Леди Совершенство +124

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
D.Gray-man

Основные персонажи:
Экзорцисты (группа персонажей)
Пэйринг:
В ролях - Чёрный Орден. В эпизодах - все остальные. В главной роли - Эльза Жозефина Генриетта Мариэлла де Люфуа-Боргезе Ануи де Лефорже… А, чёрт! Мери-Сью.
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Пародия, Эксперимент, Злобный автор, Стёб
Предупреждения:
Мэри Сью (Марти Стью), ОЖП
Размер:
Мини, 12 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Написано по заявке "Герои ДГМ | Мери Сью. "Рано или поздно я всё-таки захвачу и ваш фендом!"
Она прекрасна и неповторима. Она всесильна и бесконечно мудра. Она пришла, чтобы нести добро и справедливость. Она планировала захватить этот фандом. Она не представляла, что её ожидает... Знакомьтесь, она - Эльза Жозефина Генриетта Мариэлла де Люфуа-Боргезе Ануи де Лефорже… Да твою ж налево!

Посвящение:
Посвящается моему безвременно почившему здравому смыслу. Мне тебя так не хватает...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фик был написан почти год назад. В то время я сильно болела, а жар, как известно, не лучшим образом сказывается на здравомыслии... Не обессудьте за бред, но я считаю эту работу одной из лучших.
Да, в то время я работала в этом фандоме. Кажется, у меня должно набраться с десяток фиков по ДиГрею...
25 октября 2011, 01:52
– Вторжение! Враг! Апокалипсис таки нагрянул! Мы все умрём! – истошно заголосил Арес Тина Длоэ Гиносан Пи Рупорсон Гир Амадеус Пятый, более известный как Привратник, когда у входа в Чёрный Орден появилась Эльза Жозефина Генриетта Мариэлла де Люфуа-Боргезе Ануи де Лефорже… А, черт, язык прикусила… Более известная как Мери-Сью. Ах, что это была за Мери-Сью! С точёной всеми жуками-древоточцами мира фигуркой, шестым размером груди, от которого на ночь приходилось обматываться поясом из собачьей шерсти, чтобы не болела поясница, с тридцать четвертым размером ноги, из-за которого обувь приходилось покупать в «Детском Мире», а затем пришивать или наклеивать лейблы мировых брендов… Растущие не то от плеч, не то от ушей ноги служили немым напоминанием, что ежели плечи уже заняты, то руки должны расти из совершенно другого места, но это, право, такая проза… Кукольное личико Мери-Сью вызывало вздох умиления у одной половины человечества и презрительное «Гламурное кисо» у другой, и никто не знает, которая половина права в большей степени. Фарфоровая кожа – уж сколько восхитительных чайных сервизов можно было бы сделать из такого количества материала, – едва тронутая румянцем неизвестного происхождения, огромные сияющие глаза, вызывающие невольные мысли о пластическом хирурге, воспитанном на идеалах Сейлор-Мун эпохи… Хотя СМ и МС явно состояли в родстве. И все же, какие необыкновенные у неё были глаза, цвета морской волны, с лёгкими вкраплениями… А, нет, уже лучисто-карие с золоти… Да только что ж изумрудными были! В общем, линзы Мери-Сью меняла чаще, чем приличный джентльмен – перчатки. А ресницы, хлопнув которыми, можно было прихлопнуть добрую половину человечества, а злую половину смело бы поднятым ветром… И ведь свои, натуральные, а косметический салон и оставленная в нем кругленькая сумма тут вовсе ни при чем! Ещё и стразы какие-то налепила, видать, чтобы взгляд казался более сияющим. А волосы, каких хватило бы на парики для всех страдающих облысением мира сего! Густые, как леса Амазонки, вьющиеся, как усы клубники… Что, не нравятся вьющиеся? Тогда прямые, как жердь, тоже неплохо. И длиннющие, как очередь за хлебом в соседнем универмаге! Среднестатистическая Мери-Сью, одним словом. Она была полна светлых идеалов, и свято убеждена в успехе, в конце концов, она ведь была самой Эльзой Жозефиной Генриеттой Мариэллой де Люф… Да твою ж мать.
– Где враг?! – звонким голоском воскликнула Мери-Сью, даже не подозревая, что сияющие в её глазах звезды послужили причиной для паники. – Я уничтожу того, кто посмел нарушить спокойствие этого мира, не будь я Эль…
Свалившийся с небес Комурин Пятый стал первым большим разочарованием в её недолгой, но полной событиями жизни.
– Вы уж извините, он у нас ещё маленький, – удручённо шмыгал носом смотритель Комуи Ли полчаса спустя, заклеивая пластырем царапины на полированных панелях Комурина и подшивая его потрёпанный беретик. Мери-Сью в полнейшей прострации созерцала свой безнадёжно испорченный маникюр – нужно будет обязательно заскочить в салон, на акриловые ногти ещё гарантия не закончилась! – и старалась не думать, во что превратилась её прекрасная шевелюра. А ведь она так хотела предстать перед обитателями своего нового дома во всём великолепии!
– Итак, вы, насколько я понял, Эльза Жозефина… – Комуи оторвал взгляд от рекомендательного письма, первые полстраницы которого занимало имя и многочисленные титулы, – В общем, вы из АХТУНГа?
Мери-Сью смущённо улыбнулась, и потупила взгляд. Ассоциация Харизматичных, Таинственных, Уникальных, Неповторимых Героинь – ключ, открывающий любые двери, их репутация безупречна, их сила безгранична, их цели известны только им самим…
Мери-Сью хотела было пуститься в разъяснения, когда дверь распахнулась, и на пороге появилась… Мери-Сью с трудом подавила желание протереть глаза – рисковала сместить линзы, да и в салоне рекомендовали не прикасаться к ресницам, – ей ничего не говорили о том, что в Чёрный Орден уже внедрился кто-то из АХТУНГа! Мери-Сью просканировала новое лицо своим особым взглядом. Да, несомненно, одна из них, у кого ещё может быть такая совершенная внешность – точёные черты, идеальная кожа без малейшего изъяна, чарующие тёмно-синие глаза в обрамлении длинных, густых ресниц – Мери-Сью почувствовала на горле удавку профессиональной зависти, этой крале явно не нужно было тратить бешеные суммы на салон красоты, вон как природа одарила, – шикарная копна иссиня-черных волос – картинка, а не человек! Фигура, правда, без малейшего намёка на женское очарование, ну да ладно, должна же быть в жизни справедливость…
– Комуи! Отошли эту обратно в бордель, дело есть, – рявкнуло живое чудо, мгновенно развеяв весь флёр обаяния. Несколько убийственно долгих секунд потребовалось Мери-Сью, чтобы осознать, что стоящее на пороге существо – о ужас! – не из АХТУНГа! Более того, это вообще не девушка, и…
– И тебе день добрый, Канда, – вздохнул Комуи, отложив рекомендательное письмо, которое немедленно таинственным образом было поглощено царящим на столе бедламом. – Извини, отослать её никуда не могу, Эльза Жозе… Кхм… Это наш новый сотрудник.
– Теперь уже штатные завелись? – вышеупомянутый Канда презрительно изогнул бровь – Мери-Сью снова с трудом подавила приступ зависти, ей приходилось часами корячиться с пинцетом перед зеркалом, чтобы придать бровям такую форму. – Ты бы женился, Комуи.
– Я женат на работе, – сухо кашлянул смотритель. Мери-Сью предпочла списать донёсшийся из-за книжных завалов вопль «Врёшь, собака!» на разыгравшееся воображение. – Эта юная особа будет работать с нами как экзорцист.
От следующего вопроса Канды Мери-Сью мигом утратила свою фарфоровую бледность, и залилась густой краской, судя по всему – гуашью.
– Что значит – есть ли у меня… Innocence? – пролепетала она, быстро перебирая в голове все свои похождения в уже пройдённых фандомах. Господи, почему же её никто не предупредил, что здесь те же законы, что и в античных храмах, она бы…
– Нормальными переводами пользоваться надо, дура! – рявкнула выглянувшая из-за изнанки реальности Автор, и снова скрылась из виду. Комуи и Канда понимающе переглянулись. У стены что-то захихикало.
– Чистая сила – материя с уникальными свойствами, используемая экзорцистами для борьбы с акума, – завёл привычную шарманку Комуи. Канда явно скучал. Стена давилась смехом.
– А, это вроде реятсу, чакры, фурёку? – радостно залепетала Мери-Сью, вспоминая некоторые из уже изученных фандомов.
– Кто все эти люди? – Канда зевнул, нимало не смущаясь присутствием дамы. – Ты сама-то с какого дуба рухнула?
– Что?! Да я, Эльза Жозефина Генриетта…
– Назовёшься, если протянешь здесь хоть пару дней. Хотя мне твоё имя даром не надо, – отмахнулся Канда. Определённо, чем дальше – тем больше он утрачивал своё очарование. – Исчезни, тут дел и без тебя хватает.
Мери-Сью едва не задохнулась от возмущения, но вовремя одумалась – искусственное дыхание ей здесь делать явно никто бы не стал. Вместо этого она попыталась было пустить слезу, но должного внимания это не привлекло, только правая линза выпала.
– А, чуть не забыл! Вы уж извините, эээ… В детали я вас посвящу позже, а пока вам покажут Орден. Чистой Силой, так уж и быть, займёмся завтра, – опомнился Комуи, когда потёки туши окончательно превратили лицо Мери-Сью в маску для языческих обрядов. Ну, или для отпугивания нечисти, кто знает, вдруг её, нечисть, тоже инфаркт хватить может. – Линалииии!
Появившаяся на пороге девушка была довольно миловидной, хоть красотой совершенно не блистала, но во взгляде Комуи засияло такое слепое обожание, что Мери-Сью всерьёз усомнилась в его адекватности. Если такая простушка, пусть даже в коротенькой юбчонке – кто здесь вообще дизайнер, оторвать ему руки! – вызывает подобную реакцию, то отчего же она, сама Эльза Жозефина, мало того, Мариэлла, да чего там, де Люфуа-Боргезе Ануи, не произвела никакого впечатления?! Где вообще логика этих людей? Но увести себя на экскурсию она все же позволила.
– Ну что, страйк? – хмыкнул Книжник, отлипая от стены.
– Не, не страйк. Слишком много сиропа, – Лави неопределённо отмахнулся. – Юу, ну ты зверь! Уважаю.
– Не называй меня по имени.
– Всё равно уважаю. Так что за дело-то?
– Зараза, с мысли сбил. Комуи, открой окно, а? Ну и вонючие же у неё духи…
***
– Здесь у нас отдел связи, здесь – библиотека, а там – переговорная, тут – главный зал, вон там – главный вход, а здесь – неглавный, он в лес выходит… Ой, опять варакушки гнездо свили! – трещала Линали, таща выдохшуюся Мери-Сью выше и выше по этажам. – Вот здесь – столовая, но сейчас туда лучше не заходить, там сегодня… ээ… желе неудачно приготовили, запах стоит жуткий! – живот Мери-Сью наплевал на правила хорошего тона, и страдальчески заурчал, как бы говоря, что запах его не слишком смущает. Но Мери-Сью была истинной леди! По крайней мере, считала себя таковой, и в провонявшую испорченным желе столовую соваться не стала. Линали поднималась все выше и выше. – Тут у нас тренировочный зал – по утрам сюда лучше не ходить, Канда… Вы ведь его уже знаете, да? – позеленевшее лицо Мери-Сью послужило положительным ответом. Линали солнечно улыбнулась, и потянула новую сотрудницу дальше. – У него очень сложный характер, но он славный, правда! Но по утрам всё равно лучше не ходите… И когда он медитирует – тоже… О, а здесь у нас ванные!
«Наконец-то!», хотела было возопить Мери-Сью, но ни нежно любимых джакузи, ни даже душевых кабинок не обнаружила. Зато обнаружила странного вида купальни, в которых что-то подозрительно булькало.
– Здесь очень здорово, но Вы всё-таки поосторожнее, иногда в воду что-нибудь подмешивают, – Линали виновато улыбнулась, и продолжила экзекуцию. Мери-Сью готова была рвать оставшиеся на голове волосы, и садиться писать жалобу главе АХТУНГа. – А вот больница! Ох, что-то вы бледная… Уже зелёная… Сестра, тут человеку плохо!..
До личных комнат Мери-Сью в тот день не добралась.
***
– Никогда больше, никогда больше, никогда больше не соглашусь на такое задание, – бормотала Мери-Сью, бредя по однообразным коридорам Ордена. В столовую её почему-то до сих пор не пустили – теперь уже не желе, а какой-то пудинг, но сути дела это не меняло – Мери-Сью была зверски голодна, и готова была сжевать только-только выданного ей голема, и бедолагу спасало только то, что он был металлическим. И вообще, утро не радовало. От первого опыта общения с многометровой синей дамочкой волосы до сих пор электризовались и, кажется, сыпались. Благо, синхронизироваться с Чистой Силой удалось, но что это была за Чистая Сила, святой АХТУНГ! Мери-Сью уныло покосилась на внушительных размеров дубину. Она, Эльза Жозефина, будет забивать акума дрыном! Какой позор на её некогда очаровательную голову!
А уж форма! Мери-Сью с раздражением дёрнула себя за штанину. Ну что это за ужас? Она, Генриетта Мариэлла, в жизни не носила ничего длиннее мини, и тут вдруг эта паранджа… Ну что за полоса невезения! Ещё и дорогу к своей комнате забыла, и хоть бы одна тварь помогла!
– Неплохой я фасончик посоветовал Джонни? – хохотнул Лави, провожая скорбящую о своей горькой судьбе Мери-Сью насмешливым взглядом. Свою подленькую сущность девка показала ещё вчера, закатив в больнице истерику из-за отсутствия в палате каких-то «вай-фая» и «3G-покрытия», предварительно успев попортить всем кровь жалобами на всё, чем Орден богат.
– Блеск, – Канда кивнул со всей серьёзностью, на какую был способен в данный момент. – Выдвини свою кандидатуру на роль нового дизайнера.
– Я подумаю над этим предложением, – не скрытый повязкой глаз лукаво блеснул. – Могу дать пару советов относительно твоего плаща. Абсолютно бесплатно, прошу заметить!
– Пошли уже, олух.
– От олуха слышу!
– Нарываешься?
– Ну что ты, Юу!
– Стоять, дрянь! Теперь точно убью!

Мери-Сью думала. Нет, вот правда – она размышляла, сосредоточенно, упорно, рискуя заработать воспаление мозга. Даже дважды врезалась в каменную кладку стен, но никого не было рядом, чтобы сокрушённо вздохнуть, и протянуть ей руку помощи. Никто не понимал её страданий, а она ведь думала о судьбах мира сего!
– Леди, пожалуйста, осторожнее, – прогундосило зажимающее ушибленный при падении нос нечто, во что Мери-Сью врезалась, задумавшись особенно крепко. При ближайшем рассмотрении нечто оказалось очень высоким, бледным и… зубастым?!
Мери-Сью, как подобает потенциальной спасительнице мира, не боялась никого и ничего, но, как подобает приличной девушке, обязана была завопить при виде вампира, перекреститься дрыном, и рвануть вверх по лестнице с учетверённой скоростью.
Какой, ну какой садист придумал расположить личные комнаты на самых верхних этажах?! Мери-Сью перевела дыхание, поправила начавшие отпадать ресницы, поудобнее закинула на плечо дубину, и направилась к Той Самой Двери, ведущей, несомненно, в её комнату. Наконец-то она, Мариэлла де Люфуа-Боргезе, сможет отдохнуть!..
Дубина выпала из дрогнувшей руки, пребольно саданув по ноге, и сведя на нет тщательно сделанный педикюр. Нет, это определённо было слишком большим потрясением…
– Я могу вам чем-то помочь? – очаровательно улыбнулся рыжий, с повязкой на правом глазу юноша, даже не думая убрать руки с плеч и талии дру… Другого юноши?! Святой АХТУНГ, но это же… это же!.. Нет, ну как так можно, неужели у них такое безрыбье, то есть безбабье, что…
– Сгинь, убожество, – весьма недружелюбно буркнул этот самый другой, и не думая оборачиваться. От сквозняка захлопали страницы разложенных на столе, полу и даже кровати книг. Мери-Сью, как полагается в такие моменты, запунцовела, и закрыла дверь, бормоча извинения.
Канда каждой клеткой испускал желание убийства.
– Ну вот какого ты не запер двери?
– Если скажу, что забыл – поверишь?
– Олух рыжий.
– От олуха слышу.
– Нарвёшься ведь…

На то, чтобы слететь вниз по лестнице, снова сбить с ног то самое, бледное и зубастое, и добраться до кабинета Комуи, Мери-Сью потребовалось менее минуты.
– Смотритель, там… там! – задыхаясь от смущения и возмущения выпалила она, вразнобой тыча пальцами куда-то в потолок.
– Лампочка перегорела? – рассеянно уточнил Комуи, поправляя съехавшие на кончик носа очки. Мери-Сью ошалело замотала головой, окончательно растрепав остатки причёски. – Паутина в углу?
Мери-Сью пантомимой изобразила сперва циклопа, затем не то орка, не то ещё какую-то нечисть, и смотритель – великий человек! – её понял.
– А, в комнате Лави? Да-да, я знаю, – кивнул Комуи, возвращаясь к изучению каких-то схем. – Это я попросил его. – Челюсть Мери-Сью очень больно стукнулась о гранитный пол.
– Как же…
– Канда завтра в Россию отправляется, он там ориентируется плохо, плюс языковой барьер. Я попросил Лави объяснить ему основные маршруты. Лави у нас что угодно по полочкам разложит, – любезно пояснил Комуи. Мери-Сью рассеянно хлопнула ресницами – справа явно начали отваливаться стразы, – и устыдилась своих подозрений. Ну правда, там ведь много книг было, открытых… И атласы какие-то… А ей, наверное, просто привиделось что-то. Что же она, озабоченная, получается?! Нет-нет-нет, только не она, она ведь сама Жозефина Генриетта Луизиана… Ну, или что-то в этом роде. Стыд-то какой!
– Что важнее, – Комуи отложил схемы, и удобно пристроил подбородок на сцепленных пальцах. – Ваша Чистая Сила. Вам досталась очень своенравная, эту частицу мы нашли на далёком севере… – смотритель деловито кашлянул. – Как бы то ни было, вам предстоит обучиться, как её использовать. Наши маршалы не так давно лишились многих своих учеников, так что направим вас к одному из них.
Мери-Сью серьёзно кивала. Да-да, маршалы – это её уровень, она обучится всему-всему, станет идеальным экзорцистом, несмотря ни на что!
– Стоило бы отправить вас к маршалу Клауд Найн, но она сейчас на задании в Канаде, и пробудет там ещё довольно долго, – размышлял вслух Комуи, покачивая головой в такт мыслям. – К маршалу Кроссу не выйдет, к Тидоллу… Свои обстоятельства. Значит, остаётся маршал Винтерс Сокало. Он сейчас в Норвегии, как раз не очень далеко добираться.
Мери-Сью была согласна на что угодно, включая этого Сокало, только бы поскорее обучиться всем премудростям, и утереть нос нахальным экзорцистам! Она пройдёт через огонь и воду, не пикнув, она вынесет все трудности! Она, Эльза Жозефина Генриетта и все прочие! Но сначала нужно все-таки добраться до столовой, и плевать на желе и пудинги… Нет, она отправится к маршалу Сокало прямо сейчас! Немедленно, не мешкая ни секунды! О чем Мери-Сью и сообщила смотрителю, после чего резво рванула к выходу.
– Постойте, а как же… – озадачился Комуи, но проблемной дамочки в кабинете уже не было. – …Приветственная вечеринка?
Табличка с надписью «Добро пожаловать!» жалко ютилась где-то в углу столовой, пока половина сотрудников пыталась удержать многочисленные плакаты с именем и всеми титулами Эльзы Жозефи… Одним словом, Мери-Сью, которая в этот момент стремилась к своему, как ей казалось, призванию, напрочь забыв спросить, что думают по этому поводу профессионалы.
Благо, аппетиты некоторых сотрудников предотвращали риск кулинарных шедевров Джери быть несъеденными.

Через неделю зарёванную Мери-Сью прислали обратно, с запиской от маршала Сокало, указывающий, куда бы её стоило послать на деле, и содержащей подробный маршрут. Комуи предпочёл не травмировать свою психику ещё сильнее, и маршрут изучать не стал.
– Возможно, маршал Тидолл будет лучшим вариантом, – тяжко вздыхал Комуи, пока основательно потрёпанная Мери-Сью заливала слезами устилающие пол документы. А причины были – никогда ещё она, Эльза Жозефина... Да какая она теперь де Люфуа-Боргезе Ануи, позор один! – не пребывала в столь плачевном состоянии. Ресницы и стразы отклеились, линзы потерялись, от некогда шикарного маникюра не осталось даже воспоминаний, волосы превратились в жалкое подобие пакли, да ещё и немилосердно болела поясница... А как заросли брови! Что бы сказали сотрудницы АХТУНГа, если бы увидели её сейчас! Не приведи святой АХТУНГ, чтобы они узнали, в каких условиях ей пришлось провести последнюю неделю…
– Кхм… Вы меня слушаете? – напомнил о своём существовании смотритель, когда потоки слез стали серьёзной угрозой для документов. Мери-Сью в расстроенных чувствах кивнула.
– Повторюсь, я связался с маршалом Тидоллом. В его отряде сейчас три человека, в том числе и один относительно новый, но он всё равно готов взяться за ваше обучение. Предупреждаю, среди бойцов его отряда есть довольно… своеобразные люди.
– Хорош реветь, дура, – цыкнула появившаяся из-за изнанки измерений Автор, выдала Комуи инструкции на ближайшую неделю, и снова исчезла.
– Я справлюсь, – проскулила Мери-Сью, сморкаясь в какую-то квитанцию. – После маршала Сокало я со всем справлюсь…
– Вот и славно, – со знанием дела кивнул смотритель. – В таком случае, могу вас обрадовать, добираться до маршала Тидолла вы будете не одна.
А вот это действительно было радостным известием! Добираясь до маршала Сокало, Мери-Сью несколько раз сбивалась с дороги, а сам маршал её едва не пришиб при встрече!
– До Австрии добираться будете вчетвером, затем Лави и Аллен отправятся на миссию в Польшу, а вы с Кандой – на встречу с маршалом в Сербию, не перепутайте. Эльза Жозе… Тьфу ты, вы в порядке?!
***
Все, что Мери-Сью знала об Аллене Уокере – он ел. Нет, не так – он ЕЛ, причём ел так, словно в прошлых жизнях был хомяком. Но с этим ещё можно было бы мириться, если бы не ещё один страшный, непростительный недостаток. Аллен Уокер собирался спасти мир! Мир, который должна была спасти она, Эльза Жозефина и прочих выкрутасов на полстраницы! Более того, Аллен Уокер постоянно об этом твердил, причём не только твердил, но и предпринимал какие-то действия, и даже имел успех! Это было неправильно, категорически неправильно…
А что вообще было правильного в этом чокнутом мире, который за какие-то полторы недели довело её, Генри… Ну, в общем, её до такого состояния? Мире, в котором люди не падали к ногам Мери-Сью, сражённые чарующим голосом, неземной красотой и, собственно, самими ногами, в мире, в котором сама роль Мери-Сью сводилась к «Заткнись и не мешайся под ногами, дура», в мире, в котором…
– Ну чего она опять ревёт? – недовольно проворчал Лави, косясь на плетущуюся где-то в хвосте раскисшую Мери-Сью. И это тоже было странным в этом мире – обычно слёзы вызывали у окружающих благоговейный трепет. Наверное, от частоты использования это секретное оружие потеряло свою эффективность. Или просто испортилось. Мери-Сью шмыгнула носом и прибавила шагу.
– До границы едем на поезде? – поинтересовался Уокер, жующий что-то оставшееся от завтрака. Его голем жевал это самое что-то с другой стороны.
– А как же ещё? – Лави отчего-то развеселился, ткнул Канду локтем, и что-то оживлённо зашептал. Судя по зверской гримасе, появившейся на лице Канды, что-то очень забавное, и не предвещающее ей, бедной и страждущей, но стоически переносящей все невзгоды Мери-Сью, ничего хорошего.
Идти пришлось долго, но оно того стоило. С моста открывался такой чудесный вид – сияющие осенним золотом сады, вьющаяся вдалеке речушка, несущийся аккурат в тоннель под мостом поезд… Их поезд, между прочим!
– Мы опоздали! – Мери-Сью начала трагично заламывать локти, явно намереваясь их укусить, вопреки законам анатомии. – Что же мы…
Бам.
– Что?!
Бам.
– Как?!
Ощутимый бам кованым сапогом между лопаток, очень ощутимый бам – постучать лицом в крышу поезда, последний бам – уже знакомые кованые сапоги в нескольких сантиметрах от носа.
– Привыкайте, дамочка, – с уже знакомой очаровательной улыбкой посоветовал Лави, бодрой походкой добираясь до края вагона. Мери-Сью в очередной раз вышла из своего амплуа, возненавидев человечество.
Внутри поезда, впрочем, оказалось очень даже неплохо. Первый класс, как ни крути. Ещё лучше было то, что Канда сразу пристроился у окна в обнимку со своим мечом, и задремал. Его счастье, что он не храпел, не то она, Эльза Жозефина… Ну… Была бы расстроена… А так можно было поговорить с остальными попутчиками, вернее, поведать им о своих героических похождениях. Если бы они ещё слушали – было бы вообще замечательно, но эти мужланы то и дело переглядывались, смеялись непонятно над чем, и отпускали язвительные комментарии в её, Жозефины Генриетты, адрес! А рыжий – так и вовсе…
– Аллен, вы с этой дамочкой с комплексом спасителя мира точно в родстве не состоите? – на исходе третьего часа поинтересовался Лави, с плохо скрываемой иронией косясь на вышеупомянутую дамочку, которая разве что не кипела от возмущения.
– Лучше шпенделем называй! – ужаснулся Уокер, и принялся за очередной бутерброд.
– Ловлю на слове. Юу, ты слышал? Добро получено! – Лави со смехом потянул Канду за волосы. Мери-Сью приготовилась уже спасать бедолагу от ярости берсерка, однако тот только мотнул головой, проворчал «Руки убери», и снова задремал. Наверное, в поездах и правда очень хорошо спится…
Спалось действительно замечательно, но вот чернила с лица отмывались просто отвратительно. К тому же, вместе с ними смылась подводка, которая, по заверениям мастеров из салона, была перманентной, и хорошего настроения это не прибавило. Впрочем, Уокер так и не сумел до конца отмыть роскошные чернильные усы, зато его чернильная же подводка смотрелась лучше, чем макияж восточных прелестниц, и это было верхом несправедливости.
Мери-Сью искренне радовалась, когда они все же разделились, но оказалось, что эти два дня в поезде были самым счастливым отрезком пути. Потому что добираться до Сербии на перекладных, а затем на своих двоих, да ещё и с Кандой… Судьба явно обозлилась на неё, ни в чем не повинную Эльзу Жозефину…
– Завтра доберёмся.
Мери-Сью втянула голову в плечи, будто ожидая, что её, голову, сейчас оттяпают. Первые слова, услышанные за два дня! Неужели свершилось чудо, и Канда заговорил?! Нет, она не может больше молчать, просто не может! Она ведь Мери-Сью, её голос – услада для любого слуха, не станет же этот мужлан грозить ей ампутацией языка…
Оказалось – станет. И даже не просто грозить, а вознамерится привести свои слова в исполнение, аргументировав это тем, что в отряде Тидолла и так слишком много говорят. Лишь после того, как Мери-Сью заработала десяток ссадин на лбу, истово прося прощения, суровый мечник сменил гнев на безразличие, и немедленно уснул, не выпуская из рук верный Муген.
За отчаянную попытку последовать примеру Лави, и коснуться подозрительно блестящих – каким же шампунем он пользуется?! – волос, Мери-Сью лишилась остатков собственной шевелюры, и окончание пути провела в стенаниях, на которые Канда, впрочем, вовсе не обращал внимания.
К исходу следующего дня они действительно встретили весьма разношёрстную компанию, венцом которой явно был вдохновенного вида лохматый мужчина в очках. Коренастый китаец рассеянно хлопал глазами, двухметровый громила в наушниках – ушами.
– Здорово, сынок! – поприветствовал мечника тот самый лохматый мужчина, распахнув объятия.
– Я вам не сынок, – проворчал Канда, отступая на шаг в сторону. Он явно рисковал в скором времени заработать гипертонический криз, с такими-то стрессами.
– А теперь ещё и не младшенький, – сокрушённо покачал головой Тидолл, отряхнув плащ, и сканируя Мери-Сью подозрительно знакомым взглядом. Так и есть, Изучающий Взгляд №19 из учебника по воздействию на живых и неживых существ, обладающих зачатками разума! – Будем знакомы, юная леди, Фрой Тидолл, с некоторых пор – твой наставник.
– Эльза Жозефина Генриетта…
Пятнадцать минут спустя.
-…Анри де Стежю-Бомфуа Д'Эрье, рада знакомству! – завершила Мери-Сью, окрылённая тем фактом, что кто-то, наконец, дослушал её имя до конца. Увы, крылья усохли и отпали от похрапывания Тидолла. Мужлан! А ещё француз, да ещё и художник! У неё ведь не имя – поэма! Хотя художники совсем не обязательно должны интересоваться литературой…
Дальнейшее знакомство пошло куда быстрее, и самым паршивым моментом из всего этого стало то, что поэму её, Эльзы Жозефины, имени, урезали до пошлой «Жоси». Она – Жося! Благо, хоть не Гена… И не Маня…
Ещё страшнее оказалось заявление маршала Тидолла о том, что идти придётся в Болгарию – ноги новоявленной Жоси были к такому непривычны и неприспособленны. Но она, Эльза Жозе… Черт с ним, Жося, поклялась, что не будет жаловаться, и станет великой экзорцисткой, и она мужественно вынесет все испытания, что посылает ей судьба…
– Какие ещё испытания? – снова захлопал глазами китаец, как его, дай АХТУНГ памяти, Чаоджи.
Ой. А вот говорить все это вслух было не обязательно…
Канда закатил глаза, двухметровый бугай, – Мари – не имея такой возможности, пожал плечами. Маршал Тидолл бодро зашагал в направлении этой проклятой Болгарии. Одно хорошо – в этой компании можно было поговорить, Чаоджи, раскрыв рот, слушал все истории, коими была богата жизнь, прости господи, Жоси. Увы, к хорошему быстро привыкают, и очень скоро ей это наскучило, захотелось адреналина, а для этого… В обстриженной голове Мери-Сью, в семье тараканов, появилось пополнение.
– Эээ… Канда?
– …
– Канда!
– …
– Кандаааа!!!
– Канда, может, отреагируешь на неё? – страдальчески поморщился Мари, тонкому слуху которого весьма досаждали вопли Мери-Сью, голос которой, вопреки всем стереотипам, был далёк от ангельского. – Она ведь не замолчит.
– Кандааа!!!
– Мм?
– Это имя или фамилия? – выпалила окрылённая успехом Мери-Сью, скрестив пальцы на удачу. Канда неопределённо хмыкнул.
– Образ жизни.
– А имя?
– Для тебя – Всевышний.
– Юу, не богохульствуй, – маршал Тидолл вроде бы и не прислушивался, но замечал всё.
– Учитель!
– Юууу!
Лёгким движением руки улыбка Мери-Сью стала щербатой, словно края тарелки в заводской столовой.
И это стало началом суровых будней.
***
Несколько месяцев пролетели, как подбитый истребитель – искря, дымя, и опасно цепляя верхушки елей.
Мери-Сью была в отчаянии. Самом что ни на есть беспробудном. Чёрный Орден был такой возможностью побывать в лучших странах и городах мира сего, а её, Эльзу Жозефину, отправляли не расследовать таинственные исчезновения людей в Монако, или защищать подвергшийся нападению акума монастырь на юге Испании, нет! Ей давали задание разузнать, почему в Закавказье вдруг посреди зимы зацвели абрикосы, а затем направляли в Ирак, где внезапно появилась коза со светящимися рогами, предсказывающая будущее. Мало того, ни один из искателей даже не пытался предложить ей помочь нести тяжеленный чемодан, а ведь там было всё самое необходимое! Даже вечернее платье, чтобы поразить своей красотой благодарных жителей, когда они устроят празднество в честь великой Мери-Сью, справившейся с их напастью! Вот только абрикосы мирно цвели и обещали богатый урожай, а коза была вполне довольна жизнью. А все действительно важные и интересные миссии поручали простушке-Линали, обжоре-Уокеру, одноглазому ученику Книжника и этому невыносимому Канде. Да что там, даже вампиру доставались стоящие задания, даже дуралею Чаоджи… А ещё было очень обидно – за долгие месяцы обучения маршал Тидолл ни разу не просил её стать натурщицей. Её, саму… Эх, да что себя обманывать, Жосю. Чёрный Орден оказывал на неё ужасающее влияние. Где та гордая, несравненная, чарующая, всесильная дева, от лёгких шагов которой содрогалась земля и все на ней стоящее? Кто она вообще такая, Жося хотела бы набить ей морду в бессильной зависти… Но нет, она все ещё боевая единица великого АХТУНГа, она не имеет права сдаваться! Ради великой цели, дабы оправдать великое доверие великой госпожи… О нет, только не её имя, ведь оно способно завязать узлом любой, даже самый искусный язык!
Мирно дремлющий в своём бреющем полете голем внезапно замигал единственным глазом.
– Тревога! Вторжение! Враг! Апокалипсис действительно нагрянул! Теперь мы точно все умрём! – надрывался Арес Тина Длоэ Гиносан Пи Рупорсон Гир Амадеус Пятый, более известный как Привратник, и Эльзе Жозефине Генриетте Мариэлле де Люфуа-Боргезе Ануи де Лефорже, с некоторых пор более известной как Жося, это что-то очень напомнило.
– Это не учебная тревога, – голос смотрителя, донёсшийся из голема, был встревоженным, как улей, в котором пошуровал неумелый пасечник. – Всем дееспособным собраться у главных ворот, нападение акума первого, второго и третьего уровней! Возможно появление семьи Ноя!
– Это не учебная тревога, – повторил Комуи, отключив громкую связь. – Это хуже, – добавил он, сняв очки, и аккуратно отложив их в сторону. – Это Авторский Произвол! – возопил он в расстроенных чувствах, и предпринял попытку самоубийства о поверхность стола. Стол ему за это спасибо не сказал. Он вообще ничего не сказал, это был матёрый, видавший виды стол, которому очень не повезло в жизни.

Мери-Сью летела к главному входу так, словно следом за ней, покрывая все на своём пути ровным шевелящимся слоем, неслись все обитающие в голове Автора тараканы. Это был её шанс показать, на что она способна! Вот теперь она покажет всем этим задавакам, бойцам со стажем, и просто неприятным людям, как может сражаться настоящая Мери-Сью, истинная дочь АХТУНГа!
– Чистая Сила, активация! Эх, дубинушка, ухнем!
– С ней все в порядке? – озадачился Лави, почесав Молотом затылок. Жося истерично размахивала дрыном, акума второго и третьего уровня недоуменно чесали кто головы, кто зад.
– Сомневаюсь, – Канда пожал плечами и любовно провёл пальцами по лезвию Мугена. – Грядёт Апокалипсис!
– Мог и не напоминать, – Лави страдальчески вздохнул. – Поехали, что ли…
Мери-Сью суматошно копалась в своей памяти, вспоминая уроки пафоса. Методы Эксель здесь не годились категорически, на ВВВВ рассчитывать не приходилось. Методы Вайссов? Упаси АХТУНГ, она ведь не юноша бледный с взором горящим и розой в зубах… Стоп, роза в зубах… Классика! Спасибо тебе, логика, за то, что ты есть! Методы бабули Усаги никогда не подводили! Враги всегда умирали, либо от смеха, либо, впав в ступор, от какой-нибудь ерунды, вроде располовинившего голову клинка или заклятья… Мери-Сью огляделась в поисках какого-нибудь дерева, или хотя бы фонаря, но ничего подходящего, увы, не нашла. Пришлось корячиться прямо на земле, ставя ноги на ширину плеч. Чисто рефлекторно едва не начала делать зарядку, но вовремя опомнилась.
– Я, Эльза Жозефина Генриетта Мариэлла де Люфуа-Боргезе Ануи де Лефорже…
Несколько акума первого уровня самоуничтожились от уныния. Метод бабули Усаги действительно не подвёл!
– Заткнись и свали с дороги, дура, – рыкнул Канда, прорубаясь сквозь толпу Вторых. Сновала фигурка Линали, отмечая места своего пребывания взрывающимися тушками акума, мелькал молот и яркий шарф его обладателя, обедал Крори, боксировал Чаоджи, мерцал тайм-аут Миранды, самозабвенно звенели струны Мари, не менее самозабвенно палили акума – кажется, кого-то уже зацепило, – рассыпались мелким прахом искатели, с грохотом падали на землю талисманы…
– Я готова отдать свою жизнь, только не…
– Да пшла вон уже, дура! – в непритворном бешенстве заорал Канда, которому затянутая в дурацкое трико тушка основательно раздобревшей на тортиках Джери Жоси действовала на нервы и мешала пробиться к центру бойни.
– Я спасу этот мир, даже ценой своей жи…
– В сторону! – кто бы мог подумать, что Аллен может так рявкать! Да ещё и мечом махать, как угорелый, и… Ну вот зачем он отшвырнул её, Мери-Сью, своим Королевским Поясом?!
Как же все несправедливо в этой жизни…
Почему сейчас не она, а Аллен Уокер спасал мир и всё человечество? Почему Канды, а не её шикарные волосы развевались по ветру? Почему короткая юбка открывала не её ноги, а Линали? Почему не она, а Лави сейчас таранил дорогу к эпицентру бойни с воплем «Не смейте там подыхать!»? В конце концов, почему Крори, а не она, валялся на земле в луже крови, а над ним хлопотали две панды – старик и дамочка с очень выразительными кругами вокруг глаз?!
И вообще, почему в этом мире все пошло наперекосяк? Почему никто не падал к её ногам, сражённый чару… Стоп, кажется, это уже было. Да плевать, почему в этом мире ни на кого не действовало её нечеловеческое обаяние, почему она, надежда АХТУНГа, была бесполезной, почему враги не заливались слезами раскаяния, стоило ей предложить свою жизнь в обмен на сохранность мира? И почему эти странные люди с серой кожей устроили оргию под сенью старого дуба, вяза или ясеня – Жося не разбиралась во всей этой ботанике, – пока экзорцисты нарезали акума на аккуратные ломтики, делали отбивные, снимали скорлупу?!
Внезапно картинка реальности дёрнулась и замерла. Аллен задумчиво ткнул пальцем в маску застывшего в нескольких дюймах от него акума второго уровня. Акума недовольно моргнул, но двинуться не сумел. Вяло расползались заскучавшие Нои, присутствующие здесь только для массовки, отряхивались экзорцисты, страдальчески моргали акума, не в силах двинуться.
– Авторский Произвол, активация!
Чёрный Орден обмер. Это случалось и раньше, но всегда уже после того, как занавес опускался, то есть по окончании фика. Но так, чтобы Автор вклинилась в разборки ещё до завершения…
– Что-то пошло не по плану? – осторожно поинтересовался Комуи, выходя из-за ворот.
– Хотела бы я видеть тот план, который нужно было выкурить, чтобы всё пошло именно так, – проворчала Автор, хмуро воззрившись на смотрителя поверх очков. Кашлянула, постучала тапкой по земле, привлекая внимание к своей персоне.
– Что за бедлам, товарищи? – деловито осведомилась Автор, ощупывая опытным взглядом таможенника основательно потрёпанных экзорцистов. Линали отвернулась, чтобы её не щупали. – Что за «Эх, дубинушка, ухнем»? Что за пафосная раскорячка и прочие идиотские приветы из восьмидесятых?
– Какого века? – на всякий случай уточнил Комуи. Автор небрежно отмахнулась.
– Не суть. Меня тогда ещё не было, а вас всех – уже не было. Так что за бедлам, я вас спрашиваю? Где эта Жо…
– Вы ведь не ругаетесь, – напомнил Комуи, которому вовсе не улыбалось увидеть Главное Управление в очередной раз разрушенным.
– Кхм… Предположим, Жося, – Автор искренне смутилась. – Так где?
Десятки пальцев ткнули в сторону безнадёжно зарёванной Мери-Сью, которая сейчас меньше всего была на Мери-Сью похожа. Автор глубоко вздохнула, натянула на лицо обаятельнейшую из своих улыбок. Устраивать разносы она любила.
– Итак, попытаемся разобраться, зачем в этом фандоме Мери-Сью? – тоном людоеда, заботливо спрашивающего у своего будущего обеда, нет ли у него аллергии на кипящий бульон, справилась она. Чёрный Орден дружно кивнул. Им ли было не знать, что перечить Автору – страшнее, чем лишать Комуи его кофе-допинга!
– А и правда, зачем? – Автор не на шутку озадачилась, принялась чертить что-то тапкой по земле, отмерять какие-то отрезки, сверяться с созвездиями… Мери-Сью с содроганием следила за этими манипуляциями.
– Ох, черт, что-то в моем чае было стрёмное, – помотала головой Автор, оклемавшись через пару минут. – О чем это я… А, да! Почему Мери-Сью бесполезна в этом фандоме!
Чёрный Орден, Нои и акума молча внимали – попадать под раздачу не хотелось никому.
– Церебральная романтика у нас есть, – зверела Автор. Лави и Канда демонстративно не смотрели друг на друга – палево им было ни к чему. Нои и вовсе старались не слишком-то показываться на глаза – компромата на них не было разве что у слепого, хотя и Мари явно было о чем рассказать, с его-то слухом. – Шикарные женщины – тоже! – вызванная Авторским Произволом из Канады маршал Клауд Найн недоуменно оглянулась, почесала Лау Джимин за ухом и присела в созданное Авторским же Произволом кресло. Восставшая со дна морского Анита смущённо потупила взгляд, в то время как мужская половина Ордена пыталась оторвать собственные взгляды от её прелестей, задрапированных шёлковыми одеждами. Где-то на горизонте сверкала аппетитными формами Элиада. Со скучающим видом на ближайшем облаке пила зелёный чай Тви Чан, изредка поправляя покосившиеся крылышки, и игнорируя недоуменные взгляды незнакомых с мангой. – Всесильные тоже есть, других не надо! – продолжала разнос Автор, потрясая фотокарточкой Мариана Кросса с личным автографом, – И даже вечно ревущие девки есть, но от них хоть польза бывает! – Линали и Миранда на всякий случай улыбнулись, чтобы к ним потом не было претензий. Автор и не думала перекрывать свой словесный фонтан, словопровод явно прорвало. – И тут хватает своих болванов с комплексом спасителя мира! – Аллен озадаченно икнул, едва не подавившись тортиком. – Я уже пять тысяч слов это доказываю! – неизвестно, сколько ещё Автор могла бы засорять эфир, если бы кто-то очень добрый не вывернул на неё ушат ледяной воды. Автор недоуменно чихнула, завернулась в созданный Авторским Произволом плед, неопределённо помахала рукой, показывая, что уже успокоилась.
– Ну что, Чёрная Братва? – безнадёжно заболевающая Автор криво ухмыльнулась.
– Братство, – поправил Комуи, зная, что это все равно бесполезно. – А лучше – Орден.
– Знаю, но меня сегодня кроет от свежего воздуха, – отмахнулась Автор. Безнадёжное «Мы заметили» было успешно замаскировано под тяжёлый вздох.
– С Катсурой ещё сложнее, – успокаивал впавших в отчаяние сотрудников Комуи. – Смиритесь.
– Так что? – повторила Автор, вытаскивая из кармана незнамо как оказавшийся там блистер с леденцами от кашля. – Этот драббл уже дописан, верно?
– Эй, это моя прерогатива – книги писать, – опомнился Лави, – Я ведь перо Истории, и все такое…
– Спокойно, милый, я ни на что не претендую, – в оскале Автора появилось нечто родственное с акульим. Лави на всякий случай отступил на несколько шагов. – Я всего лишь скромный фикрайтер с бешеным ЧСВ, знания об Истории черпаю в Википедии. Ну, не суть. Так что делать будем с этой вот?
Забытая всеми в этой суете Мери-Сью с остервенением тёрла опухшие глаза. Она, сама Эльза Жозефина и прочие-прочие, не оправдала возложенных на неё АХТУНГом высоких ожиданий… Позор, униженье, стыдоба!..
– А что с ней делать? – Комуи озадаченно поправил берет. – Она ж совместимая…
– Дрыном акума и крестьяне забивать могут, – заверила его Автор. – Леденец хочешь? – От леденца Комуи благоразумно отказался. – Ну, как хочешь, – блистер исчез в кармане домашнего халата. – Авторский Произвол, открой второй уровень, – истово чихая, возвестила Автор, явно помышляющая уже не о высоком, а о чашке горячего молока. Изнанка измерений кокетливо поблёскивала, ожидая, когда же Автор и не оправдавший себя персонаж покинут эту реальность. – Марш в свой АХТУНГ, позорище!
– Рано или поздно я захвачу и ваш фандом! – давясь слезами, скулила впервые провалившая задание Мери-Сью, втягиваясь в родной информационный вакуум. Что-то вредное и неприятное, больше всего похожее на здравый смысл, подсказывало ей, что ни рано, ни поздно этого не случится. Да и Авторский Произвол уже торопливо зашивал прореху.
За изнанкой измерений заходилась маниакальным смехом Автор.

– И что это было? – изрядно помятые в угоду фанону Нои решили всё же напомнить о своём существовании.
– Да шут его знает, – отозвался Комуи, задумчиво почёсывая берет. – Мало ли, что больному человеку может в голову взбрести, на ночь глядя…

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.