отец во всей красе, - прокомментировала Энни издали. Элли рядом с Алармом смущалась и краснела.
- Не могу поверить, что стал дедушкой, - восхищённо заявил Олдар. Аларм с улыбкой пожал плечами:
- А у меня ощущение, что отцом я был всегда. А всё, что было в моей жизни раньше – это так, предисловие.
- Раз уж мы тут принялись высказывать добрые пожелания, - с энтузиазмом сказала Энни, - может быть, кто-нибудь ещё что-нибудь скажет? Ну как в сказках – добрые феи желают новорожденному ребёнку чего-нибудь хорошее. Правда, иногда это какая-нибудь чепуха, типа «пусть волосы её будут золотыми, как солнце».
Все засмеялись. Даже Аларм отвернулся на минутку от колыбельки:
- У Анни и так светлые волосы.
- Они пока едва заметны и с возрастом могут потемнеть, - возразила Энни. – Тем более, что по закону генетики больше вероятность, что Анни унаследовала именно твой тёмный цвет, а не светлый от Элли. Пожалуй, вот моё пожелание, - Энни озорно прищурилась: - Пусть Анни будет похожа на свою маму, а не на отца. И внешне, и по характеру.
- Вот ты вредина, - фыркнул Аларм. – А мне всё равно, на кого она будет похожа.
И он с нежностью склонился над дочерью. Элли хмуро посмотрела на сестру. Та только весело отмахнулась и что-то шепнула Аларму.
Вернулись Лили и Дональд.
- Если уж каждый выдаёт пожелание в соответствии со своими предпочтениями и биографией, - заявила Лили, раскрывая свой веер (похоже, самодельный), - то я могу сказать так: пусть Анни много путешествует по своей стране и разгадает как можно больше её тайн.
- Можно поступить проще, - сказала Энни. – Ты просто поделишься с ней теми тайнами, которые узнала сама.
Лили поморщилась.
- Это неинтересно.
- А мне тогда чего пожелать? – хмыкнул Дональд. Энни хмуро посмотрела на него.
- А тебе, Дональд, мы доверяем сделать хоть и банальное, но не менее важное пожелание – красоты и здоровья, - слегка язвительно сказала она. – По-моему, ты с этим справишься.
Как Энни до сих пор не могла простить Корину за то, что та когда-то хотела убить её сестру, так и Дональду она не могла простить, что он однажды предал Элли за то, чтобы Корина одарила его здоровьем и привлекательной внешностью. Пусть даже в итоге всё хорошо кончилось и никто не пострадал. Ну, правда, на Дональда она злилась всё-таки меньше, чем на Корину. И могла с ним общаться дружелюбно. Просто считала его бесхарактерным, а с бесхарактерного какой спрос? Ну, совершил он большую глупость, поддавшись ведьминским уговорам. Авось с тех пор поумнел. А может, и нет. Но сейчас его Ланга держит в ежовых рукавицах.
А сейчас Дональд намёка Энни не понял и поэтому не обиделся.
- О, в самом деле. Действительно хорошее пожелание. Пусть Анни всегда будет красивой и здоровой.
Энни возвела глаза к потолку. Ланга вздохнула.
- Да будет у Анни муж решительный, самостоятельный и сообразительный… - пробормотала она так, чтоб Дональд не слышал. Энни рассмеялась. То, что Дональд был в немалой степени безвольным подкаблучником, замечали все, кроме него самого. А может, он тоже замечал, но предпочитал это называть по-другому: «Я просто чрезвычайно восхищаюсь Лангой, вот и всё», - заявлял он. Нет, он мог проявить характер, и командовать, и соображать быстро и правильно. Но не тогда, когда рядом Ланга. А может быть, он вообще не умел проявлять характер рядом с женщинами?..
Аларм повернулся к их компании.
- Энни, могу я рискнуть на время доверить тебе нашу дочь? – попросил он. – Я хочу Элли на танец пригласить.
- С большим удовольствием, - согласилась Энни, вставая со своего кресла и переходя ближе к колыбельке. – Между прочим, она не только ваша дочь, но и моя племянница. А у меня большой воспитательский опыт, всё-таки я уже побывала и мамой, и бабушкой, и всегда отлично справлялась с маленькими детьми.
- Очень надеюсь, что и с новыми обязанностями тётушки ты тоже справишься, - не остался в долгу Аларм и, оставив Энни у колыбельки, повёл Элли в зал.
Этот танец был спокойным, неторопливым. Аларм с Элли не танцевали уже несколько месяцев, так что поначалу оба двигались как-то неуверенно – но потом увлеклись, расслабились, заулыбались. Рождение ребёнка Элли нисколько не испортило – как прежде, она была стройной и всё такой же юной; а может быть, оно ей даже пошло на пользу – появилась во всём облике какая-то мягкость, в движениях – плавность. К тому же у неё теперь были длинные волосы, что ещё больше её украшало. А Аларм за прошедшие месяцы и вовсе нисколько не изменился.
Красивая пара. Может, не столько по личным внешним качествам, сколько по гармонии друг с другом. А как они друг на друга смотрели! Нет, не поглощали друг друга взглядами и не делали безумно-влюблённых обалдевших лиц (по крайней мере, не на людях). Но близким друзьям не раз казалось, что они через эти взгляды как-то разговаривают и понимают друг друга без слов. А ещё в такие моменты им многие по-доброму завидовали.
Лили тем временем подтолкнула Тома.
- А ты что пожелал?
- А? – отвлёкся Том. – А, для Анни? Пока ничего. И вообще, я не пожелатель, я предсказатель.
- Нет слова «пожелатель», - заявила Лили. Энни прыснула:
- Лили, ты всё время его воспитываешь?
- С некоторых пор, - сказала Лили. И вздрогнула, когда над светлой колыбелькой как будто внезапно нависла тень. Корина с брезгливым любопытством рассматривала маленькую девочку. Вокруг повисла тишина.
- Вы чего? – изумилась Корина, поднимая голову и замечая и настороженные взгляды, и неестественное молчание разговорчивой компании. – Смотрите на меня, как на призрак.
- Ты же сказала, что ты не любишь детей, - «отмерла» Энни.
- Ну и что? – не переставала удивляться Корина. – Мне всё равно интересно посмотреть.
Анни, уже задремавшая даже под шум и музыку, открыла глаза, увидела над собой незнакомое лицо и приготовилась испуганно захныкать. Энни торопливо повернула колыбельку и поправила кружева – Анни издала одну недовольную ноту и замолкла, разглядывая Лили и Тома.
- Ребёнок не картинка, чтоб на него смотреть из интереса, - враждебно сказала Энни.
Среди кружев можно было рассмотреть только личико и крошечные кулачки. Анни перевела взгляд на Корину, видимо, решила, что хватит на сегодня новых лиц, два раза хлопнула глазами (кстати, синими, как у Аларма) и снова задремала.
- А может, я тоже хочу сделать какое-нибудь доброе пожелание? – усмехнулась Корина. Друзья переглянулись – кто-то с напряжением, а кто-то и с паникой в глазах. Корину это задело. – По-вашему, я не могу сделать доброго пожелания? – раздражённо спросила она.
- Почему же, - спокойно подала голос Стелла, - мы верим, что каждый человек, и ты тоже, может желать добра. – Стелла прошла между замершими Томом и Лили и с невозмутимой улыбкой коснулась рукой колыбели, как будто её интересовала только Анни, а вовсе не Корина.
Корина помолчала немного.
- Может быть, я хочу с ней подружиться, - слегка с вызовом объявила она. – Когда она подрастёт.
- Громкое обещание, - с вызовом усмехнулся Том. – А вот мне интересно: на что ты будешь готова ради такой дружбы? – Корина непонимающе посмотрела на него, и Том разъяснил: - Ну допустим, вы с Анни попали в плен к какому-нибудь злому магу. Да хоть снова к Пакиру, мало ли. Ты снова предашь «подругу» и перебежишь на другую сторону, как уже было однажды в Городе Теней, или всё-таки будешь её поддерживать? А может быть, пожертвуешь собой ради неё? А?
- В нашей стране не осталось злых магов, - ответила Корина после небольшой заминки.
- Том, я надеюсь, что про Пакира – это была шутка, а не предсказание, - сказала Ланга. Том в ответ наивно похлопал глазами. Это выглядело настолько смешно, что друзья не сдержали улыбок.
- И необязательно припоминать мне все мои поступки, - раздражённо огрызнулась Корина и тут же приторно улыбнулась. - О, а вот и родители. Не беспокойтесь, с вашей дочерью всё в порядке.
Аларм и Элли действительно закончили танец наспех и вернулись к колыбельке, встревоженно глядя на собравшуюся тут компанию – и на Корину тоже.
- Это сейчас с ней всё в порядке, - несдержанно заявил Том. – А что будет через пятнадцать лет?
- А что будет через пятнадцать лет? – дёргано переспросила Элли.
Но Том уже смотрел куда-то мимо Корины и Стеллы рассеянным взглядом.
- Ну мало ли, - протянул он. – Например, Агнет снова захочет влиять на судьбы стран. Корина и Стелла её остановить не смогут, и что тогда?
- А при чём здесь Анни? – Энни подтолкнула Тома в плечо.
- А я что-то сказал про Анни? – удивился он. Энни и Лили с досадой переглянулись.
- Ну вот, - в отчаянии простонала Лили. – Опять он что-то знал и забыл. Ну почему предсказания у него такие туманные!
Стелла успокаивающе тронула за плечо Лили и кивнула Аларму с Элли:
- Если с Анни что-то случится, я тоже буду её защищать, насколько смогу, - негромко пообещала она.

***

Энни, Том, Лили и Стелла сидели в небольшой гостиной в покоях королевской семьи. Аларм и Страшила ещё где-то развлекали гостей. Элли укладывала Анни спать. В открытые окна доносилась музыка – праздник продолжался и, как это обычно бывало, обещал кончиться не раньше полуночи, несмотря на то, что многие высокопоставленные гости с него ушли.
Лили сосредоточенно что-то наигрывала на музыкальном инструменте, отдалённо напоминающем гитару. Том невозмутимо поедал фрукты из вазочки. Стелла и Энни время от времени подглядывали в дверь детской и предлагали свою помощь, но неизменно получали отказ.
- А всё-таки Корина больше всех подходит на роль обиженной волшебницы с неприятным предсказанием, - внезапно заявил Том. Лили перестала терзать струны и нахмурилась:
- Ты бы лучше сосредоточился на своих предвидениях, горе-пророк ты наш. Сначала ляпнешь, а потом ничего не помнишь, а нам угадывать.
- Ну я-то не виноват, - обиделся Том.
- Да я знаю, что ты не виноват, - Лили поудобнее перехватила «гитару». – Но почему ты вместо того, чтоб предсказать что-то об Анни, сказал про Корину, Агнет и Стеллу?
- Наверное, потому, что оно взаимосвязано, - уныло ответил Том.
- Агнет захочет повлиять на судьбы стран. Стелла и Корина ей не помешают, - почти дословно вспомнила Энни слова Тома на празднике. – И как это взаимосвязано? Значит, Анни будет сражаться с Агнет? Почему же не с Кориной?
- Мне ещё интересно было бы узнать, где в это время буду я, - добавила Стелла. Том посмотрел на неё затуманенным взором и объявил:
- Наверное, будете Анни спасать.
Стелла серьёзно кивнула.
- Ну, по крайней мере, Анни не напророчили уснуть в пятнадцать лет на целый век, и то хорошо, - сказала Энни. – Хотя как раз в нашей стране это провернуть проще простого. От Усыпительной воды можно спать сколько угодно. А потом потерять память, учиться всему заново, не помнить, кто ты, не знать, где ты и что тебе делать…
- Ну, потерять память и не от Усыпительной воды можно, - рассудительно заметил Том. – И не знать, где ты и что тебе делать… Ещё и запутаться можно, не зная, сколько времени прошло. А вдруг ты уже в таком далёком будущем, что ни тебя, ни твоих друзей тут никто и не помнит, и не знает, и знать не хочет? Вот представь: Изумрудный город вроде тот же самый, а все люди другие. Какая-нибудь другая королева-фея на троне, со своими друзьями – а ты разбирайся, что тут происходит, не самозванка ли это, и вообще – а твой ли это Изумрудный город или ты куда-то не туда попала?
- Вот это ты о чём сейчас? – Лили отложила инструмент.
- Я рассуждаю, - поднял брови Том.
- Пытаешься придумать другой вариант сказки про Спящую Красавицу? – хмыкнула Энни. – Что было бы, если бы сто лет проспала одна только Красавица, а не весь её дворец? Надеюсь, это – не пророчество?
- Да нет, никто не будет спать сто лет, - удивился Том.
- Ну я рада, - усмехнулась Энни. – А то у нас принцев нет, чтоб её будить. Хотя, с нашим происхождением, принц, пожалуй, и необязателен. Да и вряд ли родители будут стремиться воспитать в Анни высокомерную аристократку.
Элли вышла из детской и негромко, с улыбкой уточнила:
- Я смотрю, вы уже расписываете будущее нашей дочери по годам и по часам?
- Да если бы, - вздохнула Энни. – Если бы хотя бы знать, чего ждать. А то вот с этим предсказателем, - она кивнула на Тома, - одни загадки.
- Торжественно обещаю, - Том поднял руки, - научиться контролировать свой дар и выдавать точный прогноз по любому поводу.
- Прогноз – это про погоду, - наставительно поправила его Лили. – А про людей – это пророчества. Вернёмся в Жёлтую страну, мы с Виллиной тобой займёмся.
- Сдаюсь, - Том комически вскинул руки снова.
Стелла тихонько шепнула Элли:
- Она спит? – Элли кивнула. – Можно мне на неё ещё раз взглянуть?
- Что-то не так? – взволнованно спросила Энни. – Стелла, вы в самом деле боитесь, что Корина для Анни что-то не то пожелала?
- Энни, то, что мы живём в Волшебной стране – ещё не повод примерять к жизни все сказки, - чуть недовольно сказала Элли. – Фея-крёстная, обиженная волшебница, пожелание… У Анни будет своя судьба. Пойдёмте, Стелла.
Стеснённо улыбнувшись друзьям, Стелла пробормотала «Просто мне нравятся маленькие дети» и исчезла за дверью детской. Элли, взмахнув прощально рукой и снова строго взглянув на сестру, тоже ушла.
Энни громко вздохнула.
- А мне кажется, именно то, что мы в Волшебной стране, обязывает нас если уж не верить, то хотя бы принимать во внимание сказочные сюжеты. Делать соответствующие выводы и извлекать уроки.
- Поживём – увидим, - отозвался Том.
Лили снова принялась перебирать струны.
- Не знаю насчёт сказок, но как местная жительница, я точно могу сказать – если чудеса и волшебство вошли в твою жизнь, то обыкновенной она уже не будет. И любой предсказатель может ошибиться, пытаясь предугадать твою судьбу. А уж Анни ещё до рождения была, можно сказать, обречена на волшебство. Но я думаю, что всё будет хорошо. Не без приключений, конечно. Но приключения будут хорошо кончаться.
Том одобрительно кивнул.
Лили взяла несколько аккордов.
- Ну и напоследок, есть у меня для Анни небольшой подарочек, - смущённо сообщила она. – Энни, тебе придётся слушать и запоминать.
Но Энни посмотрела на дверь в детскую – та была приоткрыта.
- Давай, - кивнула она Лили, уже догадываясь, что за подарок.
Лили снова потихоньку стала перебирать струны.

Спи, принцесса.
В твоём городе зажглись уже огни,
И желают светлых снов тебе они.
Спи, принцесса.
Станешь доброй феей ты когда-нибудь,
А пока что тебе нужно лишь уснуть.

До рассвета
Пусть приходят к тебе сказки чередой,
И во сне они подружатся с тобой.
В лунном свете
Будет город изумрудами сверкать,
Под его защитой можешь крепко спать.

Спи, принцесса.
Спит спокойно вся Волшебная страна,
И желает светлых снов тебе она.
Спи, принцесса.
Чудесами будет жизнь твоя полна,
А порою будет вовсе не до сна.

До рассвета
Пусть ничто не нарушает твой покой,
Волшебство во сне придёт само собой.
Спи, принцесса.
Будет в жизни трудных дней – не сосчитать,
А пока ты можешь просто крепко спать.
Спи, принцесса…


____________________

* Переселившиеся в Жёлтую страну рудокопы – альтернативно-параллельный сюжет из фанфика «Тайны и хроники Жёлтого дворца», только в нём главными героями выступают Аларм и Энни (альтернативный пейринг).
** На самом деле в английском языке нет такой формы имени «Анна», которая читалась бы как «Анни». Герои могут заимствовать её из французского или итальянского и записывать как Ani, в то время как Энни – Annie.
*** Прогноз от автора: Том на самом деле немного увидел будущее и имел в виду совсем другую Дарину. Здесь Стелла, глядя на Анни, печалится об Агнет, а тут ещё и друзья именно о ней разговор завели. Стелла переживает, грустит, а Том, неосознанно почувствовав это, невольно прозревает будущее, связанное именно со Стеллой.